реклама

Свежие записи

Любовь с дурным привкусом : Эротический рассказ

Тем утром, я решила пропустить учёбу, чёрт с ней. Во много раз интереснее, наконец-таки встретиться с Натальей. Сколько раз встреча откладывалась, но не сейчас. Я была в нетерпении её увидеть. Я умылась, накрасилась. Совершенно нагая у зеркала я выглядела, как всегда, отлично. Сама от себя в восторге, саму себя хочу до одури, Наташа тоже оценит.

Фигурка у меня, что надо, длинные ноги, небольшая грудь, подкачанный животик. Немного портят картину мои азербайджанские корни — нос с горбинкой и пушок на руках и спине, но не страшно, я привыкла, нос даже делает меня похожей на LadyGaga. Я уже давно, с детства, обрусела и никаких «тараканов» в голове, типичных для кавказок не имею.

Собирала сумочку, духи, телефон, кошелёк, презики на всякий пожарный, сигареты. Открывыв студенческий, нахошла проездной, рядом с моим неудачным фото, имя — Нурлана. Я сказала подругам, что моё имя адаптируется как Света, но все называют меня Нура, это имя мне дала моя Наталька, моя прелесть, обожаю её. У нас с ней, с момента знакомства, развились довольно близкие отношения. Сначала я думала, что это подростковое и пройдёт быстро и, что дальше поцелуев и прикосновений дело не дойдёт. Но совсем скоро, в один прекрасный момент, я обнаружила свою черноволосую головку между ног Натальи. Первый опыт орального секса с девушкой мне понравился не меньше, чем с парнем. Потом у нас всё только развивалось, я купила страпон и мы стали заниматься полноценным сексом, чаще я была доминантном. Её так же привлекала тема БДСМ, чем мы пользовались с огромным удовольствием. Она любила металл, порку, ошейники, кожу. Часто мы приходили ко мне, вместо занятий и перед сексом я водила её на поводке. Стоит сказать, что Наталька сама по себе очень красивая — у неё длинные, кудрявые волосы, с ума сводящие, с дьявольским огоньком, зелёные глазки, маленькие грудки, попка и осиная талия, чуть курносый носик и пухленькие губки. Ростом она была чуть ниже меня, всегда одевала чёрное и обожала трахаться под rammstein.

Своим парням мы ничего не объясняли, мол, просто дружба и всё. Ну поцелуйчики, а какие девушки не целуются?

Наталь можно было назвать романтиком, но романтиком особенным, она никогда не была сентиментальной, её привлекала животность. Её мечтой был анальный секс с мужчиной, чего мне, например, вообще не хотелось. Она знакомилась с парнями, сначала она могла вешаться на них как школьница, потом ей надоедало, она «рубила концы» и «динамила» парня, пока тот, в полном негативе, от неё окончательно не отстанвал. Что ей нужно, она и сама, похоже не понимает, лишь одно она осознавала, она была бисексуалка и сделала меня такой же. Но в отличие от неё, я к парням относилась значительно лучше, но для отношений мне не хватало серьёзности. Сейчас, у Наталь начались новые отношения, его звали Илья и он мне чертовски понравился с первого раза, а после случая, когда он целый день утешал меня после скандала с моим парнем, я влюбилась. Конечно, я держала это всё в себе, иначе Наталья, не смотря на дружбу, просто вырвет мне все волосы. Она хоть и любила доминацию над собой, но сама по себе была сильнее меня морально и физически. Я ждала и надеялась, когда она начнёт его отшивать. Тогда бы я кинула своего, вечно занятого урода, и хотя бы тайно от Наталь, но все, же подкатила к Илье.

Я покормила своего пса, у меня был хаски, звали Макс, обожаю эту породу. И выдвинулась к метро.

Мы встретились, она была с ним. «Хорош» подумала я, но не подала виду. Я его знаю уже месяц и каждый раз, когда вижу его, я дико возбуждаюсь. К Наталье, я вовсе не охладела, но его мне хотелось безумно. Он отличался от предыдущих парней Наталь. Был старше нас с Наталь на три года. Он писал стихи и играл на гитаре. У него были длинные волосы, и моей, восемнадцатилетней душе хотелось его тепла. Пару раз даже мы оставались наедине, пусть ненадолго, но всё же, я еле сдерживалась от того, чтобы не кинуться на него.

Погуляли мы отлично, я старалась не грустить, опускала взгляд, когда они целовались. Зашли в макдак, перекусить. Наталь позвала меня в туалет, и мы оставили Илью одного.

— Люблю тебя. Страстно прошептала мне Наталь, прижав меня к стенке туалетной кабинки.

— И я тебя люблю, моя прелесть. Мы слились в страстном поцелуе, запустив руки под юбку, она смело схватила меня за попку и сжала. Оторвавшись от поцелуя, глядя мне в глаза, она стянула с меня трусики.

— Поставь ножку сюда. Она показала на край унитаза. Я послушалась и Наталь, встав на колени, нырнула под мою юбку, которая полностью скрыла её голову. Её язык начала порхать по моей девочке, от чего я пришла в восторг. Чуть помогая ей, держа руку на затылке, я наслаждалась её куни, как всегда искусным и страстным. Ни один парень, в своих попытках, даже близко не приблизился к тому, как отлизывала моя девочка. Это было, как всегда, восхитительно. Я бурно кончила спустя минут пять, зажимая себе рот, чтобы не застонать во весь голос. Снизу на меня смотрела счастливая Наталь, довольная собой и неповторимо красивая.

— Что-то вас долго не было. Пожаловался Илья.

— Очередь пупс. Ответила Наталь и поцеловала его в губы. Несмотря на жвачку, которой она зажёвывала мои соки, мой вкус явно передался Илье.

Потом, мы отправились ко мне, Наталь была фотограф, и я давно просила сделать фотосессию. У меня было несколько хороших нарядов для этого дела, я приготовила их, и мы начали. Наталь фоткала меня во всех фотопозах, извивалась вокруг меня в поисках лучшего кадра. Илья же смотрел на меня с заметным интересом, поглаживая моего хаски. Хотел ли он меня? Кто знает. Забавным было то, что Наталь хотела меня больше, чем его. Он то и дело поглаживала меня, как бы одобряя мою позу, то украдкой полизывала мою вытянутую к ней ножку. После того, как мы закончили, я включила фильм, и мы уселись на моей кроватке. «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», мы с Наталь обожали этот фильм, много раз его смотрели, и занимались с ней сексом под него. Тут Наталь позвонили из дома, после недолгого разговора с матерью, она со злостью, произнесла.

— Мелкую надо домой привести.

— Надолго ты? Спросила я.

— Нет, часа через полтора вернусь.

— Отлично, мы подождём тебя.

Наталь собралась, чмокнув Илью, и бросив страстный взгляд на меня, она удалилась. Мы с Ильёй остались вдвоём. Лёжа на диване, я постоянно посматривала на него. Желание вскипало во мне. Но что-то не давало сорваться. Я не могу предать Наталь.

— А почему твоего парня нет сегодня?

— Он опять уехал на дачу без меня. Я вообще, не понимаю, нужна ли я ему или нет. Жаловалась я Илье, стараясь показать на лице тоску. На самом же деле, я больше заигрывала.

— Не переживай, он просто тебя не ценит. Потеряет, поймёт.

— Нет, это, наверное, во мне дело.

— Не думай так. Ты отличная девушка.

Чёрт возьми, он просто сводил меня с ума. Тут видео тормознулось. И я пошла настраивать проигрыватель. На мне, ещё с фото сессии, оставалась мини юбочка и фиолетовая блузка.

— Не буду приседать. Вдруг мелькнуло в голове. — Нагнусь и настрою проигрыватель. Пусть смотрит на мой зад. Мысль, пошлее некуда, была тут же реализована, я качала перед ним задом минуты три, пока кино опять не было запущено. Возвращаясь на кровать, я бросила взгляд на него. Он был заметно напряжён. Я боролась с мыслями в своей голове, они кружили мне голову, и я не сосредотачивалась ни на чём, ни на кино, ни на его вопросах.

— Я сейчас вернусь. Выпалила я, и закрыв собаку на кухне, удалилась в ванную. Я быстро приняла душ, зачесала мокрой расчёской волосы и, накинув шёлковый халатик, выпорхнула.

Он сидел на диване и смотрел кино.

— Действуй! Сказала я себе и вошла в комнату.

Он удивлёнными глазами посмотрел на меня, в новом обличии, макияж остался прежним, а вот короткий халатик открывал ноги ещё больше, чем мини, мои упругие соски обтягивали шёлк. Я медленно подошла и встала перед ним.

— Как я тебе? Спросила я заигрывая.

— Отлично. Здорово выглядишь. Растерялся Илья.

— А так? Я дёрнула поясок, и халатик упал к моим ногам, обнажив тело.

— Нура, ты что? Он привстал и сел на край кровати. — Не нужно.

Я прижала его к себе и страстно поцеловала, вкладывая в поцелуй всю страсть. Он немного подождал и отстранил меня.

— Глупыш. Произнесла я томным голосом и встала на колени. Я расстегнула ему ширинку и начала стягивать трусы. Он, конечно, протестовал, но я убирала его руки. Он сдался, когда его член, стоящий колом, начал раскачиваться перед моим личиком.

— Ты же хочешь меня? Он промолчал. Я склонилась перед ним, и его огненный орган пропал в моём жадном ротике. Теперь он точно мой, подумалось мне. С непередаваемой жаждой, я делала Илье минет. Делала так, как никому раньше, хотя партнёров у меня было достаточно. То, что его пульсирующий, сладкий, ароматный член, оказался у меня во рту, было огромной удачей.

— Это моя добыча и я её никому не отдам. Наталь не узнает. А я сделаю всё так, что у него и мысли не будет признаться ей. После недолгого минета я начала раздевать его, он уже растаял, и это не составило большого труда, его одежда лежала у кровати. Чуть поласкавшись, я решилась ещё на один козырь. Перевернув его на живот я расцеловала ему спину и спустилась ниже, развела его ягодички и прильнула губами к тёмной дырочке его попки. Его протяжный стон известил о том, что Илья достиг блаженства. Мой проворный язычок порхал по его дырочке, по каждой складочке и как следует смочив попку я вошла языком внутрь. Горячий сфинктер охватил мой язычок и я начала трахать его в попку, входя всё глубже и глубже в его потайное отверстие. Моя же киска уже текла, я чувствовала сырость на внутренней стороне бедёр. Илья был на седьмом небе, но и я тоже получала колоссальное удовольствие от ануслинга. Наталь, которая научила меня этому фокусу, я уверена, никогда ему так не делала. Вытащив язык из его дырочки я перевернула его на спину и оседлала, член мгновенно вошёл в меня на всю длину и упёрся в матку. Член был хорош, я почувствовала его всем нутром, всей своей девочкой, плотно обхватив его мышцами, я начала скакать на Илье. Илья, наконец то, вышел из сексуального транса и схватил меня за грудь. Он мял её и оттягивал мои маленькие сосочки, небольшая боль от этих манипуляций отражалась во мне невиданным наслаждением, я никогда не ощущала такого.

Мы перевернулись, и Илья уже сверху начала меня сношать, он схватил меня за ягодицы и, сжав их, вогнал член вглубь. Я извивалась под ним, словно пронзённая насквозь жертва, утоляя свою похоть. Оргазм настиг внезапно и прокатился взрывной волной по телу, потом один за другим, они били меня, словно разряды электрического тока. Не замечая ничего, я стонала и кричала в голос, впившись ногтями в спину моего любовника. Когда шквал оргазмов спал, я прижала Илью к себе и крепко обняла его, как самого родного человека. Мы страстно поцеловались, и он начал лизать мне шею, потом подмышками.

— Фетиш? Подумала я. — Пусть, со мной ему можно всё.

Он спустился к груди, потом ниже к пупку и наконец, впился губами в мою киску.

Вылизав все мои соки, он шепнул мне на ушко.

— Детка, хочешь в попку?

Я немного пришла в себя. Я была не против, Наталь делала это со мной страпоном, и особого дискомфорта я не испытывала, потому согласилась.

— Да милый, она твоя. Пошло прошептала я ему в ответ. Он резко развернул меня и поставил в позу собаки, я выгнула спинку. Его член был в моей смазке и после нескольких фрикций, он вошёл в мою попку. Мужчины в ней до этого момента не было, но для него я была готова на всё. Его пенис туго двигался внутри моей попки, я чувствовала горячий ствол внутри себя — это новое, никогда до этого момента не испытанное чувство. Я расслабилась, и отдалась во власть анального секса. Член наполнил меня, всё моё нутро, яички ударялись о мои половые губки. Я чувствовала это прекрасное тепло, это томное сладкое наслаждение в своей голодной заднице и казалось, что ничего иного мне больше и не нужно было — я познала радость анальной случки. Оргазм подкатывал ко мне и навалился сумасшедшим вихрем, я испытывала бурю эмоций, всё вокруг померкло и закружилось, сердце вырывалось из груди, дыхание перехватило, я ловила ртом воздух и издавала стоны будто птица. Илья сношал меня без остановки, даря неземное наслаждение, он не просто вошёл в мою попку, своим членом он коснулся моей души, которая так давно не чувствовала мужской ласки. Время летело стремительно, Илья менял позы, вертел мною как хотел. Он пробовал меня по всякому, как только ему хотелось, пользуя мой зад, я лишь потела и мычала. Уже бессильная я взглянула на него жалким взглядом сучки, он тоже утомился. Я встала на колени, он пристроился у моего рта. После того, как он отработал все мои дырочки, оставалась одна, которая не чувствовала жёсткого секса. Взяв мою голову обеими руками, он начал трахать меня в рот. Я упиралась своим горбатым носом в его пах, давилась и кашляла, но все, же продолжала подставлять свою дырочку, безвольно опустив руки. Даже понимание того, что этим концом долбили мой зад, не стало для меня проблемой, это грязное, вульгарное действо заставило меня кончить финальным аккордом в череде оргазмов. Илья тяжело задышал, замер и в мой рот хлынуло всё то, что копилось в его яйцах. Огромное количество спермы, которое предназначалось моей любимой Натали, сейчас выливалось в мой широко раскрытый рот, падало каплями на лицо. Я поймала себя на мысли, что секса у них с Натали либо не было вовсе, либо был давно, что ж, это в её стиле — заставлять парней изнывать от спермотоксикоза. Сама виновата в том, что сейчас произошло.

— Наталья. Тупая сука! Тварь. Подумалось мне. Я была на коне, я победила, он мой.

Мы в изнеможении упали на кровать, сперма стакала по подбородку и капала на грудь, я взглянула на опадающий ствол Ильи, он блестел, и на нём ещё оставались следы нашего анального безумства. Мой любовник гладил меня по животу, закрыв глаза, я прижалась у его груди, мне ужасно захотелось спать. Но вдруг раздался звонок в дверь.

— Собираемся, быстрее! Я побежала в ванную, чтобы умыться и принять прежний вид. Юбочка, мини, всё в порядке. Одетый Илья выглянул из комнаты, можно открывать дверь. Дверь распахнулась, передо мной стояла Наталь. Её взгляд, в этот момент, мог бы прожигать стены.

— Привет. Почему то произнесла она. Я не успела ответить, как сильнейший удар в живот сбил меня с ног.

— Сука! Хоть бы бошкой своей подумала, живёшь на первом этаже! Кричала Наталь.

Я лежала в коридоре свернувшись и обхватив живот, Илья смотрел на всё это, стоя в проёме комнаты. — А ты чего уставился, кобель? Я боялась, что Наталь и ему причинит боль. Наталь быстро подскочила ко мне и взяв меня за волосы потащила в комнату. Адская боль охватила мою голову, я думала она вырвет мне все волосы. Кинув меня в центр комнаты, она осматривала меня, будто решая, что делать дальше.

— Прости. Вырвалось у меня, и я заплакала. — Прости меня, пожалуйста. Наташечка, миленькая, прости меня!!! Я умоляла мою подругу, возможно уже бывшую. Я понимала, что она сейчас будет расправляться со мной, прямо здесь и сейчас. В её руках сверкнул нож, она всегда носила его с собой для самообороны, но теперь она решила применить его против меня. — Наташечка!!! Я зарыдала.

— На колени! Скомандовала Наталь и я повиновалась. Илья стоял за её спиной.

— Не трогай её, мы оба виноваты. Попытался разрядить обстановку Илья.

— Ты молчи вообще, и не защищай эту суку, она тебя соблазнила, сам бы ты никогда на эту чурку не позарился. Последняя фраза больно резанула моё сердце, но я промолчала.

— Ну что шалава, готова искупить свою вину? Она занесла свою ногу на которой был огромный ботинок (она всегда носила такие) и поставила мне его на плечо. — НЕ СЛЫШУ!!!

— Прости меня! Вякнула я в ответ.

— Не слышу, сука!

— Готова Наталь. Сдалась я, понимая, что от расправы мне никуда не деться.

Наталь надавила ногой, и я встала на четвереньки. Она встала надо мной и ножом разрезала блузку на моей спине, оголив её. Ещё одно движение и блузка вместе с лифчиком упали на пол. Взяв меня за волосы, она вернула меня на колени.

— Ну что, мразь, хорошо тебе было? Может тебе сиськи отрезать?

— Не надо! Протянула я, захлёбываясь слезами.

— Ну, смотри, тварь, пикнешь, и я тебя на куски порежу, поняла?

Я кивнула в ответ. Наталь обошла меня сзади, и я почувствовала как она, ножом, поднимает мою юбку. Мой взгляд наткнулся на Илью, и я с надеждой посмотрела в его глаза, он стоял напряжённый. Вдруг, Наталья тупым носком ботинка ударила меня прямо по киске. Удар был настолько болезненным, что мне показалось, будто меня пронзили копьём между ног, я взвыла и что есть силы начала сдерживаться. Я зажмурила глаза и почувствовала, как по щекам пробежали две горячие слезы. Пока я приходила в себя после удара, Наталь поставила передо мной свои сапоги.

— Неси в коридор. Приказала она. — Зубами сука!

Я послушно взяла, и аккуратно, на четвереньках, отнесла.

— Молодец скотина, теперь сними с меня носки и без рук.

Я взялась зубами за кончики носочков на ножках Натальи и поочерёдно сняла их. Я была уверена, что Наталь изобьёт меня или, в крайнем случае, порежет, но я даже не представляла, что меня ждёт такое унижение, притом, перед человеком, в которого влюблена. Мне стало дурно от носков Натальи, но она подскочила ко мне и заткнула мне ими рот.

— Чтоб молчала, тварь. С этими словами она взяла поводок моего Макса и взяв меня за шею, как провинившуюся школьницу начала хлестать поводком по заднице, я мычала и машинально стала прикрывать зад от ударов.

— Понятно. В кураже выкинула Наталья и другим поводком быстро связала мне руки за спиной. Я была на коленях, упираясь лицом в пол, а Наталья делала из моей задницы отбивную. Поводка ей показалось мало и она нацепила его, вместе с ошейником, на меня. Вернувшись с прутиком, она начала им лупить меня, через несколько ударов я уже ничего не чувствовала сзади. Когда избиение окончилось я уже перестала мычать и смотрела в никуда.

— Подними голову, тварь! Скомандовала моя мучительница. Я посмотрела на неё, она была уже в одном нижнем белье. Разделась, наверное, для удобства. Освободив мой рот от противного кляпа, Наталь села передо мной на кровать и ткнула мне в лицо своей ножкой.

— Лижи! Я чуть помедлив начала с пальчиков Наталь, вылизала между ними, вылизала стопу и пяточку и поднялась дальше почти до колени. Противно, почти не было, и я даже была спокойна, что мне не приходиться терпеть боль. Вылизав вторую ножку, я получила одобрение и небольшую передышку. Наталь поставила меня на ноги и ножом срезала юбку с трусиками, я стояла совершенно голая со связанными руками. Наталь встала передо мной на колени, и её взору открылся мой лобочек с густым треугольником волос. Растительности у меня там было прилично. Наталь взяла со стола зажигалку и моё сердце сжалось. Она улыбнулась мне снизу, и вспышка озарила её злобное лицо. Мой пушок тлел от вспышек зажигалки. От унижения я заплакала. Когда с лобком было закончено, Наталь скомандовала.

— Повернись и разведи ноги. Я послушала насильницу. Она освободила мне руки.

— Нагнись и раздвинь ягодицы. Я выполнила. — Драл тебя в зад, я смотрю, вся дырка красная. Гневно сказала Наталь. Зажигалка вновь засверкала, уничтожая волосики вокруг дырочек. Боли я не чувствовала, лишь запах горелых волос неприятно бил в нос.

Покончив с эпиляцией Наталь добрила меня ножом и приказала встать на четвереньки и покатать её по комнате. Она оседлала меня как кобылу, а я, закусив поводок, кружилась с ней по комнате под её смешки.

Прошло немного времени, и я стояла перед ней на коленях, держа руки, как дрессированная собака держит лапки перед собой, в мой широко открытый рот Наталь плевала и стряхивала пепел своей сигареты. Докурив, она потушила бычок в стакане и удалилась с ним.

— Помоги. Шёпотом просила я Илью, проглотив пепел и слюну.

— Не могу Нурочка, как я помогу, у неё же нож.

Несмотря на мою ситуацию, я решила сказать ему то, что уже давно пора было сказать.

— Илья, я люблю тебя! Услышав, это он остолбенел, быть может, он ответил бы мне, но возвратилась Наталь. В руке у неё был тот же стакан, наполненный жёлтой жидкостью в которой плавал окурок.

— Держи, выпей и закуси сучка. С усмешкой приказала Наталь. По запаху я поняла, что это моча. Я залпом, стараясь не чувствовать вкуса выпила горячую жидкость, которой испражнилась моя мучительница, окурок я тоже проглотила и отдала ей стакан. Меня затошнило, но я сдержалась.

— Ну что, любовник. Обратилась она к Илье. — У тебя есть шанс спасти это ничтожество. Всего один поцелуй и она свободна. Илья опустил взгляд, целовать опущенку он не хотел, и я понимала его. Я услышала, как дверь кухни царапает Макс, я совсем забыла про него. Наталь пошла открывать дверь, его она не боялась, так как часто брала его на несколько дней.

— Дура, иди сюда! Донеслось с кухни, я на четвереньках проследовала туда. Следом шёл Илья. — Сука, ты бы хоть о собаке подумала. Произнесла Наталь и показала в угол кухни, где лежала кучка собачьего дерьма. — Пошла вон, вернёшься когда позову. Я удалилась из кухни и в коридоре прижалась к ноге Ильи, он гладил меня по голове. Через несколько минут мне было велено вернуться. На столе я увидела тарелку с собачьими экспериментами, вилку и нож.

— Кушать подано. Давясь смехом, сказала Наталь и за волосы усадила меня за стол.

Я с ужасом смотрела на свою предполагаемую трапезу. Подняв жалкий свой взгляд на Наталь, я начала слёзно умолять её.

— Наташенька, миленькая, не надо, прошу тебя, всё что угодно, только не это! Я упала на колени и продолжала. Наталь не стала выслушивать взяв меня за волосы она отрезала ножом локон волос и бросила мне в лицо.

— Жри! Вскрикнула она и плюнула мне в лицо. Внутри у меня всё горело огнём, это было хуже побоев. Мои губы и руки дрожали. Я взяла нож, вилку и отрезав кусочек кала поднесла его к ко рту.

— Ну! Наталь не терпелось увидеть это.

Я взяла кусок в рот и мгновенно проглотила. По телу пробежал жар.

— Так, сука, жуй дерьмо, быстро! Наталь была непреклонна. Я опять отрезала кусочек и, положив в рот, начала жевать.

— Фуууу блиииин! Илья брезгливо отвернулся. Наталь же с нескрываемым наслаждением смотрела за тем, как я ем.

— Ну как, скотина, вкусно? Спросила моя мучительница.

— Да, очень вкусно. Ответила я, проглотив последний кусочек кала.

— Умница девочка. Похвалила меня Наталька. — Пожалуй, будет тебе добавка.

— Только не это, подумала я. Наталь тем временем ушла в туалет и тут же вернулась с тарелкой, на которой лежал ещё один кусочек, меньше предыдущего. Это было её дерьмо.

— Ешь на здоровье. Она поставила его передо мной.

Я покорно начала есть и это угощение. Весь мой рот охватил смрадный запах и горький вкус кала. Но несмотря, ни на что, меня не тошнило, меня, будто парализовало от всего происходящего. Вскоре я доела свой обед.

— Не слышу благодарности! Оглушила меня Наталь.

— Спасибо, было очень вкусно. Выдавила я из себя.

— Вымой рот и почисти зубы. Приказала мне Наталька.

Я мгновенное влетела в ванную, начала с мылом мыть рот и вычищать всё, что в нём скопилось. Привкус, конечно, оставался, ничего перетерплю, главное, чтобы больше ничего такого со мной не случилось. Я на четвереньках вернулась в комнату, где уже были Наталь, Илья и мой пёс Макс. Наталь держала в руках один из моих вибраторов.

— К ноге! Скомандовала она. Я послушалась.

— Подмой меня. Она приспустила трусики и подставила попку. Я, разведя её маленькие ягодички стала вылизывать её дырочку, которая была испачкана после туалета. Я быстро управилась и её попка блестела.

— Молодец. Похвалив меня, она натянула трусики и развернулась ко мне. Поставив на четвереньки, Наталь резко вогнала мне вибратор во влагалище и включила. Моё пунцовое лицо выражало стыд, которого я никогда не испытывала. Природа взяла своё, и мне стало хорошо от вибратора. Наталь вытащила его из меня и соками смазала мне половые губы и попку. Ногой она надавила на шею, заставив выпятить зад и склонить голову. За ошейник она подвела к моему заду Макса, то обнюхал мои дырочки и начал лизать их. Я извивалась и пыталась увильнуть.

— Спокойно тварь! Скомандовала Наталь, и я замерла в ожидании. После вылизывания, Наталь кивнула Илье, и тот подошёл к Максу. И о ужас, Илья стал помогать псу забраться на меня, между моих ног уже болтался член Макса, который был больше любого, виденного мной, мужского. Страх пронзил моё сердце, ноги задрожали и глаза наполнились слезами. Я отчаянно промычала.

— Наталечка, пожалуйста, только не это.

— Молчи, сейчас ты станешь настоящей сукой. С этими словами Наталь наступила мне на лицо. Пёс никак не попадал членом в мою киску.

— Помоги ему, чего смотришь. Рявкнула Наталь на Илью. Я поняла — Илья согласился на это, чтобы загладить свою вину перед Наталь. С его помощью Макс вошёл в моё влагалище. Член был велик, и моя девочка с ним не справлялась, Илья держал пса, который, почувствовав тепло самки начал судорожно дёргаться во мне, проталкиваясь вглубь меня. Боль ударила вниз живота, и мне показалось, что сейчас моя дырка порвётся, это Макс, наконец, вдолбил в меня свой член. Он бился во мне, обняв мою талию лапами, Илья отошёл и Макс справлялся сам. Я посмотрела в сторону, на Наталь, та расплывалась в улыбке. Я готова была провалиться сквозь землю, сгореть дотла от мысли, что мой собственный пёс, любимый Макс, трахает меня, насилует вместе с этой сумасшедшей девкой. Кончить в моё влагалище псу не дали, Наталь с азартом оттянула его и направила в мой зад. Пёс взял и его, доставив мне адскую боль. Где то минуту он заталкивал его внутрь и когда вогнал до конца, мне показалось, что я сейчас лопну. Где то в животе ныло, в глазах всё плыло, я лишь чувствовала запах Макса и то, как его слюна капает мне на спину. Насладившись и этим зрелищем, моя насильница утянула пса к себе на кровать. Тот резко и больно вышел из моей задницы, которая горела огнём, и казалось, была растянута донельзя.

— Ползи сюда! Наталь посадила пса на край кровати, тот еле сидел на месте, желая продолжения. Как в бреду я подползла под Макса. Наталь ткнула его членом мне в губы.

— Сосать! Я покорно взяла горький член своего пса, и начала аккуратно сосать, не задевая член зубками. Наталь лишь рассмеялась, поддерживая Макса, который судорожно начал трахать меня в рот. Первый, и надеюсь последний, раз я сосала у животного, его смазка заполнила мой рот и выливалась из уголков, член разрывал щёки. Долго это продолжаться не могло, и Максу вновь отдали моё влагалище. Я, выпятив зад, отдавалась собственной собаке, посреди собственной комнаты. Уже не было слёз, стонов и просьб о пощаде. Пёс имел молчаливую, покорную суку, готовую, уже, наверное, на всё.

Илья и Наталья переговаривались, она была в восторге, Илья же прибывал в шоке, но нельзя сказать, что он не получал от увиденного удовольствия. Где ещё увидишь, как девушку трахает пёс?

Наконец, Макс замер во мне, в онемевшей письке что то разрослось и мне в матку ударил поток спермы. Он спустил в меня и развернулся ко мне задом. Мы стояли в замке. Я видела это раньше, когда мы водили Макса на вязку, но в моей голове никогда бы не родилась мысль о том, что я буду сукой Макса. Меня утешала мысль, что ему, всё же, было хорошо со мной.

— Давайте похлопаем суке Нурлане! Воскликнула Наталь, когда пес, наконец, вышел, и из меня стала вытекать его сперма. Наталь взяла швабру с половой тряпкой.

— Раздвинь ноги детка! Игриво произнесла Наталь. Я повиновалась. Наталь начала шваброй вытирать мои дырочки. Только я дождалась окончания этого действа, как получила сильный пинок в промежность, я распласталась на полу, корчась от адской боли.

— Сука неблагодарная! Крикнула на меня Наталь. — Я её подтираю, а она даже спасибо не сказала.

— Спасибо Наталья. Прокряхтела я с пола и тут же получила повторный пинок в промежность. — Не закрывай руками. Рычала Наталь пиная мою письку.

— Вставай, пошли. Успокоилась Наталь. В коридоре Илья вручил мне мой летний плащ и туфли.

— Одевайся. Сказала Наталь.

— Куда?

— На улицу. Буркнула Мучительница и втиснула мне в рот жвачку.

Мы оделись и вышли во двор, мои ноги были словно ватные, мне казалось, что все смотрят на меня и все знают о моём унижении. Наталь дала мне сигарету, это немного успокоило меня, волновало лишь то, что я была в неведении относительно цели нашей прогулки.

— Быть может всё кончено? Думала я, затягиваясь сигаретой. Мы шли дворами, и вышли к гаражам, недалеко от нас, выпивали трое мужиков.

— Стойте здесь. Наталь одна направилась к ним. Они что-то недолго обсуждали, мужики, сначала спокойные, всполошились и начали смотреть на меня. Несмотря на мой плащ, я чувствовала себя совершенно голой. Я вновь обратилась к Илье.

— Я не держу на тебя зла, просто скажи, ты меня любишь?

Илья чуть промолчал и, опустив взгляд, ответил:

— Нура, надо подумать, я не могу так сразу сказать, понимаешь?

— Да, я буду ждать, только скажи, и я буду с тобой. Я не верила, что говорю это, будто мне было мало того унижения, что я пережила. Но я хотела быть с любимым человеком. Тут вернулась Наталь.

— Иди к тем, троим, и живее сука. Не вздумай орать, поняла?

— Слушаюсь. Я пошла к мужикам, которые отвели меня в гараж.

Примерно через полчаса я вновь предстала перед моей мучительницей и Ильёй, которые обнявшись, ждали меня неподалёку. Утирая рот рукавом, я подошла к ним.

— Обслужила? Спросила меня Наталь.

— Да. У двоих не встал, я всё делала ртом. А один захотел в зад.

— Дала?

— Дала.

Наталь завела меня за гаражи и, схватив за волосы, начала меня таскать за них, я падала и билась о гаражи.

— Чтобы я рядом тебя с ним никогда больше не видела, поняла сука?! Наталь говорила так, что в душе у меня всё сковало, словно льдом.

— Поняла. Отвечала я, держась за свои волосы. Наталь пнула меня между ног, и я упала, в её руках остался пучок моих волос. Она достала нож и направилась ко мне. Наступив ногами на мои руки, она стала отрезать клоки моих волос.

— Я, как немая, двигала губами не в силах сказать что либо.

Обкорнав меня, она достала из сумки маркер и вывела на моём лбу, как я потом увидела, надпись: «Шалава». Распахнув плащ, она изрисовала мою грудь и живот членами, на лобке написав слово «Дырка» со стрелкой.

— Давай. Обратилась она к Илье. Тот медленно подошёл ко мне и стал смотреть на меня сверху вниз.

— Вот, он, мой любимый, он не станет меня унижать. Думала я. — Он сейчас спасёт меня и уведёт от сюда. Я выпучила на него свои глаза, полные слёз, жалости и надежды.

Илья тяжело вздохнул, глянул на Наталь, стоящую рядом, скрестив руки. Он расстегнул ширинку и достал свой член, тот самый прекрасный орган, которым он, несколько часов назад, сделал меня счастливой. От удивления я приоткрыла рот. «Что он делает?» Думала я. И тут, он направил свой ствол на меня и, в открытый рот, ударила струя мочи, я отпрянула. Он мочился мне на грудь, на лобок. Потом он направил струю мне на голову, и я оказалась вся мокрая. Он закончил, и они ушли в обнимку. Я лежала за гаражами, в мусоре, дерьме и в луже мочи. Я дождалась, пока стемнело, и пошла домой, плащ пришлось выкинуть. Пол ночи я смывала с себя следы издевательств, дольше всего провозилась с маркером. После ванны я упала на кровать и проспала, наверное, часов 15. На следующий день я сделала короткую причёску, ничего другого не оставалось, так как мои волосы сильно пострадали. Я постоянно думала об этом случае, думала об Илье, он всё же не ответил на тот вопрос, а писать ему, я боялась. Потом, несколько раз я случайно встречала Наталь и получала от неё по лицу и в промежность. Последний раз я видела её в метро, она ограничилась плевком в лицо. С Ильёй, Наталья всё же рассталась, в тот момент надежда затеплилась в моей душе, но я была ему не нужна. Оно и понятно, он видел, как меня опускали и даже сам поучаствовал. Я не виню его, он пытался загладить вину перед своей девушкой, но виноватой во всём была я. Скоро я поеду отдыхать в Египет, билеты уже есть. Надеюсь там я встречу кого-то, кто хоть ненадолго меня пригреет.