реклама

Свежие записи

Гарри Поттер и Красные комиссары : Эротический рассказ

«… Шрам не болел уже девятнадцать лет. Всё было хорошо».

Дж. К. Роулинг

Автомобиль, урча и выпуская копоть, уверенно миновал пробки, окружающие вокзал Кингс-Кросс. Старшие дети мчались в наполненный чудесами Хогвартс, малышня обоих семейств под присмотром миссис Джиневры Поттер отправились на три дня к вересковым пустошам — знакомиться с безобидной магической фауной.

А трое старых друзей — Гарри, Рон и Гермиона — ехали… впрочем, они и сами не знали, куда держат путь по набережной Лондона.

Недавно получивший маггловские водительские права Рон игнорировал правила движения, но Гермиона, сидящая справа от него, вовремя применяла заклинания до того как происходила авария. Гарри сосредоточенно изучал магическую карту, о происхождении которой он упорно отказывался рассказать друзьям.

— Очень скоро необходим резкий поворот налево, — произнёс Гарри. — По моему сигналу!

— Хотелось бы обратить внимание, слева нет поворота, а только Темза, сэр! — язвительно прокомментировала Гермиона.

— Думаю, здесь такие же чары, как на платформе девять и три четверти, — невозмутимо ответил Гарри. — Я доверяю этой карте.

Рон лихо подрезал очередного зазевавшегося маггла-таксиста, на мгновение выехал на встречную, вернулся обратно и включил магическое радио: «Now! The writing»s on a wall! It won»t go away! It»s an Omen! You just run out of automation!»

— Что это за гру… — только и успел произнести Рон, прежде чем случилось нечто странное.

Магическая карта в руках Гарри вспыхнула жуками-иероглифами, ослепила чернотой и пассажиров и водителя, автомобиль потерял управление и… Темнота и тишина окружили друзей.

— Что происходит? — раздался словно забитый магической ватой голос Гермионы.

— Я не понимаю, — так же глухо ответил Гарри.

— В машине не двигается ни одна деталь, я не могу открыть дверь, — сказал Рон. — Используйте же кто-нибудь палочку!

Послышался щелчок сумочки Гермионы и то, как она, чертыхаясь, пытается достать оттуда палочку.

— Люмос!

Ничего не изменилось. Темнота.

— Люмос Максима! — подоспел ей на помощь Гарри, но так же безрезультатно.

Томительно тянулись минуты и у друзей стали появляться первые признаки паники. Давящая тишина, абсолютная темнота и исчезновение магии заставляли думать о самом худшем.

— Это ловушка! — закричала Гермиона. — Гарри, немедленно объясни, что происходит!

— Я всего лишь хо…

Резкий рывок, свет и возвращение звука прервали его объяснение в самом начале. Быстрее всех среагировал Рон, который выскочил из машины с криком «Иммобилус!», выпуская заклинания в стоящие вокруг автомобиля фигуры. Гарри и Гермиона чуть замешкались, но их действия оказались аналогичными.

— Кастиго Вербум!

— Конъюнктивитус!

Раскатистый хохот и какие-то непонятные слова на чужом языке были им ответом. Фигуры оказались мужчинами в несколько необычной одежде, но вовсе не походившими на Пожирателей Смерти. Их было трое и, что самое странное, магия на них не действовала.

— Спокойно, товар-рищи, — с русским акцентом произнёс один из этих мужчин. — Не делайте р-резких движений, это вовсе ни к чему.

Гарри удержал Рона, уже собиравшегося кинуться на вероятных противников с кулаками. Гермиона, судя по всему, не чувствовала угрозы и с интересом рассматривала чужаков.

— Для начала, р-разр-решите пр-риветствовать вас на бор-рту нашего судна! Подводная лодка «Психопомп Илиус» и её экипаж — к вашим услугам! Пр-раздничный ужин и пр-редставление капитану ср-разу же, как покинем акваторрию Темзы. То есть — чер-рез два часа. Ваши личные дела здесь всем известны, ко мне же можете обр-ращаться — мичман Кибальчиш.

***

Гарри и Рон, подавленные самой ситуацией, послушно начали путь в «гостевую каюту», не задавая лишних вопросов. Гермиона же, стараясь по дороге вытянуть как можно больше информации, не гнушалась такими маггловскими приёмами как Обольстительная Улыбка, Облизывание Губ, Вздымающаяся грудь и Выстрел Глазами.

— Что за магия была к нам применена? Что за древний могущественный артефакт способен проделать такое?

— Даосская магия, — кратко ответил мичман. Он выступал в качестве провожатого по территории подводной лодки, которая оказалась неимоверно огромной. Автомобиль Рона Уизли с набережной Темзы оказался перемещён всего лишь в маленький грузовой отсек. Центральный же коридор поражал своими размерами: высокие своды стальных рёбер с массивными заклёпками терялись в далёкой высоте, а ширина была такой, что оборудовать здесь поле для квиддича не составило бы ни малейшего труда.

— Изнутр-ри «Психопомп Илиус» больше, чем снар-ружи, — пояснил Кибальчиш.

Видно было, что он не расположен отвечать на вопросы, чтоб ненароком не выдать военную тайну. Но и вовсе игнорировать молодую англичанку у него не получалось.

— Мистер Кибальчиш, — как можно более нежным голосом произнесла Гермиона, словно невзначай погладив идущего рядом мичмана по плечу. — Почему на вас и ваших товарищей не подействовали наши заклинания?

Мичман нахмурился, задумавшись на секунду, потом сказал:

— Защитный диалектический матер-риализм. Все остальные вопр-росы — капитану.

— Ну, пожалуйста, дорогой Кибальчиш! — не унималась Гермиона. — Расскажите хоть немного, почему мы здесь?

— Потому что мистер Поттер-р согласился устр-роить эту встр-речу.

— Это было не так! — воскликнул Гарри, идущий чуть позади.

— А как? — обернулся к нему мичман Кибальчиш. — Р-расскажите своим др-рузьям, им навер-рняка очень интер-ресно.

Гарри Поттер покраснел и промолчал. Тем временем они в сопровождении мичмана подошли к гостевой каюте, которая оказалась просторным помещением с уютными креслами и множеством необычных предметов, расставленными там и здесь в соответствии с законами гармонии фэн-шуй.

Внимание к себе привлекал загадочного вида чёрный ларь, расположенный на самом почётном месте.

— Что это такое? — спросила Гермиона.

Мичман широко и дружелюбно улыбнулся.

— Неважно. Лучше спр-росите, как этим пользоваться.

— И как же?

— Подходите. Закр-рываете глаза. Мысленно пр-роизносите: «Бездна-бездна, р-расскажи, да всю пр-равду доложи». Затем также мысленно задаёте вопр-рос. Получаете ответ и пользуетесь, — произнося инструкции, мичман Кибальчиш лёгкими движениями оглаживал чёрные лакированные стенки ларя. — Каждому из вас офор-рмлен гостевой доступ на тр-ри вопрроса. Если ответ не поступает, значит либо вопр-рос задан непр-равильно, либо пр-ревышен ур-ровень допуска.

Друзья слушали русского подводника крайне внимательно.

— Мистер-р Поттер-р! Попр-робуйте узнать, как вам получить кофе и пир-рожные, дабы скор-ротать вр-ремя в ожидании капитана.

Гарри послушно выполнил указания, несколько мгновений провёл с закрытыми глазами, стоя рядом с волшебным ларём. Открыв глаза, он хмыкнул удивлённо и три раза хлопнул в ладоши. Напоминая фантасмагорический десант, с потолка на паутинках немедленно спустились крупные пауки. Ловко и бесшумно они уставили журнальные столики рядом с тремя креслами красивой посудой китайского фарфора и мгновенно поднялись обратно. В воздухе разнёсся аромат превосходного кофе, налитого в чашки. На блюдцах лежали эклеры.

— Надеюсь, вы не будете скучать в ожидании капитана. Он удостоит вас посещением в течение полутор-ра часов. Увер-рен, вам есть о чём поговоррить.

С этими словами мичман Кибальчиш покинул гостевую каюту, не забыв перед выходом двусмысленно подмигнуть Гермионе.

Только за ним сдвинулись двери, Рон хлопнул в ладоши и даже сам удивился, когда на его столик была доставлена пачка сигарет, спички и пепельница.

— Нервы, — пояснил он в ответ на слегка возмущённый взгляд супруги.

Решительным шагом Гермиона подошла к волшебному ларю. Закрыла глаза и, не забыв произнести магическую формулу, задала вопрос, на который Гарри упорно отказывался отвечать. Как эта Магическая Карта, приведшая их на подводную лодку, с которой никуда не деться, попала к Поттеру?

***

Словно оказалась в другом теле безвольным наблюдателем.

Тело действительно другое: маленькое, хрупкое, нечеловеческое.

Знания и мысли всплывают сами собой.

Личность? Бордельная эльфа.

Роскошная обстановка. Вижу как в дверь входит Большой Господин Гарри Поттер.

Он подходит и кладет руку мне на голову. Преданно трусь щекой о его бедро. Короткий приказ раздеться. Подчиняюсь.

Домовым эльфам для освобождения достаточно носка, а бордельным освободиться гораздо сложнее. Многие ли, даже из добрых волшебников, согласились бы произнести заклинание Коитус, находясь внутри эльфы? Думаю, что кто-нибудь другой, а не он, убил бы меня на месте даже за саму просьбу отведать семени волшебника.

Хотя нет, если не Пожиратель Смерти, то просто приказал бы убраться, чтоб никогда больше не видеть.

А Внимательный Господин Гарри Поттер даже согласился! Пусть и пришлось посулить в качестве дара Магическую Карту Приключений, что возлюбленный Добби раздобыл у старухи-кобольда, которая получила её от русского домового Нафани, взявшего Карту неизвестно где. А ведь Честный Господин Гарри Поттер мог просто отобрать эту Магическую Карту, даже и не подумав освободить в знак расположения её — бордельную эльфу Слиппи Соп.

И вот всё происходит.

Единственная одежда — чулки из тончайшей картофельной шелухи. Скользит языком по шее, обводит языком сосок, прикусывает его. Выгибаюсь, желаю, чтобы он сразу без подготовки вошел в меня. Мяукаю. Удивляется, сжимает грудь, больно выкручивает соски, чуть слышно всхлипываю от боли и от того, что хочется чуть сильнее. Отпускает соски, и тут же я чувствую внутри себя его палец. Мне хочется еще глубже, сильнее, жестче. Я насаживаюсь сама, сжимаюсь внутри, чтобы не отпустить, задержать. Присоединяется второй палец, потом — третий. Это уже жестоко и немного больно.

Улыбается уголками губ, вытаскивает из меня пальцы и подносит их к моим губам. Мне не нужно объяснять — поднимаюсь и слизываю с его пальцев свои соки, прохожусь язычком между пальцами, прижимаю их к нёбу. Целую ладонь, посасываю его большой палец и легонько прикусываю ноготь. Еще раз — уже сильнее. Пощечина обжигает мою щеку, голова дергается. Прикусываю еще раз и отпускаю, трусь щекой о его большую ладонь, ощущаю ее тепло. Как хорошо быть маленьким зверьком, мечтающим зарыться в ней, укрыться, спрятаться, потому как это самое доброе, теплое, ласковое и безопасное место.

Убирает руку. Закрываю глаза и проваливаюсь в сладкую неизвестность. Лязг чего-то металлического. Сгорая от любопытства, терпеливо жду, хочу почувствовать прежде, чем увижу. Наручники. Настоящие, стальные. Цепь. Змеёй обвивается вокруг щиколоток, стягивая их. Щелчок. Холодные бесчувственные звенья впиваются в кожу, чуть-чуть пошевелишься — сдвигаются с уже привычных мест и вгрызаются рядом. Цепь скользит выше и соединяется с цепочкой на наручниках, снова щелчок. Нет, конечно, я не полностью обездвижена, но убежать не смогу, да и пошевелиться — с трудом. Я сама себе кажусь очень тяжелой и неловкой. Хотя это и не так. Постепенно привыкаю к цепям. Прохладные звенья нагреваются, немного впиваясь в тех местах, где рукой можно ощутить косточки. Смотрю доверчивым взглядом на Страстного Господина Гарри Поттера.

Стою на четвереньках на кровати. Беззащитная, покорная. Наслаждаюсь неизведанным ранее чувством власти Доброго Господина Гарри Поттера, которому безоговорочно и безусловно подчиняюсь.

Вытаскивает плетку. Шлёпает несколько раз. Удар по ягодицам. Мне хочется, чтобы это продолжалось. Иногда обжигает. Самую малость. Я начинаю ощущать, что удары могут быть разными, по-разному ощущаться на разных частях тела. Он переключается на спину. И вдруг — удар по груди, еще один и еще. Мне не хочется, чтобы он заканчивал. Я не чувствую боли, иногда, когда становится слишком чувствительно, я шиплю сквозь зубы. Хочется, чтобы это продолжалось еще долго.

Но вот цепи сняты. Я свободна. Свободна ли? Заклинание Коитус не произнесено, а я не причастилась волшебным семенем.

Стою на полу в позе покорности. Он берет меня за уши. Вдыхаю его запах. Я готова вдыхать его снова и снова. Его запах возбуждает, я завожусь. Провожу коготками по могучему фаллосу, облизываю, пробегаю пальчиками, облизываю головку, забираясь под кожу остреньким язычком. Он, не дожидаясь, засаживает мне в рот. Привыкаю к этому чувству.

Начинает резко насаживать меня на любовный жезл. Он почти касается глотки, иногда перекрывая дыхание. Слезы наворачиваются на глаза. Он изливается, я глотаю семя. Слизываю ее остатки.

— Коитус! — произносит Мягкий Господин Гарри Поттер, несколько раз ударяя волшебной палочкой меня по губам…

***

Отшатнувшись от чёрного ларя, Гермиона возвращается в собственное сознание, и от безмерного отвращения её тошнит прямо на пол.

— Как ты мог заниматься таким, Гарри! — стонет Гермиона сквозь кашель и спазмы. — Это противоестественно!

— В жизни всё надо попробовать! — пытается оправдаться Бывший-мальчик-который-выжил, догадавшись, что Гермиона увидела его Тайную Страсть.

Рону Уизли приходит страшная мысль, что его друг попал под заклятие Квир.

И никому и в голову не приходит, что таинственный чёрный ларь может искажать действительность…

— may be continued —