реклама

Свежие записи

Наконец-то каникулы! Часть 3 : Эротический рассказ

В эту ночь Андрею совсем не спалось. Слишком много событий вместил в себя всего лишь один день. Казалось, что они все не могут быть реальными, так как самым невероятным образом случились практически одновременно: сначала в отпуск укатила возлюбленная и такая желанная Вика, потом случился конфуз с Мартой, когда Андрей пялился на её сиськи, а под конец родаки его и вовсе добили, заявив, что тоже отправляются отдыхать на юга. Их же сыну предстояло провести месяц в одиночестве. Ну, ладно, не в одиночестве, а в компании этой совершенно странной репетиторши…

Андрей в очередной раз повернулся на другой бок и продолжил размышлять.

Марта Сергеевна… Даже имя у неё какое-то вычурное, причудливое, необычное. Хотя вроде бы и благозвучное. Такая она и сама по себе: вроде ж специально сиськи свои перед ним выкатывала, заигрывала, а потом верещала на всю Ивановскую, что Андрей чуть ли не маньяк. Чего она другого ждала? А потом же ещё и при родителях не стала признаваться, а закатила сцену с участливым преподом. Мол, я спасу вашего сыночка от будущего прозябания и бла-бла-бла. Стоит же ей наедине с Андреем остаться, так в мегеру превращается, того и гляди — прибьёт, если окружность недостаточно круглой нарисует.

А Андрей старается. Вот честно: ста-ра-ет-ся! Кому охота сидеть сутками с книжками, когда такая погода за окном, а оно вон как вышло. Старайся или не старайся — сидеть тебе месяц за учебниками, а вокруг будет сиськами трясти эта Марточка…

Хотя сиськи страсть как хороши. Упругие, большие, сочные, молодые. А как вздымаются от её дыхания. Как тут члену не встать в крепкий стояк, когда перед тобой буквально порно-звезда из какого-нибудь видео про училку и двоечника. Где он ещё ей показывает, где находится Гондурас, а она ему ртом лизинг устраивает по всей длине члена…

Андрей невольно заворочался от весьма зрелищных фантазий: «Бр-р, снова, чтоб меня! Я так скоро на эту Марточку дрочить буду, а у меня есть девушка. Ну, точнее, не девушка ещё пока, но ведь возлюбленная! Да и в сто раз красивее она этой тётки! Идиот какой-то я: из-за тоски по Вике совсем голову потерял. Ещё и сон где-то посеял!»

Часы беспристрастно указывали на наступление третьего часа недавно начавшихся суток, и юноша решил, что если сон на данный момент утерян, то его можно поискать на свежем воздухе. «Авось, прогулка и поможет», — решил Андрей и стал собираться еле слышно, чтобы не будить родителей. — «Главное — не шуметь, а то «последний вечерок детства» будет унылым».

Спящий город встретил юношу душным воздухом, накопившим за целый день столько солнечного тепла, что его хватило бы и на неделю. Окна соседних домов в самых редких случаях светились бледными огнями, в округе же было не менее безлюдно. Кажется, что народ что-то чуял и вовсе не собирался вести уличную городскую жизнь. Даже свободные ныне школьники да студенты не жаловали сегодняшнюю ночь для компанейских гулянок. Возможно, в этом была банально виновата погода: жаркая неделька неизбежно должна была кончиться «разрядкой» в виде дождя, и, судя по серому и кое-где вполне хмурому небу, скоро должен был случиться Всемирный потоп местного масштаба.

— Фиг с ним, за минут сорок ничего не случится, — проговорил Андрей, посмотрев наверх и сунув руки в карманы брюк.

Получасом позже он вспоминал свои слова и клял науку за то, что она до сих пор не изобрела машины времени. «Оказался бы у подъезда тогда и затолкал бы себя из прошлого обратно пинками», — вот так лихорадочно думал парень, лавируя набегу между потоками воды, сопровождавшей его по пути домой. Дождь не просто лил, но топил город в воде. Если бы сейчас пошёл ещё и град, то Андрей не удивился бы: такой разгул стихии оставалось закончить именно градом.

Но Бог миловал, а весь мокрыйюноша «доплыл» до своего подъезда. Ввалился в парадную, прошлёпал до лифта и, прилипнув к кабинке, обессиленно клацнул на кнопку своего этажа.

Андрей мог бы поклясться, что всего лишь прикрыл глаза в лифте, ожидая своей остановки, и как он оказался утром, в своей кровати, он бы ни за что не объяснил. За плечо его упорно трясла мама, уговаривая проснуться. Парень разлепил глаза и понял, что спал каких-то три часа от силы. «Вот так прогулялся перед сном», — подумал Андрей и не хотя стал поддаваться на требования матери «наконец подняться и проводить её с папой».

Родители, конечно, светились от удовольствия. Ещё бы! Избавились от сына, дорвались до отпуска — чего тут грустить! Ну, их понять можно, в общем-то, только что-то слишком многих приходится понимать Андрею, а его никто и слушать не хочет!

— Ну, давайте. Счастливо отдохнуть, — пробормотал парень, как будто находясь в полубреду.

— Ой, Андрюш, ты чего, не выспался, что ли? Как же ты заниматься собираешься сегодня?

— Да я чёт себя неважно чувствую… Голова побаливает да слабость какая-то… Может, завтра лучше Марте Сергеевне начать со мной занятия?

— Ну, вот ещё! Нельзя лениться и откладывать всё на завтра. Так, придёт Марта Сергеевна, скажи ей, чтобы в ванной в аптечке нашла лекарства от простуды. Она сообразит, а ты точно не справишься. А теперь иди к маме и обними её на прощанье!

Андрей вяло пополёлся, но был бодро схвачен и утянут мамой в объятия.

— И будь, пожалуйста, послушным учеником и вежливым хозяином дома с нашей гостьей. Она старается именно для тебя. Сама об этом не раз говорила же!

— Ой, ладно, мам. Хорошо.

— Пока, сын. Веди себя как следует! Мы тебя любим и надеемся, что у тебя всё получится.

— Да, пап-мам, спасибо. Хорошего вам отдыха.

Дверь закрылась за родителями, послышались шаги вниз по лестнице, к лифту, но Андрей не был в том состоянии, чтобы горевать из-за своей жалкой судьбы. Жар простуды, кажется, начинал охватывать его тело, и от слабости он решил даже не пытаться заниматься самолечением и отправился досыпать хотя бы еще пару, тройку часов, пока не явится Марточка.

— Хрен с ним. Надеюсь, она меня вылечит, — буркнул в тишине юноша и рухнул на ещё тёплую кровать.

Мягкая ткань постельного белья согревала и одновременно облегчала неприятные ощущения от недосыпания и первых симптомов простуды. Полуоткрытые глаза ловили утренний свет, который словно был пропитан прохладой и свежестью, хоть окно и было закрыто ещё с прошлого вечера. Андрей буквально видел, как свет преломляется шторами, падает на стены и мебель, оставляя причудливые следы и отблики. В этой игре света, теней, блеска будто бы рождаются очертания знакомой фигуры. Она изящна, движется нелегко, но мягко и элегантно. Знакомые изгибы бёдер, спины, упругий живот, волнительно знакомые груди и… это лицо! Андрей проморгался, но мираж не пропал, а стал явью: перед ним, почти нагая, стояла эта самая Марта Сергеевна, всё также ехидно улыбаясь и довольствуясь тем ошарашенным видом, каков был сейчас у юноши.

— Вы уже пришли?! Но как? Сейчас же ещё рано, и я вовсе не слышал звонка в дверь…

Марта, не обращая внимания на вопросы Андрея, грациозно прошлась прямо к кровати и уселась коленями с краю. Наклонившись вперёд и улыбаясь, она снова, как и днём ранее, дала возможность парню оценить красоту своих грудей, всё ещё спрятанных в лифе. Заметив его жадный взгляд, она игриво подмигнула, затем провела пальчиками по его груди вниз, по животу и, убедившись, что член правильно отреагировал на наготу женщины, хищно облизнулась.

— Простите, простите! Вы просто голая почти, как мне не возбудиться! Но я этого вовсе не хотел. Я сейчас оденусь и не буду Вас смущать!

Андрей попытался подняться, но тут же властно был отстранён рукой на прежнее место. Другой же рукой Марта уже активно массировала стоящий колом член мальчика, который тяжело дышал и с широко раскрытыми глазами наблюдал за происходящим. Марта ловко перевернулась от лица Андрея к его ногам, и взору парня предстал самый аппетитный женский зад, который он когда-либо видел: белые трусики туго обтягивали ягодицы женщины, бугорок промежности при этом сильно выдавался вперёд, демонстрируя через ткань очертания столь манящей щёлочки.

Ощущая, что юноша любуется задницей, Марта посильнее выгнула спину, окончательно обнажив перед ним всю красоту, и чуть повиляла бёдрами. Было слышно, как парень сильно сглотнул. Марта ухмыльнулась и стянула с Андрея шорты вместе с трусами: её взору предстал небольшой, но до предела набухший член мальчишки. Женщина не спешила брать его в рот, решив чуть подразнить его обладателя: ногтем она стала чуть щекотать промежность вокруг члена, постепенно подбираясь к стволу. Стоило ей провести острым ноготком от его основания над яичками до окончания головки, как послышался сдавленный стон удовольствия. Парень чуть выгнул спину и задвигал ногами, ягодицы его напряглись от нестерпимого напряжения. Тут же Марта резко ухватилась за его член, отвела вниз крайнюю плоть, обнажив головку, ловко забралась на парня и села промежностью прямо ему на лицо.

— Лижи меня, — приказ был отдан чётко, безапелляционно, и нынешнее положение Андрея не давало ему повода сопротивляться. Пересохшим языком он притронулся к ткани трусиков, неумело провёл им снизу вверх, вдоль половых губ и услышал ответный, совершенно не скромный стон Марты. Её промежность моментально стала увлажняться, мальчик впервые в жизни почувствовал запах текущего влагалища, и он ему понравился. С новым энтузиазмом он начал лизать Марту сквозь трусики.

Женщина же, уняв волнение от первых волн наслаждения, крепко обхватила член Андрея и мигом погрузила его в рот, до самого основания. Юноша выгнул спину и закатил глаза: было так приятно ощущать что-то тёплое и мокрое вокруг своего члена. Это тёпло стало растекаться по животу и ногам, пока Марта усердно обсасывала ствол и головку. Сам же Андрей впал в какой-то транс: наслаждаясь первым минетом в жизни и не забывая смачивать слюной и так уже мокрую киску своей репетиторши.

Наконец Марта с характерным хлюпанием оторвалась от члена парня, вновь ловко развернулась, освободив его лицо, и, не дав и опомниться, отодвинула полоску трусиков в сторону, готовясь насадиться на крепкий стояк. Перед этим она горделиво и победоносно взглянула на разомлевшего Андрея и одним движением села полностью на его член, благо он был не так велик.

— О-о-ох, — хором простонали и парень, и женщина.

Марта начала изящно двигать тазом, выпуская член из себя и вставляя его обратно. При этом она склонилась над лицом Андрея, наблюдая за тем, как он наслаждается её влагалищем. Кажется, она получала больше удовольствия от стонов парня, от того, что он находился сейчас под ней и извивался. Марта в очередной раз хищно улыбнулась и ускорила свои движения, а Андрей простонал вслед этому, закинув руки себе за голову и зажмурившись.

Он смотрел, как репетиторша сама откинулась назад, не переставая двигать задом, как она смотрела прямо в лицо Андрею и облизывалась, как с каждым шлепком ягодиц об его промежность он слышал будто бы слабый звон в ушах. Вот шлепки пошли быстрее и сильнее, звон стал усиливаться. Под конец звуки «шлёп-шлёп-шлёп» превратились в противные «дзынь-дзынь-дзынь». Марта затряслась в оргазменных судорогах, закинула голову назад и открыла рот, а потом словно лопнула и растворилась под протяжный «дзы-ы-ы-ынь!»

Андрей одним рывком вскочил с подушки. Комната была пуста, а в голову через ушные раковины ломился один лишь противный звук. Звук дверного звонка! Юноша впопыхах стал выбираться из кровати, упал, поднялся, с недовольством отметил, что у него крепкий стояк, кое-как спрятал член в трусах и шортах и спотыкаясь побежал к двери.

На пороге стояла Марта Сергеевна.

— Ты чего не открываешь, а? — если б не было так солнечно на улице, то Андрею показалось бы, что это не она так с ним «поздоровалась», а гром прогремел.

— Я это… я заснул и не услышал что-то… Мне сегодня не здоровится…

— Ну-ка, иди сюда. Мда, морда лица выглядит скверно. Температура есть? Хм, пока, можно сказать, терпимая. Лекарства принимал?

— Нет, мама сказала, что Вы знаете, как вылечить меня.

— Хех, градусник в одно место, чтоб вылечился, а потом туда же указку, чтоб поумнел. И все дела!

— Ну, может, лучше общепринятые средства?

— А что, может, тебе понравится!

— Спасибо, я пас.

— Ты себе не представляешь, какой ты пас, хах! Чеши на кухню, счас будем тебя лечить по моей методе.

Андрей пошаркал на кухню, а Марта отправилась в ванную комнату. Бесцельно щёлкая пультом ДУ перед включённым телевизором, Андрей заметил, как репетиторша успела зачем-то сходить в гостиную.

«Видно, уже обживается и свои вещички раскладывает», — подумал парень, успев поглазеть на шикарный зад. — Ух, в реальности он ведь ещё лучше!»

Наконец Марта Сергеевна с видом врача местной поликлиники — сурового и властного — явилась на кухню с каким-то бутыльком.

— Так, сейчас выпьешь чай с этим лекарством.

Наполнив чашку наполовину чаем, Марта Сергеевна залила туда же микстуру до краёв. Вкус микстуры показался Андрею знакомым и препротивнейшим.

— Блин, фу! Это что такое вообще? Пахнет алкоголем.

— Ну вот ещё! Учить бухать по утрам молодёжь я не нанималась, мне интереснее другие вещи. Пей до дна давай. Сейчас ещё одну приготовлю на всякий случай.

С горем пополам юноша осилил первую порцию. Понимая, что предстоит и вторая, он решил схитрить и пить эту гадость небольшими глотками, растягивая процедуру лечения. Да и чайный раствор этой микстуры был уж очень горячий, ещё после первой чашки Андрея начало бросать в жар.

— Уф, что-то душно и жарко мне от этой фигни… — Андрею казалось, что его разморило от теплоты напитка, так как голова была тяжёлой, а в теле нарастала слабость.

— Опа, да у тебя температура поднялась. Допивай быстро чай и пойдём в ванную вытравливать из тебя её.

Марта Сергеевна чуть ли не силой влила в парня остатки чая. От такого количества горького напитка Андрей сильно поморщился, а голову ещё больше повело. Репетиторша потащила его в ванную практически на руках.

— Силёнок-то в тебе на комара, да и только! Снимай одежду и забирайся в ванну. Да не дрейфь, трусы можешь оставить — я женские ношу, хах!

— Что Вы хотите со мной сделать?

— Ничего особенного. Моя личная процедура лечения. Лезь в ванну, непутёвый.

Андрей сделал, как ему велели.

— Поворачивайся спиной ко мне. Начинаем водные процедуры!

После этих слов на юношу хлынул поток горячей воды. «Ох!» — только и успел он сказать и зажмурился, пытаясь привыкнуть к температуре. Постепенно ванная стала наполняться паром, как в бане. Жар в теле Андрея стал расти больше, накрывая его с головой.

Из транса его слегка вывело прикосновение Марты Сергеевны к спине губкой. Она стала натирать Андрея по всей спине каким-то пахучим шампунем. Таким ни он, ни его родители не пользовались, подумал парень. Запах гармонировал с общим воздействием на сознание: он как-то одурманивал и будто отправлял в забытье. Андрей полностью поддался на манипуляции женщины, не контролируя ни своё тело, ни ход мыслей.

Он почувствовал, что его развернули лицом в пол-оборота и продолжили натирать губкой всё тело. Подняли руки вверх, и он, не сопротивляясь, так и оставил их в таком положении. Вдруг он почувствовал, что Марта Сергеевна снимает с него трусы ловким и настойчивым движением. Андрей открыл глаза и увидел, что его член стоит, а Марта мыльной ладонью дрочит его по все длине ствола.

«Отлично, досмотрю сон до конца… « — успел про себя подумать Андрей перед тем, как Марта погрузила его член в свой рот. Знакомая тёплая волна покатилась от члена в разные стороны, все уголки тела парня.

Марта начала жадно обсасывать головку и ствол, успевая при этом умело массировать яички. Удовольствие от ласк ртом и пальцами было настолько велико, что превратилось для юноши в одно большое и приятное ощущение. Мальчик не замечал, как Марта постепенно уделяла внимание не только яичкам, но и пространству под ними. Чтобы не упускать приятных ощущений Андрей расставил ноги пошире — пальцы Марты молниеносно устремились в ложбинку, стали усиленно двигаться по колечку ануса.

— М-м-м, — новый эпицентр ласк был явно по душе парню.

Марта с удовольствием отметила для себя это, продолжив двигать пальцами по анальной дырочке. Теперь она слегка надавливала на неё, как будто несмело пыталась пройти сквозь. Удовольствие нарастало внизу живота Андрея, он не мог понять, как оно появилось от ласк его ануса, но не противился ему, а хотел только одного — чтобы оно росло и росло. Но этому что-то мешало: словно был какой-то невидимый барьер, и все ощущения никак не могли через него пробиться.

На мгновение пальцы Марты исчезли и тут же вернулись снова, сильно влажные и тёплые. Она продолжала дразнить попку парня, надавливая и ослабляя давление на неё.

Наконец, в один момент палец Марты слишком сильно надавил на дырочку,. Она, словно усыплённая монотонными ласками, не успела воспротивиться такой настойчивости и пропустила в себя палец на всю длину.

О-о-ох, — застонал юноша. Ощущения были неожиданными и не самыми приятными. Попка явно хотела избавиться от незваного гостя, но тот по велению Марты крепко сидел внутри. Репетиторша стала двигать им взад и вперёд, словно разрабатывая отверстие. Андрей морщился от таких ласк, но и томительное ощущение внизу живота стало нарастать, поэтому не смел шевелиться и портить процесс. Постепенно он стал чувствовать, как движения пальца внутри его попки ускоряются. Трение о стенки ануса доставляло удовольствие — особенно, когда он надавливал на ту часть, которая была ближе к его яичкам. Ощущение было забавным: как будто хочется в туалет, но только от этого приятно.

Внезапно к одному гостю в попке юноши присоединился другой: Марта ловко, не останавливаясь, вставила ещё один палец. Ощущение наполненности ануса захватило Андрея. Он чуть пошатнулся от нахлынувших чувств и вновь застонал. Это стало своеобразным сигналом для репетиторши: ускорив движения пальцами в заднице у мальчишки, второй рукой она принялась яростно дрочить его член. Неожиданная смена плавного темпа сыграла свою роль: через несколько мгновений Андрей почувствовал нестерпимый жар внизу живота, в яичках, он откинул голову назад задыхаясь и начал содрогаться. Вслед за этим его член стал буквально выплёскивать одну струю спермы за другой. Каждая судорога сопровождалась очередным потоком. У юноши потемнело в глазах, с последними оргастическими содроганиями он медленно осел в руках Марты Сергеевны и потерял сознание.

Полуденное или даже предвечернее солнце, казалось, создавало неповторимую тишину в комнате. В последние несколько дней Андрей с удивлением заметил это. Вот и сейчас, очнувшись на кровати, он с удовольствием прислушивался к отсуствию каких-либо звуков. Тело приятно побаливало: очевидно, результат восстановления после предпростудного состояния, но вот незадача — саднил анус. Причём там здорово так болело. Не понимая, откуда это ощущение может возникнуть, Андрей подумал: «Вот те сон в руку! Как будто наяву в зад мне пальцы вставляли!»

Послышался шорох у двери.

«НЕ СОН?!»

Утвердительным ответом стало появление в комнате Марты Сергеевны.

— Ну что, сволочь, добился своего?

«Охренеть… « — подумал парень и ответил уже вслух. — Чего я добился?

— Домогался до меня не один день, а теперь и вовсе отсосать заставил! У тебя совесть есть? Как так можно к людям относиться?

— Разве… это не сон был?

— Сон?! Ах ты урод великовозрастный! Сейчас свяжусь с твоими родителями, и тебе жизнь ночным кошмаром покажется! Каждый день не стеснялся со стояком ко мне приближаться, а теперь прикинулся больным, а сам член из трусов достаёт!

— Но Вы же сами меня раздели в душе…

— Так это я виновата?! Ну ты и сучёнок!

— Пожалуйста, не звоните родителям. Я не хотел ничего такого…

— А чего тогда член из штанов торчит?

— Ну, Вы просто красивая… Сексуальная… Простите меня за моё поведение. Я не позволю себе такого больше и буду слушать Вас во всем. Я ОБЕЩАЮ!

— Да ты мне сказки-то не рассказывай, гадёныш!

— Умоляю! Я истинную правду Вам говорю! Я не хочу наказаний, я не хочу лишиться возможности нормально провести лето со своей любимой девушкой!

— Хм, вот как? То есть ты у нас всё-таки мотивирован на результат?

— Да! Да! — отчаянию Андрея не было предела. — Я на всё готов, лишь бы мои родители успокоились и получили от меня то, что им нужно.

— Таким образом, твоё благополучие полностью зависит от моего…

— Ну да, наверно… В смысле? Как?

— Смотри. Я буду удовлетворена времяпрепровождением с тобой и твоими результатами. Я сообщу об этом твоим родителям. Ты будешь свободен от третирований. Ты же сможешь со своей девчонкой и встречаться. Усёк фишку?

— Теперь, кажется, да.

— Что ж! Я тебе даю последний шанс исправиться и получить в награду долгожданные каникулы!

— Спасибо Вам! Спасибо! Я обещаю быть исполнительным и послушным.

— И податливым?

— И податливым!

— И принимать любое моё решение?

— Да, любое…

— Каким бы… трудным и необычным это решение не было?

— Хех… ну да…

— Ну что ж, принимай первое: сегодня занимаемся допоздна!

«Ну ё-моё…»