реклама

Свежие записи

Лера-Лерочка. Часть 19. На пикнике : Эротический рассказ

После той поездки в воинскую часть, Лера почти год не общалась со своей матерью, когда та решила её подложить под командира, только для того, чтобы демобилизовали раньше на неделю их зятя. Наступали майские праздники, и она попросила Романа навестить её семью, там, в деревне оставался отец и любимая бабушка. Роман тоже держал злобу на тёщу за этот случай, и просто не хотел её видеть, поэтому наотрез отказался, пояснив, что если она хочет, то пусть едет одна. Он собрал детей и отправился к своим родителям.

Узнав на вокзале, что автобусы ходят только до районного центра, в связи с весенней распутицей и ремонтом дорог, Лера вернулась в пустую квартиру. Она упала на не заправленную кровать и задумалась. Серость зимы, однообразие, дети, жрачка, стирка, как меня это утомило. И Ромка, каждый выходной ездит к родителям, а тут один раз попросила, и не поехал, наверное, разлюбил. Я для него стала как резиновая кукла, потрахался, уснул, проснулся, снова потрахался и на работу. А где та романтика, ухаживание, я уже забыла, когда он меня выводил в свет. Да если и выводил, это была полнейшая скука, слушать бред учёных мужей вместо весёлой музыки. Толи дело раньше собирались на природе, шашлыки, водочка, песни под гитару. И она начала вспоминать все сладкие моменты до супружеской жизни, как целовалась с парнями, изнемогая от несостоявшихся оргазмов. Ей вновь захотелось окунуться в прошлый мир хотя бы на миг в новом обличии. Она бы не стеснялась своих плоских грудей и не убирала назойливые руки подростков от них. Не стыдилась свих узких бёдер и тощей попки, и позволяла бы кой кому пошариться в трусиках, или хотя бы поверх них.

Телефонный звонок застал её врасплох, когда она пальчиками начала теребить между двух пухлых складочек, нежно касаясь клитора.

— Да слушаю, ответила жёстко она.

— Лерка, ты чего орёшь как потерпевшая, спросила Татьяна, её подруга по колледжу, та, у которой она была свидетелем на свадьбе.

— Случилось что, вновь спросила она.

— Да нет, ответила Лера.

— Я вот, что звоню, одолжите нам палатку на пару дней, ты помнишь, что мы каждый год собираемся 1 мая на природе со старыми друзьями, отмечая нашу с Вовчиком помолвку.

— А я что уже не подруга, пригласить слабо, заявила Лера.

— Да мы бы рады, вот только там будет Сергей, сухо ответила Таня.

— Какой ещё Сергей, спросила Лера.

— Ну этот Вовин друг, свидетель наш, ну тот который тебя …

— Выебал у вас на свадьбе, ты это хотела сказать.

— Тогда, мне особенно хочется поехать, заявила Лера.

— Лер, а может не надо, Ромка если увидит его возле тебя, обязательно набьёт морду, ну а друзья полезут защищать Сергея, будет грандиозная драка, а у него жена беременная.

— Да не парься ты, Ромка уехал с детьми к родителям, а я тут в четырёх стенах одна, и тебе не жалко подругу.

— Хорошо, собирайся, мы заедем через час, но обещай, что без сцен.

— Не обещаю, а что с собой брать, спросила Лера.

— На улице сейчас очень жарко, надень что-то лёгкое, а вот ночью прохладно ещё, возьми теплый спортивный костюм, и купальник не забудь, может вода в озерце прогрелась, так искупнёмся.

— Да нет, я имею спиртное и закуску.

— Об этом не замарачивайся, нашего фирменного самогона на всех хватит.

Лера долго перебирала свой гардероб, желая выглядеть достойной перед мужской половиной, и особенно перед Сергеем. Ей хотелось сразить его наповал, чтобы у него потом всю оставшуюся жизнь текли слюни, а с конца капало, когда он её вспоминал и жалел, что потерял навсегда, такую Лерочку.

Она не заметила, как пролетело время, и друзья уже торопили её на пороге. Лера наспех побросала кое-какие вещи, оставаясь в своей походной джинсовой юбке и топике с глубоким декольте. Она не стала переодеваться, дабы не задерживать весь эскорт стоящих у подъезда автомобилей, и хотя нижнее бельё она одела только утром, трусики её изрядно промокли от былых воспоминаний. Лера почему-то быстро и обильно текла, когда её одолевало желание, и совсем была чёрствой, когда она не хотела.

Вовчик, муж Татьяны, всегда с завистью смотрел на подругу жены как на сексуальный объект, и не прочь был ей засадить. Он даже как-то приходил в гости и пытался её трахнуть, когда Роман был в командировке. Прикинувшись пьяным, он предложил Лере тоже выпить, зная по рассказам Сергея, что она слаба на передок в пьяном виде, но она тогда достойно выдержала, и выпроводила его за дверь среди ночи. Хотя изначально сама предложила остаться, просто по-дружески, боясь за его состояние и ночных хулиганов.

Но он не только желал её, он готов был перелапать всех подруг, и к его выходкам привыкли все знакомые, не тая обид, в том числе и жена. Он запросто мог на глазах у всей компании потрогать за сиськи любую женщину, шлёпнуть по попке, погладить коленки, и ради прикола, сдёрнуть штанишки вместе с трусиками, какой нибудь не замужней девчонке, веселясь на вечеринках. И это был Вовчик душа, и заводило компании, которому сходило всё с рук.

— О Лерка ты хорошеешь с каждым днём, ну прям как Шамаханская царица, будь я ростом повыше, я бы обязательно тебя отбил у Романа. Одни сиськи чего стоят. Да кстати, а у тебя свои или силикон? Спросил шуткой Вовчик.

— Свои конечно. Откуда у нас столько денег на силикон, ответила Лера.

— Ой, да не прибедняйся, вон машины каждый год меняете, мебель, и даже квартиру, а на силикон денег нет. Не верю.

— Да я серьёзно не силикон, свои это, оправдываясь, сказала Лера.

— Вовка! Отстань ты от неё, выходи на площадку, пусть человек оденется, а то сейчас ещё и проверять начнёшь. Как бы строго сказала Татьяна.

— А что, идея, сейчас мы проверим, Лер можно я потрогаю, ну совсем чуть-чуть, двумя пальчиками. С расплывшейся улыбкой просил Вовчик.

— Да ладно потрогай, ты ведь всё равно не отстанешь. Улыбаясь, ответила Лера.

Он всей ладошкой снизу приподнял и так стоячую грудь, затем слегка сжал, и круговыми движениями принялся массировать. При надавливании упругая масса расплывалась куда-то по рёбрам как маленький воздушный шарик, и затем снова надувалась, принимая прежний объем.

— О Лерка кайф, «щас кончу», распыляясь довольной рожей, сказал Вовчик.

— Выходи быстрее страдалец несчастный, и палатку не забудь, уже строже сказала Татьяна.

— Да сейчас, иди сама, не мешай мне дегустировать, продолжал шутить Вован.

— Лерка да врежь ты этому кобелю, а то не отстанет, как бы шутя сказала Таня, взяв часть Лерыных вещей, вышла из квартиры.

Не почувствовав отпора, Вовчик второй рукой залез под топик. Её эксклюзивный бюстгальтер слегка закрывал соски и функционально только поддерживал два аккуратных холмика. Не ожидая для себя, он приподнял ладошку, и одна половинка с лёгкостью выпала наружу. Он оробел, когда увидел налитую, молочно – белую, с голубыми прожилками грудь. Она торчала далеко вперед в виде слегка провисшего скруглённого конуса, при этом острая вершинка устремлялась вверх. Её розовый сосочек слегка сжался от прикосновения чужих пальчиков, и это почувствовал наглый шутник. Он с испугу отпустил руки и уставился на Леру.

— Ну, это уже сверх наглости, а ты не боишься Романа, он тебя как комара раздавит, и не дай бог ему это увидеть, о тебя мокрого места не останется, спокойно, чуть ли не шёпотом сказала Лера.

— Ой Лерка, конечно боюсь, Ромка твой о-го-го, поэтому я даже пить с ним боюсь, он не предсказуемый. Везёт же ему, каждый день на такую красоту смотрит, если бы у моей Таньки такие были, я бы всем друзьям с гордостью показывал, да что показывал, я бы заставлял её с голыми сиськами ходить, а вот трогать не разрешал бы. Нет если все будут лапать, то они отвиснут и потеряют товарный вид, и потом показывать нечего будет.

— А мои сиськи, значит можно лапать, с упрёком сказала Лера.

Он быстро взял её грудь и аккуратно вложил на место, поправляя бюстгальтер и топик.

«Вот арлекин, такому не то, что пощёчину, на такого и злиться не возможно» — подумала она. Лера вспомнила, как в молодости, на одной из вечеринок он показывал фокусы, и раскрутил её наивную на розыгрыш. Завязав ей глаза и дав в обе руки по стакану вина, на счёт три, Лера должна была сойти с табуретки, не пролив ни капли. Проигравший выпивает оба стакана. Но уже на счёт два, он резко сдёрнул спортивные штаны до самых ступней, а вместе с ними легко сползли и трусики из розового эластика. Вся компания бурно аплодировала, глядя на маленькую округлую попочку, от которой отходили, длинные стройные ножки.

Спущенные штаны мешали поочерёдно ногам сойти в низ, а стаканы в руках их одеть. Она немного прогнулась, показывая свой уже не девственный пирожок поросший черным пушком, и плавно спрыгнула на обе ноги. Лера села на табуретку, и залпом опустошила оба стакана. Это не правильное пари, победитель выпивает всё, а проигравший одевает штаны. Он подошёл и натянул ей сначала трусы, а потом и трико. Упав на колени, он начал просить прощения, меняя мимику лица. Побагровевшая от злости, она готова была его разорвать. Но из фокусника, Вовчик превратился в клоуна, встав на четвереньки, он оголил свой зад и попросил Леру пнуть его в отместку. Она легонько шлёпнула ступнёй по ягодицам, задев кончиками пальцёв отвисшие клумбы, которые заболтались как колокольчики. Толпа ещё громче разразилась смехом, и Лера тоже расхохоталась, забыв про обиды. Дальше она ничего не помнила, вино свалило её наповал, и Сергей тогда во второй раз воспользовался её телом, пристрастив её к сексу.

— Лерка ты чего хихикаешь, в недоумении спросил Вовчик.

— Да вот вспомнила, как ты с меня штаны с трусами сдёрнул, а я ещё тебя по яйцам пнула за это.

— А помню, тогда я хотел только трико снять, а поползли и трусы со слабой резинкой. О, я думал, что ты меня порвёшь, кое-как выкрутился. Да и перед Серёгой неудобно было, ведь вы тогда были уже вместе.

— Да ладно я на тебя не обижаюсь, с улыбкой сказала Лера. Бери рюкзак с палаткой, а я пока натяну кроссовки.

Они нагнулись одновременно, и Вовчик не упустил момента заглянуть ей под юбку. Белые стринги от напряга врезались в попу, показывая краешки бритых губок вагины возле анального отверстия, которое обрисовывалось большим розовым ореолом, разделённым узкой верёвочкой. Полоска шёлковых трусиков, очерчивая рельеф пухлых складок, слегка промокла в месте углубления. Вовчик ни как не мог оторваться от соблазна полапать её и там. Он легонько приподнял и так короткую юбку, погладил по ягодицам, и затем ладошкой провёл по промежности, вдавливая средним пальцем узкую лямку ещё глубже в разрез половых губ.

— О Лерка какая попочка, тебе бы в конкурсе только участвовать, а ты кажется уже потекла, наверное меня хочешь, шуткой сказал он.

Лера стояла как вкопанная, натягивая второй кроссовок, который долго не поддавался из-за боязни повредить маникюр. А когда завязала шнурки, она как пружина распрямилась, и ногой ударила в пах назойливому дружку.

— Ты что вообще охренел, потрогал за сиську и думаешь я вся твоя. Я обязательно расскажу Ромке, на этот раз он мне поверит, и точно с тебя отбивную сделает. В прошлый раз он тебя простил, даже заступался мол, что с пьяного взять.

Корчась от боли, Вовчику стало ещё хуже, он испугался, узнав, что она рассказала мужу.

— Давай выметайся Ловелас несчастный, и что бы духу твоего в нашем доме не было.

Она хотела сказать столько гадостей, возможно, их дружбе пришёл бы конец, но он вовремя её остановил, попросив прощение на полном серьёзе. И на этот раз Лера легко согласилась. Она кинула ключи от квартиры, и сказала, что бы он закрыл входную дверь, когда отойдёт от боли. А когда села в машину, её немного затрясло, щёки покрылись румянцем и горели огнём.

— Что-то случилось, поди этот скотина приставал, а где он сам, я ему сейчас отвешаю пилюль.

— Да нет, всё нормально, просто его приспичило в туалет.

— А тогда всё понятно, пописать не может, простатитчик грёбаный, он бы только глазами ебал, а носом спускал, а в постели со своей пипеткой ничего не может. Ну ладно проехали.

— Я смотрю тебя не на шутку колбасит, и щеки уже огнём горят. Поди волнуешься о предстоящей встрече с Сергеем, с подколкой спросила Таня.

— Может быть, загадочно ответила Лера, сама думая и жалея Вовчика, его простатит, и пинок в промежность, наверное больно мужику.

Они ехали молча всю дорогу, каждый переваривая своё, Лера думала как насолить Сергею, Татьяна о предстоящих их разборках, а Вовчик планировал месть за распухшие яйца.

Место отдыха оказалось безлюдным, дорога долго петляла по зарослям тальника и вывела на полуостров с полянкой метров тридцать в диаметре, окружённой старыми огромными ивами. С одной стороны протекала река с дикими песчаными пляжами, а с другой петляло небольшое, но длинное озеро.

Компания состоящая из четырёх пар и двух незамужних женщин, не считая собаки, быстро взялись за обустройство. И вот уже палатки поставлены, дымился мангал и повсюду разносился запах шашлыка. Не смотря на начало мая, стояла сильная жара, Лера знала, что майский загар самый полезный, она взяла вещи из машины и направилась к палатке, поменять нижнее бельё на купальник. Раздевшись догола, она поняла, что в сумке нет ни купальника, ни запасного комплекта нижнего белья, только спортивный костюм, халат, кофточки, юбочки, блузки, и даже вечернее платье. Разглядывая измусоленные стринги, Лера услышала звук молнии дверей палатки. Прикрыв голый лобок тем, что было в руках, она попросила не входить, так как ещё не оделась. Но молния резко раскрылась, и в палатку ввалился Сергей.

— Что тебе надо, выйди, не видишь, я переодеваюсь, спокойно сказала Лера.

— Я что тебя голой не видел, потолковать надо. Говорят, ты сама хотела встретиться со мной, спросил Сергей.

— Говорят, в Москве кур доят, съязвила Лера. Выходи, я замужняя женщина и нам не о чем говорить.

Кажется, мы не выяснили отношения, ты пропала, ни сказав ни слова.

— Кажется, крестись, ответила она. А что мне было ждать, когда ты нагуляешься, перетрахаешь всех целок, а когда ни одной не останется, предложишь мне руку и сердце. Ну уж нет.

Увидев искринку зависти в его слезившихся глазах, Лера стала понимать, что план измывательств начал действовать. Она убрала руку с лобка, бросив в открытую сумку белые стринги. Конечно, она его тоже не стеснялась, поскольку они почти полгода были вместе, а месяц жили как муж и жена, прежде чем она стала встречаться с Романом.

Стоя во весь рост, в просторной палатке, она умышленно демонстрировала свой начисто выбритый упитанный лобок, стоящему на коленях Сергею. Плотно сдвинутые бёдра, ещё больше надували пышные губки, вздыбленного треугольника разделённого глубоким прорезом сантиметров пять вверх. Лера поймала его устремлённый взгляд у себя между ног, повернулась спиной и нагнулась к сумке, предлагая посмотреть на себя ещё с зада. Её круглые, бархатистые ягодички слегка раздвинулись, обнажая розовую звёздочку, под которой сразу начинался мясистый пирожок. В его прорези проглядывалась красная начинка, истекающая поблескивающей жидкостью. Это окончательно срубило бывшего жениха.

Лера повернулась и увидела картину, которую нельзя нарисовать маслом. Сергей стоял со спущенными трусами ниже колен и снимал с себя футболку. Его орган с годами оказался ещё больше, ствол стал толще и был окутанный крупными жилками, напоминающими больших дождевых червей. Мясистая шкурка скатилась с раздутой головки и тучным розовым валиком сложилась у её основания. Огромная красно-лиловая залупа с тупым, закруглённым концом, заканчивалась у свёрнутой крайней плоти крупным венцом, гораздо больше диаметра ствола. Из-за своей внушительной массы, она пыталась оттянуть ребристый черен, но мощный стояк поднимал его ближе к пупку. От этого член постоянно вздрагивал, пульсируя в такт с биением сердца. Лера не могла оторвать взгляда от этого красавца, ей всегда нравились мужские органы, толстые, тонкие, длинные и короткие, но особенно ей нравились большие залупы, которые как мощный поршень бороздили стенки влагалища.

Как парализованная она продолжала стоять обнажённой, скрестив ноги в коленях. Сжимая бёдра изо всех сил, она сдавливала ноющий клитор, и вход во влагалище. Казалось ещё не много и она как пантера набросится на свою дичь. Природный инстинкт гнал её вперёд, по влагалищу забегали мурашки, а матка приятно зудела и ныла.

Сергей около минуты наблюдал за возбуждённой русалкой. Да, именно на неё она походила со скрещёнными ножками. Её длинные реснички нервно вздрагивали, а на приоткрытых алых губках появилась слюна. Она продолжала держать спортивный костюм, устремляя взгляд на расшиперенное отверстие в разрезе огромной шишки.

Он знал её хорошо, и не пытался торопить события, боясь, как и когда-то в молодости спугнуть ценную рыбку. Её челюсть заклинило, и она не смогла говорить, ожидая его действий, но она всё же вскоре поймет для чего она здесь. Сергей начал первым.

— Лерунчик, а ты чертовски похорошела, твоё личико с большими голубыми глазами и длинными ресничками, пухлые губки и вздёрнутый маленький носик всегда считались идеалом моей женщины. Твоя грудь как у целочек стоячая, а попка как орех, нет как спелый персик такая же нежная. Вовчик рассказывал о твоей неописуемой красоте, но то, что я сейчас увидел, ни одним пером не опишешь. А ножки все такие же стройные, поправились в лучшую сторону и ни какой лишней полноты. Да раздвинь ты их, дай мне тоже насладиться твоей киской. Она такая забавная такая пышненькая с пухлыми губками, как у годовалых девочек, не привык её видеть голенькой без волосни.

Он подошёл ближе, и провёл ладошкой по напряжённым ляжкам, от колен до пупка, задержавшись ненадолго средним пальчиком в углублении треугольного бугорка. Лера переступила и покорно раздвинула ноги до ширины плеч. Его ладонь ловко скользнула между разведённых бёдер и принялась размазывать выделившийся нектар по всей промежности, а два пальчика так и наравили проникнуть в горячую прорезь.

С покорностью кролика и буд-то под гипнозом удава, она стала выполнять все его желания. Хотя она больше презирала этого человека, чем любила, секс с ним был самым запоминающим и ненасытным. И вот уже вопреки своей воли её хрупкая ручка надраивала толстый хен, безуспешно пытаясь натянуть толстомясую, упругую крайнюю плоть на распёртую залупу. Член продолжал пульсировать в её нежной ручке, и готов был разрядиться в любую минуту. Её музыкальные пальчики прекрасно это ощущали, плотно сжимая костяной стержень и безуспешно пытаясь сомкнуться в обхвате.

Вытащив руку с промежности, Сергей попросил вставить его жеребца, прекрасно понимая, что девочка уже перезрела. Его указательный и средний пальцы особенно истекали живительной влагой. И она это почувствовала, когда он каждой ладошкой ухватил дрожащие груди и начал их мять и вдавливать в скованное тело. А Лера тем временем двигала ядреным концом у себя между ног. Твёрдая как сталь и нежная как бархат тупорылая головка наизнанку выворачивала пухлые истекающие губки вагины, оголяя бутон её розочки с каплями утренней росы.

Лера находилась в предвкушении оргазма, её прищуренные глаза, закатились вверх, а щёки налились румянцем. Она постанывала от удовольствия, приоткрыв алые губки. Сергей не мог этого не заметить. Зная, что поцелуй её слабость, он принялся облизывать её груди, в большей части, где побывали влажные пальчики, затем переместился к шее, и решив окончательно добить свою жертву, потянулся к её губам. Она опустила член и этой рукой прикрыла его дурнопахнущий рот. Приложив два извазюканных пальчика к его губам, она наконец-то заговорила:

— Серёж, оближи их. А ещё я хочу, чтобы ты меня там поцеловал. Мне всегда нравились твои поцелуи, но ты, доходя до лобка, раньше всегда останавливался, ссылаясь, что волосня щекочет тебе нос. Но сегодня я долго готовилась к встрече, и специально для тебя удалила всю шевелюру, соврала Лера.

— Нет Лерунчик, в следующий раз, я уже месяца два не видел женщин. Может, лучше ты мне отсосешь, ты, то же этого не делала мне раньше.

— Ну, пожалуйста поцелуй, я сгораю от желания, капризничала Лерочка. Если не поцелуешь я тебе не дам, упрямилась она.

— Нет дорогая, это если ты не отсосёшь, я тебя не выебу. Почувствовав победу, спокойно ответил Сергей.

— Ну ладно, нехотя согласилась Лерочка, только у меня есть совсем маленькое условие. Ты возьмёшь свои пальчики в рот и будешь мне показывать, как нужно действовать, но только, чур не подглядывать.

Сергей легко принял условие, а чтобы он не видел её за столь неприличным занятием, Лера натянула ему на голову его же трусы. Она встала перед ним на колени и не могла сообразить, что делать дальше. Для достоверности она обхватила разгорячённый орган двумя руками и принялась нежно дрочить, затем уложила между налитых грудей, и начала ими массировать по всей длинне пениса.

— А ты стала мастерица, умеешь сделать приятное, сквозь зубы от удовольствия процедил Сергей.

— Сейчас будет ещё приятнее, ты любишь, когда тебе сосут и стимулируют анус. Сказала она, и обеими руками взяла за грубые мужские ягодицы.

— И ещё, пригни его ниже, а то я не достану с колен. Пока можешь его немного дрочнуть, чтобы не упал, терпеть не могу сморщенные. А я приготовлю салфетку. Как-то не люблю глотать сперму.

Пригибая свой член, Сергей почувствовал, как его истекающая головка скользнула по носику и уткнулась в рот бывшей подруге. Лера кое-как успела сжать присохшие губы, и отпряла назад ближе к сумке. Она взяла первую попавшуюся тряпку, которой оказались её сегодняшние трусишки, и начала тщательно вытирать носик и рот. Опомнившись, что у неё в руках, она одела их по назначению, натянула юбку и топик, и вышла из палатки, убедившись, что её ни кто не заметил. Привлекая к себе внимание, она как бы направлялась вовнутрь, широко распахнув двери.

Сергей стоял голый с трусами на голове. Насасывая пальцы одной руки, второй он наяривал своего красавца.

— Девчонки, вы не в курсе, что там за онанист-извращенец, шарится в нашей палатке. Те захихикали, и отвернулись. Из мужчин стоял только Вовчик, еле сдерживаясь от смеха, он сразу понял, чьих рук дело, подмигнул Лере и показал большой палец.

Сергей схватил свою одежду, выбрался через оконную шторку, и задами удалился в кустарник. А через полчаса, с другими мужчинами, явился с охапкой хвороста.

Приготовив всё к застолью, компания вкруговую уселась на корточках для распития самогона и поеданию шашлыка. Если смотреть по часовой стрелке, начиная от Татьяны и Вовчика далее расположились Валерик высокий и худощавый парень с белобрысой шевелюрой и старомодными очками из роговой оправой. Он был крестником родителей Владимира. С детства они росли вместе, хотя Вовчик никогда не считал его своим законным другом. Его жена Людмила, по фигуре и причёске напоминающая Леру, но значительно ниже ростом, с более широким тазом и выпертой попой, и большими расплюснутыми грудями, и конечно не с таким выразительным личиком, но тоже симпатичная. Далее сидел красавчик Николай, с тёмными, слегка завивающими волосами и аккуратно подстриженными усами. Он одновременно походил на мушкетеров Атоса и Арамиса, а особенно походкой. Его будущая жена Ольга ни чем не привлекательная особа, была сама мисс невинность, от которой за вечер ни кто так и не услышал ни слова. Она, даже молча, отказывалась пить самогон. Рядом с ней сидела молодая жена Сергея, не приятная на внешний вид, ну, по крайней мере, так показалось Лере, беременная женщина. Не высокая ростом, худая, горбоносая и с пригнутой походкой она напоминала бабу ягу в юном возрасте. Лера постоянно смотрела на неё и думала, ну это наверное, была последняя целка в мире, на которую ни кто не позарился, поэтому она её и сберегла специально для Сергея. Естественно рядом сидел Сергей и следом Лера с Татьяной.

Лера была немного в страхе и её потрясывало от присутствия рядом сидящего бывшего кавалера. И хотя он делал вид, что ничего не случилось, Лера ждала от него пущей гадости.

Она обрадовалась, когда Наталья двоюродная сестра Вовчика вышла из кустов с огромным сенбернаром.

— Наташ, пошли сюда, я тут тебе и твоей собачке место забила, а то все по парам, а мы одни. Кричала ей Лера.

Наталья, конечно, не была шлюхой, но все её считали дежурной давалкой, когда у кого не было половинки, все дружили с ней, а как только находили лучшую партию, то снова бросали. Так и до сих пор она осталась одна, переспав со всеми мужчинами старой компании, а первооткрывателем был всё тот же Сергей.

Лера успокоилась только тогда, когда, ощутила присутствие по бокам двух подруг, замахнув три неполные рюмки крепительного напитка. Она быстро познакомилась с псом, угостив его несколькими кусочками жирного шашлыка.

Учуяв знакомый запах, пёс то и дело нырял Лере под короткую юбку и шлифовал своим языком нежную кожу плотно сжатых бёдер. Не зная уже как отвязаться от назойливого кавалера, она продолжала его подкармливать. Поворачиваясь на другой бок от настырного кобеля, Лера не произвольно раздвигала свои ляжки, демонстрируя белые стринги впившиеся в прорезь пышногубой пилотки. Но шкодливый пёс переползал на противоположную сторону и тыкался своим холодным носом как можно ближе к промежности, задирая плотную юбку сзади.

Озабоченная, Лерочка не замечала, как Николай буквально буравил её своими карими глазами, с нетерпением ожидая следующих действий пса. И никто кроме его из пьяной толпы не заметил, как у того вывалился красный стручок сантиметров 15 и диаметром около 4, ну почти как у хорошего мужика. Он даже не поднялся проводить свою половинку, увлекшись происходящим.

Ольга и жена Сергея быстро утомились от пьяного разговора, и ушли на ночлег в одну из палаток. Валерик оказался ещё слабее, он уже после пятой рюмашки свалился на расстеленное покрывало рядом с застольем. А вот его жена, напротив не пропустив ни одной стопки, держалась как стёклышко.

Оставшаяся толпа из семи человек, продолжала веселиться. Разговоры как обычно начинались про работу, и заканчивались про секс. Танька взахлёб рассказывала, как Вовчик привёз впервые её на этот островок и заломал целку. Затем она перекинулась на Леру и начала уговаривать её рассказать, как это у неё было впервые. Но та даже мужу не говорила, и всячески отбрыкивалась от подруги. Сергей, оказавшись рядом с ней, шепнул ей на ушко, мол если ты не расскажешь, как я тебя трахнул, то это сделаю я, или пошли со мной в кусты.

Лера решила его добивать. Она начала фантазировать, при этом громко рассказывала, как ещё только окончила второй курс, встретилась с Романом, и он в первый же вечер ей засадил на полметра свой кол. Она так хотела его, что сама отдалась без малейшего сопротивления, и ей ни сколечко не было больно, ну может быть в самом начале. Они протрахались всю ночь, её писька разрывалась от оргазмов, захлебываясь в сперме. На следующий день мы разъехались на каникулы и связь надолго прекратилась. Ну а затем вы знаете, стала встречаться с Сергеем, и дура, чуть не вышла за его замуж, А тут случайно встретилась с Ромкой, он меня долго искал, а когда узнал, что я практически обручена сильно переживал, не вмешиваясь в мою личную жизнь. Начал встречаться с моей подругой. Но видно судьба мы до сих пор вместе и очень счастливы, чего и желаю вам. Вот и всё, закончила она свою правдивую ложь.

Сергей привстал и прошипел:

— Сука я чувствовал душой и сердцем, что ты ни целка, хотя так ловко провела меня. И кровь пустила, а как ломалась, в обморок падала, но меня одно радует, это я тебя окончательно разорвал и разработал такую дырень для твоего муженька. Пусть теперь радуется. Да я был абсолютно прав, когда ты, пропадая сутками, возвращалась ко мне с залитыми спермой трусами. Любила его, а всё равно жаждала моего жеребца.

— Может продолжим процедуру по дальнейшему увеличению твоей ненасытной пиздёнки, с презренной улыбкой сказалл Сергей.

— Пошёл вон федираст, катись к своей бабаёжке, и ей справляй свои витамины, может похорошеет, наотрез ответила Лера.

Сергей замахнулся на беззащитную женщину, но твёрдая рука Николая остановила его.

— Давайте без лишних эмоций. Поднимать руку на женщин — это последнее дело, спокойно сказал защитник мужей.

— Ладно посмотрим, всё равно прибежишь, разъяренным голосом ответил Сергей.

Он предложил Наталье пойти прогуляться. Та кое-как поднялась, оперлась на твёрдое мужское плечо, и они удалились в кусты. Все смотрели на Леру, с презрением, как на объект, который испортил сегодняшний вечер. Каждый думая, что, эта похотливая сучка со смазливой мордашкой сама напросилась, а теперь ломается как целочка. И только один Николай поблагодарил её за столь жесткие возражения.

Молодец Лера, с такими только так, он вообще оборзел, ни какого уважения к женщинам, а как подвыпьет, то лезет к любой, думая, что все будут стелиться перед ним. Если бы не был лучшим другом Вовчика, я давно бы набил ему рожу.

С этими словами Николай снял джинсовую ветровку и накрыл нашу героиню, сел рядом с ней и обнял по-братски. Он заметил, что Лера дрожит как осенний листочек. И как-то разрядить обстановку, благородный мушкетёр предложил выпить.

Но даже после очередного тоста, все оставались напряжены. Татьяна боялась за Леру и Николая, поэтому увела её на ночлег.

Было ещё практически светло, и они наглухо задёрнули занавески. Лера сняла, походную юбку вместе с прокисшей тряпкой от собственных выделений и собачей слюны, которая утром ещё походила на стринги, и надела тёплый шерстяной спортивный костюм на голое тело. Накинув плед, она свернулась калачиком, запустив холодные ручки в горячую промежность, как бы закрывая её от нежелательных гостей. Теребя потихоньку пальчиком за упругий отросток, она жаждала мужчину как никогда. Ромка скотина, оставил одну, а как бы сейчас он был нужен. Но, увы, его нет. В голову полезли дурные мысли на тему, кого бы из присутствующих она подпустила к себе. Нет только не Сергея, Вовчик? Нет, он муж лучшей подруги. Оставались Валера и Николай. Валера полнейший ЛОХ. Да, конечно же Николай, красивый, высокий, мускулистый и самое главное благородный. Нет, что я дурра мечтаю, всё равно же никому не дам.

Последняя рюмка, выпитая под завязку, закружила ей голову, и она наконец-то заснула. Как и в молодости, ей снился эротический сон. Только на этот раз витавшие члены ей тыкали по всему телу, ища заветные дыры, и один из них назойливо упирался прямо в анус.

Лера проснулась в холодном поту. Пристроившись сзади, мужчина оттягивал резинку спортивных штанов, почти до самых колен, которая спереди как по горке сползла по засунутым ручкам. От испуга она крепко прижала ладошки к изнывающему пирожку и от страха прикусила губу. Он продолжал отодвигать её пальчики, вставляя маленькую остроконечную залупку. Но та постоянно соскальзывала по размазанной промежности и втыкалась в задний проход. Мышцами таза Лера сдавливала тугое очко, и плотное колечко ануса охватив головку у основания, не впускала более толстый ствол. Длинный член, при отсутствии полной эрекции изгибался, и выскальзывал из зажатой пещерки.

— Людка ты чего, расслабься, что выёбываешься. Опять с Серёгой наебалась, а мне облом. Давай по-хорошему, ну Людочка, я же тебя люблю. Уговаривал пьяный Валерик.

Услышав знакомый голос, Лера выпрямилась, и одной рукой не глядя мотнула по члену, а второй заехала в глаз.

Очки полетели в сторону, и его руки схватились за больное место.

— Ты что шалава, совсем свихнулась, в мучениях прошипел он.

— Шары вначале разуй, лезешь, куда не следует. Недоносок, проворчала Лера.

— Ты, извини, а где Люда, я думал это она, с испугом произнёс Валерий.

Спи давай, сейчас найду.

Она завернулась в плед и вышла из палатки. Ещё практически не стемнело, но на полянке царила полнейшая тишина. Переполненный мочевой не давал ей покоя, и она отправилась по глубже в лесную чащу. Облюбовав укромное местечко, Лера сняла штаны, и присела. Она еле сдержала поток мочи, когда увидела Сергея пробиравшегося по тропинке. Он явно бы услышал, журчание, находясь в шагах пяти от неё. Только бы не посмотрел в мою сторону, думала она, изнемогая от опорожнения. Он постоянно оглядывался назад, и рванул как бешенный, когда увидел скалящуюся морду.

Пробежав пару метров за ним, пёс гавкнул и развернулся назад. Это же Уран, собака Наташки. А где сама хозяйка? Что-то случилось, подумала Лера, и отправилась по тропинке за ним.

Голая Наталья лежала без движения с раздвинутыми ногами практически в шпагат. Её срамные губы напоминали два огромных петушиных гребня пропущенных через мясорубку, между которых темнела большая продолговатая дыра растянутого влагалища. С нижней части отверстия обильной струйкой стекала прозрачно-белая жидкость, и не просачиваясь через песчинки, скапливалась под раздвинутыми ягодицами. Вот это да, мне он столько не спускал, поди, за эти годы не только член, но и яйца подросли, думала Лера.

Уран метался от одной женщины, к другой, жалобно скуля. Затем уткнулся между ног лежащей хозяйки, и начал вылизывать промежность. Утыкаясь носом в распластанную вульву, пёс разбудил новую страсть только что оттраханной женщины. Наталья повернулась на живот, приподняла свой зад, уткнувшись пьяной рожей в песок. Как буд-то не в первый раз, кобель запрыгнул на свою суку, скрестил лапы под брюхом, и как отбойный молоток начал долбить свою хозяйку.

Лера не видела из-за густой шерсти, как тыкался его член, но судя по плюмбам, он был не малый. Её раздирало любопытство, что если пёс кончит, скрестятся они или нет. Но пёс и не думал разряжаться, переставив лапы, он только увеличил темп.

На мгновение Лера потеряла рассудок, она как завороженная стояла в двух шагах от сладкой парочки, запустив руку в штаны, чтобы не описаться. Она ощутила, что её розовый бутончик превратился в спелую розу с налитыми кровью лепестками. Раздвинув пухлые складки пилотки, они выпячивались наружу. Торчащий над ними клитор увеличился в несколько раз, и стоял как маленький оголённый членчик. От неимоверного зуда, возбуждённые срамные губки потеряли чувствительность, Лера буквально раздирала их своими острыми ноготками, гладя ненасытную вульву. Затем она несколько раз ущипнула сантиметровый сикель и тоже не ощутила боли. Но она ощущала сильную ноющую боль в нижней части живота. Возбуждённая за день несколько раз, она больше не текла, и желала только одного – оказаться на месте Натальи? Нет – основательно пописать, точнее выссаться.

Лера больше не могла терпеть, сняла трико, и уселась рядом. Потужавшись пару минут, она почувствовала первую каплю. В тот момент кобель спрыгнул с хозяйки. Лера замерла, она впервые видела собачий стручок, точнее стручище. Блестящая сине-красная залупа, размером с хороший мужицкий ялдак с заострённым концом переходила в огромную посиневшую шишку, примерно с женский кулак. И вся эта масса оттягивала остальную часть, спрятанную под волосатой шкуркой почти до земли.

Вот это хуило, так вот почему Натаха не замужем, она живёт с кобелём, да такой оттрахает что надо. И как только такая шишка ей влезает. Так вот почему у неё такая вывернутая пиздища. Она вспомнила залупу Фёдора, и те оба раза, когда она с хрустом и болью проходила через преддверие влагалища и так же с болью выходила наружу. Но зато, как она приятно двигалась в недрах влагалища, задевая за матку. Лера снова возбудила себя своими воспоминаниями, и теперь ей вновь захотелось, пусть даже этого кобеля.

На минуту помутившийся разум пришёл в норму, когда пес развернулся и зашёл к ней сзади. Он ткнул холодным и влажным носом между раздвинутых ягодиц, и Лера, потеряв равновесие, упала на четвереньки. Уран, лизнув несколько раз по затхлому пирожку, и уселся рядом. Леру как буд-то обожгло пламенем, она пулей вскочила, на лету надевая спортивные штаны.

Виляя хвостом, пёс жалобно посмотрел на женщину, умоляя не бросать его хозяйку. Она растормошила Наталью, помогла ей подняться, и они, опираясь друг на друга, вышли на тропинку, ведущую к лагерю.

Лера заглянула в свою палатку, и обомлела. Танюшка лежала со спущенными джинсами, а сзади пристроился очкастый мужичок. Совершая медленные и глубокие фрикции, Валерик ни как не реагировал на присутствующих. Татьяна кстати тоже. Она с каждым разом двигалась ему навстречу, прогибаясь и выпячивая свой аккуратненький зад.

Чтобы Наталья не заметила жену своего двоюродного брата, Лера быстро закрыла шторку на молнию, и отправилась с ней в поисках нового ночлега.

В другой палатке была настоящая жесть. Вовчик с Сергеем как бы в отместку Валерику дрючили его Людку, меняясь местами перед-зад. Они попеременно вставляли ей во влагалище, и кончали в тугое очко. Затем она отсасывала вялые члены, приводя их в боевую готовность, и картина повторялась заново. Как английский шпион, Лера подглядывала за происходящим через приоткрытую шторку. И хотя в темноте были видны лишь силуэты, она прекрасно слышала шлюпанье членов и чавканье губ, вперемешку со стонами.

Почувствовав, в себе возбуждение и страх, от которого боль в животе только усилилась, Лера отползла на несколько шагов и потащила дальше мало соображающую подругу.

С последней надеждой они подошли к последнему тряпичному домику, и увидели Николая. Как благородный рыцарь, он охранял вход, где находились две женщины – его подруга и беременная жена Сергея.

— Что не спится, поинтересовался мушкетер.

— Да, улыбнулась Лера.

— А ты что не спишь, задала она встречный вопрос.

— Вот охраняю, да и как я могу спать в присутствии дам ответил Николай.

— А на ночлег возьмёшь, ещё одну, спросила Лера.

— Почему одну, место всем хватит.

— Не я пас, ещё заявится этот федираст к своей жёнушке, тогда точно подерёмся. Сказала Лера.

— А ты что его боишься, не бойся, при мне он тебя не тронет, он только на женщин может огрызаться и поднимать руки.

Они проводили Наталью в палатку, и пошли жечь костёр.

Николай смотрел на блики глаз от пылающего огня, и вопреки самому себе начал влюбляться в эту женщину. Лера тоже разглядела в нём порядочного мужчину. Глядя в открытые глаза кавалера, она стала понимать, что он ей нравится всё больше и больше с каждой минутой. От каждых его слов Лера трепетала как юная девочка. А когда он её заворачивал в плед, касаясь плечей через шерстяную ткань, её затрясло как впервые на танцполе в обнимку с незнакомым мальчишкой.

Её влагалище постепенно растаяло, стало более рыхлым, и она почувствовала, как огромная капля вывалилась наружу, пропитывая спортивные штанишки. Липкая слизь вперемешку с собачей слюной начали разъедать нежные губки вагины, создавая дискомфорт. Но ещё больший дискомфорт создавал переполненный мочевой пузырь. Перед таким галантным кавалером, Лере было стыдно признаться, что она хочет пи-пи, поэтому она сказала, что намеревается прогуляться до озера.

Как настоящий джентльмен, Николай не мог оставить подругу, и поплёлся за ней. В данный момент он не хотел её отпускать, и готов был пойти хоть на край света. Они вышли на тропинку, которая вела к знакомой полянке, где вечером Лера обнаружила Наталью.

Они сели на остывший песок, подложив в несколько раз сложенный плед, и слегка прижались друг к другу.

— Так будет теплее, сказала она.

— Согласен, ответил мужчина.

— А что у вас сегодня произошло с Сергеем? Спросил Николай. Его весь вечер больше всего волновал этот вопрос. Его подруга мельком рассказала, что тот голый стоял в палатке дроча член, с трусами на голове.

— Да это давняя история, начала свой рассказ Лерочка. Мы с ним когда-то встречались, нет, я его никогда не любила, но пыталась себе внушать, что он мне нравится, потому, что его любили все бабы, и я думала, полюблю. Но он начал гулять налево и на право, когда мы с ним практически начали жить. Тут я встретила Романа, полюбила по настоящему, и до сих пор безумно люблю. А от Сергея молча ушла, не посчитав нужным объяснится. Так вот, сегодня он понял, что я пошла переодеваться, и завалился, когда я была нагишом. Я его попросила выйти, но он наотрез отказался, сказал, пока не выяснит отношения не уйдёт, Я ни стала с ним разбираться, повернулась к сумке с одеждой, а он тем временем разделся сам и начал ко мне домогаться. Поняв, что он просто так не отвяжется, я ему немного подыграла. Пообещав сделать минет, надела трусы на голову, и заставила дрочить член. Сама тем временем быстро оделась, и вышла, показав всем окружающим.

Николай залился смехом на всё озеро. Так вот почему он нёсся по кустам как ошпаренный, а затем как угорелый собирал хворост.

Но Лере было не до смеха, Промокшая ткань шерстяных штанов ещё больше разъела промежность, а мочевой начал неметь от боли.

— Козёл, потерять такую девушку, проговорил Николай.

Он повернулся и приблизился к ней лицом.

— Лера, а ты счастлива, дрожащим голосом спросил Николай.

— Да очень, а ты что хочешь меня осчастливить, сухо сказала Лера. Но я была бы счастлива вдвойне, если бы сейчас сделала пи-пи, чуть не сказала она.

Николай просто молчал. А Лера почувствовав неприятный запах перегоревшего самогона в чистом воздухе, улыбаясь, сказала.

— Ты меня мог бы сделать счастливой, если бы угостил жвачкой.

Он начал нервно шариться по карманам ветровки и достал блестящую упаковку. Лера, выхватив пакетик, начала быстро её разворачивать.

— О прикольная. Она сразу поняла, что это был презерватив.

Николай то же понял, что сделал ошибку. Он попытался поменять пакет, но Лера уже разворачивала большое колечко из латекса.

— О-го-го, какой длиннющий, ни когда не видела презерватив воочию, тем более не держала в руках. Трепетно растягивая его за колечко и пипку, она разговаривала сама с собой.

— Какой эластичный и нежный, тянется на пол метра. Блин да он так и на коня налезет.

Она завелась до такой степени, что не замечала присутствующего мужчины. Растягивая ещё больше, скользкая пипка вырывалась от пальчиков и с треском шлёпала по другой руке. Проделав так несколько раз, Лера поняла, что сейчас либо кончит, либо описается.

Чтобы сбить пыл, она встала и направилась к воде, расстёгивая олимпийку.

— Как хочется искупаться после сегодняшнего зноя, мне кажется, что от меня воняет как от беговой лошади, тихо сказала она.

— Так в чём дело давай искупнёмся, с лёгкостью согласился Николай. Он понимал, что вода ещё холодна, но ему не терпелось увидеть полуголую красивую женщину с идеальными пропорциями тела.

— Вот только проблема, у меня нет купальника, а в одежде? Нет в одежде не то. И потом идти ночью сырой, простудиться можно, рассуждала она.

— Можно и без одежды, сейчас ведь темно и не видно, а я отвернусь, и не буду смотреть, с трудом произнёс благородный рыцарь.

Боясь, что в любую минуту может хлынуть моча, Лера сняла всё с себя, и в костюме Евы, вошла по колено в холодную воду. Страх перед чёрною бездной остановил её, но желание освободить мочевой подгоняло вперёд. Почувствовав, как по ляжкам стекают горячие капли, она вошла чуть выше пояса и окончательно замерла. От боли она не могла даже тужится, и ждала, когда всё разрешится само.

— Ты идёшь? А то мне очень страшно. Я не умею плавать.

Не поворачиваясь, она услышал всплески воды, и затем тёплое дыхание за спиной.

— Обними меня, я очень замёрзла. Дрожащим голосом попросила ночная муза.

Николай, боясь прикоснуться к грудям, обхватил её за талию, и прижался всем телом. Его мужские руки крепко давили на живот и Лера не выдержала. Долгожданная струя бурным потоком вырвалась наружу. Почувствовав тепло между ног, и мурашки в промежности, Лера инстинктивно задвигала попкой, вдавливая её в бёдра партнёра. При этом какой-то объёмный предмет стал втискиваться по всей ложбинке упругих ягодичек. Она неожиданно вздрогнула, и следом же по ней прокатилась волна неописуемого оргазма. Её трясло как под токам. Тело содрогалось, а матка подпрыгивала, ударяясь о мочевой пузырь, и тот с новой силой посылал мощную порцию мочи, которая резала по клитору, и она снова вздрагивала. Создался замкнутый круг, которому не было предела, а моча всё текла и текла.

Ощущая дрожь в женском теле, Николай ещё с большей силой прижимал свою нимфу за упругий животик. А когда тот размяк, наконец-то он понял, девочка писала, и трясло её от оргазма. Превозмогая себя, он поднял руки чуть выше, и робко положил их на нежную грудь. Его член в ледяной воде и от робости хозяина продолжал висеть в набухшем состоянии. Пытаясь как-то помочь своему дружку, мушкетер принялся массажировать сморщенные сосочки.

— Мне не приятно, спокойно сказала она, твои пальцы как ледышки, у меня аж мурашки забегали там.

Не поняв где там, Николай поднял мускулистые руки и положил их на плечи русалки. Ослабевшая после серии бурных оргазмов, Лера еле стояла. И под тяжестью рук начала медленно опускаться в подогретую воду. Упёршись спиной в мощные икры партнёра, она вновь ощутила длинный мясистый отросток между лопаток. Ей казалось, что он согревает её, постепенно привыкая к воде.

Они молча стояли, ожидая действия друг от друга. И она стала думать, почему не стоит его член. Может он импотент, или просто не хочет меня, нет, наверное, через чур благородный. А скорее всего оробел.

Скрестив руки на плечи, Николай смотрел в звёздную даль, считая себя отвергнутым, он уже потерял все надежды. Лера, повернувшись к нему, заметила задумчивый взгляд.

— О чём думаешь звездочёт, с улыбкой спросила она.

— Да так, сухо ответил он, продолжая глядеть вверх.

— И что мы такие серьёзные, вас обидели чем-то, а знаешь на обиженных воду возят, шутливо говорила она.

— Ну, живее, опускайся ко мне, здесь намного теплее, и тогда я прощенье у вас попрошу, «О мой Рыцарь». В дружеском тоне сказала Лерочка.

Опустившись в воду лицом к лицу, Николай устроился между разведенных коленок, сидящей на корточках девушки. Лера приблизилась вплотную и быстро чмокнула его в губы. Его разум подсказывал, возьми же её, вот она вся твоя, уже ножки раздвинула. Он попытался задержать поцелуй, но она ускользнула, и с улыбкой на лице спросила:

— Ну что, я прощена.

Он ничего не ответил, встал и с головой нырнул в темную пучину. Лера, воспользовавшись ситуацией, начала, мыть свой пирожок, глубоко проникая тонкими пальчиками в горячую плоть. Напыщенная кунка уже хрустела от чистоты, а Николай всё не выныривал. Сердце забило тревогу, и её одолел жутки страх. Подождав минут пять, она испугалась и выбежала из воды. Мечась по берегу, Лера не знала что делать. То, подбегая к одежде, то снова возвращаясь к воде, она показывала себя во всей красе и со всех сторон в лунном свете. Её белоснежная попка вздрагивала, а налитые стоячие сиськи подпрыгивали в такт быстрой ходьбы. Лера прошла шагов десять по берегу, и встав с широко раздвинутыми ногами, смотрела в даль озера, надеясь увидеть плывущее тело. Она и не предполагала, что в двух шагах от неё торчала голова Николая. Ей было не видно его из-за тёмных волос на фоне воды, зато он отчётливо видел её в отражении лунного света.

Глядя снизу вверх, он изучал её куночку, от глубокого закруглённого прореза в выступающем тучном лобке, до накаченных складочек, сходящихся к ягодичкам. Она нервно почесала промежность, вдавливая пухлые губки, и Николай на мгновение увидел красную плоть.

Мушкетер, рьяно заонанировал, когда она вышла из воды обнажённой, и теперь он медленно двигал эластичную шкурку по распёртому стержню, боясь себя выдать. Его член в плотно сжатой руке содрогнулся и начал выплёвывать горячее семя. Лера в тот момент развернулась, и помчалась на прежнее место. А он, додрочив энергичнее пока член не ослаб, погрузился с головой, и поплыл под водой ей на встречу.

Лера начала громко рыдать и истерически звать Николая. Её рёв разносились по всему озеру.

— Коля, Коленька милый. Где ты отзовись, прости меня, я хочу тебя, я вся твоя, только твоя, не утони, ну пожалуйста, а то, я тоже умру, повторяла она эти слова в истерическом плаче.

Она запрыгнула в воду чуть выше колен, и от безысходности начала топать ногами, призывая его вернуться к жизни.

— Кооо-ляяя, прости, ну прости, я хочу тебя.

В этот момент Николай вынырнул перед Лерой стоя по пояс в воде. Толи от радости, толи со злости, Лера как пантера запрыгнула на него, обвив руками за шею, а ногами за талию. Он подхватил её ладные бёдра и прижал плотно к себе. Лера вначале жадно расцеловывала лицо Николая, радуясь, что он жив, затем поняв, что он жёстко над ней подшутил, отпряла от него и начала хлестать ладошками по щекам. Ощущая теплоту и нежность раздвинутой вульвы, в низу живота, он продолжал её прижимать, сдерживая удары. Она снова прильнула к его лицу, осыпая поцелуями, и снова откинулась для предстоящих ударов.

— Я хочу тебя, хочу тебя убить, ты понял и всё.

Её тело далеко запрокинулось для хорошего удара, и они, потеряв равновесие, повалились на мелководье головами к берегу. Лера оказалась под мощным торсом чужого мужчины с широко раздвинутыми ногами. Они лежали лицом к лицу всё сильнее прижимаясь друг к другу. Её грудь буквально расплюснулась. А между ног как по заказу, член провалился по всей длине от ямки на лобке, до ануса в раздвинутую щель округленных толстеньких губок. Её клитор, придавленный огромным собратом, чертовски заныл, И тут она поняла, что жёстко попала.

Блин да ему ничего же не стоит спуститься чуть вниз, приподняться и вогнать своего жеребца в раскрытую щель. Но я порядочная замужняя женщина, в трезвом уме и светлой памяти, как я могу себе это позволить. Одновременно думала Лерочка.

Она сурово посмотрела на него, и сказала:

— Ты это не сделаешь никогда, я всё равно тебе не дам, что бы мне это не стоило. Я могу позволить всё, но там самое святое, что у меня есть, и это святое принадлежит только мужу. А вот ты, если сможешь им стать, будешь это иметь, сколько хочешь. Ну, встань же, ты меня уже придавил.

Он послушно сполз, и как рак задним ходом попятился в воду. Затем развернулся, и медленно стал погружаться в глубину. Лера поняла его намерения, и испугавшись, что он может уйти по настоящему и навсегда, бросилась за ним в воду. Она, как и в прошлый раз, запрыгнула на него только сзади, обвив ногами за талию, и ухватившись за плечи.

— А на обиженных воду возят, кокетливо произнесла она.

Но, но, моя лошадка, веселилась Лерочка, катай меня в воде, а то сам воду будешь возить.

Мушкетёр почувствовал нежную теплую вульвочку в нижней части спины, и упругие остроконечные грудки в её верхней части, успокоился, и стал веселиться, подыгрывая как маленькой капризной девчонке.

Они долго плескались в холодной воде, замёрзли как суслики, но не хотели расставаться. Вода- это единственное место, где они могли лапать друг друга без зазрения совести, ссылаясь на случайность и нечайность.

Николай учил её плавать на спине, стараясь поддерживать за выпуклые ягодички, разглядывая два холмика с розовыми вершинами возвышающиеся из воды. Затем переворачивал на живот, случайно касаясь их и бритого лобка. Глядя на округлую попку, он видел как в кадре попеременно появляющиеся толстые губки, при болтании её ног по воде.

Лера же, катаясь на его спине, специально сползала на ягодицы мужчины, стараясь сильнее прижать свою промежность, и затем шоркалась по ним, как будто хотела подняться. При этом её ступни непроизвольно оказывались у него между бёдер. То пальцами ног, то шершавой пяточкой она тыкалась по яйцам, или по мясистому члену, определяя их размер.

— Может хватит, я замёрзла, сказала она. Отвернись, я выхожу.

Николай чуть не рассмеялся, после того, что сегодня было. Но он промолчал, сделав вид, что не смотрит. Лера, не оборачиваясь, шла быстрым шагом, и в то же время лёгкой походкой, виляя кругленькой попкой. Белое тело девушки при свете луны чётко выделялось на тёмном фоне. Её грудная клетка сильно сужалась к талии, которая плавно переходила в округлённый зад. Надутая попка просто играла при лунном свете. И хотя размер её был 46-48, она выглядела очень объёмной на фоне длинненьких ножек и осиной талии. Её ягодички ритмично перекатывались вверх вниз при каждом движении, скользя, друг по другу. Стройные ноги небыли разведены у таза, как у большинства рожавших женщин, поэтому ладные ляжки слегка шоркались между собой.

Николай как завороженный наблюдал за прекрасной русалкой, стоя по пояс в воде, пока та не села, накинувшись пледом.

— Что стоишь, выходи, скомандовала Лерочка.

— Отвернись, сказал Николай.

— Да, а как сам за мной подглядывал, когда я металась по берегу, лапал в воде, рассматривая все мои прелести, теперь мой черёд на тебя поглядеть.

— Пожалуйста, отвернись, серьёзно сказал он.

— Никогда, и ни за что, кокетливо отвечала она.

Он выбежал из воды, и она чуть не ахнула, глядя на его мускулистое тело. Длинный отросток диаметром около пяти и длиной сантиметров двадцать, или даже двадцать пять, болтался, чуть ли не до колен. Его огромная головка напоминала большущее куриное яйцо. Полностью спрятанная под мясистой шкуркой, которая на конце сворачивалась в сморщенный венчик, она выглядела гораздо толще ствола. Как огромная груша она шлёпалась по бёдрам так, что слышала Лера.

Николай подбежал, и начал одевать свои боксеры. Но Лера остановила его. Ей хотелось по дольше смотреть, и даже потрогать голое тело. Она встала, взяла свой топик, и принялась обтирать его со спины. Затем опустилась чуть ниже, и провела нежной тканью у него между ног. Касаясь члена тыльной стороной своего кулачка, она горела желанием иметь его у себя. Но её внутренний голос подсказывал – ты ведь замужняя женщина, и верна только мужу. Она привстала с колен и передала влажный топик мужчине.

— Возьми, вытирай своё хозяйство и одевайся. Сухо сказала она. А то трусишки промокнут.

Лера то же надела спортивный костюм на голое тело, и замоталась в плед.

— Что ты скажешь подруги, где провёл ночь? Спросила она.

— А у меня нет больше подруги, я себе другую нашёл, гордо ответил он.

— Даа? И кто она? Поинтересовалась Лерочка.

— А ты знаешь, что у этой подруги есть любящий муж, и двое детей. Продолжала она.

— Мне всё равно, строго ответил он.

— А мне не всё равно, у меня ты спросил, может я, не люблю тебя, спокойно сказала она.

— Но я ведь тебе не безразличен, задал он вопрос.

— Нет не безразличен, если бы я не была замужем, может быть и приняла твоё ухаживание.

— Почему может быть, спросил он.

— А ты не решительный, спонтанно ответила Лерочка, не думая о последствиях.

У Николая заиграло самолюбие, он понял, что она с ним играет и завалил её на песок, нервно разматывая плед. Не ожидая такой прыти, Лера на мгновение потеряла дар речи. Она только и успела ухватиться за резинку спортивных штанов. Слюнявя её красивое личико, он безуспешно попытался сдёрнуть трико. Тогда его мощная коленка как клин раздвинула онемевшие бёдра, и рука потянулась в промежность. Через шерстяную ткань его грубые пальцы нащупывали вход во влагалище. И вот они уже вдавливали пухлые губки вагины в глубокую щель, упираясь в закруглённое полу отверстие лобковой кости.

— Нет, нет шептала Лерочка, я не могу. Я не могу больше терпеть, чуть не вырвалось с уст.

— А вдруг кто увидит, или узнает, я боюсь.

— Ни кто не узнает, я не скажу. Ну дай, дай я хочу тебя. Дай. Просил мушкетёр.

Николай продолжал терзать беззащитное тело. Его налитый шишак всей длинной упирался в мягкое бёдрышко. А Лера продолжала сопротивляться, думая как та курица, убегающая от петуха, «Не быстро ли я бегу».

Нет я так просто не сдамся, решила она. Его слово «Дай вырубало её окончательно.

Ну кто же так просит, возьми меня силой, ты же мужик, нет ты не мужик ты слюнтяй, одновременно думала Лера. В низу её живота всё гудело, а по увлажненной вагинальной кишке пробегали мурашки. Преддверие влагалища свербело от желания и ныло от боли назойливых рук. Почувствовав мощный стояк у себя на ноге, она больше не могла терпеть, и наконец — то сдалась.

— У тебя есть ещё презерватив, спросила Лера. А то я так не могу. Не хочу, чтобы чужой член касался моего нутра.

— Нет, был один, и тот оказался случайно.

— Но тогда нет, как-то не уверено отказала она.

— Подожди, я сейчас, сказал мушкетёр.

Он встал и отправился в поиски презерватива. Уже светало, и Николай легко заметил прозрачный предмет на песке у воды. Нервничая он ни как не мог натянуть раскрученный гандон на стоячий елдак. Растягивая за колечко, он пытался продеть презерватив через раздутую головку. Его липкие пальцы от Лерыных выделений, постоянно соскальзывали, и колечко врезалась за основанием толстой залупы. При этом резиновый баллон обладая повышенным трением, отказывался скользить по набухшему стержню.

Тем временем Лера уже стояла, завернувшись в плед. Она усмехнулась, и со словами: «Не парься любовничик, пора возвращаться, пока нас не заметили, а то всё равно не поверят, чем мы тут занимались», направилась к лагерю. Лихо шагая по тропинке, она гордилась собой, что вновь выкрутилась, казалось из такой безвыходной ситуации. Ей не терпелось рассказать Роману, о её преданности.

Татьяна уже с Вовчиком, крепко сопя, спали в обнимку. Лера перешагнула через их ноги и свернулась калачиком в дальнем углу палатки. Она долго не могла заснуть, переваривая события этой ночи. Влажное покрывало никак не согревало хрупкое тело, и Лера дрожала от холода, а может просто от страха. Чтобы лучше согреться, она снова запустила холодные ручки под штаны между ног. Её пальцы просто вляпались в вязкую слизь. Опять блин болото. Это что, получается, я хотела его?

Она вспомнила мускулистое тело, и его член у себя между складок. Блин, а было так чертовски приятно. Может я зря отвергла его. Я что никогда не изменяла Роману. Нет, Ромка мой самый лучший, но почему он бросил меня, уехав с детьми. И что теперь нужно падать к любому в объятия. Хотя Николай не любой, он тоже мне симпатичен, и член у него о-го-го. Да что его член, муж дети дороже. Нет, я от мужа не уйду никогда, внешне он больше нравится мне. А что если мне завести любовника, у всех знакомых он есть, тем более любовник должен быть с большим агрегатом. Засыпая, рассуждала она. И с мыслей, что завтра, если подвернётся случай, она обязательно ему даст, Лера заснула.

До Николая стало доходить, что так не надеть препарат, нужно свернуть его снова в колечко, и затем раскрутить по стволу. Эластичный болон с трудом раскатался по отвердевшему стержню, закрывая его на две трети. Он взялся за член у колечка, и потянул его вместе со шкуркой. Гандон растянулся, плотно сжимая головку. Проделав так несколько раз, Николай разрядился по полной программе. Заполнив маленькую пипку, сперма начала просачиваться под тонкой резиной, двигаясь к основанию.

Обнаружив, что его прекрасная нимфа испарилась как облачко, он стянул за колечко наполненный жидкостью презерватив, и забросил в кусты.

Лера проснулась от толчков Володиных рук, в тот самый момент, когда Николай вставлял свой большой агрегат ей между ног, а Роман целовал её шею и груди.

— Просыпайся засоня, к столу всё готово, идём похмеляться.

Она даже не потрахалась с ним и во сне, поэтому была злая на Вовчика.

— Да отстань ты, дай немного поспать, злостно ответила Лера.

— Что, Николай не дал выспаться, ну как он, доволен остался? С ухмылкой спросил Ловелас.

— А как там Людмила, довольна, с ехидством задала встречный вопрос ему Лерочка.

— О, Людка довольна, порхает как бабочка, расплывшись в улыбке, сказал Вовчик.

— А вот Николай огорчен, спокойно сказала она.

— Поэтому, наверное и уехал спозаранку, забрав жену Сергея и свою молчаливую кралю, добавил Вован.

Посидев за столом, Лера слегка перекусила, отказавшись категорически от спиртного. Почувствовав себя одинокой в пьяной компании, она взяла грязное нижнее бельё, полотенце и плед, и отправилась на старое место.

Застирав свои трусики, и повесив их на куст с солнечной стороны, Лера подмылась сама, разделась, и легла попой вверх на горячий песок. Она вспомнила вновь события этой ночи, и с нетерпением ждала Николая. Солнце поджарило белое тело, и она повернулась на спину. Глядя в безоблачную даль, ей казалось, что Роман наблюдает за ней где-то сверху. Ей стало стыдно перед любящим мужем, и Лера закрыла глаза. Теперь она думала только о нём, и желала только его. Дура, какая я дура, напросилась на эту поездку, скорее бы домой. А ещё завтра день с этими ублюдками и шалавами их жёнами. Перетрахались все как в порядке вещей, а мне теперь будут перемывать кости. Нет, я ни такая и Ромка мой самый лучший на свете. Она чуть не закричала: «Где ты Роман». И в этот момент послышались знакомые голоса.

— Смотри мужики, кто-то выбросил белый флаг, глядя на Лерыны стринги.

— Да вон и сама хозяйка, совсем голая, наверное хочет ебаться, сказал второй голос.

— Кто будет? Спросил третий.

— Я, Я, Я, ответили трое одновременно.

— Ну тогда вперёд, снова сказал третий.

Лера быстро натянула трико, демонстрируя себя во весь рост, мелькая стройными ножками, и затем принялась надевать олимпийку.

— Куда так торопишься, всё равно сейчас будешь снимать всё сама, сказал улыбающийся Сергей, держа легкие стринги.

Он нюхнул запах чистых трусов, и с досадой добавил: «Жаль что постиранные, а то бы показали её муженьку». Тут Валерик заметил лежавший в кустах презерватив, заполненный чуть ли ни на четверть. Он сломал ветку, и подцепил использованную резинку.

— А вот и доказательство её невиновности, ещё свежий, с довольной рожей сказал очкарик.

— А ты глазастый, а ну-ка, подай его мне, сказал Сергей.

Он вылил всё содержимое на подкладочную ткань её стрингов, и со словами: «Теперь, муж точно не разочаруется» — бросил их в ноги, завязывающей шнурки на кроссовках Лерочке.

— Придурки, сказала она, встала и нагнулась за трусиками.

Ловкий Вован как когда то в молодости, сдёрнул трико со свободной резинкой, и погладил её ягодички, проникая к горячему анусу. Лера шлёпнула его по руке, и не успев встать, почувствовала мощный толчок в лоб. Она упала на попку, и второй толчок не менее сильный заставил лечь её во весь рост. Сергей, не дав ей опомниться, завалился на плотные бёдра и принялся расстегивать ширинку. Лера покорно лежала, она думала, что они просто поизмываются над ней и с миром отпустят. Но Сергей не думал шутить, он достал свой увесистый член, и начал с силой толкать его между сдвинутых ног. Плотно сжатая вульва не могла принять его тупую залупу, и сминалась в лепёшку, закрывая маленький вход.

Неимоверная боль заставила её закричать во весь рот, и очкарик с испугу засунул ей мокрые стринги. Лера попыталась их вытащить, но он взял её за запястье и в сторону раздвинул слабые руки.

Сергей расстегнул молнию на олимпийке, и поднялся чуть выше. Сидя у неё на голом животике, он вложил свой не окрепший елдак между дрожащих грудей, и начал его наминать, больно сжимая соски.

Лере хотелось кричать во всю мочь, но она только мычала, пытаясь выплюнуть мокрые трусики вместе с неприятной на вкус спермой. Её глаза залились слезами, и она ничего не видела.

А Сергей, не обращая внимания трахал её нежное тело.

— Сейчас я разработаю твои сиськи, а кода успокоишься и малость возбудишься, примемся растягивать ротик, и ты выполнишь все обещания. Писю я тебе уже давно разработал, хотя нет, что-то она заросла, муж наверное не топчет, или у него такой великий таптун. А ну мужики, побалуйтесь, приведите её в порядок, а то после меня ловить уже нечего будет.

Он переместился ещё чуть выше, придавив коленками её локти. Лера лежала как в зажатых тисках, и брыкалась ножками. Пьяный в зюзю Вовчик спустил её штаны до ступней, а далее мешали кроссовки.

Валерик, увидев увесистый член Сергея, возбудился не на шутку. Он с трудом вытащил свой изогнутый пенис через ширинку, длинный и тонкий как сам, и стал его наминать, в надежде, что тот подрастёт до размеров товарища.

— Что ты всё дрочишь, помоги лучше шнурки развязать, скомандовал Вовчик.

Очкарик подкрался к тазу насильницы, и запустил глубоко свои пальцы.

— Сухая ещё, не возбудилась, по — моему рано, важно ответил он.

— Ты, дигустатор грёбанный, бегом ко мне, а то ебало набью, уже грозно закричал ему друг. Сейчас наши бабы проснуться, и начнут нас искать.

Вдвоем они быстро развязали шнурки, и стянули кроссовок, а с ним и половинку штанов.

Ноги раздвигай и держи, снова скомандовал Вовчик.

— Как, спросил недоносок.

— Да вот так, сказал Вовчик.

Он отвёл ногу в сторону, так, что слышно как хрустнули сухожилия. Валерик последовал его примеру.

Лера лежала в шпагате. Её пухлые губки расплылись, показывая раскрасневшееся нутро, в центре которого виднелась чёрная, казалось бездонная дыра. Друзья оробели, перед увиденным зрелищем, не решаясь, кто пойдёт первым. Сообразительный Вовчик, как бы в своё оправдание, начал снимать второй башмачок и следом штаны.

Сергей продолжал лежать у неё на локтях, шлёпая окрепшим членом, по щекам и глазам. Его простата, придавленная к грудной клетке быстро дала сок, который вытягивался тонкой паутинкой от носика, до уздечки грозной залупы.

От боли в суставах, Лера из последних сил выдавила воздух, и свёрток из влажных трусов выпорхнул как пуля.

— Сейчас мы засунем тебе новый кляп, а если будешь покорна, твоя пизда останется целкой. С издевкой сказал Сергей.

— Но Лера понимала, что это уловка, и если она согласится, они будут потом делать с ней, что захотят.

— Нет, закричала она, и почувствовав около носа запах затхлой залупы, сжала мягкие губки, втянув их в себя.

А Сергей продолжал хлестать её по щекам, примеряя свой дрын прямо в губы.

— Не хочешь в рот, значит дрючить будем пизду, а потом и до попки доберёмся. Да, кажется, я тоже не трогал её.

Как только он спустился к ней между ног, Лера взмолила о помощи. Она почему-то звала не мамочку, и не Романа, она звала Николая.

Ни кто не видел у себя за спиной, притаившегося под кустом мужчину. Николай подошёл в тот момент, когда они свалили беззащитную женщину. И та, практически не сопротивляясь, позволяла над собой измываться. Он ждал развязки событий, но когда увидел раскрытую вульву, захотел присоединиться к друзьм.

Похотливая сучка, да она точно хочет всех подряд, меня вот дразнила, эх, зря я повёлся и не трахнул её. Все карты были в руках, еби не хочу, думал он.

Мушкетёр поднялся и направился на помощь к друзьям, когда они растерялись кто первый. Душераздирающий крик, и позывы о помощи, как буд-то она видела его и молила о поддержке, разбудили в нём снова благородного рыцаря. Он подбежал, и заехал Сергею по уху, тот свалился с жертвы и в состоянии аффекта вскочил и набросился на обидчика. Конечно, они были в разных весовых категориях, и Николай не собирался прикладывать силы. Он легким подзатыльником сбил его с ног, а тот, как маленькая собачонка в присутствии хозяина, продолжал кидаться на обидчика. Но друзья не решились напасть на этого культуриста, они пытались сдержать Сергея.

Лера вскочила замученная и растрёпанная, ей было стыдно перед Николаем, и она готова была провалиться сквозь землю, или нет утопиться. Она сняла олимпийку, и голая бросилась в воду. Её ноги уже не чувствовали дна, а она всё дальше удалялась от берега. Николай разобрался с друзьями, и увидел уходящую женщину. Её голова опускалась под воду, и снова всплывала, но в другом только месте. Лера пыталась опуститься на дно, но руки сами выносили её из воды, и отдаляли от берега. Она долго плыла, так и не смогла утонуть, и оказалась на противоположном берегу.

Николай испугался за Лерочку и бросился в воду. Он плыл махая руками изо всех сил, и успокоился лишь когда она, стояла на другом берегу.

Ты же не умеешь плавать, куда ты попёрлась, строго спросил Николай.

— Тонуть, Спокойно ответила Лера.

— И что же не утонула, снова сказал он в том же тоне.

— Да у меня вчера хороший учитель был, ты случайно не знаешь его, спросила серьёзная Лерочка.

— Нет не знаю, но мы можем спросить о нём на том берегу, поплыли назад.

Лера остыла в холодной воде, и страх утонуть привёл её в чувство. Теперь она боялась плыть назад, а выходить на берег голой ещё больше. Николай долго её уговаривал вернуться назад, но она, молча, продолжала стоять в холодной воле. Тогда он поднял хрупкое тело и понёс по кустам в обход на прежнее место. Лера встала, но идти не могла, он понял, и пригнувшись посадил её взади на спину. Добравшись на прежнее место, она, молча, легла на песок вниз животом, и закрыла руками лицо. Ей вновь стало стыдно за себя, и она разрыдалась как малый ребёнок.

Чтобы как-то утешить подругу, Николай начал гладить промокшие волосы, утешая словами. Затем его руки плавно перешли на плечи и спину, делая лёгкий массаж. Лера, чувствуя прикосновение мускулистых рук, постепенно расслаблялась. Она успокоилась и попросила сделать массаж на всё тело. И вот уже сильные пальчики разминали её попку и бёдра. Глядя на порозовевшее тело, он возбуждался с каждой минутой и не осознанно пробирался всё ближе к интимным местам.

Лера тоже начала заводиться, прижимая промежность. Её попка инстинктивно задвигалась, то вдавливая пышный лобок в песок, то приподнимая ягодички к верху. К ней вернулись утренние мысли о любовнике, и она уже была не прочь его завести, как всегда обвиняя в грехах своего мужа, за то, что он оставляет её одну.

Глядя на упругие вздутые булочки, которые на фоне осиной талии казались довольно объёмными, Николай принялся их разминать, раскрывая розовый бутончик. Его длинные пальцы настойчиво пробирались в мягкие ткани внутренней части бёдер, и Лера покорно раздвинула ножки, приподнимая свой зад. Она еле сдерживала себя от оргазма, позволяя делать непристойный массаж. Поставив коленки между её ляжек, он воочию видел слипшиеся румяные губки. Не удержавшись от соблазна увидеть красную щель, Николай развёл их до предела, вминая в промежность. Лера лишь простонала, но продолжала лежать. Его член вылез с боку купальных плавок, и как никогда был готов. Он опустился на попку, и прижался всем тазом, направляя свой кол. Лера под весом мужчины прижалась к земле, и его длинный хен оказался чуть выше. Не имея сексуального опыта, он не понимал, куда суёт своего жеребца, продолжая давить всё сильнее.

Лера вмиг поняла, что её сейчас поимеют, закричала от боли, и руками выдернула длинный конец.

— Ты что охренел, решил утешить беззащитную женщину, воспользовавшись положением. Да ты такой же как и они, массажист грёбанный. Продолжала гневиться она. Иди лучше трусы мои постирай ананист несчастный. Она вспомнила неприятный вкус его спермы, и окончательно разочаровалась в несостоявшемся любовнике.

Она в тот же день собрала свои вещи, и удалясь по английски, отправилась пешком. По пути встретив дачника старичка, она благополучно добралась до квартиры. И там её ждали более суровые испытания, от последствий природы.

Автор рассказа:

nikki

Вы можете написать автору данного рассказа, для этого нажмите на картинку с изображением конверта.