реклама

Свежие записи

Чужая бабушка. Часть 2 : Эротический рассказ

«Много лет размышлял я над жизнью земной.

Непонятного нет для меня под луной.

Мне известно, что мне ничего не известно!

Вот последняя, правда, открытая мной»

Омар Хайям.

Пролог. Размышления 2. Галина.

Когда я вернулась к себе, меня всю колотило! Было впечатление, что я заболела, но заболела не физически. Как в том мультике, про Карлсона, Фрекенбок: «А я сошла с ума… ! А я сошла с ума… ! Ля-Ля-Ля!». Я подошла к постели Толика, поправила одеяльце. Он сопел в три дырочки, и ему было все равно, что со мной происходит. Умылась, и вышла на балкон покурить. Память, это проклятие и радость, крутило перед, глазами «кино»: Вот мы стоим в душе, и он входит в меня как «зверь»!; вот обнимает, я ласкает мои прелести на балконе; вот… ; вот… ;… Наверное, я не смогу сегодня уснуть, подумала я, и прилегла на кровать, что бы насладиться воспоминаниями. Но организм брал свое, и минут через 5, я уже спала, вздрагивая во сне.

Проснулась я от того, что Генка, дергал меня за руку и требовательным голосом спрашивал: «Ба, а когда мы пойдем гулять?». Но я, не хотела просыпаться, мне снился чудный сон! Я на необитаемом острове, в южных моря. Вокруг желто-белый горячий песок, ласково-теплое море, за линией пляжа, тенистые пальмы и он! Мы обнажены и занимаемся любовью! И вот, когда он хочет войти в мою попку, и уже приставил свой член к анусу, откуда то, со стороны пальм, прибегает мой не сносный внук Генка, начинает трясти меня за руку и спрашивать: «Когда мы пойдем гулять?». Надо ли говорить, что я страшно рассердилась и… проснулась. И даже некоторое время не могла понять, где я! И только настойчивые крики Гены, привели меня в себя. Я взглянула на часы, пол 11. Господи, завтрак проспала, ребенок не кормленный, в голове раскардаш. Ну, полный аут и улет!

Пришлось вставать. Первым делом уточнила у внука, не хочет ли он есть? Но, оказывается «самостоятельный молодой человек» успели «позавтракать»! Съев пол кило конфет и пачку печенья. Только хочет пить. Я, вздохнула, налила ему сока и пошла умываться. Заигралась, бабуля, подумала я про себя. Приведя себя в порядок и причесываясь, я обратила внимание, что карман халатика, оттопыривается. Вообще то, у меня нет привычки, набивать карманы нигде, и внука этому учу! А тут, с виду, полный карман. Ну залажу в карма, достаю… , мой лифчик и трусики, а главное свернуты не мной! И тут я вспомнила, вспомнила вчерашний вечер, душ ну и все остальное. Все же это был не совсем сон! Яркие, ассоциативные воспоминания встали у меня перед глазами, я как будто заново переживала то, что вчера случилось. Руки отяжелели, в голове появился «звон», в паху заныло, а соски набухли. Мне захотелось бросить все и бежать туда, во вчерашнюю комнату! Что бы… Тут опять влез Гена: «Баба, ты скоро!» Он конечно уже готов. Счастливый возраст! Пришлось срочно ополаскивать лицо, что бы смыть наваждение, и идти одеваться. Когда мы шли по коридору, мимо комнаты Андрея, я в нее постучала, но за дверью было тихо, и я решила, что он куда то ушел. Возможно, ждет нас у моря, все-таки время наших прогулок. И мы с Геной, чуть ли не бегом устремились гулять, на наше место, нашу с Андреем тропку!

Часть 1. Проделки «Морока»! Андрей.

(Морок — в славянской мифологии — бог лжи и обмана, невежества и заблуждений. Но также он — хранитель путей к Правде, скрывающий от иных Истину за пустой мирскою маятой. Прим. Автора)

Проснулся я от того, что выспался. На душе было, ну птицы пели… Правда, у меня был отменный стояк, но как говорят «это дело поправимое, надо только знать с кем от него избавиться!». А я знал! Правда пришли вчерашние мысли, а вдруг… Вот такие люди всегда. Нет проблем, так мы сами создаем их, хотя бы в мыслях. Судя по времени до обеда остался час, завтрак и процедуры, я разумеется, проспал! Ну и не мудрено, спать то лег, час в 3 ночи! Умылся, оделся, и пошел наносить визит вежливости. Очень мне хотелось увидеть Галину, заглянуть в ее глаза, и прочитать там, что я нужен, меня не отвергли! Вышел. Подошел к их двери, прислушался. За дверью была тишина. Постучал, естественно мне ни кто не ответил! Наверное, пошли гулять, решил я и пошел нашу тропку. Но пройдя ее из конца в конец, ни кого не встретил. Глянул на время, до обеда 15 минут, в животе забурчало, и организм выдал однозначное решение: хочу есть! Пошел в столовую, ну там-то я их встречу. Но, как всегда: «Человек предполагает, а судьба располагает!». Там их то же не было. Поел и ждал их полчаса. Не идут! Настроение испортилось, птички, певшие с утра в душе, похоже, сдохли. Решил еще раз проверить в корпусе, побежал короткой дорогой, через скалы. Но и дома их не оказалось! Я чуть дверь не сломал, тарабаня в нее! Куда они делись, и что с ними я не знал. Единственное, что пришло в голову, не хочет меня видеть, и скрывается. Вдруг захотелось напиться, что бы все забыть и… Плюнул на все, и пошел в поселок в магазин, за бутылкой.

Часть 2. Проделки «’Морока’»! Галина. Продолжение.

Торопясь, постоянно подгоняя Толю, мы шли по тропе, нашей тропе. Казалось, вот повернем за поворот, а там он! Улыбнется, и скажет: «Ну, Вы и сони! Я Вас тут уже давно жду! И, наверное, поцелует и обнимет!». От таких мыслей, на душе было хорошо! Но поворот за поворотом, а впереди ни кого не было. И Толя заканючил, куда идем, давай здесь поиграем, я устал… Ну, весь репертуар голодного и вредного мальчишки. Пришлось остановиться, Толя побежал к берегу, ну и я спустилась с ним. (Сошла с троп) Пока он ползал по пляжу, собирая, какие то свои сокровища, я закурила, и время от времени посматривала на тропу. Дело в том, что на берегу рос кустарник, и тропа была видна, всего метров на 5. Но так ни кого и не увидела. Потом Толя потащил меня строить дом из песка, я увлеклась и… Мы чуть не опоздали на обед. Пришли в столовую за 10 минут до закрытия. На столе, сиротливо стояли, две тарелки, с остывшим супом, второе и компот. Поели, все равно с аппетитом, на будущее, отметила необходимость, разгрузочных дней, вон как оба слупили все на столе! После обеда не спеша пошли в корпус. Я уже представляла нашу встречу с Андреем, тем более через полчаса у Толика сон час. Спит днем он хорошо, часа по два. Ну а мы с Андреем «посидим, поговорим»! От таких мыслей на душе стало хорошо, а в трусиках мокро! Вот ведь не задача, ну ладно придем, поменяю. С такими фривольными мыслями и пришли. Зайдя к себе, дала указание внуку готовиться к сон часу, а сама, сменив трусики, пошла, да не пошла, полетела на крыльях, к Андрею! Подошла к двери, поправила прическу, постучала. Тишина! Постучала громче. То же самое. Оглянувшись и ни кого, не увидев заглянула в замочную скважину. НИ КОГО! Вот тут-то мне и стало не хорошо. Мысли запрыгали зайцами. Не понравилось, «подруга» на ночь, молодой жиголо… ну и такое прочее. Захотелось зареветь в три глотки, так стало обидно! Я для него… , а он не оценил. Даже слезы покатились, так стало, себя жаль. Тут услышала голос Толика: «Бабуля, ты скоро, я уже готов! Давай сказку читать!». Вытерла слезы, собралась, нарисовала на лице улыбку и вернулась в комнату. Он уже лежал на раскладушке, укрывшись, и держал книжку. Я подошла к нему, села и раскрыв книгу стала читать, хотя сама не понимала, про что я читаю! Мысли метались, из вчера в сегодня. Я пыталась найти фальшь в поведении Андрея, и не находила, своих ошибок, кстати то же. Но, как всегда: «Человек предполагает, а судьба располагает!». Пока я копалась в себе, Толик уснул. И тут прекратив читать и увидев его милое лицо, я разрыдалась. Жалела себя, кляла проклятую жизнь, мужиков — сволочей, в общем, обычная женская истерика.

Часть 3. Мирская маята. Андрей.

Выбежав из корпуса, я быстрым шагом пошел в поселок. Но мне, почему то, уже не хотелось выпить. Я остановился подумать, как жить дальше. Надо, все равно встретится с ней, заглянуть в глаза, сказать, что так поступать не хорошо!

И улыбаться, спрятать за улыбкой горечь души, а потом, потом забыть! Да мало здесь баб, что ли! Назло ей с кем-нибудь сойдусь, вон меня на «чай», сколько из них приглашали! Обойдусь! Обида уступила место злости, и я, повернув назад, не спеша зашагал в санаторий. Погода была солнечная, пели птички, а у меня в душе, били «большие барабаны», как будто я шел на эшафот. Шаги все уменьшались и уменьшались. «Сколько бы дорога не вилась, но придет конец». Вот я и дошел до корпуса. Встал, покурил, собираясь с силами, и ища по обидней слова для разговора. Наконец решился и вошел. Уже из коридора я увидел, что дверь к Галине в номер не плотно закрыта. Значит дома, мстительно подумал я. Сейчас я ей… ! И подошел к двери. За дверью раздавался, плачь.

Обычный женский плачь, и все. Я открыл дверь. На стуле около спящего Толика, сидела она. Сидела и плакала, уткнув лицо в книжку, временами всхлипывая. Я забыл все, что хотел сказать, сделать. Я просто стоял и смотрел, не понимая ну зачем плакать, может быть это я, ее вчера обидел? Потом я открыл дверь, подошел к ней и присел. Она ни чего не видела вокруг. Тогда я взял ее за лицо, и, оторвав от книги, страницы которой стали уже влажные, приподняв, поцеловал. Она недоуменно смотрела на меня. Поцеловав ее еще раз, в губы, я с дрожью сказал: « Я искал тебя, все утро искал, а тебя нет. И вот ты тут, плачешь… Зачем?». Смотря на меня не понимающим взглядом, она переспросила, то и дело прерываемая всхлипами: «Искал меня… все утро… нигде нет… , а я искала тебя… тоже нет нигде… я дума… ла, ты ушел… и плакала… !» Она бросила книгу, и ринулась ко мне, повалив на пол. Стала целовать меня в лицо, губы, шею… Ее губы шептали: «Милый мой, ты не ушел, ты искал… Ты нашел!».

Когда мы, наконец, то все выяснили, с периодами поцелуев это заняло не менее получаса, Я сказал Гале, что ее хочу, так хочу… Она сказала, что то же об этом мечтала, всю ночь, даже сон приснился. И я предложил, пока Толя спит, уединиться у меня. Мы поправили одежды, и вышли в коридор. Он был пуст, почему то он всегда был пуст, когда это было надо нам! Мы зашли в комнату, и как только щелкнул замок, словно рефери подал сигнал, набросились друг на друга, поцелуи, объятия, с одновременным обнажением! Пуговки, поясок, блузка и майка, штаны полетели в стороны, как сорванные ураганом крыши. Буквально в течении нескольких секунд, я остался «в чем мать родила», а Галя в плавочках. Я не дал ей их снять, авторитетно утверждая, что это дело для кавалера, то бишь меня! Но это на сладкое! Мы стояли друг против друга, на расстоянии вытянутой руки, устроив смотрины, при дневном свете.

Часть 4. Антропометрический осмотр и исследования.

Галина.

Он стоял свободно, как будто его не смущало, что я, стоя на расстоянии метра, я в упор разглядываю его. Милое лицо, большие глаза, правильный рот. Широченные плечи, ну, грудь конечно не колесом, и все же. Мускулистый, широкие бедра, а ниже… ниже то, что может испугать молодую деву, да и не молодую то же. И без того большой, его член под моим взглядом стал еще больше. Такое впечатление, что сердце, в данный момент, всю кровь гонит в него. Он стал больше, и шире, налился краснотой, и напряжение органа, сдвинуло крайнюю плоть и приоткрыло головку. Она была привлекательной, гладкой и блестящей, размером не меньше чем, мяч для пинг-понга, но формой похожа на молодой гриб. «Интересно, а как она выглядит открытой полностью?», подумала я.

Словно подслушав немой вопрос, он сдвинул плоть до конца. Венец ее был утолщен и довольно таки сильно раздавался в стороны. Она была, похоже… (На шлем Дарта Вейдера, сказали бы лет через… — цать! Прим. Автора). От этого зрелища, у меня заныло внизу живота, за пульсировали соски, и я почувствовала, как становятся мокрыми, трусики. Руки не произвольно сжали груди, но я продолжала смотреть. Длина около 16 сантиметров, в охвате, чуть уже головки, буквально на пару миллиметров. Под напрягшимся стволом члена виднелась мошонка, покрытая жесткими волосиками. В данный момент почти вся втянутая в пах, по причине эрекции. Мелькнул вопрос, а какая она в свободном состоянии. Ниже: узкие, но мускулистые бедра, высокие голени и широкие ступни. Хорошо сложенные среднестатистический мужчина. За исключением далеко не среднестатистического чуда, кое торчит на уровне моего пояса, у него между ног! Мне вспомнилось ощущения, когда он был внутри меня! Только за это можно отдать все! Если такое приснится, не добудятся, я просто не буду просыпаться и все!

Андрей.

Она стоит напротив и в упор рассматривает меня, в глазах интерес, и желание. Вдруг вижу, как ее зрачки увеличиваются, становятся размером, с сам глаз. Ага, смотрит вниз! Мне и самому нравится! Еще ни когда, у меня не было такого сильного желания, обладать женщиной! О, и какой! Сейчас, можно сказать, это у меня «на лице написано»! Немного ниже пояса. Стояк, хоть гирю «поднимай»! Долго смотрит, надо показать все. Я сдвигаю крайнюю плоть, и головка появляется полностью. Перевожу глаза ниже, и первое, что бросается в глаза, ее груди! Чудо и прелесть! Я таких еще ни разу не видел, если не считать вчерашнего вечера. Но мне их некогда было рассматривать. Нет, конечно, они не стоят торчком, как у молоденькой девчонки. Они величественно лежат, лучше сказать возлежат на грудной клетке. Матово блестящие, мягкие, упругие, как… Нет, не мячики, не подобрать слово, что бы это описать! Светло-коричневые, ближе к бордовому цвету, соски, большие и нежно твердые, окруженные ореолом. Они, как бы «смотрят», в разные стороны, для удобства вскармливания ребенка. Так и хочется самому захватить их губами, и пососать!

Ниже, не большой животик, с темным углублением пупка. Я подхожу к ней вплотную, нежно беру за голову и приникаю к губам. Все еще соленые от слез, они мягко прижимаются к моим. Наши язычки встречаются и начинают «танец»! Я поглаживаю ее груди, вот под пальцы попадается сосок. Нежно сжимаю его, и… раздается стон. Глубокий, еле слышимый стон страсти. Чуть покрутив его, вызываю более сильный отклик. Ее тело прижимается к моему, она нежно берется, за мой член, и тоже начинает ласкать его. Ее ноготки проходятся, нежно царапая, по стволу члена; рука захватывает мошонку и чуть сжимает, перекатывая внутри яички. Я просто млею, от наслаждения и страсти. Оставляю в покое губы и целую шею. Потом еще, и еще, смещаясь вниз. И вот, под губами ее груди. Покрываю их по очереди поцелуями, и захватываю губами, манящий меня сосок.

Он удобно ложится в рот. Перекатываю его языком, он моментально утолщается на конце, приобретая форму капли, острый конец которой спрятан в самой груди. Сосу его, причмокивая от удовольствия. До этого тяжело дышавшая, Галина начинает стонать. А я, прихватываю второй сосок. Рука, в это время, гладит сквозь ткань трусиков, лобок. Затем проскальзывает внутрь, и я прижимается, к разгоряченной вульве. Она уже мокренькая. Влажное пятно, на трусиках, холодит тыльную сторону ладони. Я почувствовал, как сильно задрожало прижимающееся ко мне тело, и покрылось «гусиной кожей» от нетерпения, и желания. Не отрываясь от пленивших меня сосков, я стал медленно гладить ее лоно, пытаясь на ощупь досконально его изучить. Проведя пальцами сверху вниз и обратно, по щели между срамных губ, я нащупал клитор. И почувствовал, начавшуюся от моих прикосновений, его эрекцию. Я гладил его, а он рос! Размер его оказался с небольшую виноградинку. Продолжая ее ласкать, я погладил пальцами вход во влагалище, а затем, введя в него палец, и внутренние стенки. Горячие, гладкие и влажные они были приятны на ощупь! Громкий стон, был ответом, ее тело выгнулось дугой, теряя равновесие, и потянуло меня вперед.

Я подтолкнул ее к кровати и положил на спину. Потом начал целовать живот. Мои поцелуи спускались все ниже. По мере движения я приспускал ей трусики, пока они не слезли с ее пленительных ног. Когда, я поцеловал ее лобок, она удивилась. А когда начал целовать и облизывать вульву, она пыталась мне помешать. «Ну, зачем,… не надо там целовать!… Это не прилично!…», шептала она. А я, уже ласкал ее клитор, языком, она опять громко застонала. Ее руки нервно сжимали свои груди, поглаживали соски. Резко оторвавшись от ее лона, я спросил: «Нравится? Мне продолжить?» Она пыталась ответить, сквозь стоны: «Н-е-т, да-а!», и прижала, мою голову к вульве!»Продолжай, поцелуй, пожалуйста, там еще!», прошептала она. Щеки ее зарделись, глаза прикрыла поволока похоти и желания. Она приподняла ноги и согнула в коленях. А я продолжил ласкать ее, поглаживая еще и лобок. Она стонала и ерзала, от моих прикосновений. «Ох,… как хорошо!… Меня так еще ни кто,… ни разу,… не ласкал!…», опять прошептала она. Ее таз задергался, тело опять выгнуло дугой, она кончала.

Мышцы живота пульсировали, ноги самопроизвольно двигались, а сильно прижали, мою голову к телу. Я сквозь кожу почувствовал, как сокращается ее вагина, выплескивая мне на губы ее соки. Я впился поцелуем в вагину, и резко ввел в нее язык. Уже не стон, хриплый протяжный крик, был ответом. В нем было все! И желание! И благодарность! И сладострастие!… Вся, не передаваемая палитра ощущений, доставляемая оргазмом, каждой клеточке женщины… Потом она затихла, постепенно, тело успокоилось. Хотя и подрагивало, от пробегающих, время от времени сладостных конвульсий.

Я подвинул ее к краю кровати, поднял ноги себе на грудь. Приставил член, к ее влажным гениталиям, и стал двигать им, плотно прижимая к вульве. Ее опять затрясло. Из уст вырвалось нечленораздельное: «Да-а-а!». И я, подавшись назад, резко вошел во влагалище. Сразу, и до конца. Стон. Удар мошонки о ягодицы. Выход, и опять вход. В голове «застучала кровь», ритм ударов сердца, накладывался на ритм совокупления. Вперед, назад. До конца. Я чувствовал, как головка «бьет» по матке. Вход, выход. Шлепки мошонки. Вперед, назад… Сильнее, быстрее! Я почти лег на нее. Член более плотно, стал соприкасаться, со стенками вагины, и «рычал», делая фрикции. В унисон мне, Галина громко стонала, и даже, приглушенно, кричала.

Смена позы. Галя стоит на карачках, на краю кровати. Я сзади. Я наклоняюсь, целую ей ягодицы, потом промежность, и, раздвинув половые губы, начинаю играть язычком там язычком. Она опять в улете. Кричит, выгибает спину. Почти ложится грудями и головой на одеяло, еще сильнее оттопыривая попку! Я приставляю «оружие» к входу в вагину, и медленно вхожу, не останавливаясь медленно выхожу. Плавно и без рывков, вперед, назад… И так, пару минут. Выхожу полностью, останавливаюсь, а потом вхожу с силой и начинаю ее «долбить», с силой и размеренно. И вот я тоже чувствую приближение оргазма. Увеличиваю скорость до предела, и когда струя спермы готова уже отправиться в «полет», резко выхожу из вагины. Тут же происходит семяизвержение, Я кричу, струи спермы заливают вульву, промежность, ягодицы, а я падаю без сил рядом с Галей. Мое тело подрагивает, капли спермы еще сочатся на конце пениса, я тяжело дышу. Рядом, бес сил, лежит Галя, она только выпрямила ноги. Я дотягиваюсь до ее плеча и целую его. Она поворачивается ко мне лицом, и мы, в благодарность, сливаемся в поцелуе. Как хорошо, так приятно лежать рядом, медленно поглаживая тело партнера, и даже целуя, приглянувшеюся часть тела.

Часть 4. «Размышления у парадного подъезда». Галина.

Первый раз я кончила, когда он мне начал ласкать, мои гениталии языком. А дальше, так и пошло! Меня еще ни кто, ни когда так не доводил. Я «улетала», раз за разом! Говорят, так бывает от наркотиков, я не знаю. Когда он «взял» меня, фактически я была в прострации. Это не плохо, если слишком много хорошего, но организм «затормаживается». Чуть отошла, когда мы поменяли позу, но и тут он, умудрился несколькими движениями, погрузить меня, в пучину оргазма! Господи, а как он сосал мои соски, это было так приятно… и хорошо, да и сейчас тоже. А он, лежит рядом, и отдыхает. Как хочется, что бы это повторилось, и повторилось сегодня вечером.

А сейчас, уже надо вставать. Скоро Толик проснется, а еще и подмыться надо. « Я пойду, сейчас Толик проснется», сказала я, и принялась одеваться. Одела только верхнюю одежду, лифчик и плавки, оставила в комнате у Андрея.

Я еле успела. Когда я открыла дверь, он уже вставал. И тут же вопрос: «А где ты была?» Врать ребенку не хорошо, и я ответила: «У дяди Андрея, мы вместе курили». А про себя подумала, хотелось бы мне безвылазно, всю неделю, у него так «курить»! От этой мысли опять, в паху заныло, соски набухли, стало мокро в промежности. Я порадовалась, что хоть трусики, не переодевать, не надела еще. А если так дальше пойдет, и я от одной мысли, об Андрее, буду «мокнуть», то придется ехать в город, и докупать данный предмет женского туалета. Уже сейчас, меняю их три раза на дню. Тут же мысль перескочила на магазин. А ведь, правда, надо съездить, и трусиков докупить, красивых и сексуальных; и пару лифчиков, открытых в обтяжку, Да еще вспомнился разговор, в один из первых дней знакомства, до наших отношений, он сказал, что ему нравятся женские ножки, затянутые в прозрачные чулки, с поясом. И сделать это без Андрея, пусть будет сюрприз!

Тут Толя потребовал полдник. Пришлось доставать печенье и сок. Когда он поел, то решил поиграть на детской площадке. Пришлось срочно мыться, одеваться и идти на площадку для игр. И о, чудо, там была пара с двумя мальчишками, погодками. Возраст как у Толика. Толик побежал знакомиться с мальчиками, а я с родителями. Подошла, поздоровалась. Разговорились, оказывается, приехали сегодня, утром. Я их не видела, так как завтрак мы проспали, на обед чуть не опоздали. А потом Толик спал, а я была у Андрея. Живут в том же корпусе, но на первом ом этаже. Я на третьем. Звали их Татьяна и Саша, кстати, они были, всего, на десять лет меня младше. Поздний брак, долго не могли родить, зато потом, родилась двойня! Хороший результат. Я подумала об Андрее, о нас с ним и… Ну, результат, понятный. Надо бежать домой, и переодеваться. Я извинилась, подошла к Тане, и сказала, что надо сходить домой, по женским делам. Не присмотрят ли они за Толе? Они с радостью согласились, и я, предупредив Толю, что бы он слушался Татьяну и Александра, пошла переодеваться. Не могу понять, что за реакция, у меня, на него? Прямо как влюбленная девчонка! Эта мысль меня маленько испугала, но я ее тут же забыла. По дороге вспомнила, что надо забрать свое белье, у Андрея, и постирать.

Зашла без стука. Дверь была открыта. В комнате пусто. Смятая кровать, на ней, в беспорядке одежда Андрея, мои трусики и лифчик, лежат сложенные на стуле. Из душа доносился звук, льющейся воды и пения. Подошла к двери и заглянула. Андрей мылся, стоя спиной ко мне. Я обмерла, не в силах оторвать от него взгляд. Крепкие ягодицы. Не попка, а просто прелесть, стройные бедра, а между ног — ОН! Меня опять всю затрясло, сперло дыхание, от поясницы и ниже, зажгло огнем! Господи, как он хорош! Тут он стал мыть свой орган. Намылив руки, прошелся по стволу, оставляя на нем пену, оголил головку и стал ее мылить. Руки не произвольно и сжали груди, нащупывая соски, и я опять потекла. Вагина пылала, мне хотелось скинуть одежду, броситься, сломя голову, в душ, и самой мыть и целовать его член. Я чуть не застонала. Мне с трудом удалось сдержать себя. Конечно, это было не правильно, вот так стоять, и подсматривать, но я не могла отвести глаза! Кое-как справившись с собой, я вышла из номера, забыв, зачем заходила. Дома, кое как справившись с возбуждением, и желанием, мне пришлось мыться и переодеваться.

Часть 5. Вечер. Андрей.

Приближалось время ужина. Я переоделся, забрал интимные дамские вещи, и зашел к Галине. Они тоже уже собирались. Посидели, она рассказала о новой паре, с первого этажа и их мальчиках. Вышли на балкон покурить. Я встал за Галей, и по ходу дела, поглаживал ее ягодицы. Она вздыхала и бросала на меня такие томные взгляды, что я, был готов раздеть, и разложить ее прямо здесь, на балконе, при Толике. Мой «друг», был уже готов, «к труду и обороне от него»! Приблизился к Галине и стал целовать ее в шейку. Она застонала, и не в силах оттолкнуть меня, прошептала: «Не надо, потом. Сейчас уже на ужин идти, да и Толя смотрит!» Толя конечно ни куда не смотрел, у него была проблема, какие из игрушек взять, что бы продемонстрировать новым друзьям. Я понимал, что не стоит «распалять» женщину перед ужином, но не смог сдержаться и погладил ей грудь. Потом поцеловал в губы и отвернулся, пытаясь погасить огонек страсти и желания. Галя занялась тем же. Потом повернувшись ко мне лицом, с укоризной сказала: «Ну вот! Опять трусики мокрые. Надо переодевать». Я предложил помощь. Но она с улыбкой сказала: «Помощник, с тобой пойдешь переодеваться, и точно на ужин опоздаем!» Я, хитро улыбнулся, а она пошла в ванную комнату, переодеваться.

Минут через десять пошли на ужин. Татьяна с Сашей были на улице, а дети играли в стороне. Толик сразу направился к пацанам, а мы подошли к родителям. Я познакомила их с Андреем. Медленно, не спеша стали выдвигаться к столовой. По дороге разговорились, похоже, Андрей им понравился, а я так вообще млела, идя с ним под ручку. В столовой на некоторое время расстались, кушали на разных столиках. После ужина собрались опять вместе, решить, чем будем заниматься. Похоже, Таня оказалась более догадливой. Она подмигнула мне, и вместо предложенной Сашей прогулки, сказала, что устала, и хочет пойти домой, и спросила, не хочет ли Толя пойти к ним и поиграть там, вместе с ребятами. А мне сказала, что часа через полтора, она сама приведет Толика, к нам домой, если Галя будет не против. Галя «конечно, была не против» ну и я, разумеется! Они медленно, а мы едва сдерживая нетерпение, пошли к корпусу.

Часть 6. «Я требую продолжения банкета!» Галя.

У корпуса мы расстались. Таня и Саша с детьми, решили все же прогуляться, а мы пошли домой. Перед расставанием Таня тихонько спросила: « Вам два часа хватит?», и улыбнулась. Наверное, не уверенно ответила я. Пока мы поднимались, Андрей от нетерпения похлопывал меня по попе. Я делала вид, что страшно смущаюсь и поглядывала на него с укоризной. Но как только за нами закрылась на замок дверь моего номера, я буквально повисла на шее Андрея, обвив его руками и целуя в губы. Когда мы оторвались друг от друга, я заявила: «Номер мой! Диктовать условия, и командовать буду я! Понял?». Он помедлил, сложил руки на груди, гордо поднял голову и с достоинством ответил: «Слушаюсь и повинуюсь! Моя госпожа!». «Тогда раздевайся, а я посмотрю», сказала я. Он демонстративно медленно снял свитер, затем спортивные штаны. В притворном испуге, закрыл промежность, с оттопыривающимися трусами двумя руками, и жалостливым голоском спросил: «Все снимать?». «Все! И убери руки от члена!» строго сказала я. Он тяжко вздохнул, и стал снимать трусы, а потом футболку. Его «работяга» уже стоял!

Я почувствовала, как мгновенно намокло у меня между ног, от вида, стоящего торчком членом, и сказала, что бы он завязал себе глаза, и протянула платок. «Господи, еще одни трусики стирать!», подумала про себя. Когда он завязав глаза, встал передо мной, я велев ему стоять смирно быстро разделась до гола, и натянула на себя тоненькую, прозрачную сорочку. Всю в кружевах, и достающую мне, только до низа лобка. Потом, подойдя к нему, стала его гладить своими ноготками. В паху у меня заныло, и стало «жарко». Этот жар начал заливать меня всю. Затвердели соски, а груди «требовали» ласки. Не подавая вида, как мне хочется его, я начала гладить плечи, грудь, прошлась по спине, а потом присев, стала гладить и рассматривать член. Андрей стоял, тяжело дыша, и переминаясь с ноги на ногу. А я погладив член, решила продолжить исследование позже, прошлась по его ягодицам, внутренней стороне бедер, и икрам. И вернулась к самому, интересному объекту. Я взяла его в руку, обхвата моих пальцев не хватило, на его диаметр. Вторую руку, положила на свою вульву, и стала ее ласкать.

Плавно оттянула крайнюю плоть, на свет появилась темно-красная глянцевая головка, напоминающая старинный шлем. Я нагнулась к нему, и мне вдруг (конечно не вдруг, еще при подглядывании в душе, мне хотелось это сделать) её облизать! Ты не против спросила я, дрожащим от нетерпения, и желания голосом: « Если я его поцелую?», и поцарапала член ноготками. Он вздрогнул, от моих нежных «царапинок». Сдавленным голосом ответил: «Нет конечно! Я разрешаю тебе, еще его облизать!» При этих словах, его орган, резко дернулся вверх, и стал еще тверже. Я запечатлела, на кончике головки, целомудренный поцелуй, затем еще один, и еще. Вторая моя рука, «терзала» клитор и влагалище. Я распалялась больше и больше. Не выдержав начала облизывать головку, кончиком языка, едва касаясь его кожицы. Облизав всю головку, солоноватую на вкус, я приступила к детальному обследованию ствола члена, с применением того же метода. Языком.

Когда я прикасалась к нему, по телу Андрея пробегала волна сладострастной дрожи и он не переставая стонал, от возбуждения. Облизав член, я взяла его в рот и попробовал сосать. Сделав пару погружений члена, в свой рот, я почувствовала, как Андрей задрожал. Яички, вместе с мошонкой, подтянулись к стволу, и он со сдавленным криком, попытался вытащить, своего «стойкого солдатика», из моего рта. Но я держала его крепко, и он кончая, начал выплескивать сперму, мне в рот. От неожиданности, что бы не захлебнуться, стала ее глотать. Ее было много. Часть я не успела проглотить, и она тоненькими струйками, вытекала изо рта на губы, подбородок, капала на груди и живот. Все это время, Андрей, дрожал всем телом, пытался податься вперед, что бы глубже погрузиться в мой рот, и громко стонал. Оргазм Андрея передался мне, и я тоже кончила. Меня затрясло, горячие волны и спазмы пошли по тазу, животу и грудям. Я тоже стонала, не в силах оторваться, от лакомого кусочка!

Когда наваждение прошло, я сняла платок с лица напарника, и велела лечь на спину, в кровать. Когда он лег, снова начала ласкать его орган руками, губами и языком. Через пару минут, он уже был «в форме»! Тогда я залезла на кровать, села на корточки, лицом к Андрею и приставив член к вагине, резко опустилась вниз! Он вошел в меня, «как нож в масло», с легким всхлипом. Чуть посидев, на «импровизированном кресле», стала подниматься с него и нанизываться снова! В тишине раздавались наши охи, хлюпы, когда я опускалась на фаллос, тяжелые вздохи, и стоны. Все это дополнительно возбуждало, и я опять кончила. Резко задергавшись, я села на его орган, внутри у меня все сжималось, «корежилось, и жгло». Я чувствовала как вагина обжимает, находящийся во мне предмет, и как начинает дрожать Андрей! Мышцы живота скрутило, и я «рухнула» на его грудь. Он прижал меня к себе и целовал, целовал, целовал… А я стонала, и крутилась, на его стоящим, торчком его члене.

Но он, не оставил меня в покое, а продолжал, поднимая вместе со мной, свой таз, делать фрикции. Головка члена, упиралась в шейку матки, и меня, «колошматило» все больше! И тут он опять кончил! Кончил прямо в меня. Струя спермы с силой ударила по внутренним органам, и все вливалась и вливалась, наполняя мое лоно. Заставляя чувствовать себя молодой, и сильной. Нужной, и желанной, (такое забытое за последние, годы, чувство)! Не только внуку, но и ему, молодому и здоровому парню! Он кричал, во весь голос, и я вместе с ним. Это было так прекрасно, что не понятно, как я не умерла на месте, от волн сладострастия, и нежности! Потом, я лежала, на нем, так и не вынув из себя его «доблесть». Сил не было, дышалось тяжело, как после кросса. Я могла только улыбаться, и стонать, если он, подо мной двигался. Набравшись храбрости, я приподнялась, и откатилась с него. И если бы он, не поймал меня, то, наверное, упала бы, на пол.

Потом, мы просто лежали рядом, переживая пришедшее и отдыхали. Говорить было не о чем. Мы сделали все что смогли. Самое большее, на что хватало сил, обнимать друг друга и целовать. Но мы знали, что у нас еще есть, и будет время, насладиться друг другом, дать каждому из нас, то, что ему надо. И радость, и возможно горечь. Ожидание ласки и саму близость. Секс, и ласки до и после… И сегодня, и завтра! И даже потом! Более двух недель в запасе!

2013 год. Молох. Продолжение следует.