реклама

Свежие записи

Курортная история. Пролог. Главы 1 и 2 : Эротический рассказ

Пролог. Наследство

10 лет Юля трудилась не жалея себя. Поначалу, после института, она еще тешила себя наивными фантазиями, что упорный труд всегда приводит к успеху, но жизнь оказалась куда сложней. Все, чего она добилась, отдавая себя всю работе в ущерб личной жизни — это однушка в столице в ипотеку, «Матрешка» в кредит и возможность раз в год ездить отдыхать в теплые страны. ОДНОЙ. Семьи она не нажила, и короткие вечера проводила, жалуясь на жизнь своему карликовому пинчеру. У нее не было друзей, одни приятели, мама умерла, а папа пропал в неизвестном направлении еще до ее рождения. И вот когда, в свои 32, она уже окончательно смирилась с судьбой и одиночеством, эта самая судьба преподнесла ей неожиданный подарок.

Юля вернулась с работы как обычно поздно, около 10 и очень испугалась, увидев у своих дверей импозантного мужчину. Девушка замешкалась от неожиданности, и дверки лифта сомкнулись за ее спиной. Проскочить мимо незнакомца на лестницу? Невозможно! Он всего в метре от начала пролета. Она прижалась спиной к стенке и начала лихорадочно прорабатывать варианты, но тут мужчина широко и дружелюбно улыбнулся и обратился к ней приятным низким голосом:

— Юлия Александровна Спицына, я полагаю?

— Да…

— Не пугайтесь. Я к Вам по делу. Нам нужно переговорить. Я, если честно, жду Вас тут уже около часа.

Его голос и манера говорить внушали доверие, и Юля сразу успокоилась.

— А по какому вопросу?

— Меня зовут Виктор Николаевич. Я сотрудник адвокатской конторы «Безухов и партнеры», и здесь представляю интересы Вашего отца и… Вас.

— Отца?!

— Да. Александра Львовича Морозова.

— Нашелся, значит? Но я, знаете, никогда не знала его и… не хочу знать.

— Если бы и хотели, то, увы, не смогли бы. Ваш отец умер. И Вы, Юлия Александровна, его единственная наследница. Собственно, по этому поводу я и пришел.

— Умер? Мне жаль… И большое наследство?

— Я мог бы, конечно, и тут ознакомить Вас с документами, но… может мы лучше пройдем в квартиру?

— Да, да. Конечно!, — Юля суетливо порылась в сумочке, нашла ключи и вошла вместе с адвокатом в квартиру.

* * *

Наследство было огромным, но кроме колоссальных проблем оно Юле ничего не сулило. Дело в том, что ее биологический отец имел неплохой гостиничный бизнес. У него был один большой отель на черноморском побережье, но он был в залоге. Все оборотные и кредитные средства папа перед смертью вложил в покупку земельного участка и строительство новой гостиницы, но инсульт нарушил его планы. Участок был под обременением: на нем нельзя было строить здания выше 3-х этажей. А по проекту новая гостиница должна была быть 6-ти этажная. Времени на переделку проекта не было: если строительство не начнется до 1 сентября (т. е. всего через неделю), то со инвесторы откажутся от своих обязательств. Еще Юля узнала, что обременение наложил бывший владелец участка, он же владелец курорта по соседству. Ситуация казалась безвыходной, но адвокат выход знал и тут же его предложил.

— У нас есть клиенты, которые готовы выкупить бизнес Вашего отца. Это принесет Вам солидную сумму и избавит от необходимости решать проблемы, о которых я говорил.

— И что за сумма?

— Вот договор. Здесь все указано. Вам достаточно только поставить подпись. Мы могли бы завтра же сделать это у нотариуса.

Сумма была очень заманчивой, но Юля колебалась с ответом. Гость заметил это и начал горячо убеждать девушку:

— Поймите, у Вас нет ни опыта, ни связей, чтобы уладить это дело! Через неделю гостиница отойдет банку, инвесторы откажутся от своих обязательств и заберут землю. Но Вам придется еще оплатить простой техники и завезенные на стройку материалы. Тут даже квартира Вашего отца не покроет убытков! Вы еще останетесь должны! Вы мне симпатичны, поэтому послушайте дружеский совет: возьмите деньги. Это очень хорошее предложение. Вы сможете расплатиться со своими кредитами, купите дом в Подмосковье, смените машину, и у Вас еще останется! Я даже подготовил для Вас несколько вариантов, — адвокат извлек на свет несколько ярких буклетов с коттеджами.

— А какая рыночная цена участка и гостиницы? И какой она приносила доход?

Адвокат сразу погрустнел и вынул из портфеля пухлую папку с финансовыми документами.

— Вот здесь все есть. Но зачем Вам это?

Юля взяла папку и твердо ответила:

— И все же я подумаю. Спасибо и… я Вас больше не задерживаю.

Виктор Николаевич пожал плечами и встал.

— Как хотите. В любом случае я жду Вас завтра в 10 часов в нотариальной конторе, — он подал девушке визитку с адресом, — Вы либо вступите в наследство, что будет чистым самоубийством, либо сделаете правильный выбор и подпишете договор.

Всю ночь Юля корпела над бумагами. Под утро она уже со всем разобралась — недаром же она 10 лет трудилась экономистом. И решение было принято. Ведь это был ее шанс! Может быть единственный в жизни. В 9 утра она позвонила на работу и сообщила, что увольняется. Потом купила через интернет билет до Сочи, и ровно в 10 вошла в кабинет нотариуса в сопровождении адвоката…

Глава 1. Сделка

Ожидая в аэропорту посадки на самолет, Юля позвонила Эльдару Францевичу, бывшему владельцу участка. Тот неожиданно легко согласился на встречу и радушно предложил девушке самой назначить время. Договорились на 9:00 пятницы, которая должна была наступить уже завтра.

Рано утром она покинула отель. Таксист сильно удивился, услышав адрес «Тихий затон»:

— Ви вродэ нэ похожи на этих…

— На каких этих?

— Извращенцив…

— Не поняля?

— Ми завем эт мэсто «Тихий прытон». Ви гость там?

— Нет, я по делу.

— Э-э, красавица! Какое такое дело-шмело там у тибя бить можэт?

— Это неважно. И не отвлекайте меня. У меня работа.

Таксист насупился, пристально всмотрелся в непроницаемое лицо пассажирки через зеркало, и больше разговорами не докучал. Юля же, машинально перелистывая бумаги, с тревогой думала об услышанном. Машина долго петляла по горным серпантинам, а потом свернула с трассы на узкую дорожку с хорошим асфальтом. Преодолев извилистый крутой подъем, она остановилась перед шлагбаумом. В стороны от него, на сколько хватало глаз, расходилась глухая стена в 3 метра высотой, с колючей проволокой по верху. Из КПП, украшенного большим щитом «Частная территория. Проезд запрещен», вышел дюжий детина. Таксист приоткрыл свое окно:

— Начальник, дэвушку в «Затон» привез.

Бугай заглянул в салон и обратился к Юле:

— Вы в «Тихий затон»? Вас там ждут?

— Да. Эльдар Францевич мне назначил на 9.

— Фамилия?

— Спицына Ю. А.

Он сверился с блокнотом и изобразил некое подобие улыбки.

— Все верно. Выйдите и предъявите документы. Машину я все равно пропустить не могу.

— Да в курсе, я, начальник! Нэ пэрвый раз вожу сюда. Виходи красавица! Приехали.

Юля вышла, расплатилась с таксистом, который тут же уехал, и подала паспорт охраннику. Тот его тщательно рассмотрел, кивнул и коротко бросил в рацию:

— Кар с первого на третий. Посетитель, — потом вернул документы девушке, извинился, предложил подождать несколько минут в тенечке и даже предложил холодной минералки.

Через 3 минуты с другой стороны шлагбаума бесшумно подкатил электрокар. Юля села позади молчаливого водителя, и машина, резво развернувшись покатила вниз по склону. Поездка заняла минут 5 и закончилась у неприметной калитки в еще более фундаментальном заборе. Кар, высадив девушку, тут же укатил. Юля осмотрелась. Судя по табличке над калиткой, за оградой и находился «Тихий затон». Он располагался в относительно небольшой приморской долине, с трех сторон окруженный горными кручами, заросшими густым лесом. Дорога, по которой ее привезли, продолжалась дальше вдоль забора. Метров через 300, в прогалине между деревьями, просматривался пустырь, который и был, судя по всему, тем самым злополучным участком.

Юля подошла к калитке, но не успела поднести палец к кнопке звонка, как дверь открылась. В проеме появился секьюрити и дружелюбным жестом пригласил посетительницу внутрь. Переступив порог, она оказалась в большом холле здания охраны, которое было пристроено с обратной стороны забора. Справа за стеклом, в окружении мониторов сидело еще 2 охранника, не обративших на гостью ровно никакого внимания. Оба были погружены в свои экраны.

— Юлия Александровна Спицына?, — вежливо осведомился главный

— Да.

— Прошу прощения, но мне все же нужно взглянуть на Ваши документы.

Изучив паспорт, он тут же вернул его.

— Извините за такие строгости, но мы не имеем права подвергать опасности приватность наших клиентов.

— Я понимаю. Все в порядке. Как мне найти Эльдара Францевича?

— Вас проводят, но прежде Вам нужно оставить здесь свою одежду, фото и видеоаппаратуру и телефон.

— В смысле одежду?

— ВСЮ одежду оставить здесь. Вас не предупредили?

— Н-нет…

— Понятно. Снова мне расхлебывать, — охранник грустно улыбнулся, — У нас не обычный курорт. Наши гости в основном ходят по территории без одежды, и многих смущает, если рядом есть одетые люди. Поэтому весь персонал без исключения также обнажен. То же правило касается и посетителей. Да вот: смотрите сами, — он указал на тонированное окно.

Метрах в тридцати по дорожке шли 3 обнаженных девушки, на которых были лишь миниатюрные разноцветные переднички и белоснежные заколки в волосах.

— Это наши горничные, — пояснил охранник, — другой персонал и даже администрация одеты немного по-другому, но аналогично. Видите?

— Но вы же не голые?

— Для внешней охраны сделано единственное исключение.

— Но я не могу вот так взять и раздеться!

— Это не страшно. Тогда Вы не можете войти на территорию. Вам вызвать кар? О такси я тоже позабочусь.

Юля закусила губу, смутившись и покраснев, как подросток. Потом пристально посмотрела на охранника, пытаясь разбудить в нем какое-то сочувствие, но лицо мужчины было непроницаемым. Девушка поняла, что выбора у нее просто нет и обреченно спросила, где можно оставить одежду. Охранник проводил ее в одну из дверей слева и пояснил, как пользоваться кодовыми замками шкафчиков, после чего тактично вышел обратно в холл. Оставшись в одном нижнем белье, Юля выглянула из двери:

— А можно мне хотя бы передник?

Мужчина улыбнулся одними уголками губ и спокойно ответил:

— Можно, но не рекомендую. Вас могут принять за обслугу. Думаю, Эльдар Францевич Вам объяснит позже, а сейчас просто поверьте.

Это прозвучало так убедительно, что девушка решила последовать совету. Дрожащими руками избавившись от остатков одежды и закрыв шкафчик, она еще несколько минут не решалась выйти из раздевалки. Но время поджимало. До встречи оставалось несколько минут. С трудом уняв дрожь и постаравшись успокоиться, Юля прикрыла низ своим портфелем и решительно вышла в холл. Охранник только мельком взглянул на нее и невозмутимо объяснил, как пройти к административному корпусу. Очевидно, что он давно привык к наготе.

Юля вышла из прохладного помещения поста охраны в жаркий сосново-эвкалиптовый дурман. Она чувствовала себя подавленной и беззащитной. Ноги с трудом держали ее от охватившего все тело трепетного волнения и совсем не сексуального возбуждения. Ощущения еще усилились, когда она очутилась на центральной аллее курорта, где было довольно людно. Ей встречались парами и группами полностью или частично обнаженные отдыхающие и персонал. В эти моменты в ней все замирало, но постепенно она стала воспринимать все спокойнее, так как никто не обращал на нее абсолютно никакого внимания. Зато она со все возрастающим интересом украдкой рассматривала встречных. Это были и пожилые матроны с дряблыми бедрами и обвисшими животами и грудями. И мужчины аналогичной комплекции с совсем юными обворожительными спутницами. И спортивного типа пары среднего возраста. Разминулась и Юля и с целой семьей: папа, мама и двое их взрослых детей лет 16-17. Вывод о том, что это именно семья, девушка сделала потому, что очень уж сын и дочь походили на своих родителей. Удивила ее и еще одна вещь: брат спокойно обнимал сестру за обнаженную попку, и никого, похоже, этот факт не тревожил. Эта особая атмосфера нудистского курорта к концу пути помогла девушке совершенно расслабиться, и в здание администрации она вошла уже почти спокойной. В холле ее встретила приветливая девушка, которая была как и все полностью обнажена, за исключением белого шейного платка и туфель на длинной шпильке. Она назвала посетительницу по имени-отчеству и пригласила пройти за ней. Они поднялись на второй этаж и прошли по длинному коридору до конца, где была приемная директора. По пути им попалась еще одна нагая нимфа с папкой под мышкой и розовым платком. Она прошла мимо, обдав ароматом дорогого парфюма, и скрылась за дверью с надписью «Бухгалтерия».

В приемной за обычным офисным столом сидела симпатичная блондинка с почти отсутствующей грудью с таким же белым платком на шее, как и Юлина провожатая. Она поднялась навстречу посетительнице и вежливо проводила ее в кабинет начальника.

Эльдар Францевич восседал за монументальным столом красного дерева, покрытым зеленым сукном. На столе стоял только письменный прибор и телефон. Из мебели в обширном кабинете был еще только мягкий стул напротив хозяина. Мужчина был с иголочки одет в шикарный костюм и белоснежную рубашку. На руке были массивные золотые часы. На вид хозяину было лет 50-55. Он выглядел подтянутым и ухоженным: маникюр на руках, седые волосы безукоризненно уложены. Он улыбнулся Юле и жестом указал на стул, а потом обратился к секретарше:

— Катюша, принесите Юлии Александровне воды и на час нас не беспокоить. Да, приготовьте наряд горничной в белом цвете.

— Я Вас правильно поняла?

— Правильно, Катенька.

После обмена этими загадочными фразами плоскогрудая вышла, и Эльдар Францевич перевел свое внимание на посетительницу.

— Можно просто Юлия?

— Да, конечно, — смущенно сказала девушка.

Она вновь занервничала, так как одно дело быть голой, когда все вокруг такие же, и совсем другое — сидеть в таком виде перед одетым незнакомым мужчиной

— Вы не нервничайте и не стесняйтесь своей наготы, — безошибочно определил состояние гостьи хозяин кабинета, — Во-первых, я привык, а во-вторых, стесняться Вам нечего. Вы прекрасно выглядите!

— Спасибо.

— Давайте не будем тратить время на вводную часть и сразу перейдем к делу. Каюсь, я навел о Вас справки сразу после Вашего вчерашнего звонка. Вы смелая девушка, и мне это импонирует. Взяться за такое дело! Очень смело!

— Еще раз спасибо, я хотела бы…

— Извините, что перебиваю, но я, кажется, знаю все, что Вы можете предложить. И меня это не устраивает. Поэтому выслушайте сразу МОЕ предложение.

— Да, — сникнув ответила Юля

— Это предложение будет единственным. Без вариантов, увы. Итак… Я ни при каких условиях не соглашусь, чтобы вы строили рядом свой небоскреб. Наши гости — уважаемые, состоятельные люди. Приватность их отдыха ни в коем случае не может быть нарушена. Вы обратили внимание на внешнюю ограду? Она снабжена самыми совершенными средствами обнаружения и тщательно охраняется. И все для того, чтобы даже с гор никто не мог увидеть территорию курорта. Морская граница также охраняется. А Вы хотите 6-ти этажную махину под боком поставить. Это абсолютно исключено! Но для Вас ничего не потеряно. Дело в том, что в прошлом году я всерьез думал о расширении. Заказал даже для Вашего участка проект малоэтажной застройки. Но в итоге передумал и продал участок Вашему отцу. Однако, проект к тому времени уже был готов и полностью согласован. Вам нужно только взять его и передать подрядчику. Работы тогда можно будет начать хоть завтра.

— И сколько Вы хотите за свой проект?

— Вы молодец! Хорошая хватка. И я отвечу. Я хочу 25% Вашего бизнеса. Мои юристы не спали всю ночь, и все документы уже готовы. Для Вас это хороший выход. Лучше потерять четверть, чем все, согласитесь.

— Но проект стоит гораздо меньше!

— Купите дешевле, если сможете. Я не против. У Вас еще целых 5 дней.

— Но это…

— … невозможно, Вы хотите сказать? Да. Это невозможно. Но я не вор с большой дороги. За Вашу долю я обеспечу безопасность своих гостей во время стройки. Это ОЧЕНЬ дорогое мероприятие. Я же готов договориться с Вашими инвесторами об отсрочке начала строительства. С 15 октября мой курорт закрывается до весны, а начать строить раньше я Вам не позволю. Из-за моих клиентов. Кому захочется тут отдыхать, если в 200 метрах будет грохотать стройка? Я же выплачу неустойку Вашим застройщикам. Работать на объекте будут мои подрядчики, которым я доверяю больше. Так что это честная сделка. В мае вы сможете открыться, а дальше — все зависит от Вас. Но я уверен, что Вы справитесь.

Юля понимала, что предложение Эльдара Францевича является единственным решением ее проблемы. Но тем не менее она все же попросила время подумать.

— 3 минуты я могу дать. Не больше.

Девушка осознавала, что ее загнали в угол. 3 минуты ничего не решали, поэтому она после короткой паузы сказала «Да».

— Отлично! Вы приняли правильное решение.

— Где подписать?

— Не спешите. Есть еще одно условие. Я выручил Вас, а Вы должны выручить меня.

— Как? Что я должна делать?

— Ничего сложного. Поработать у меня два с половиной дня. Я даже заплачу Вам за это. Небольшие кадровые проблемы, знаете ли…

— Поработать? Ну… знаете, я неплохой экономист.

— Я знаю, Юлия. Но экономист мне не нужен. Вчера я вынужден был уволить одну из горничных, и мне некем ее заменить. А в третью виллу сегодня заезжают очень важные гости, мои давние клиенты. С друзьями, которые здесь впервые. Они пробудут до вечера воскресенья, и я прошу Вас стать их горничной.

— Что я должна делать?

— Поддерживать порядок на вилле и… исполнять любые пожелания гостей.

— … ??

— Вы, наверное, подумали, что у меня нудистский курорт? Это не совсем так. Здесь наши гости могут не только отдохнуть в единении с природой и без лишних глаз, но и реализовать свои любые, ЛЮБЫЕ сексуальные фантазии. За одним единственным исключением: никакого членовредительства и ущерба здоровью вообще.

— То есть я должна… ?, — Юлю бросило в краску, — Как проститутка?!

— Это плохое слово, но суть примерно передает.

— Это исключено! Я готова на многое, но не на все!

— Я не хочу давить, поэтому попытаюсь Вас переубедить. Как вы думаете, сколько партнеров в среднем женщина имеет до свадьбы?

— Какое это имеет значение?!

— Имеет. 4 в среднем, но 35% женщин имеют до 10 партнеров. Значит ли это, что 35% женщин — это женщины легкого поведения? Нет! Теперь второй вопрос: сколько партнеров было у Вас?

— Я не буду отвечать на этот вопрос.

— А Вы ответьте про себя. Мне можете не говорить. Я и так могу сказать, что не больше двух. У меня богатый жизненный опыт, знаете ли… Угадал?

— Почти, — тихо ответила Юля, досадуя, что Эльдар Францевич оказался прав. На самом деле партнер у нее был всего один и очень давно.

— Так что плохого, если у Вас добавиться еще несколько? При этом, в отличие от реальной жизни, вы избежите рисков остаться с разбитым сердцем, быть обманутой и, не дай бог, подхватить что-нибудь нездоровое? Это всего 2 с половиной дня, а потом Вы сможете вернуться к своему обычному образу жизни. И Вы ничего не потеряете, зато приобретете очень интересный, полезный и, уверен, приятный опыт! Если же Вас смущает делать это за деньги, то Вы можете и отказаться от гонорара. Тогда и совесть будет в порядке.

После этого Эльдар Францевич говорил еще минут 5, буквально гипнотизируя собеседницу своей спокойной и рассудительной речью. Юля, как ни пыталась, не смогла найти контраргументов, но количество ее страхов при этом не уменьшилось.

— Но… насколько я должна выполнять их пожелания? Должны же быть границы? А если они захотят такого, что… я не просто не смогу сделать?

— Понимаю Ваше беспокойство. Во-первых, наши гости очень интеллигентные люди. А во-вторых, границы существуют. Их, правда, не так много. Про недопустимость ущерба здоровью я уже говорил, но есть еще пара ограничений. Вы обратили внимание, что наш персонал имеет разноцветные элементы одежды: платки, фартуки, передники? Так вот, розовый цвет означает, что сотрудник приемлет только отношения с девушками. Голубой — с мужчинами и, наконец, белый — что сотрудник бисексуален. Желтая полоса означает согласие на золотой дождь, а коричневая — еще и на… Но такие запросы крайне редко у клиентов возникают. И последнее. Вы имеете полное право не отвечать на вопросы хозяев о Вашей личной жизни. Но можете и ответить. Кстати, как Вы хотите, чтобы Вас называли? Или предпочитаете оставить свое имя?

— Нет, нет! Не нужно. Пусть будет… Лика! Меня так в детстве во дворе звали.

— Договорились. Может вопросы есть?

— Нет… Да!. Я… могу выбрать цвет передника?, — краска залила Юлино лицо.

— К сожалению нет. Ваши будущие хозяева желают видеть бисексуальную горничную. Поэтому я и распорядился, чтобы Катя приготовила Вам белый комплект.

Еще один вопрос мучил Юлю, но она никак не решалась его задать. Хозяин заметил это и вновь проявил свою проницательность, чем заставил девушку покраснеть еще больше.

— Юлия Александровна, а как Вы относитесь к анальному сексу?

— Я… я… никогда.

— Напрасно. Видимо Вам просто не повезло с наставниками. Но не пугайтесь. Понимая Ваше состояние, я готов помочь.

Он наклонился и вынул из тумбы стола запечатанный пакет с каким-то черным предметом.

— Это пробка, Юлия Александровна. Если Вы посчитаете, что анальный секс для Вас неприемлем — просто вставьте ее себе в попку. Лубрикант здесь в комплекте идет, видите маленький тюбик?

Девушка машинально взяла пакет и непроизвольно поморщилась.

— Но учтите. Если Вы забудете ее вставить, то у Вас не будет никаких оснований отказать мужчине или женщине, если те пожелают воспользоваться этой Вашей дырочкой. Более того, если Вы откажете, наша с Вами сделка будет считаться расторгнутой! То же касается и любого отказа в традиционном сексе. Понимаете?

— Да. Я… должна буду… оказывать услуги только гостям моей виллы?

— Это как они пожелают. Если на Вас наденут ошейник (он мягкий, тонкий и совершенно Вас не стеснит), значит Ваше тело принадлежит только Вашим хозяевам. А если не наденут… Любой гость курорта будет иметь на Вас право. В прошлый раз их горничная ходила без ошейника. Вам все понятно?

— Все, — обреченно ответила Юля, поникнув головой

— Тогда уладим небольшие необходимые вещи, — Эльдар Францевич нажал что-то под столом.

Тут же появилась секретарша.

— Катюша, отведи Юлию Александровну на медосмотр, затем подпиши с Юлией Александровной стандартный договор горничной, выдай одежду и проводи на 3-ю виллу. Предупреди администратора, чтоб она ждала там и провела ей подробный инструктаж. Да, можете надеть ошейники, пока ходить будете, а то без них до вечера можете не успеть!

— Все сделаю, Эльдар Францевич. Что то еще?

— Когда закончишь, на обратном пути в 1-й корпус зайди. 204-й номер. Гургену Ашотовичу твоя попочка понравилась. Готова к его «дубинке»?

— Ой, шутите?! Забыли, как сами меня неделю назад бейсбольной битой испытывали? Даже не порвалось ничего!

— Вот за это и ценю. И, кстати, где это он успел тебя приметить?

— Вчера вечером заходил, хотел Вас увидеть, но Вы уже ушли тогда…

— Ясно. Идите барышни. Юлия, и пробочку не забудьте вставить сразу, как договор подпишете. А в воскресенье, после отъезда Ваших хозяев, милости прошу в мой кабинет. Оформим основную сделку. Удачи!

* * *

Все формальности были улажены в течение полутора часов. В мед центре оперативно провели всесторонние исследования Юлиного здоровья. Девушку поразил просто космический уровень оснащения этого заведения. А особенно — как при помощи хитроумного аппарата ей быстро и практически безболезненно сделали эпиляцию зоны бикини. После этой процедуры ее киска стала мягкой и гладенькой, как у девочки. Потом она подписала договор, надела спецодежду и сама вставила себе пробку. Это оказалось проще, чем она думала. Смазанный предмет легко вошел в ее тугое девственное отверстие и сидел там надежно. Дискомфорт наблюдался лишь первые полчаса, а потом Юля просто перестала чувствовать это инородное тело. Инструктаж был кратким и строго по делу: за чем следить, как и когда убирать, где взять инвентарь, где отдыхать и т. п. Администраторша была очень красивой женщиной лет 35, с безукоризненной фигурой и ровным бронзовым загаром безо всяких там светлых полосок от купальника. И общее впечатление было таково, словно она была не голой, а в строгом деловом костюме. Немного озадачивали только ее платок: белый с желтой и коричневой полосами, сбитые коленки а также вставленный в попу конский хвост. Юля так навязчиво все время пялилась на него, что Жанна Рудольфовна решила объясниться:

— Иногда приходится выдавать себя за животное. Могу и Вам такой организовать.

Юля тактично отказалась от этого «заманчивого» предложения и больше волю своим глазам старалась не давать.

Обязанности были несложными. Основной уборкой занимались специальные люди, когда гостей не было дома. Еду доставляли из ресторана, за столом прислуживали приходящие официанты. Что оставалось Юле — это создавать видимость работы, смахивая отовсюду пушистой метелочкой несуществующую пыль, выполнять просьбы «подай-принеси», быть ласковой, вежливой и жизнерадостной, поддерживать беседу (если рот не занят) и всегда быть готовой обслужить гостей ДРУГИМИ способами.

До приезда гостей оставалось часа полтора, и Юля решила отдохнуть. Без защитного ошейника гулять ей как-то не хотелось, особенно зная, что есть риск повстречать кого-то типа Гургена Ашотовича. В своей комнате она с удивлением нашла чемодан, который она оставила в Сочинской гостинице, а также оплаченный счет за проведенную там ночь. Видимо, Эльдар Францевич побеспокоился. Уснуть девушка не смогла, как ни старалась. Предстоящая роль безотказной давалки, сексуальной игрушки, одновременно и тревожила, и будоражила ее. Уснуть у нее не получилось. Она мучилась около часа, но вскоре вынуждена была признать, что дико возбуждена. «Юлька, прекрати! Ты же не шлюха! Чего ты так завелась? Возьми себя в руки!», — ругала она себя. Но руки, как раз, и отказывались слушаться. Вместо этого ее шаловливые пальчики забрались под передник и начали ласкать истосковавшийся по подобному обращению клитор. Оргазм, хоть она его и жаждала, накрыл девушку внезапно. Она судорожно сжала вытянутыми в струнку ногами свою руку и затряслась всем телом. Ложбинка на спине мгновенно покрылась испариной, а кожа стала вмиг такой чувствительной, словно все нервы выступили сквозь нее наружу.

Тяжело дыша после пережитого, Юля лежала на спине и занималась самобичеванием: «Шлюха! Проститутка! Блядь!! Головой! Головой думай, а не пиздой, дура!! Ты не такая! Тебе не может это нравиться!». Другой голос говорил в ней значительно тише, но почему-то гораздо весомей:

— Ты не трахалась 5 лет! Разве не об этом ты фантазировала дома под одеялом? Чтобы много членов? Чтобы быть вещью в чужих руках? Куклой? Так чего ты сопротивляешься? Расслабься и получай удовольствие. А удовольствия, судя по всему, будет много… !

— Но что о тебе подумают?

— Да плевать! Ты никогда не увидишь больше этих людей!

— Но ты сама сможешь с этим жить?

— А чего такого?! Уж с собой-то ты как-нибудь разберешься.

Из подобных раздумий ее вывел телефона. Она подскочила и схватила трубку.

— Второй пост говорит. Гости прибыли, встречайте. У Вас 5 минут.

Этого времени как раз хватило, чтобы привести прическу в порядок и чуть подправить макияж. Благо об одежде беспокоиться было нечего. И в то время, когда 2 электрокара подкатили ко входу, Юля уже стояла на крыльце, мило улыбаясь…

* * *

Гостей сопровождал сам Эльдар Францевич. Он же представил им прислугу:

— Специально для Вас у нас новая горничная. Вы — ее первые хозяева. Зовут ее Лика. В обычной жизни она преуспевающая бизнес-леди.

— О! И что заставило преуспевающую бизнес-леди стать горничной?, — улыбнулся красивый поджарый загорелый мужчина, приехавший на первом каре.

— Вам ли не знать, Михаил! Пути к успеху в бизнесе могут быть весьма причудливы!

— Думаю, Лика выбрала правильный путь к успеху, — со смехом сказала изящная спутница Михаила, выглядевшая, как Юлина ровесница, — меня зовут Света, можно Лана.

После этого она представила остальных:

— Это Михаил — мой муж, наш сын Леня и младшая сестра Миши — Вика, — она показала на худощавую брюнетку с короткой стрижкой.

Лёне было лет 17. При росте около 180 см, он имел атлетичное телосложение и в данный момент плотоядно пожирал глазами дам, вышедших из второго кара. Юля по их немного застенчивому виду сразу поняла, что это именно они — новички, о которых говорил Эльдар Францевич. Она сделала реверанс и склонила голову:

— Очень приятно. Лика. Надеюсь, Вам тут понравится.

— Главное, чтобы им понравилось, — указал Михаил на вторую семью, — Это мой приятель Саша, его жена Лена и дочь Соня. Ты уж постарайся для них, Лика, а я не обижу.

— Михаил очень щедр на чаевые, — пояснил хозяин курорта.

— Я постараюсь, — кротко ответила Юля и сделала книксен в адрес его друзей.

Света тем временем обошла вокруг горничной, критично ее осмотрела и вынесла вердикт:

— Эльдар Францевич, спасибо Вам за такой подарок. Девочка изумительная! Вот только пробочка сзади…

— Просто наша Лика там еще девочка. Но, зная талант Вашего супруга, думаю, что он сумеет уговорить ее.

— Девочка?!, — встрепенулся Михаил, — вот угодил, так угодил, Эльдар! Спасибо! Справимся, конечно!

Юля отметила крайнее смущение, которое испытывали Лена с Соней, слушая этот разговор. А также то, какими глазами смотрел на нее Саша. Тот разве только слюну не пускал, глядя на горничную.

— И таким сокровищем я ни с кем делиться не намерен, — продолжал Миша, — Лика, мы пока разместимся, а ты надевай ошейник и жди нас в столовой. Эльдар, распорядись насчет ужина. Все самое лучшее. Ты знаешь наши вкусы.

— Александр, Елена, Соня, у Вас будут пожелания?

— Не, мы Мишке доверяем!, — за всех ответил глава семьи.

— Официанты?

— Нам девочку и мальчика, только молоденьких не надо: с ними неинтересно, — задорно сказала Света, — и беленьких, если можно.

— Для Вас можно все! Сделаем, — поклонился Эльдар Францевич и коротко кивнул одному из водителей, который тут же взял в руки рацию, чтобы передать распоряжение куда следует

Глава 2. Любимовы

Эта сторона жизни Михаила и Светланы Любимовых долго была тайной за семью печатями для родственников, знакомых и друзей. Их моногамный брак продолжался совсем недолго. Спустя буквально полгода после свадьбы, когда Света уже была на сносях, она поймала мужу на измене. Попался он глупо. У Ланы начались проблемы с беременностью, и ее положили понаблюдаться в больницу. Но нахождение в этом заведении угнетающе действовало на девушку. Запах, наглые врачи и медсестры, курящие неухоженные роженицы, теснота в палатах — от всего этого ей становилось только хуже. Поэтому пролежав всего несколько дней, Лана сбежала домой. Был выходной, и она торопилась, желая сделать Мише сюрприз. Но «сюрприз» сделал он ей. Едва войдя в квартиру, Света лоб в лоб столкнулась с полностью голой девицей.

Та мгновенно оценила ситуацию, молниеносно оделась и сбежала восвояси. Как только за этой шалавой закрылась дверь, в доме Любимовых разгорелся скандал. Миша был жалок. Из его сбивчивого лепета следовало, что он здоровый молодой мужчина, и его организм просто физически не может без секса, который жена обеспечить ему не может. Но любит он только Свету и не хочет ее терять. И тут с Ланой случилось странное. Возможно, причиной был тот гормональный коктейль, кипящий в теле любой беременной женщины и порождающий порой самые неожиданные прихоти. А может в ней проснулось то, что было всегда, но пряталось где-то в сокровенных глубинах сознания. В общем, неважно по какой причине, но с губ девушки вдруг сорвалось:

— Я хочу это видеть!

— Ч… что?!?!

— Хочу видеть, как ты трахаешься с другой!

— С ума сошла?!, — услышанное не укладывалось в голове Михаила.

— Нет! Или завтра же я подаю на развод. И тогда сама знаешь, что будет!

Он, конечно, знал. Дело в том, что Светкин отец в советские времена был директором крупного завода. В начале девяностых, в эпоху бесконтрольной приватизации, он успешно отжал этот завод у государства, став его собственником. И в данный момент Миша полностью зависел от благосклонности тестя. Он жил в подаренной им на свадьбу большой квартире, ездил на купленной им машине и, наконец, разворачивал при содействии папы собственный бизнес. Все это было очень весомым аргументом не разрывать отношения со Светой. Но не решающим. Рещающим было то, что Михаил действительно любил свою жену. Просто не мог совладать со своей кобелиной природой. В итоге ему ничего не оставалось кроме как согласиться на безумное предложение Ланы с надеждой, что этот бзик у нее скоро пройдет.

Бзик не только не прошел, но и полностью захватил девушку. В ее голове, сменяя друг друга, мелькали сцены, как муж в самых разных позах имеет другую девушку нее на глазах. Будучи не в силах противостоять наваждению, она вынуждена была уединиться в ванной, и не вышла оттуда, пока дважды подряд не довела себя до оргазма. То же самое происходило с ней и позже. Стоило Свете подумать на эту тему, как ее и так набухшие из-за беременности соски становились деревянными, а вагина стремительно увлажнялась. Чуть не ежедневно она стала требовать у мужа ответа: когда он приведет кого-нибудь? Вот тут-то как раз и возникли проблемы. Снять телочку для Миши проблем не составляло. Но стоило очередной претендентке понять, что ей предстоит заниматься сексом в присутствии Мишиной жены, да еще и находящейся в положении, как она тут же сбегала.

На последних месяцах Свету больше занимали уже другие проблемы, и страсти поутихли. Но оба супруга свыклись с мыслью, что появление третьей в их спальне неизбежно и является лишь вопросом времени. Правда Лана, став из-за беременности очень мнительной в плане здоровья, была категорически против, чтобы это была случайная знакомая. И вновь судьба сделала непредвиденный поворот…

У Миши была младшая сестра. В описываемый период ей едва исполнилось 18. Вика была очень красивой и раскованной девушкой. Отбоя в ухажерах у нее не было, но серьезные отношения совершенно не входили в ее планы. Вика жила с родителями в тесной однушке, и потому любила часто бывать в гостях у брата, иногда оставаясь на несколько дней. Квартира была четырех комнатной и за ней была зарезервирована отдельная изолированная комната. После рождения Лени, по общему согласию, она совершенно переехала к Мише. Света была двумя руками за, так как у нее появлялась подружка, с которой всегда можно было потрепаться на женские темы. Во-вторых еще одна пара рук тоже была не лишней. Лана ухаживала за дитем, а Вика хлопотала по хозяйству и иногда оставалась за няню. Это устраивало всех.

Как уже говорилось, Вика была начисто лишена комплексов. Ведь с самого рождения она жила в одной комнате с родителями и братом, а в таких условиях трудно, если не невозможно, вырасти стеснительной. Поэтому, даже переехав на просторную жилплощадь с двумя санузлами, где нетрудно было укрыться от посторонних глаз, Вика не изменила своим привычкам. По дому она ходила в одном нижнем белье, ничуть не смущаясь брата и его жены. В один памятный вечер, троица «отмечала» пропадание грудного молока у Ланы. Наконец-то она могла позволить себе выпить. Ведь девушка была лишена этого почти полтора года! Все были изрядно навеселе, когда Вика встала и шатаясь вышла из комнаты, прокомментировав, что «ей надо отлить». Миша перехватил восторженный взгляд жены, которым она проводила полуобнаженную золовку.

— Ты чего это?, — удивленно спросил он

— А она у тебя ничего!

— Тебе девочки стали нравиться что-ли? Не понимаю…

— Я другого не понимаю. Как такой бабник, как ты, можешь спокойно на такую цыпочку смотреть? Ты обращал внимание на ее попку?

— С дуба рухнула? Она ж сестра моя!

— А если бы не была сестрой?

— Слушай, ты перепила с непривычки. Закроем эту тему!

Но эти слова Светы затронули в Мише неведомые дотоле струнки. Поэтому когда Вика вернулась, соблазнительно виляя бедрами, и села на свое место, он посмотрел на сестру уже совсем другими глазами: как смотрят на девушку, оценивая ее, как сексуальный объект. В ее молодом теле не было изъянов: высокая крепкая грудь, узкая талия плавной красивой линией переходящая в бедра, плоский животик… В этот момент Миша выглядел, как главный герой из недавно вышедшего фильма «Маска», где тот в образе волка пожирал глазами певичку Тину из клуба «Бонго-Бонго». Это не ускользнуло от внимания жены. Над столом повисла неловкая тишина, которую разрядила Вика:

— Чего притихли? Обо мне говорили? Обо мне?

— Нет, нет, просто… , — поспешно ответил Миша.

— Да брось! Типа я тебя не знаю! И что говорили?

— Викуль… может тебе поскромнее одеваться?, — выдавил из себя мужчина.

— Ого! Я тебя смущаю что ли? Да я ж всегда так ходила!

— Ну-у… с тех пор ты выросла…

— Только заметил что-ли?, — вдруг, посмотрев на брата, Вика звонко рассмеялась, — Ой! Мишган покраснел! Покраснел!!

— Ничего я не покраснел…

— Покраснел, — добавила жена, а потом наклонилась к золовке и что-то шепнула той в ухо.

Вика отстранилась и удивленно посмотрела на Свету:

— Да ла-адно?! Шутишь?

Лана отрицательно качнула головой.

— Мишка, ты правда дрочил на меня в детстве?!

— Иди в жопу, Вика!

— Он сам мне рассказывал! Ему 18 тогда было, а тебе — 14, — вставила жена, — Он еще и подглядывал за тобой!

— Да знаю, что подглядывал. Я и сама не без греха была… Интересно же было, как там у них все устроено.

— Удовлетворила любопытство?, — злясь на супругу спросил Миша.

— Тогда — да. Но ведь и ты с тех пор вырос!

— Ничего не изменилось.

— Не бреши! Ты с тех пор сантиметров на 15 подрос. Не может быть, что не изменилось!

— А какой у него тогда был?, — весело поинтересовалась Лана.

— Я только один раз мельком стояк у него видела…

— Эй! Ничего, что я тут рядом сижу?, — попытался прервать этот разговор Миша.

— Ну и сиди! Сантиметров 15 наверное.

— Вырос!, — коротко резюмировала жена.

— Да я и сама вижу, — задорно сказала Вика, заглянув под стол и оценив на глазок набухшее в штанах брата достоинство, — Может, покажешь?

Миша нервно вскочил, не желая больше участвовать в этом шоу, но тут раздухарившаяся пьяненькая сестра внезапно перешла от слов к делу. Она ухватила брата за резинку шорт и с хохотом рывком стянула их до колен вместе с трусами. Действительно подросший за последние 4 года член вырвался наружу и гордо уставился в потолок. Он попытался натянуть штаны обратно, но Вика не давала этого сделать. Завязалась борьба. Девушка не уступала, согнувшись и намертво вцепившись в одежду брата. Головка его члена болталась всего в нескольких сантиметрах от ее лица. Тогда он обхватил сестру за торс и попытался оторвать от пола. Рука зацепилась за лифчик, раздался треск, застежки вырвало с корнем, бюстгальтер пружинисто отскочил и упал вниз. Вика сразу разжала руки, вырвалась из объятий брата, выпрямилась и замерла в полуметре от него. Так они и стояли, глядя друг на друга и озадаченно хлопая глазами: она с обнаженной грудью, а он — со спущенными штанами.

— Ну… перестань, — шепотом сказала девушка, — не смотри на меня.

— Ты первая перестань.

Она опустила глаза:

— Он у тебя такой… большой… красивый…

— Ты тоже очень… красивая

Но тут оба опомнились. Миша натянул штаны, а Вика, прикрыв наготу руками, убежала из комнаты.

— Что это было?, — безадресно спросил мужчина

— Искра… , — ответила жена, — если бы меня тут не было, ты бы трахнул ее. И она была бы не против. Вот что!

— Еще чего! Не говори глупостей.

— Я же видела, как вы смотрите! Так что это не глупости!

— Она моя сестра…

— И что? Это не делает ее девушкой?

Супруги многозначительно переглянулись.

— Миш, признайся, ты же подумал о том же, о чем и я сейчас?

— О чем?

— Ты знаешь… Пусть это будет Вика.

— Нет. Нет! Невозможно!

— Почему? У тебя же на нее встал. Ты же хотел ее! Я же видела! Так почему нет? И для меня это был бы лучший выход

Они не заметили, что объект их разговора никуда не ушел, а притаившись стоял за углом. После последних слов девушка покинула укрытие.

— Я еще девочка, Миш.

— Что? Что ты тут делаешь?!?!

— Просто будь осторожен. У меня это будет первый раз, — и Вика, изящно наклонившись, стянула с себя трусики…

* * *

Света недолго мирилась с ролью наблюдательницы. Вернее, она была в этой роли всего один раз, когда ее муж лишал родную сестру невинности. А уже следующую ночь они провели в одной постели втроем. Их сексуальная жизнь весьма разнообразилась. И помогло этому даже не то, что все трое были весьма охочи до плотских утех. Дело в том, что девушки отличались в своих предпочтениях. Если Света больше любила оральный секс и не любила анал, то Вика — наоборот. А еще лучше было то, что в обеих девушках проснулись лесбийские наклонности. Этот факт был особо ценен для Миши, так как в противном случае ему было бы гораздо труднее полноценно удовлетворять своих женщин.

Время шло, сын рос, но троица и не думала распадаться. Мишин тесть в начале двухтысячных умер, оставив весь бизнес зятю. Семья переехала в новый огромный дом. Супруги сами участвовали в создании проекта, поэтому коттедж был с секретом. Из спальни Вики в их спальню вел замаскированный тайный ход. Это помогало им скрывать свою тайну несмотря на то, что Леня рос и многое понимал. Когда парню исполнилось 14, скрывать истинный характер отношений папы, мамы и тети было уже практически невозможно. Их контакты практически прекратились, но тут Миша узнал от знакомых об одном экзотическом курорте. Попасть туда можно было только по рекомендациям (причем не каждого гостя!), и он приложил все усилия, чтобы их получить. Первая поездка втроем подарила им океан страстей, море впечатлений и такой заряд «бодрости», что после возвращения никому секса не хотелось несколько месяцев! Но позже природа вновь взяла свое. Правда, они крайне редко занимались любовью втроем. Обычно Миша проводил ночь или у жены, или у сестры. Женщины не ревновали его друг к другу, это был давно пройденный этап их жизни. После первой поездки последовала вторая, а потом и третья. И все так бы и продолжалось неизвестно сколько, если бы не Леня.

Однажды, сидя за компом, он наткнулся на открытую сетевую папку, где были фотки и видео родителей с последнего отпуска. Миша расшарил ее накануне, чтобы Вика могла скачать, но забыл вновь закрыть доступ. Увиденное повергло юношу в шок! Он открыл для себя такое, что долго не укладывалось у него в голове. Его родители и тетка — шведская семья!! Хуже того: они еще и трахались на курорте со всеми подряд! Вот его маму сношают в рот и в вагину 2 незнакомых молодых парня, а папа все это снимает, да еще и подбадривает ее за кадром! А тут мама кувыркается с тетей Викой в постели, а потом отец, устав на это смотреть, оставляет камеру на столе и присоединяется к ним. Да еще и трахает потом Вику прямо в попу, пока мама вылизывает ее (фу-у) пизду!!! Зрелище было отталкивающим и притягательным одновременно. С одной стороны это были его родители, но с другой… то, что он увидел, было покруче любых порнофильмов! Леня скопировал себе все содержимое папки, и целый месяц это было для него единственным стимулом для ежедневных марафонов онанизма. Растущий организм выдал «на гора» за это время столько спермы, что ею можно было, наверное, наполнить большую ванну.

Первой неладное заподозрила Вика, которая отвечала в доме за стирку. Она и раньше находила в белье Ленькины трусы и футболки с засохшими характерными пятнами, но тут было иное. Со дна корзины она через день выуживала заскорузлые донельзя полотенца, которые были насквозь пропитаны терпким запахом спермы. Она тут же поделилась новостью с родителями. Те отнеслись к проблеме сначала несерьезно: «Да это нормально! Все подростки через такое проходят»

— Какой подросток? Ему уже 16!, — возражала Вика

— Ну и что? Я и в 17 гонял, и в 18, пока более-менее регулярную половую жизнь не начал. Да и до сих пор иногда балуюсь, — признался Миша

Но не в таком же количестве!!!, — возражала Вика, — такое ощущение, что он не один тут работал!

Вот тут они забеспокоились всерьез. Сразу вспомнили, что у Лени нет девушки, что он часто закрывается в своей комнате с друзьями, чтобы поиграть в приставку. Так неужели на самом деле они там… ? Догадка моментально превратилась в истину. Сын мастурбирует вместе с приятелями! А может даже они друг дружке это делают!! Да ведь так и до голубизны один шаг! Надо что-то делать! Все трое имели одинаково извращенный (в общепринятом понимании) мозг, поэтому только в таких мозгах и могла родиться столь безумная идея «спасения» подростка.

— Вика… Ты должна стать его любовницей, — выдала после недолгого размышления Света, — Другого выхода просто нет!

Женщина посмотрела на Мишу и по его поняла, что он согласен с женой. Да она и сама не видела иных вариантов, но все же попыталась возразить:

— Ребят, но это невозможно! Он же мне, как сын!

Это было правдой. Вика действительно воспринимала Леню, как родного сына. И даже не потому, что участвовала в его жизни с первых дней. Дело в том, что сама она не могла иметь детей из-за последствий одной неприятной болезни в подростковом возрасте.

— Викусь, а мне — сын! Без «как». Не могу же я… с ним…

— Назови хоть одну причину.

— Ну… Это же инцест!

— Ой, Свет, я тебя умоляю! А мы с Мишкой тогда чем занимаемся?!

— То есть ты против? Я не поняла…

— Не злись, тебе это не идет. Конечно не против, но, может, Миша сначала с ним поговорит по-мужски?

На том и порешили. На следующий день отец выбрал момент, чтобы серьезно поговорить с сыном. И почти сразу разговор пошел не так, как планировалось. Леня сразу понял смысл туманных намеков Михаила и сам перешел в наступление:

— Па, ты чо, решил, что я педик что ли?

— Нет, но ты с друзьями… запираетесь…

— Да мне даже думать об этом противно! Я ж не извращенец, как вы!!

— Что ты сказал?!

— Думаешь я не в курсе о тебе, маме и Вике?

— Ты о чем?

— Не прикидывайся! Я все знаю! Что вы любовники и… извращенцы!!! Я вообще вас знать не хочу! Уроды!!

Он вырвался от пытавшегося его удержать отца и умчался в свою комнату, хлопнув на прощанье дверью. Миша тут же пошел к ожидавшим результата дамам и растерянно рассказал о случившемся. Никто не смог больше предложить ничего вразумительного. Ситуация, казалось, вышла из-под контроля и в головах взрослых рождались самые кошмарные сценарии ее продолжения. Но кончилось все удивительно хорошо. Правда, до этого пришлось понервничать.

Так вот, следующим утром, когда троица собралась за завтраком, Леня появился в столовой с весьма решительным видом. Взрослые, которые уже конечно все были в курсе вчерашнего провала, стыдливо прятали глаза и напряженно ожидали, что им скажут.

— Родители, Вика! Ну… вы уже в курсе, о чем я… Я тут подумал… Мне плевать, чем вы занимаетесь по ночам. Это ваша личная жизнь, и я в нее лезть не собираюсь. Но я хочу знать, что это за место, куда вы каждый год без меня ездите?

Света первой оправилась от шока спустя минуту.

— Я отвечу, если ответишь ты… Ты точно не осуждаешь нас?

— Нет. Честное слово. Это даже прикольно. Я живу в шведской семье!, — он хохотнул, — Я ж говорю, что это ваше личное дело. Так куда вы ездите?

— Это курорт. Очень особый…

— Я догадался. Типа свингерский? Я читал про такие.

— Там есть и свингеры, — вступил Миша, — И нудисты. А вообще, это место, где каждый может реализовать свои… хм… эротические фантазии.

— Я так и думал. А могу Я реализовать там свои фантазии?

— К чему ты клонишь?, — спросила мама.

— Да просто в следующий раз я хочу поехать с вами. Это возможно?

Родители переглянулись. В принципе, за последние сутки они уже смирились с мыслью, что круг посвященных в их тайну расширился. Они также были морально готовы к тому, что им придется делить Вику с родным сыном. Но это одно, а сделать его непосредственным участником своих сексуальных отношений — совсем другое!

— Ты хоть осознаешь, о чем просишь?, — поинтересовался отец.

— Вполне, — уверенно ответил сын

Разговор получился долгим и тяжелым. Взрослые один за другим выдвигали аргументы против, но у Лени всегда находились контраргументы, которые крыть было нечем. Постепенно беседа свелась к установлению правил игры. Естественно, не могло быть и речи о возможности интимных отношений сына и матери. Также был наложен запрет на участие Лени в играх взрослых с другими людьми. Парень не возражал, так как понимал, что ему за глаза хватит развлечений с персоналом курорта и другими гостями. Оставался один нерешенный вопрос — отношения Лени и Вики. Тут решили события не форсировать, а пустить все на самотек. Возникнет взаимное влечение — значит, так тому и быть. Пацан-то был готов, но вот Вика, по понятным причинам — не совсем.

После окончания семейного совета все четверо испытали большое облегчение и даже радость. Одни — от того, что мир и покой в семье были восстановлены, а другие (точнее другой) — что все, о чем только может мечтать 16-ти летний подросток, станет для него явью.

Очень долго потом Вика избегала Леню, напрасно опасаясь активных действий с его стороны. Юношу, по правде, тянуло к тете, он хотел ее, но был слишком малоопытен в подобных делах и дико боялся сделать первый шаг, боясь провала. Все случилось неожиданно для обоих.

Однажды, вернувшись днем с тренировки по карате, Леня решил погреться в сауне. Впереди были соревнования, и ему нужно было сбросить пару кило. Все его мысли были заняты этим, поэтому, спустившись в подвал дома, он не обратил внимания, что в сауне уже кто-то есть. Быстро раздевшись и даже не взяв полотенце, он влетел в жаркое помещение как был — голым, и тут же словно наткнулся на невидимую стену. На полке сидела Вика и испуганно смотрела на подростка. Она тоже не была готова к такой встрече и даже не сообразила прикрыться. Леня же просто остолбенел и потерял дар речи, уставившись во все глаза на обнаженную тетю. Зато внизу у него кое-что пришло в движение. Член юноши начал на глазах увеличиваться в объеме и подниматься, быстро приобретая законченную и совершенную форму. В этот день Вика пребывала в отличном настроении. А сейчас ее к тому же весьма позабавило смущение Лени и заинтриговало дальнейшее развитие ситуации.

— Ну проходи, раз пришел, — с насмешкой сказала она, — чего застыл?

— Ничего не застыл, — буркнул подросток и взобрался на полок, стыдливо прикрыв ладонями свои чресла.

— А зачем прикрываешься? Я же не делаю этого. Боишься что-ли? Когда свои условия ставил — посмелее был.

Леня убрал руки.

— У тебя очень красивый член. Как у взрослого. Можно потрогать?, — и женщина, не дожидаясь ответа, обхватила отвердевший ствол парня, — И твердый какой!

Подросток сидел, боясь пошевелиться и уставившись в одну точку на противоположной стене.

— Напряжен ты сильно, Ленчик. Как бы не взорвался!, — Вика не спеша начала водить рукой по члену вверх-вниз.

Привело это ко вполне ожидаемому результату: Леня вдруг захрипел, выгнулся в спине и выпустил вверх мощнейшую струю семени. Та без труда достигла потолка и прилипла там, медленно собираясь в свисающую тянучую сосульку. Следующие порции взлетали все ниже и ниже, окропляя Ленины ноги, живот и деревянный полок. Вика аж взвизгнула от восторга, изумляясь напору и количеству извергнутой жидкости.

— Ну ты даешь, герой!

— П… прости!, — выдавил из себя смущенный до предела мальчик, — Я не удержался…

— Прости? Да я такого фонтана в жизни не видела! Это ж… потрясающе!! А то, что быстро — так это нормально. Тебе первый раз женщина это делает?

— Д-да…

— Не переживай!, — женщина соскочила с полка, наклонилась и чмокнула губами увядающую подрагивающую головку Ленькиного члена, — Приходи сегодня вечером ко мне. Мужчину из тебя делать будем!

* * *

Той ночью Леня был нутомим. Он умудрился кончить не меньше 10 раз и угомонился только под утро, совершенно вымотав свою партнершу. За несколько часов он узнал о сексе в 100 раз больше, чем за всю свою предыдущую жизнь. Вика была хорошей учительницей, а Ленька — прилежным учеником. Он безропотно выполнял все ее указания и радовался, как безумный, когда ему удалось впервые довести женщину до оргазма своим языком. Естественно, подросток не смог не воспользоваться возможностью поиметь тетушку и в попку, но он не получил от этого ожидаемого эффекта. Может от того, что его ожидания были почерпнуты из порнофильмов и рассказов, но скорее всего из-за того, что эта дырочка Вики была растрахана едва ли не сильнее, чем ее вагина. Зато киска женщины доставила ему море удовольствия. Тетушка творила тренированными мышцами своего влагалища такие чудеса, которые свели бы с ума любого!

Утром он вышел из Викиной спальни уставший и безмерно счастливый. А чуть позже к радости от того, что он, наконец, стал мужчиной, добавилось и другое. Встав в своей комнате на весы, Леня обнаружил, что сбросил за время ночного секс-марафона целых 3 кило! Пользы от этого правда было немного. Ведь следующую ночь он также провел в гостеприимных объятиях Вики, а потом с треском пролетел на соревнованиях, не выиграв ни одной схватки.

Оставшиеся до поездки на море 4 месяца Леня посвятил совершенствованию своего сексуального мастерства, и достиг немалых успехов. На курорт он прибыл во всеоружии, готовый к любым подвигам…