реклама

Свежие записи

Десять писем. Часть IV. Письмо десятое

Оценка порно рассказа: 6.06

Здравствуй дорогая Кэт!

Филадельфия, 16 июля, 1959 года.

Здравствуй дорогая Кэт!

Прости, что долго не писала, но у меня было столько событий и переживаний, неприятных и приятных, бурных и интересных, что просто не знала, что и делать.

Во-первых, мисс Элли! Это мой злой гений! Она… Боже мой, что она наделала! И Боб тоже хорош… Сам виноват.

Я не знаю, что и делать… Даже с мыслями не собраться… Все же постараюсь рассказать тебе все по порядку.

Ну, вот! Кэт, ты помнишь нашу свадьбу? Так вот, с нее все и началось. И сейчас я самая несчастная женщина на свете! Кэт, ведь это было совсем недавно! Мы с тобой обе счастливые жизнерадостные, взволнованные, одновременно справляли наши свадьбы. Ты и Джон. Я и Боб! И вот этот демон Элли все испортила. Ты ведь знаешь продолжение ее истории. В последнем письме я тебе описала ее встречу с братом и за тем подготовку к отъезду в Америку, в Филадельфию. Ты это помнишь, конечно! Но послушай дальше!…

Когда я уехала из Берлина, мы с Элли обменялись несколькими письмами, и я пригласила ее на наши свадьбы. Ты сама сказала мне об этом. Тебе очень хотелось ее видеть. А, помнишь, как она приехала? Это был «Понтиак» последней марки. Машина шикарно подкатила к нашему холлу из нее, как сказочная фея выпорхнула Элли. Все были поражены! А машина тотчас отъехала. Но ты никогда не догадалась бы, кто сидел в ней за рулем! Это… был представительный джентльмен в отличном костюме, с мужественным волевым лицом, этакий «похититель женщин». Но когда он разворачивал машину, я увидела его лицо с другой стороны и, уже в тот момент могла бы поклясться всеми силами ада, что через всю щеку у него был шрам!… Понимаешь, Кэт? Человек со шрамом!

У меня в голове были слишком свежие впечатления от рассказов — дневников Элли, чтобы я могла не обратить на это внимание. Да и ты помнишь эти подробности — я тебе все писала. Да, Кэт! Лучше бы я его не видела… Правда, в этот момент в таком приподнятом настроении, что все события проходили как бы в тумане мимо меня, не оставляя глубоких впечатлений. Да мне некогда было вникать в подробности всего происходящего. Помню, как я набросилась на Элли с поцелуями, как знакомила ее с окружающими, с нашими мужьями. Ведь, правда, мы были с тобой в восторге от них? А какие подарки они нам преподнесли! Правда, восхитительные! Старинные японские веера с ручками из слоновой кости, усыпанные жемчугом! А перья с массой изумрудов? Как они сверкали и переливались, изумительными нежными тонами!… Но, говорят изумруды приносят несчастье. Так оно и есть!… Мы так соскучились друг за другом, что я увела Элли в свою спальню, и мы упали с ней на кровать, как пылкие любовники. Мое новое свадебное платье, оказалось у меня на груди, штанишки на полу, а жадный рот Элли у меня между бедер. Я опять испытывала блаженство лесбийской любви.

Но кончить мне не удалось. В самый разгар наших объятий, когда Элли принялась сосать мой клитор, вдруг… кто-то сильно постучал в дверь! Ужас!

Мы оторвались друг от друга. В полном смятении вскочили с кровати, красные запыхавшиеся, не зная, что делать…

— Мэг, ты одна? — раздался за дверью голос Боба.

Я просто готова была открыть дверь и запустить в него графином с водой… кое-как сдержавшись, я ответила:

— Я переодеваюсь, Боб. Через 10 минут буду в гостиной.

Боб ушел, и мы растерянно взглянули друг на друга.

— Хорошо, Мегги, потом… потрогай.

Элли приподняла свое платье, вложила свою руку мне между бедер. Я почувствовала, что у меня там все необычайно мокро, а клитор такой твердый, как член у Дика, когда он кончает…

— Элли хочешь кончить?

— Очень!… Ты же чувствуешь… Но, перестань… Потерпим. Сейчас не удобно.

— Но когда же? Сегодня я уже замужем и ночью… я буду под мужем…

— Я не хочу твоего мужа! Сегодня я сама хочу тебя!

— Элли я ничего не могу поделать. Так нужно. И уже поздно. Да и ты, по-моему, не одна… Да?

Я вспомнила человека в машине.

— Кто это был с тобой?

— Так, один знакомый. Я же не могу дичиться людей, а он был так любезен и привез меня на совей машине.

— А я знаю, кто это был! — я лукаво взглянула на Элли, которая оправляла на себе платье.

Элли усмехнулась:

— Глупенькая, что ты можешь знать?!

— Но я видела у него шрам во всю щеку, — протянула я.

Элли схватила меня за руку

— Мэг, пока ты ничего не видела! Хорошо? Через два-три дня ты может быть увидишь его… И мы с тобой еще поговорим. А сейчас…

Мне не хотелось спорить и портить и себе и ей настроение

— Хорошо, — сказала спокойно я, — я ничего не видела.

— А сегодняшнюю ночь мы проведем вместе! Хочешь?

— Хочу… Но как это сделать?

— Я знаю как, — таинственно прошептала Элли. — Надо напоить твоего Боба до бесчувственного состояния и уложить его одного. А утром ты устроишь ему сцену за то, что он напился и заставил страдать тебя одну всю ночь! А?…

— Да, но он нарочно ничего не будет пить. Он сказал, что очень хочет, и уже несколько дней украдкой давал мне пощупать свой член в брюках… У него он весь вечер стоит…

— Ничего, успокоится.

— А утром мы уезжаем в свадебное путешествие… Вряд ли он будет пить.

— Предоставь это мне, — весело сказала Элли, и вдруг впилась в меня поцелуем, от которого у меня клитор сразу стал твердым…

— Согласна?… — задыхаясь, спросила она.

Я уже представила себе эту ночь и вместо ответа протянула Элли свои губы.

Ну, Кэт, как прошел свадебный вечер ты сама знаешь. Элли очаровала всех. Мой Боб ходил за ней как собачка. И я даже заметила, что вблизи нее у него член был напряжен. Да и Джон твой не отставал от Боба. Они ухаживали за нею до неприличия. Помнишь, ты даже устроила мне сцену, хотя я была в таком же положении, как и ты. Правда, я не ревновала Боба и заботилась только о внешнем приличии. Тогда меня больше тянуло к горячему телу Элли, чем к члену Боба.

С тобой мы больше не виделись. Утром ты уехала вместе с Джонни, а у меня была кошмарная ночь. И такое же утро. Это было ужасно! И вот, как все это произошло.

Элли как и обещала, напоила Боба до бесчувствия и он заснул как убитый на ковре в моей спальне.

А я с Элли забралась в отведенную ей комнату, знаешь ту, что для гостей, что выходит окнами в сад и тоже с телефоном.

Мы немного понежились в ванне и голенькими улеглись в постель. Почти сразу же мы схватили друг друга в объятия, впились друг другу в губы и лежали так долго-долго, предвкушая наслаждение… Мы медлили, чувствуя, как у нас между бедрами начинает все пылать и сладостно ныть…

Вдруг задребезжал телефонный звонок. Я, на секунду оторвалась от губ Элли.

— Пусть, — прошептала Элли, но о чем-то подумав, сказала: — Нет, Мег… Пожалуй, послушай.

Я подошла голая к телефону.

— Алло!

Незнакомый мужской голос ответил:

— Будьте любезны, попросите Элли Ришар.

Инстинктивно я зажала ладонью свои половые органы, чуть согнулась, покраснела, а потом закрыла трубку рукой и сказала:

— Элли, тебя кто-то… Что делать?

Но Элли уже взяла у меня трубку.

— Алло!… Да, да! Так… Так… Не может быть!… Твердо уверен?… Что ж… Хорошо… Хорошо… Все?…

Элли положила трубку и задумалась. Ее побледневшее лицо выражало тревогу.

— Элли, что такое?… Иди сюда!

— Мэг, — Элли присела на край кровати, на которую я уже успела забраться, — Мэг, скажи откровенно, ты своей подруге Кэт… Кэт…

— Макферсон.

— Вот, вот! Ты ей писала обо мне?

— Да. Кое-что.

— Это может окончиться весьма печально. Здесь и я виновата. Мне хотелось тебя познакомить с той жизнью, с которой, возможно, тебе придется познакомиться поближе..

— Элли! Что ты говоришь? Так это все правда?

— Что правда? — Элли пристально взглянула на меня.

Я прикусила язык и замялась.

— Ну… Ну, все то, что ты мне говорила…

— Конечно, правда! Мэг… я должна сейчас, а не через 2-3 дня познакомить тебя с ним.

— Значит это был Ред?

— Да. Он уже месяц в Штатах. А сейчас он будет здесь.

— Ты с ума сошла! Ночь же! Завтра можно!

— Ты не знаешь Реда. Ему нужно видеть тебя. Оденься, Мэг.

Элли одела рубаху, я вслед за ней, ничего не соображая, надела рубаху.

— Но, Элли, — я потянулась за трусами.

— Ах, Мэг! Ты совсем не знаешь Реда!

Она не успела договорить, как в окне мелькнула тень, тот час же превратившаяся в фигуру человека, раскрыв не закрытое окно, он ловко и быстро влез в комнату. Я вскрикнула и торопливо вместе с трусами юркнула под одеяло. Ред быстро и внимательно осмотрел комнату, придвинул к постели кресло, непринужденно уселся и закурил сигарету. Мы молча смотрели на него. Ах, Кэт это был законченный тип гангстера! Наглый, самоуверенный и красивый. Он насмешливо посмотрел на меня и на Элли.

— Развлекаетесь, девочки, — он подмигнул. — А нас мужчин, значит по боку? — внезапно его лицо стало алым, на щеке, обозначился шрам. — Только что я получил некоторые сведения, — сказал он, обращаясь к Элли. Ицида, о которой я тебе говорил, подбирается к письмам вот этой девчонки.

Ред кивнул на меня.

— Адресованные Кэт Макферсон? — уточнила Элли.

— Именно так! Имею доказательства, что в этих письмах имеется такое, что Хаяси вывернет нам с тобой душу, а раньше всего наши карманы.

— Мэг, — повернулась ко мне Элли, — ты что-нибудь писала о «Мисс Динамит»?

— Я… я не помню, — прошептала я ошеломленно.

— Не помню, — передразнил меня Ред, — скажите, пожалуйста, какая девичья память!

— А ты знаешь, — он со злости взглянул на меня, обращаясь на ты. — Ты знаешь, что если твои писульки попадут к Хаяси, то нам с Элли либо на каторгу, либо доллары на затычку желтой пасти этого дьявола! Ты хоть это понимаешь?

Я молчала, натягивая себе под подбородок одеяло.

— Да, история, — проговорила Элли с досадой.

— История… Ты сама не меньше виновата! Переусердствовала! Но об этом поздно жалеть.

— Завтра забери все свои письма у этой Кэт! Слышишь?

— Слышу, — пробормотала я.

— Все до единого! Но это еще не все. О если окажется, что Хаяси уже имеет их, или их копии, то понадобятся денежки. Понимаешь? Много денег. Желтый пес может потребовать за них и четыре и пять тысяч долларов и придется платить. Ты заварила кашу, тебе и расхлебывать.

— Но у меня нет денег, — растерянно сказала я.

— Зато у твоего папочки больше, чем достаточно, — проворчал Ред.

— Если его тряхнуть, то золотой дождик нас очень освежит. Рано или поздно, а это случилось бы, как неизбежное и справедливое!

Я смутно припомнила все то, что так поразило меня в дневнике Элли и все-таки как-то не хотелось верить.

— Но теперь это будет раньше, — добавил Ред.

— Раньше? — переспросила Элли

— Да. Придется вам все ускорить и кое-что изменить. Сегодня у нас приняты важные решения. Шефа мне сменили. Утвержден план моих действий там. Попробуем договориться с Ришаром. Но Хаяси может порядочно напортить. А здесь, — Ред обвел комнату глазами, — не все еще готово, но время не ждет.

— Как ты себе это представляешь?

— Девчонку надо упрятать, — Ред кивнул на меня.

— Да, но у нее уже есть муж, — сказала Элли. — Дело осложняется и неизвестно, чем все это кончиться.

Они говорили так, будто меня совсем здесь не было.

— Надо чтоб кончилось все хорошо, — сказал Ред, — и, пожалуй, придется поработать «Мисс Динамит», — добавил он, взглянув на Элли.

— О, нет! Никогда! — воскликнула Элли, вскочив с кровати и принявшись ходить по комнате. — Слышишь? Никогда!

— Ну, ну, тише, — примирительно сказал Ред и ловко бросил в рот сигарету, щелкнул зажигалкой и выпустил великолепный клубок дыма.

— Ред, мы