реклама

Свежие записи

Грешник на белом коне. Часть 6: Милосердие : Эротический рассказ

— Забавно? Что ты находишь в этом забавного, ублюдок?! — прокричала Вероника.

— Всё, — коротко ответил Алекс, и сделал несколько шагов вперёд.

— Стой где стоишь! — крикнула Ника.

Алекс остановился, но вовсе не потому что Ника приказала ему сделать это. Теперь Лаврову отчётливо стало понятно, что он сильно просчитался, когда предложил деньги своей жертве. Теперь роль жертвы досталась ему.

— Зачем ты это сделал? Почему ты заставил их… делать это?! — спросила Ника с запинкой, подразумевая наказание Марата и Вована.

— Не потому что меня заводит вид сосущихся пидоров. А тебе что, жаль этих уродов?

— Не твоё собачье дело!

Алекс самодовольно улыбнулся.

— Ненавидишь меня? — задал он риторический вопрос.

Ника промолчала. Возможно, всему виной был холодный ветер, или сказывался пережитый стресс, но руки девушки начали дрожать. Алексу же вся эта ситуация стала докучать, и он решил ускорить развязку.

— Не было бы счастья, да несчастье помогло. Пристрели меня, если, конечно, кишка не тонка, — предложил он спокойным голосом.

Вероника ожидала услышать что угодно, но только ни это. Лавров должен был просить о пощаде, а не брать её на слабо.

— Что тебя останавливает? Свидетелей нет, а те два пидора будут молчать, — продолжил Алекс тоном опытного подстрекателя.

Девушку начало знобить. Всё происходящее казалось ей дурным сном. Очень реалистичным безумным сном. Вероника хотела, чтобы проклятый насильник ответил за то, что сделал с ней, но сейчас, когда у неё была возможность поквитаться с Лавровым, девушка медлила.

— Это же так просто. Стреляй вот сюда, — сказала Алекс, указывая на свой лоб. — Ну это так, чтобы наверняка.

Ника отчаянно замотала головой, и попятилась назад, пока не упёрлась спиной в дерево. Алекс же остался стоять на месте, даже не пытаясь ничего предпринять. Сделав несколько глубоких вдохов, девушка нажала на курок, однако выстрела не последовало. Вместо него Вероника услышала безобидный щелчок, свидетельствующий о том, что в пистолете нет патронов. Алекс достал из кармана обойму. Как только Вероника выскочила из машины, и побежала в лес, Алекс первым делом вытащил из пистолета обойму, а только потом побежал за девушкой. Оставшийся в патроннике патрон Лавров выпустил в воздух перед тем, как Ника завладела его оружием. Сделал он это исключительно ради того, чтобы ненароком не подстрелить беглянку, не подозревая, что девушка накинется на него с палкой. Алекс до последнего не верил, что Ника осмелится нажать на курок, и был приятно удивлён, когда это всё же произошло.

— Не получается? — спросил он с издевкой, размахивая обоймой у себя перед носом.

Вероника сглотнула подкативший к горлу комок. Проклятый олигаршонок с ней просто играл, ничем не рискуя.

— Попробуй ещё раз! — сказал Лавров, и кинул обойму.

Как только обойма упала возле её ног, Ника наклонилась, чтобы её подобрать, но прежде, чем она успела взять обойму в руки, на неё набросился Алекс. Повалив Веронику на землю, Лавров сел на неё сверху. Девушка, естественно начала брыкаться, и попыталась сбросить Алекса с себя.

— Не ёрзай, мышка. Или тебе напомнить чем это закончилось в прошлый раз? — спросил Алекс, чувствуя себя хозяином положения.

Страх сменился жгучей яростью, и Вероника начала сопротивляться с удвоенной силой. Когда ей под руку подвернулся камень, девушка схватила его, и, недолго думая, со всей силы ударила Алекса по голове. Лавров тут же обмяк, и навалился на неё мёртвым грузом. Спихнув Алекса с себя, Ника отыскала пистолет вместе с обоймой, зарядила оружие, и направила его на Лаврова.

— Ты больной ублюдок! Тебе лечиться надо! — прокричала она.

Алекс даже не пошевелился. Ника почувствовала тревогу. Решив, что её обидчик притворяется, Вероника легонько пнула его ногой в бок, однако никакой реакции не последовало.

«Я его убила!» — мелькнула в голове девушки тревожная мысль.

Склонившись над Алексом, Ника нащупала у него пульс, и вздохнула с облегчением. Вместо того чтобы оставить Алекса и убежать, Вероника достала телефон, и уже начала набирать номер Скорой помощи.

«И что я им скажу? Что огрела сына известного бизнесмена камнем по голове? Даже если они меня выслушают, и отправят машину, я понятия не имею где мы находимся»! — подумала девушка, затем сбросила дозвон.

Стараясь отогнать страх, Ника пыталась понять как быть дальше, и решила что будет лучше самой довести Алекса до больницы, а там будь что будет. Убрав пистолет за пояс, девушка схватила Лаврова под руки, и поволокла к трассе. Стараясь не обращать внимания на боль в ушибленной ноге, девушка всё же выбралась из леса, и добралась до Майбаха. Сделав небольшую передышку, и восстановив дыхание, Вероника открыла переднюю дверцу машины, усадила Алекса на пассажирское сидение, а сама села за руль. Водительских прав у девушки конечно же не было, однако Ника могла отличить газ от тормоза, а коробку передач — от ручника. Отыскав ключи в кармане у Алекса, Вероника завела машину и выехала на дорогу. По пути в город девушка молила только об одном — чтобы какой-нибудь страдающий от бессонницы ДПСник не тормознул машину. Когда лес остался далеко позади, Вероника услышала рядом с собой сдавленный стон. Придя в себя, Алекс медленно открыл глаза, а когда увидел, что находится в своей машине, за рулём которой сидит Вероника, не понял что происходит.

— Какого хрена? — спросил он, потирая голову.

Пальцы Алекса наткнулись на что-то липкое. Этим «чем-то» оказалась его кровь.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Вероника, украдкой поглядывая на очнувшегося пассажира.

— А сама-то как думаешь? — ответил Алекс вопросом на вопрос.

Лавров был жив, и судя по всему, на тот свет не собирался. Приободрённая этим открытием, Ника решила, что им прямо сейчас стоит разрешить все разногласия.

— Если всё ещё хочешь замять конфликт, предлагаю поступить следующим образом: я забираю заявление об изнасиловании, а ты забываешь о том, что я тебя приложила, — предложила она Алексу.

— Приложила? Да ты мне чуть череп не пробила! — возразил Лавров.

— Незачем было на меня кидаться! — повысила голос Ника.

Алекс решился воздержаться от дальнейших споров, т. к. спорить с девушкой на повышенных тонах в его-то состояние было делом бесперспективным. Лавров и сам понимал, что слишком заигрался, в своих попытках нагнать на Нику страху. Он и понятия не имел о том, что если бы Вероника ударила его чуть левее, то путёвка на тот свет ему была бы гарантирована на 100%.

— Ладно. Я забуду обо всём, но только при одном условии — подкинь меня до дома. Сам я дотуда добраться не смогу, — выдвинул Алекс своё условие после полуминутной паузы.

— Тебе надо в больницу, а не домой! — возразила девушка.

— Я сам знаю что мне надо. Приеду домой, отосплюсь, а к утру буду как новенький. Если я не подох сразу же после удара, значит ещё поживу какое-то время.

Вероника не стала упорствовать. Следуя указаниям Алекса, Ника уже через полчаса остановилась напротив дома Лаврова на Рублёвке.

— Я надеюсь, ты не выбросила пистолет? — спросил Алекс, протягивая Нике руку.

Девушка достала оружие, и вложила его в ладонь Александра. Выйдя из машины, Алекс сказал Веронике, чтобы она перебралась на пассажирское сидение, и немного подождала, а сам пошёл к дому. Наткнувшись во дворе дома на двух охранников (у одного из них Алекс забрал оружие), Лавров подозвал их к себе. Отдав ствол первому охраннику, Алекс обратился к его коллеге:

— В тачке сидит моя знакомая. Подбрось её до дома, а потом пригони машину обратно. Адрес спросишь у неё.

— А что делать если прицепятся менты?

Алекс достал стопку стодолларовых купюр, отсчитал тысячу, и вручил их охраннику, затем пошёл к дому.

Прежде чем предстать перед папашей, Алекс решил привести себя в порядок. Доковыляв до ванной, Лавров скинул с себя кофту вместе с футболкой, и посмотрел в зеркало. Его тело украшали лиловые синяки, оставленные Маратом и Вованом.

— Чудище, — коротко бросил Алекс, и включил воду.

Приняв ванную, и почувствовав себя лучше (хотя боль в голове никуда не исчезла), Алекс отправился навстречу с отцом, и столкнулся с ним в коридоре.

— Я всё уладил. Завтра или послезавтра она заберёт заявление, — сообщил Александр усталым голосом.

— Уверен?

— Уверен. Я всё разрулил. Не совсем так, как планировал, но всё же разрулил.

Пробубнив себе под нос что-то одобрительное, Олег Лавров обошёл Алекса и отправился в свой кабинет. Александр же пошёл своей дорогой, пока не заметил слегка приоткрытую дверь в комнате домработницы. Открыв дверь, Алекс увидел раздетую по пояс Риту, стоявшую к нему спиной. Спину и бока девушки украшали уродливые рубцы, которые она пыталась смазать какой-то мазью. Когда Алекс зашёл в комнату, и демонстративно громко хлопнул дверью, Рита вздрогнула, решив, что вернулся её мучитель — Олег. Если раньше она с трудом, но всё же терпела причуды своего работодателя, то сегодня Лавров-старший совсем обезумел. Когда он потребовал, чтобы Рита явилась в его комнату, домработница поняла, что её ждёт не слишком весёлый вечер, но на деле всё оказалось ещё хуже. Сначала Олег заставил её раздеться догола, и опуститься на колени. Домработница послушно выполнила приказ работодателя, ожидая, что за этим последует жёсткий минет. Но вместо этого Олег достал из шкафа плётку, и несколько раз ударил домработницу по спине. Когда же Рита закричала от боли, Олег подошёл к ней спереди, и отвесил звонкую пощёчину, пригрозив, что если они будет орать, то он отхлестает её не плёткой, а кнутом, от которого у неё на всю оставшуюся жизнь останутся уродливые шрамы на спине. Опасаясь, что Олег выполнит свою угрозу, Рита со слезами на глазах попросила у него прощения. Лавров-старший нанёс по спине домработницы два десятка ударов, представляя, что перед ним сейчас не испуганная Рита, а его бывшая жена. О том, что эти удары предназначались ни ей, Рита поняла, когда Олег назвал её чужим именем. Закончив с поркой, Лавров приказал девушке подняться с пола, и встать раком. Когда Рита сделала и это, Олег вставил ей в задницу бутылку из-под коньяка, и попытался просунуть её как можно глубже. Зафиксировав бутылку, Олег подошёл к девушке спереди, и приказал выгнуться. Рита выпрямилась, а бутылка так и осталась торчать в её заднем проходе. После того как Олег отстегал женщину плёткой по животу и груди, Рита взмолилась о пощаде. Лавров-старший окинул её презрительным взглядом, и сказал, чтобы она выметалась отсюда. Когда измученная Рита начала собирать с пола свою одежду, Олег хлестнул её по руке, и рявкнул, чтобы она проваливала отсюда в таком виде. Придя в свою комнату, женщина долгое время пыталась оправиться от шока, а потом начала смазывать свои рубцы мазью, пока её не обнаружил Алекс. Повернувшись к нему лицом, Рита застыла на месте, не зная как реагировать на присутствие в её комнате Лаврова-младшего.

— Не об этом ты мечтала, когда устраивалась на работу, — проговорил Алекс, и пошёл Рите навстречу.

Домработница попятилась назад, не зная что ожидать от Алекса. Женщина поймала себя на мысли, что если предпочтения сына хоть отдалённо напоминают предпочтения отца, эту ночь ей не пережить. Однако на уме у Алекса было совсем другое. Когда он приказал женщине повернутся к нему спиной, Рита подчинилась, отгоняя непрошенные слёзы. Какого же было удивление Риты, когда Алекс взял с тумбочки мазь, и начал аккуратно обрабатывать рубцы на её спине.

— Дам тебе бесплатный совет — беги отсюда, пока не стало хуже, — посоветовал Лавров-младший, не отвлекаясь от основного дела.

— Хуже быть не может, — сказала Рита упавшим голосом.

— Ещё как может. Если хочешь, можешь удостовериться, но я бы не советовал.

Закончив со спиной, Алекс стал обрабатывать грудь Рита. Как только он дотронулся до её груди, домработница напряглась, ожидая худшего.

— Расслабься, — посоветовал Александр, и стал делать медленные круговые движения.

Сама того не желая, Рита почувствовала возбуждение. Почувствовав состояние женщины, Александр запустил вторую руку ей в трусики, и начал нежно поглаживать пизду Риты. Алекс и сам немного возбудился, и по мере того, как его возбуждение росло, головная боль отходила на задний план. Переключившись на вторую грудь, Лавров сжал её всей пятернёй, затем провёл указательным пальцем по соску, и услышал стон Риты. Домработница ожидала, что за всем этим последует нечто больше, но вместо этого Алекс перестал ласкать грудь Риты, вытащил руку из её трусиков, сказал, что желает ей скорого выздоровления, и направился к двери.

— Подожди! — неожиданно окликнула его Рита.

Когда Алекс обернулся, женщина подошла к нему, опустилась на колени и расстегнула ширинку.

— Ты не обязана этого делать, — предупредил её Лавров.

Несмотря на эти слова, Рита всё же достала член Алекса, и провела по нему ладонью взад-вперёд. Поиграв двумя пальцами с головкой члена, Рита задействовала вторую руку, и начала массировать яйца Алекса. Спустя полминуты после таких манипуляций член Лаврова набух, и стал твёрдым как скала. Рита взяла его в рот, и начала сосать. Когда руку Алекса легла на её голову, женщина напряглась, решив, что сын, как и его отец, начнёт жёстко драть её в рот. Вместо этого Алекс ласково погладил её по голове, дав понять, что признательность домработницы пришлась ему по душе. Воодушевлённая Рита начала сосать более активно, позабыв о том, что отец человека, которому она сейчас делает минет, едва её не покалечил. Возможно, это был первый раз в жизни, когда минет доставил ей удовольствие. Чувствуя, что готов к разрядке, Алекс резко выдернул член изо рта Риты, и оросил белой струёй её грудь. Тяжело дыша, Лавров заметил, что головная боль полностью исчезла. Поблагодарив Риту, Алекс вернулся в свою комнату, и уснул. Проспав крепким сном практически до обеда, Алекс обнаружил возле дома свой Майбах. Охранник рассказал Александру, что довёз Веронику до дома без каких-либо осложнений, и протянул ему деньги, которые Алекс вручил ему на случай проблемы с гаишниками.

— Оставь себе, — ответил Александр, и вернулся в дом.

Продолжение следует…