реклама

Свежие записи

Чудесное исцеление

Оценка порно рассказа: 6.33

Фабула рассказа

Отказавшись от службы в армию, Василий все же соглашается на альтернативную службу.. Ему поручают социальную работу по уходу за больной женщиной, которая лежит парализованная в постели. Посещая больную, он замечает как хороша эта молодая тридцатилетняя женщина. Поддавшись искушению, он овладевает ею. С этого дня он регулярно занимается с ней сексом. Зарождение новой жизни, чудесно излечивает ее.

Отказываясь от службы в армии, Василий знал, чем это ему грозит. Но, действительность превзошла все ожидания. Его ежедневно вызывали в военкомат, где прапора и офицеры с военкомом во главе, стыдили, и даже материли его. Но, Васька уперся. Он не хотел глупо загнуться в армии, из которой толпами дезертируют солдаты, а мальчишек возвращают домой в гробах.

Если бы не вмешательство мэра города, к которому сходила мама, ему бы наверняка впереди светил суд, и, в итоге, бесславная отсидка в тюряге годика на три. Мэр оказался бывшим одноклассником мамы, о чем она радостно сообщила, вернувшись домой из городской администрации.

То, что он все же отбоярился от армии, ему с нескрываемой злобой сообщил военком. В ответ на озлобленный скрежет его зубов, Васька лишь улыбнулся. Он был этому рад. Ему было чихать на его горящий план по поставке призывников в армию. Главное в том, что он свободен, хотя за это и придется попахать в отделе социального обеспечения.

— Будешь старухам задницы подтирать, — злорадно сообщил военком. — Пошел вон сачок!

Про задницы старух он конечно, загнул. Но, все же его отправили ухаживать за больной женщиной. Она то ли парализована, то ли еще что, но ему сказали, что она уже несколько месяцев не встает с постели. Соответственно, он ожидал увидеть изможденную, худую и неряшливую женщину. Оказалось, что все не так уж страшно. Конечно, она была больна, давно лежит в постели, но, тем не менее, выглядит довольно прилично.

Она лежала, не замечая его, устремив неподвижный взгляд в потолок. Но он знал, что она все-таки наверное замечает его появление, потому что когда он заходил к ней в комнату, ее губы трогала едва заметная улыбка.

Во что он ввязался, он понял лишь в пятницу, когда ему пришлось обмывать ее в ванне. Она оказалась такой тяжелой, что он едва ее донес. А затем, ему пришлось еще ее раздевать. У него непроизвольно задрожали руки, когда он снял с нее платье, а затем увидел слегка располневшее от долгого лежания, но все еще красивое, внешне абсолютно здоровое тело. Это было налитое, хорошо развитое тело взрослой женщины.

Он испытывал воистину танталовы муки, снимая с нее лифчик и трусы. Под ними было… такое! А, ведь ему предстояло еще мыть ее. Много раз прикасаться к этому красивому и необычайно соблазнительному телу.

Она лежала в теплой воде, равнодушно глядя в стенку, пока он мыл ее. Чтобы обмыть ее ноги, бедра и зад, ему пришлось приподнять женщину, и придерживая, прижимая к себе, намыливать, смывать его водой и стирать с нее губкой мыло. Он вымок до последней нитки, и ему пришлось снять с себя одежду. Прикосновения голой полной и круглой груди к голому телу, вызывало у него сильное волнение.

Донеся ее до кровати, он не выдержал искушения и положив ее, робко коснулся пальцами пушистого мыска волос под животом. Его пальцы сами собой раздвинули мягкие складки половой щели. Едва коснувшись ее, он задрожал и сорвав трусы, поспешно лег на нее, нетерпеливо раздвинув ее полные ноги. Истекающий соками желания член будто в масло вошел во влажное, теплое влагалище. Стыдливо избегая смотреть ей в глаза, он быстро задвигал членом. Ему хватило всего пяти-шести движений, чтобы извергнуть обильный поток семени в ее лоно.

На следующее утро она как обычно едва заметно улыбнулась, увидав его. Накормив и напоив ее, он расстегнул ее халат и раздвинув его полы, лег на нее. Все повторилось, как и в прошлый раз.

Каждое утро она встречала его неизменной улыбкой. Он умывал, кормил ее, а затем занимался с ней сексом. Она никак не реагировала на это. Иногда во время сношений, ему казалось что ее влагалище слабо сокращается в ответ на его толчки. Но, эти сокращения были такими слабыми, что он не доверял своим ощущениям.

Он уже не жалел, что решился на эту тяжелую и зачастую грязную работу, которой он никогда в жизни не желал дома. Домашним хозяйством занималась его мама. Познав ее, он стал уже без ее просьб и приказов делать все, что пришлось бы делать ей. Мать заметила это и была ему очень благодарна.

Вера Федоровна стала выглядеть очень чистой и ухоженной. Благодаря заботам Васи, который часто выносил ее на балкон и усаживал в кресло, она очень посвежела, а на ее лице быстро исчезли нездоровые желтоватые отеки. Навещавшая ее женщина из городской социальной службы была несказанно удивлена его старанием, даже обещала, сообщить о нем своему руководству, и в военкомат.

Последнее было более предпочтительно, потому что военком упорно не желал угомониться. Как это так! Молодой и здоровый парень уклоняется от военной службы! К тому же, из-за таких уклонистов, как Василий, у него трещал по швам план поставки призывников в армию. Каждую неделю ему посылали повестки, с которыми он проходил к своему начальству в социальную службу, и те по телефону, долго отбивались от военкома. У них тоже был свой план. Надо было обслуживать свой контингент, а средств, как соображал Василий, у них на это не было.

Так что ее сообщение в военкомат будет как нельзя кстати.

Его сексотерапия нежданно-негаданно дала положительный результат. Когда он любил Веру (так он по-свойски называл женщину, когда они были одни), и она слабо прошептала: — «Хорошо», отчего он едва не свалился с нее.

— Повтори еще раз! Что ты сказала? — попросил он, не веря своим ушам.

— Мне очень хорошо с тобой, — громче и уверенней ответила она.

Он так обрадовался, что поцеловал ее в губы.

— Поцелуй меня еще, — с трудом произнося слова еще непослушным после болезни языком, попросила она, слегка улыбаясь.

Он снова прижался к ее губам и невольно потянулся к ее соблазнительно полной груди.

— Не там. Ниже, — невнятно прошептала она ему в рот.

Он понял ее и скользнув рукой по ее телу, сжал пальцами мягкие складки ее половых губ.

— Ты хочешь меня?

— Очень, хочу! — ответил он, чувствуя, как его начинает трясти от растущего возбуждения..

— Я тоже очень хочу тебя. Ты пробудил меня от спячки. Люби меня.

Это было началом ее выздоровления. А вскоре, она стала его женой.