реклама

Свежие записи

Чертов пес меня поимел!

Оценка порно рассказа: 7.46

Не давно с другом начались проблемы. Секс превратился в однообразное, легко предсказуемое действо, в котором я хоть и умудрялась получать удовольствие, но интерес к интимной жизни катастрофически таял. Идея об измене не возникала, так как твердо знала, что люблю. Но уже не хочу. То есть, когда его не было рядом ночью, или утром, желание воспаляло меня и я не знала куда себя деть — мастурбировала. Но как только его руки прикасались ко мне так знакомо и так буднично, мысли неслись в противоположенном направлении.

Конечно, я пыталась внести разнообразие в наши совокупления, но друг с иронией воспринемал любую мою активность, так как сам признавал только активную роль, правда, как я уже сказала, весь однообразную и непривередливую.

Что ж, мы решили сменить обстановку.

Был у моего друга знакомый, сдавал квартиру на самом верхнем этаже пятнадцати этажного элитного дома, крыша которого была из толстенного стекла. Это все что я знала.

Когда мы пришли, этот друг был дома. Открыл дверь в трусах и в футболке. Первым зашел Саша — мой любовник, поздоровался и прошел в глубь квартиры. Дима, как я поняла, звали хозяина, нагло обвел взглядом мои голые ноги на высоких каблуках, медленно поднял взгляд до уровня коротенькой юбочки, на мгновение задумался и скользнул взглядом по обтянутой футболкой груди. Мой наряд его явно разочаровал. По крайней мере мне так показалось. Это меня чрезвычайно обидело. Я конечно фотомодель, во мне роста то метр пятьдесят, но когда я иду по улице, редкий мужчина не обернется, а девки, те вообще дыры прожигают.

Короче обидно мне стало. Смотрю, он за Сашкой в комнату отправился. Поворачиваюсь к нему полубоком и начинаю снимать туфли: неудобно по квартире в обуви ходить. Тут он, красавчик оборачивается и созерцает почти голое бедро и оттопыренную попку. Делаю вид, что не замечаю, начинаю снимать вторую туфельку, поворачиваясь к Димку почти полностью спиной, не разгибаясь. Представляю, какая картина представляется его взору, быстро разгибаюсь. Оборачиваясь, успеваю заметить отпавшую челюсть хозяина. Прохожу мимо него в комнату, игнорируя сделавшийся плотоядным взгляд. Только чувствую назревающую в нем злость. Саша как раз возвращается после обхода квартиры:

-Ты псину свою забери, ок?

-Макса? Думаете, он вам помешает? — и пошло так усмехаясь, говорит Димок. В этот момент, словно услыхав свое имя, в комнату мерным шагом входит дог, размером с : не знаю, большой, короче, и подходит в хозяину. Я больших собак люблю. Только что бы не слюнявые были. Поворачиваюсь к этому экземпляру, наклоняясь, чтобы почесать за ушком (хотя вполне могла обойтись и без этого), одновременно привлекая внимание Санька к своей задней части и давая возможность Димку узреть сквозь вырез футболки Грудь, которой я по праву молча гордилась, гордо пренебрегая бюстгальтерами. Мои дыньки были налиты и соски гордо торчали. Увидав такое дело, Санек стал закругляться:

-Лады, ребята. Я вам хату по дружбе предоставил, так что вы особо не затягивайте. Я вечером вернусь: Макс, гулять.

Почему-то у меня сложилось такое впечатление, что этот Макс с неохотой оторвал взгляд от моих ног, или кое-чего повыше, скрытого юбкой, и двинулся за хозяином.

-Дверь я сам закрою, не беспокойся, — ухмыльнулся Димка, направляясь к двери.

Я была порядком возбуждена своими действиями. Вела я себя так крайне редко. Но сегодня возбуждение бурлило во мне. Еще наклоняясь задом к Диме в коридоре, я почувствовала, как между ног становиться горячо и влажно. Теперь же я не сомневалась, что дог учуял исходящий от меня мускусный запах.

По-этому не удивительно, что как только хлопнула входная дверь, я бросилась на Саню. Он этого явно не ожидал, но быстро сориентировался, и мы повалились на софу, бешено целуя, почти кусая друг другу губы. Саня явно тоже возбудился, о чем говорило его вздыбленные джинсы и безостановочно ласкающие, мявшие и пощипывающие мои груди руки, судорожно прижимающийся к бедру пах. Саша стянул с меня футболку, оставив в юбке и трусиках-танго, стал с силой массировать мне бедра, сильнее прижимаясь, целую грудь. Когда его футболка была отброшена, я чуть не взвыла от обжигающего ощущения прикосновения разгоряченной кожи к своей. Он начал снимать с меня юбку, но не откинул ее в сторону, а отстранился от меня и держа ее в руках встал с софы.

Его взгляд говорил красноречивее слов, но он все же сказал:

-Ты безумно сексуальна, моя малышка. Хочешь, поиграем в одну игру?

Еще не догадываясь, что он задумал, я с радостью согласилась.

-Тогда подожди.

Саша включил громко музыку и быстро сходил куда-то, наверно в ванную, принеся с собой шелковые шнурочки.

-Смотри, что у меня для тебя есть:

Идея мне понравилась, и я дала ему разложить себя на софе вниз животом. Одним шнурком Саша не затягивая сильно связал мне руки и привязал к спинке так, что руки лежали передо мной, двумя другими по очереди привязал ноги к противоположенному концу софы, немного разведя их, но так, что свести вместе я их не могла.

-И последний штрих! — многообещающе пообещал Саша, выходя из комнаты. Меня охватило смутное беспокойство, когда раздался его удивленный возглас:

-А ты как сюда попал?

Потом он еще что-то пробормотал. Я как раз думала, что спрошу его, о чем это он, когда вернется, но тут раздался вскрик и грохот падающего тела. Вот тут я занервничала.

-Саша! — крикнула я, — Санек, сволочь, кончай прикалываться, я тут одна валяться не собираюсь!

В ответ мне раздались тихие шаги по коридору. Сердце бешено забилось и страх заломил в груди.

-Саша? — сделала я еще одну попытку дозваться.

В проеме двери появился дог. Это было так неожиданно, что я с шумом втянула воздух в легкие. Лежать и смотреть на Макса было неудобно, так как мне приходилось оглядывать назад, я лежала почти спиной к двери. Я уже было обрадовалась, что не вор, забравшийся в квартиру, а всего лишь собака, но тут Макс двинулся ко мне, обнюхал бедро и нагло запрыгнул на кровать. Еще ничего не понимая, я пыталась обернуться. Дог стоял прямо надо мной, принюхиваясь к трусикам, которых, по сути, даже видно не было. Так, тесемочка.

Догадалась я о его намерениях, только когда тот глухо зарычал и сорвал с меня последний предмет одежды. Я лежала под ним на животе совершенно голая, с разведенными ногами. Догадываясь, что пришло в его большую голову, я заорала:

-Кто-нибудь! Саня, помоги!

Оглушительно рявкнув, Макс пресек мои попытки продолжить вопить. Спрыгнул на пол. Но не успела я облегченно вздохнуть, как он начал грызть веревку на той ноге, что была ближе к краю. Шелк не шелк, а он его перегрыз, стащил мою ногу на пол и встал сзади так, что его морда уткнулась мне в пизду.

Я слышала когда-то о сексе с собаками. Говорили, что ощущения супер, но никогда и подумать не могла, что это так приятно, когда мокрый холодный нос тыкается в пизду, слегка касаясь еще влажных нижних губок. Когда его язык лизнул их, я закусила губу, стараясь не застонать. Мне казалось это невозможным. Длинный шершавый язык сначала просто лизал пизду, но потом начал постепенно проникать внутрь. Именно тогда я и кончила. Надо сказать, что я «мультик», то есть за один половой акт могу кончить до десяти раз, в зависимости от возбуждения. Но зато потом уже ни на что сил не остается. А этот тип все лизал, не останавливаясь, а я кончала. Я все ждала, когда он попытается войти в меня, но Макс не спешил, и я уже решила, что вылизыванием все и закончится.

Блаженство, испытываемое мной, было столь острым, что я молила его не останавливаться. Силы покидали меня, крик рвался из груди. Огромная волна нависала надо мной, а собачий язык все не останавливался, глубже проникая в меня, терся об ставшие совсем мокрыми, стенки влагалища и половые губы. Наконец мощный оргазм накрыл меня. Я даже не заметила, как лизание прекратилось.

В мою, еще не пришедшую в себя пизду, с размаху вошло копье. Но как ни была разгорячена она, не смогла принять в себя член такого размера. Боль пронзила меня, из глаз потекли слезы. Я дернулась, пытаясь ослабить нажим животного, но тот зарычал, куснув за плечо. Я замерла.

Пес упорно давил, потом сам ослабил напор, начал движение своим хуем назад, и вдруг опять со страшной силой кинулся вперед. И опять боль пронзила меня от низа живота до самого горла. Я закричала, но это никак не повлияло на Макса. Пес все настойчивее методично загонял свое копье мне в пизду. Я чувствовала, что не смогу полностью принять в себя такой хуй, плакала. Шнуры впились мне в кожу, а Макс драл меня как последнюю суку. Привязанная, я не имел никакой возможности облегчить свою участь. Что то все больше натягивалось внутри меня, смазка кончилась, и хуй пса жестко входил в меня.

Одновременно с болью, стало нарастать странное ощущение, которое было приятно и невозможно терпеть одновременно. Я помимо воли, сквозь слезы стала подстанывать, моля об одном, что бы этот зверь скорее в меня кончил и тогда: тогда будет нечто сверхъестественное, никогда мною неиспытываемое. С другой стороны была боль, которую я тоже уже не могла терпеть. Моя пизда рвалась на часть, но тут началось невообразимое: внутри начало расти. Адская боль говорила, что это еще не предел. Дог ускорил движения на столько, что я заорала, и продолжала орать, когда сильнейшая струя ударила в мое в конец растянутое влагалище. Но это был и крик наслаждения. Чувствуя сокращающийся внутри меня член, я испытывала ни с чем не сравнимый кайф.

Дог дождался, когда член сникнет и разомкнулся со мной, отошел и, как ни в чем не бывало, стал вылизывать себя.

Прошло пол часа, а я лежала, ничего не соображая и пытаясь прийти в себя. Незаметно уснула. Сон мой нарушила боль, источником которой был собачий язык, начавший вылизывать мою пизду снова.

-Нет, Макс, нет. Я умру. Я не могу больше. Оставь меня в покое.

Но тот не слушал. Вместо этого он запрыгнул на меня и начал пристраивать член к отверстию.

-Нет! Слышишь? Сгинь с меня, урод!

Урод и правда сгинул. Время было уже много, на улице стемнело, а в комнате был сумрак. Поэтому я не сразу заметила вошедшего Димка. Дон встал рядом с ним. Димок был явно обескуражен.

-А где Санек?

-Не знаю. В ванной упал, наверно.

Димка быстро направился туда.

-Не оставляй меня наедине с этим зверем! — испугалась я, но Макс направился за ним. Послышалась возня. Минут через пятнадцать хозяин квартиры вернулся.

-Что с ним? — спросила я.

-Да жив он, только током ударило. Даже не знаю, когда придет в себя.

Когда он говорил, глаза его пробегали по моему распластанному телу. Димок включил ночник.

-Отвяжи меня, — спохватилась я.

-Отвязать? — переспросил Димок, как будто только заметил, что я привязана, — чем это вы тут занимались? — уже во весь рот ухмылялся он.

-Твой пес отымел меня!

-Да ну? — притворно удивился он.

-А как ты смотришь на то, что мы развлечемся, пока твой парень очухивается?

-Что? — не смогла я скрыть изумления. Димок заржал и стал стягивать штаны. Член его был в полной боевой готовности. Конечно не такой большой, как у его пса, но не намного меньше. При мысли об этом из глаз моих сами собой потекли слезы.

-Не плачь, со всяким такое случается. Ну подумаешь, поимели. Наверняка же понравилось. Тут он провел рукой вдоль всей спины, начиная от лопаток и ведя до самого копчика. Тут он замешкался.

-Говоришь, отодрал он тебя?

-Больно очень, не трогай, — плача, попросила я.

-Очень? — он повел руку дальше, задержав палец на анусе, дотронулся до входа во влагалище. Стиснув зубы я молчала. Как будто, это его возбуждало, Димок накрыл ладонью пизду и, сжав пальцы, начал делать вращательные движения. Уже знакомое чувство боли и наслаждения вернулись, медленно поднимая стон, то ли от слез, то ли от желания. Я перестала себя понимать.

-Не надо, — сделала я слабую попытку отстраниться. В ответ Димок глубоко ввел несколько пальцев в уже сузившееся, пока я спала, но ни ни йоту не потерявшее чувствительность влагалище. Я застонала, краем слабеющего сознания отмечая, как влага окутывает пизду. Смоченным в ней большим пальцем, Димок начал потихоньку надавливать на анус, смазывая его, не переставая делать вращательные движения пальцами во влагалище. До меня дошло, куда именно он хочет поиметь меня. Страх заставил меня затаить дыхание.

-Тебя никогда не ебли туда? — почти шепотом спросил Дима, сильнее надавливая на анус так, что его палец немного проник туда. Было немного больно, и я попыталась отстраниться, но он удержал меня.

-Не ебли. Тогда над тобой придется попыхтеть, — взволнованно голос его его был неровным.

Он старательно — медленно водил большим ладонью, вводя и почти внимая пальцы из обоих отверстий. Я не двигалась. Покорно ждало, что будет дальше. Палец все глубже проникал мне в жопку, слабо вращаясь внутри, как бы расширяя отверстие. Было неприятно, но не больно. Успокоенная этим, я не стала противиться, когда он убрал руку и стал примеривать свой член. Другой рукой он развязал мою ногу и поставил раком. Руки остались связанными. Лаская грудь одной рукой, другой он приставил член ко входу в анальное отверстие и надавил. Больно.

Я закусила губу до крови, когда головка просунулась в меня. Димок начал делать поступательные движения, не переставая массировать грудь, что мне не помогало абсолютно. В этой боли не было ровным счетом ничего приятного.

Когда я подумала, что хуже быть уже не может, Макс вдруг запрыгнул на кровать и ткнул мне хуем в лицо.

-Соси, — сдавленным голосов велел Димок.

-Я не могу.

-Соси, сука! Отсоси у пса, стерва! Думала тебе все сойдет с рук? Шлюха! — крикнул он, резко дернувшись так, что боль затопила меня. Брезгливо я взяла одной рукой собачий член, оттянув кожицу, взяла в рот, начав посасывать.

Минет собаке у меня получался, видно, не важно, так как Макс начал пихать свой хуй мне прямо в глотку. Длинный хуй. Когда он стал заходить на половину своей длинны я с трудом подавила рвотный позыв. Дальше было легче, если можно так сказать. С двух сторон в меня пихали хуй, а у меня не хватало воздуха, что бы плакать.