реклама

Свежие записи

Наконец-то каникулы! Часть 1 : Эротический рассказ

Сегодня выдался солнечный день. Да что там сегодня! Начало июня вообще оказалось погожим и располагающим на самое безоблачное настроение. Андрей, десятиклассник общеобразовательной средней школы, неспешно шёл по направлению к своей альма матер. Вдыхая ароматы цветущей природы, юноша был преисполнен самых светлых надежд и далеко идущих планов на лето.

Видом своим Андрей походил на самого обычного десятиклассника нынешнего поколения: не отличался особенной мужественностью фигуры, даже был чуток щупловат и ростом ниже среднего, молодое лицо парня пока ещё вовсе не выдавало в нём признаков будущего мужчины. Мальчишеские, даже слегка женственные черты и полное отсутствие щетины могли бы ввести в заблуждение случайного прохожего, который никак бы не заметил в Андрее совершеннолетнего, хотя он таковым уже являлся, чем привык гордиться и хвалиться среди сверстников.

Андрей изредка замечал за собой глупые мыслишки по утрам, когда после душа или перед ним задерживался в ванной комнате, чтобы разглядеть себя в зеркале. «Хех, приодеть бы меня как девчонку да накрасить — никто не бы и не подумал, что я парень!» — вот такие примерно смешные для себя заявления делал юноша, а после, ещё раз хмыкнув, отправлялся по своим делам.

Наверно, такой разговор с самим собой он вёл и сегодня утром, но этого уже не вспомнить. Да и мысли молодого человека были заняты совсем иным: солнце припекало здорово, вокруг то и дело попадалась радующаяся лету молодёжь, а Андрей не хотя плёлся в свою школу на неприятный, неинтересный, ненужный ему разговор. Разговор между ним, его родителями и завучем по вопросу успеваемости Андрея Степанова в предвыпускном году.

Да-а-а, чего греха таить! В этой четверти юноша перебивался с «двойки» на «тройку», иной раз получая последнюю за «красивые глаза» от сердобольных учительниц в возрасте. Да и в прошлых четвертях, откровенно говоря, дела были не лучше: по всем предметам наблюдалась хроническая неуспеваемость, даже на простой физкультуре щупловатый и какой-то женственный на вид юноша не мог подтянуться и пяти раз. Родители старались не быть с ним строгими, уговорами добивались хотя бы самых малых успехов в учёбе и праздновали эти достижения как день взятия Бастилии. Сын же практически не испытывал дискомфорта от «неудов» и прочих неудач на образовательном фронте. Его это, как ёмко говорят, совсем не парило, тогда как вопрос отношений с одноклассницей Викой стоил не меньшего внимания, чем ботанику — очередная олимпиада по математике.

О, Вика!… Синеглазое и белокурое чудо заставляло сердце юноши колотиться в бешеном темпе, лишь тот заметит появление своей тайной любви. Да, Андрей был бесповоротно влюблён в хорошенькую одноклассницу, но как это часто бывает робел и ужасался от одной только мысли о признании в своих чувствах. Ещё больше волнения мальчику добавляла стройность молодого девичьего тела. Вика была высокой, длинноногой красоткой, будто спустившейся с Олимпа высокой моды до одноклассников-плебеев. Ни одну ночь Андрей яростно и вожделенно мастурбировал, представляя голой свою любовь, заключённую в его объятия. Ни одна простынь или салфетка были орошены мальчишеской «страстью» под аккомпанимент Викиных фотографий. Вот так Андрей был пленён Викой! Но эти тайные чувства не мешали молодым людям вполне активно общаться, можно было бы сказать, что они с виду походили на близких друзей, так как каждую перемену и после уроков проводили время вместе. В общем, «френдзона» — это тот самый термин, которым было бы легко охарактеризовать нынешние взаимоотношения ребят.

Мысли о Вике в сочетании с пониманием о предстоящем «выносе мозга» создавали в душе Андрея жуткий диссонанс настроений, что, в итоге, обеспечило ему хмурый вид перед самым порогом школьного крыльца.

Зайдя в сильно опустевший, залитый солнечным светом холл, первым делом Андрей увидел своих родителей, чей заботливо-участливый вид, без того доводивший юношу, сейчас казался и вовсе клоунским. Но, ничего не поделаешь. Андрей вздохнул и направился к ним.

— Привет, мам-пап. Чего вы так рано прибежали-то? — юноша старался быть вежливым, но еле сдерживал тон недовольства.

— Андрюша, привет! Ну как же мы могли опоздать на столь важную встречу… Ведь это же всё ради твоего будущего! — зачирикала мама, а папа утвердительно закивал.

«Будущее, будущее… Мы, вообще-то, сейчас живём, а не потом…» — мысли юноши были столь же мрачны, сколько ярко светило солнце в пустом холле школы.

— Ой, да бросьте вы! Ничего тут ужасного не произошло! — вновь постарался быть легкомысленным Андрей. — Пошли скорей, быстренько отсидим и на волю!

— Не спеши, сынок. Это серьёзное дело.

Последние слова мальчик постарался пропустить мимо ушей и бесцеремонно ввалился в кабинет завуча. Точнее, в его приёмную. Конечно же, секретаря уже не было на месте — как и сотен других обычных участников учебного процесса. Лето же!

Семья Степановых под предводительством Андрея проследовала вдоль всей комнаты, под натиском юноши поддалась массивная дверь, и рабочий кабинет завуча школы Алексеенко Тамары Викторовны оказался густо населён.

Тамара Викторовна уже ожидала семейство и, кажется, знала, когда они войдут, потому что Андрей первым делом увидал её взгляд, прямо устремлённый на него.

«Ух, не люблю, когда она на меня так смотрит. Скорей бы свалить отсюда!» — мелькнуло в голове у парня.

— Здравствуйте, здравствуйте! Я вас всех ждала. Присаживайтесь, пожалуйста, — завуч включила режим «приветливый хозяин», какой обычно применялся для больших и важных гостей, а тут достался простым смертным, что не могло не забавлять.

— Здравствуйте, Тамара Викторовна! Спасибо Вам за то, что пригласили нас поговорить об учёбе Андрюши. Нас всех это очень волнует! — продолжила прежним чирикающим тоном мама.

— Да, проблема назрела серьёзная. В этом году мы с горем пополам перевели Андрея в 11-ый класс, но в следующем учебном году будет ЕГЭ, там наших сил будет недостаточно, чтобы мальчик получил балл, сносный хотя бы для ПТУ, не говоря уже об университете. И ладно бы проблема была просто в слабой обучаемости… Андрей — совсем не глупый, он просто ленится прилагать даже немного усилий в учёбе. Я иной раз вообще удивляюсь, как ему хватает сил до школы-то дойти. Вы уж меня извините за такие слова…

— Ничего, ничего, Тамара Викторовна! Вы совершенно правы! Уж сколько мы с ним общались на эту тему, просили быть прилежным, но, как видите, результата никакого. Уж не знаю, что или кто нам поможет его дисциплинировать…

— Андрей, ну чего ты молчишь? Что ты сам думаешь по этому поводу? — завуч вновь окинула юношу прохладным, пронзающим взглядом.

— Да что вы все паритесь и меня парите? — всплеснул руками Андрей.

— Как это… парим? — чуть не выскочила из-за стола Тамара Викторовна. — Да ты в своём уме? Ты что, собрался в армию после школы? Там тебя по головке гладить мама с папой не будут! Может, подумаешь о своём будущем сейчас?

— А чего думать о нём вообще? Вот наступит, тогда и буду думать, — Андрей был неумолим.

— Так, мне всё с этим юношей ясно. Вернее, было ясно давно, а теперь я совсем убедилась в своём мнении. Дорогие родители, я Вам предлагаю выход из сложившейся ситуации.

— Вы… его выгоните из школы?! — мама была готова упасть в обморок или в слёзы, но по её растерянному лицу был непонятно, что она, в итоге, выберет.

— Нет! Ни в коем случае! И уж ты, Андрей, вряд ли этого дождёшься! Мой долг — сделать из тебя человека, достойного члена общества! — пафосным голосом заявила Тамара Викторовна. — Поэтому мы поступим так: забудь про лето. Все летние каникулы ты будешь заниматься, усердно заниматься по учебным дисциплинам. Отдыхать тебе некогда и незачем. А чтобы твои родители не мучились уговорами — как я вижу, они мучаются — мы приставим к тебя профессионала-репетитора.

Андрей изумлённо взглянул на завуча. Его глаза отражали всего одну мысль. «Вас, что ли? Хах!»

Тамара Викторовна, опытный педагог, в мгновение прочла это «сообщение» и продолжила: «Нет, молодой человек, не угадали. С тобой будет работать наша новая учительница, Марта Сергеевна. Со следующего учебного года она начнёт преподавать на общих основаниях в школе, а пока потренеруется на тебе. Я ознакомилась с её послужным списком и могу заверить, что в её практике были и более сложные случаи. А она всех своих лентяев исправила и дисциплинировала. Теперь — твоя очередь!»

Всё время после встречи, весь вечер и всё утро вплоть до судьбоносной встречи с репетитором Андрей был хмурым и неразговорчивым. Перспектива загубленного лета, несостоявшейся поездки на море с Викой угнетали и бесили парня одновременного. Мысль же о том, что все летние дни ему придётся иметь дело с какой-то старухой-репетиторшей, и вовсе доводила до белого каления.

«Марта Сергеевна… Имя-то какое противное. Наверно, брюзгливая, старая карга, которая сгноит меня в книжках. Вот и вся пользя от неё…» — гневно размышлял Андрей, как вдруг его прервал звонок в дверь. «Шоу начинается», — прошипел парень и закрыл лицо подушкой.

— Андре-ей! Андрюша! Выйди, пожалуйста! Марта Сергеевна, пришла к нам и хочет с тобой пообщаться! — мамина птичья песенка была приторно сладкой.

Андрей каждым движением тянул время, оттягивал момент аудиенции с противной тёткой. А может, и бабкой даже. Наконец, больше нечего было сделать, чтобы ещё чуть-чуть помедлить: он стоял на пороге комнаты и открыл дверь.

В гостиной, вместе с родителями, с чашечкой чая сидела гостья. Марта Сергеевна показалась юноше порно-звездой, ставшей обычным репетитором. Чуть плотное телосложение и простое преподавательское одеяние вовсе не скрывали стройности, сексуальности фигуры женщины. Юбка хоть и была самых приличных размеров, но так облегала талию и бёдра, что могла свести с ума любой мужской ум. И уж особенно юношеский. Блузка была абсолютно приличной и в то же время прямо-таки раскрывала все секреты своего содержимого. А подержать то, что в ней находилось, очень хотелось. Марта Сергеевна, скорее всего, обладала замечательным, сочным бюстом, мягкое вздымание которого при дыхании доводило до полноценного «стояка» в мужских штанах.

Такой же сейчас планировал появиться и в шортах Андрея. Марта Сергеевна заметила его появление и громко произнесла: «О! А вот и наш объект «пыток»! Проходите, юноша, не стесняйтесь, ей-богу!» Андрей пытался руками унять растущее возбуждение в трусах, от чего вид его был смешным, движения неловкими, а выражение лица выглядело сконфуженным.

— Андрюша, ты чего такой красный?

— Наш Андрей, наверно, не ожидал увидеть столь молодого наставника, вот и растерял всю мужественность, — шутливо заявила Марта Сергеевна. — Но я уверяю Вас, юноша, что я довольно опытный и строгий в своём деле профессионал. Вы у меня скучать не будете, а сон Вам покажется высшим благом, хе-хе.

— Ну, Вы уже не мучайте его, пожалуйста, на первых порах…

— О, не беспокойтесь. Я планирую увеличивать нагрузки постепенно, шаг за шагом. Сантиметр за сантиметром, так сказать. Чтобы максимально нагрузить юношу работой и углубиться в изучение материала, но при этом не переутомить его слабый организм.

— О да, спасибо Вам за такое внимание к учёбе! Андрей и в правду у нас не такой выносливый…

— Мам, ну что ты говоришь! Я же вам не девчонка какая-нибудь!

— Ничего, это мы в самом скором времени проверим, юноша, — очки, опрятно сидевшие на носу Марты Сергеевны, блеснули каким-то хищническо-прохладным светом. Андрей мог бы биться от заклад, что он это и видел, но потом отбросил эту мысль — такую же глупую, как и редкие мысли о себе в роли девчонки.

— Марта Сергеевна, не хотели бы Вы немного пообщаться с Андрюшей, узнать уровень его знаний, чтобы Вам легче было с ним работать?

— О, спасибо за предложение! Я думаю, что нам действительно стоит перекинуться парой словечек наедине. Как считаете, юноша?

— Перестаньте меня так звать, пожалуйста.

— Андрей, ну будь хотя бы капельку вежливым! — впервые заговорил отец, и голос его вздрогнул от возмущения.

— Ладно. Извините меня, пожалуйста, Марта Сергеевна. Пойдёмте в мою комнату и поговорим на интересующие Вас темы.

— Извинения приняты, Андрей. А тем меня интересует мно-о-ого… Пойдём!

Через мгновение Андрей и Марта Сергеевна оказались в комнате юноши.

— Неплохо у тебя обставлена берлога! Уважаю!

— Да ничего особенного. Так о чём Вы хотели бы поговорить?

— Всё о том же. Об усердии, дисциплине, порядке, послушании и удовольствии.

— Удовольствии?

— Именно о нём, молодой человек. Ты себе не представляешь, как приятно справиться с трудной задачей, осилить кажущееся непосильным, неподъёмным. Какое облегчение можно испытать, когда почувствуешь, как знания проникают в тебя…

— Марта Сергеевна, Вы как-то странно говорите и ведёте себя…

— Ничего странного, ничего! Ты просто не слышишь меня, но… я тебе «прочищу» проход, так сказать, к благу, хех.

— Может, Вам это и не так надо? Лето ж на дворе, надо отдыхать…

— Некогда отдыхать! Надо зарабатывать свои возможности сейчас! Иначе потом тебя будут задвигать на самые задние позиции. Ты же не хочешь быть неудачником?

— Да ла-а-а-адно Ва…

— Так, тихо! Мне не 15 лет, чтобы говорить без знания дела! Завтра же начинаем работу!

— Но…

— Никаких «но»!

Андрей опешил от таких эмоциональных переходов женщины и не знал, что сказать. Хотя говорить ничего не пришлось: Марта Сергеевна ловко вынырнула из комнаты и отправилась к родителям. Беседа же между ними и преподавателем, в которой, как ни старался мальчик, ему не нашлось места закончилась вердиктом: завтра — первый день серьёзных и полноценных занятий. Прощай, долгожданное лето!..

«Черт бы всё побрал! И эту Марточку тоже! Расфуфырилась перед родителями, они и уши развесили! Развели как лохов вместе с завучихой! Теперь сидеть мне в книжной пыли, в четырёх стенах с этой тёткой и не видать лета, моря, пляжа, Вики… Ох, Вика… Целый год готовился к поездке. Еле уговорил её, а теперь она одна поедет загорать, а я тут киснуть останусь. Вот нахрен мне это надо? Нахрен школу эту! Нахрен всё!»

С этими словами Андрей чуть не зарядил кулаком по бетонном столбу по пути на вокзал, где ему предстояло трагичное прощание с Викой, уезжающей в отпуск. Самый срочным образом удалось заменить Андрея на подружку — так, хотя бы, билет не пропал. Пропало же всё настроение и у Вики, и у Андрея. Ребята были крайне огорчены тем, что этот пляжный сезон состоится не для них обоих.

— Андрюш, ну, не переживай ты так, пожалуйста! Когда ты так смотришь, я сама не своя… Мы с тобой обязательно ещё оттянемся! Даже этим летом!

— Спасибо, Викуля. Конечно, оттянемся! Столько ещё времени впереди! Просто я так ждал этого отпуска, так его планировал, а тут…

— Ну-ну, тебя же не на кол сажать собираются, дурачок! По крайней мере, подтянешь учёбу, родители увидят успехи и освободят тебя от этой Марты-грымзы. Вот мы тогда и погуляем на славу!

— Да, точно. Надо будет за эти две недели как следует потрудиться, и тогда от меня все отстанут!

— Ну вот! Позитивно мысли, дружище! Ну всё, нам уже пора. Обещаю тебе загореть за нас двоих, ха-ха! Не печалься и жди меня! Оля, побежали!

Вика выпорхнула из лёгких объятий Андрея, и не успел он очухаться, как поезд тронулся с места, увозя возлюбленную в тёплые края.

«Дружище… Знала бы ты, насколько ты мне больше, чем дружище…»

Пропиликал рингтон телефона, извещающий об SMS-сообщении: «Андрей, занятия начинаются через час. Ты должен быть к этому времени дома и готов к работе. Марта Сергеевна».

«А-а-а, чтоб тебя!…»