реклама

Свежие записи

Не рады мы, что не рядом мы : Эротический рассказ

Познакомились они случайно в Интернете, на совершенно обыкновенном сайте…

Димку всегда влекло к себе небо, он любил летать и по долгу службы летал очень часто. Иногда получалось по 2-3 раза в неделю. Хотя он работал далеко не в авиакомпании, и московская работа его ни как не была связана с самолётами, но всё же он любил наблюдать за этими мощными белыми машинами. При взгляде на самолёт он вспоминал различные моменты из своей жизни и мог долго наблюдать из окон аэровокзала за подготовкой самолётов к полёту, представляя, как эти лайнеры взмоют в голубую высь. И он прекрасно понимал, что аэропорт — это то место, где небо непосредственно общается с землёй при помощи самолётов. Они, в его понятии, как бы посланники между этими двумя субстанциями.

Вадима же наоборот судьба свела с авиацией напрямую. После окончания медицинского института он работал врачом в труднодоступном месте, и очень часто вылетал к своим больным на самолётах или вертолётах малой авиации. Ему очень нравилась его работа врачом санитарной авиации, романтика. Но так распорядилась жизнь, что нужно было переехать с женой и дочкой в Приморский край, где он и устроился на постоянное место работы. Но всегда юношеские годы оставляют неизгладимый след в душе, они самые светлые и безоблачные.

В общем на сайте общались они не сильно долго, около трёх месяцев. Вадиму очень нравился ход мыслей Дмитрия. Он постоянно анализировал и пытался составить портрет этого парня. Что-то подсознательно влекло его к Диме. В своей жизни Вадим редко встречал людей с подобным уровнем интеллекта, разбирающихся во многих областях техники, экономики и юриспруденции. У Димки были свои взгляды на жизнь и он их яростно отстаивал на форуме. Вадим же был на много мягче и не всегда мог доказать свою правоту, хотя ему этого очень всегда хотелось.

В один из вечеров Вадим решил отправить личное сообщение Димке. Ответ пришёл незамедлительно. Так и завязалась дружеская переписка, невидимая для других участников форума. Письма приходили каждому парню ежедневно и это переросло в маленькую дружбу. И уже каждый из них ждал момента, когда можно было выйти в глобальную сеть, что бы обнаружить там желанное письмо.

И вдруг, о счастье! Руководство больницы, где работал Вадим, отправляет его на специализацию в Москву на 2 недели. Он тут же сообщил своему виртуальному другу об этом, на что Димка ответил приглашением к реальной встрече. Время тянулось долго, но вскоре наступил тот желанный день, когда они впервые созвонились в Москве, и Вадим был очень приятно удивлён красивым баритоном на другом конце. Они договорились о первой встрече на станции метро Китай-город. Так было удобно Димке, благо работал он рядом. Вадиму же было всё равно, где произойдёт эта первая встреча, он очень хотел наладить личный контакт с этим интересным человеком, и где-то подсознательно знал, что эта встреча — первый шаг на пути к крепкой дружбе двух молодых людей.

Дмитрий шёл по перрону с телефоном в руке, но увидев Вадима быстро прекратил разговор и положил телефон в карман. Это был элегантный парень лет 37, в костюме, при галстуке. В руках он держал несколько потрёпанный портфель, что говорило о большой занятости молодого человека. Он подошёл быстро, улыбаясь, протянул крепкую мужскую руку и представился:

— Дмитрий.

— Мне очень приятно, Вадим.

Вадим улыбнулся, глядя прямо в глаза парню, и между ними промелькнула незаметная искра взаимопонимания. Разговор завязался сам по себе. Они шли по улице, и Вадим ловил на себе изучающие взгляды Димы, но когда их глаза встречались, Вадим быстро отводил взгляд. Ему сильно хотелось рассмотреть своего собеседника получше, но он стеснялся это сделать открыто. Димка на правах хозяина, коренного москвича, предложил зайти перекусить в итальянский ресторанчик.

Не прошло и получаса, как они сидели в небольшом кафе, и пили кофе. Как-то незаметно беседа пошла свободно и размеренно. Вот там-то Вадик и смог впервые так подробно рассмотреть своего собеседника. Тем более, что ему периодически звонил телефон, и в это время Дмитрий, отвернувшись в сторону, то лаконично говорил по-английски, то очень импульсивно по-итальянски или же спокойно по-русски. Но Вадик не вслушивался в смысл этих слов, а просто наслаждался созерцанием своего нового товарища.

Дима был родом из сибирского городка, но последние 15 лет постоянно проживал в Москве. Оказалось, что они родились в один год, один месяц и, самое интересное — в один день. Димка очень много говорил, а Вадик сидел и, слушая его, где то в глубине души ощущал непонятное пока чувство, которое росло, поднимаясь из глубины души. Что это было, он тогда так и не понял. После выпитого спиртного Вадим рассказал о себе. А потом они просто гуляли по Москве, разговаривая на самые отвлечённые темы. Димка был замечательным экскурсоводом. Он интересно рассказывал гостю про историю столицы, размахивал руками, делал шаг вперёд и заглядывал в лицо своему собеседнику. Вадиму было безумно интересно с товарищем и он не заметил как наступил глубокий вечер и надо было прощаться.

Войдя в метро и протянув друг другу руки, Дима вдруг внезапно проговорил, глядя в глаза:

— До свидания! Я безумно рад знакомству. Я попрошу тебя об одном: не бросай меня! — молча повернулся и быстро пошёл в сторону своей платформы.

Вадим долго смотрел ему в след. Эти слова вогнали в ступор парня, его колотило мелкой дрожью, он стал медленно понимать, что это не просто дружба, а нечто большее.

Так прошел первый день с новым для Вадика человеком, который вихрем влетел в размеренную жизнь. Поздней ночью в гостинице, оперевшись о подоконник и глядя в темное окно, Вадим все думал: «Что же такого есть в этом человеке, что заставило его там, в кафе, так сильно о нем задуматься?!» Парень как парень, которых сотни. Ну, симпатичный, стройный, веселый. Но это не повод чтобы вот так сидеть и думать именно о нем одном. Странно это все и непонятно. Немного подумав, он пошел спать. Но сон никак не шел. Закрывая глаза, вновь видел перед собой веселую физиономию нового знакомого. Что-то в нем было такое, что притягивало, манило, не давало успокоиться. Кое-как заснул. Как ни странно, снов он в ту ночь не видел. Утром, по звонку будильника вновь посетили мысли о новом знакомом. И никак не мог Вадим удержаться, что бы не отправить смс-ку с пожеланием доброго утра. И через минуту телефон Вадима откликнулся мелодией смс.

«Привет, мой друг. Удачного дня. До вечера».

В груди вновь шевельнулось то же непонятное чувство, название которому Вадик пока не знал.

В конце дня они встретились, и также замечательно пролетел вечер. Сидя в кафе за чашечкой ароматного Капучино, Димка вдруг произнёс:

— А ты знаешь, мне надо на 3 дня по работе слетать в Питер.

— Три дня — это так много, — задумчиво произнёс Вадим, — я вот всю жизнь мечтал побывать в этом городе и видимо не судьба, — глаза его выдавали печаль.

— Но почему, ты можешь поехать со мной. Это всего 3 дня, да и потом номер у меня забронирован 2-х местный, места хватит обоим, — быстро проговорил Дмитрий.

Вадим вздрогнул и повернулся в сторону Димки. Несколько секунд они смотрели друг на друга. Затем Вадик резко встал. Глаза его выражали такой восторг, такую радость, что он скороговоркой произнёс:

— Конечно, я еду с тобой!

Так они и попали в Питер, замечательный город, в котором Вадим мечтал побывать с детства, а Дима был там несколько раз за свою жизнь, и знал его достаточно хорошо.

Вадиму казалось что это — сон, который может прерваться в любую минуту. Он ловил каждый момент своей жизни, наслаждался питерским воздухом, торжественной обстановкой этого величественного города, его памятниками и музеями, дворцами и каналами Невы и, конечно же, завораживающими рассказами своего попутчика. Он ловил каждое слово друга и понимал, что в жизни до этого не встречались ему подобные люди. Где-то в глубине души Вадик понимал, что он хочет быть рядом с этим парнем всегда, не отпуская от себя его надолго, и впитывать в себя, как губка, всё, что связано с Дмитрием.

Вечером, уставшие от перелёта и длительного хождения по питерским улицам, ребята добрались до гостиницы, что в центре Петербурга. Номер был комфортабельным и чистым. Полукруглая стеклянная стена выходила на балкон такой же формы и придавала какую-то необычайную торжественность их комнате. Белоснежная ванная комната с огромными зеркалами и душевой кабиной очень располагала расслабиться после напряжённого дня. Посередине комнаты стояла широкая двухспальная кровать, а рядом в углу был небольшой диванчик. Горничной были застелены и кровать и диванчик. Вадим на правах гостя, решил, что ему лучше разместиться на диване, а Димке на кровати. Включив телевизор, оба парня начали готовиться ко сну, перебрасываясь ни чем не обязывающими фразами. Вадик пошёл первым в душ, приняв его, сразу решил простирать свои плавки и повесил сушить их на радиатор. Замотался в полотенце и, решив, что ничего не произойдёт страшного, если он появится перед товарищем в банном полотенце, вышел в комнату.

— Ты уже? — с неподдельным интересом взглянул на него Димка

— А что, долго ли умеючи? — засмеялся Вадик, — Твоя очередь.

— Ну тогда я пошёл, — Дима встал с кровати и направился в сторону ванной.

— Может спинку потереть?

— А что, — Дима повернулся и загадочно улыбаясь продолжил, — я не против.

Вадик понял, что сморозил ерунду и мог обидеть своего товарища своим сарказмом. Но судя по его реакции этого не случилось.

— Да ладно, Димон, ты уж как-нибудь сам, мы ж не в бане с тобой моемся.

Они оба засмеялись, и Димка удалился в ванную. Вадим, уставший от перелёта, мотания по Питеру и массы новой информации, снял с себя полотенце, лёг на диван, укрывшись одеялом и уснул очень быстро, не услышав как его товарищ вышел из ванной, выключил телевизор и улёгся на широченную кровать. Но спал спокойно Вадим не долго, его диванчик находился напротив приоткрытой балконной двери, откуда дул свежий октябрьский ветерок. Парень проснулся, но после такого сладкого сна лень было встать и закрыть дверь. Вадик несколько раз перевернулся со спины на бок, закутываясь в одеяло, но это не помогло. Он собирался уже встать и закрыть дверь как услышал:

— Что замерз?

— Да есть малёк.

— Иди ко мне на кровать, здесь места всем хватит. А если дверь закроем, то задохнёмся от жары.

Такого поворота событий Вадим не ожидал даже во сне. Он не знал как себя повести. И не столько неуютная обстановка заставила его подняться с дивана, сколько быть рядом с таким удивительным человеком, как Димка. Он небрежно кинул свои подушку и одеяло на кровать и лёг на краешек, что бы, не дай бог, не дать повода ни каким подозрениям. Тем более, что был он совершенно голым, а трусы его сушились на радиаторе. Лежали они так минут пять. И вдруг Дима протянул свою руку под одеялом, нащупал руку Вадима, сжал её крепко и произнёс:

— Да не бойся ты так! Я же вижу, у меня глаз намётан. Мы оба одинаковые.

После этих слов он резко повернулся к Вадиму и стал покрывать его своими поцелуями. Вадима забила мелкая дрожь. Он понял, что подсознательно хотел именно этого — быть очень близким с этим человеком. Неимоверное желание охватило Вадима, у него резко заныло между ног. Он захотел обнять своего друга и крепко поцеловать в губы. Член Вадима стоял колом. Он резко повернулся к Димке и поцеловал его в губы. Целуясь с женщинами, да и с женой он прожил уже 15 лет, он никогда не думал, что поцелуй мужчины будет так сладок. Он провёл рукой по волосатой груди Димки, спускаясь вниз по животу и сделал для себя открытие — друг был тоже полностью голым.

У него было великолепное тело. Оно не было накачанным, но то, что ему хорошо знакомы физические упражнения, не вызывало никакого сомнения. Кроме того, ему хорошо была известна реальная сила рукопожатий Димы, а это все взаимосвязано. Они были примерно одного роста, одного возраста, но Вадим был несколько больше по весу. Вадим положил руку на член Димки и медленно сжал его в своем кулаке, сделав первое медленное движение вверх-вниз. Димка понимал, что он ждет одобрения-разрешения или отказа-запрета. В голове у Димы было очень ясно и спокойно. Он закрыл глаза. И сладостное движение повторилось. Сначала также медленно, потом немного быстрее, еще быстрее. Его тяжелый выдох получился сам собой, и он уже был не здесь.

Вадим немного нагнулся, и между его губ оказался сосок Димки, небольшой розоватый, набухший от возбуждения. Вадик его лизнул. Друг отозвался легким стоном. Он все делает правильно, подумал Вадим, и продолжил наслаждаться прекрасным телом любовника. Его руки ласкали грудь парня. Ровная, твердая, умеренно волосатая, она просто звала Вадика.

Медленно, не спеша, спускался Вадим к заветной цели. Но как на этом пути можно было пропустить живот, такой упругий, подбритый от лишней растительности. Медленно водил он язычком вокруг пупка, постепенно приближаясь к цели, и вот его язычок погружается в маленький овражек на этом роскошном плато. Затем, словно по невидимой дорожке, Вадик стал спускаться вниз, к заветной цели. Димка застонал, как раненый зверь. Вадим тот час открыл рот, захватил губами головку и стал потихоньку сосать. Она была мокрой и скользкой от возбуждения, а на вкус соленой. Большой, стройный, с розовой головкой, словно наконечник пики, это в самом деле орудие любви. Язычок Вадима так и скользил по ее поверхности, описывая ее контур, то заигрывал с уздечкой, то щекотал щелочку. Пробегая кончиком язычка по стволу, он ощущал каждую вену, державшую пенис Дмитрия в напряжении.

Он подумал, что до этого никогда не допускал даже мысли о том, что будет сосать член у мужика. Даже в самых бредовых его фантазиях такое не приходило в голову. И вот он делал ЭТО и, мало того, вдруг понял, что не хочет останавливаться. Он жадно облизывал головку, нанизывался ртом на ствол, стремясь заглотнуть его как можно глубже, щекотал кончиком языка бритые яйца, стараясь доставить мужику удовольствие. Просто прижаться к члену — о, это было счастье. Пусть этот парень просто лежит, а он над ним колдует. От Димки исходила любовь.

— О, Вадик, о… — стонал Димка. Его грудь выгнулась колесом, голова была запрокинута, глаза прикрыты и только изо рта раздавались столь приятные звуки, срывающиеся на крик. А в это время Димка указательным пальцем нащупывал дырочку друга, пытаясь войти туда. Вадика это заводило ещё больше, никогда раньше его женщины не проделывали с ним этого. Димка стонал ещё больше. Его член был упругим и стоял как кол. Он поднял ноги и Вадиму открылась очень красивая картина чисто выбритой мужской промежности и он невольно скользнул языком к анусу друга. Проведя по анусу влажным языком, отверстие заиграло в конвульсиях, приглашая изведать прекрасные дали.

— Я хочу тебя, мой дорогой!

Эти слова громом прогремели в голове Вадима. Никогда он не испытывал такого возбуждения и желания войти в очко к другу. Дима взял заранее приготовленную смазку и вначале обильно смазал своё очко, а затем выдавил немного смазки на указательный палец друга, приглашая тем самым вначале разработать свою дырочку. Вадик очень осторожно, стараясь не причинить боль другу, стал вводить в анус любовника указательный палец. Очко заиграло, то охватывая, то отпуская палец Вадика. Его это очень сильно завело, член стоял как кол, готовый вонзится в отверстие друга. Но Вадик решил ещё немного поиграть и ввёл в дырочку уже два пальца. Димка заревел как зверь, но было видно, что ему это приятно до потери сознания. Он и сам пытался нанизываться на пальцы друга. Когда возбуждение достигло наивысшей точки, Вадик разместился между ног парня и попытался приставить свой член к анусу Димки. От возбуждения головка была очень влажная и без труда проникла вглубь. Вадим возбуждаясь все больше и больше и чувствуя отдачу, начал медленно наваливаться на друга, постепенно заводя его ноги куда-то за голову.

Вадик наконец-то решился и начал потихоньку водить своим немалым поршнем внутри Димки. Сколько времени это продолжалось, они не помнили. Время остановилось. Его просто не было. На всей земле остались только они двое. Два человека, нашедших так случайно друг друга. Чем ближе Вадим подходил к финалу, тем все больше и больше вновь проваливался во что-то непонятное и обволакивающее, лишающее возможности чувствовать происходящее вокруг. Вновь этот провал во времени. И вновь во всей вселенной нет никого кроме них. Движения Вадика стали размеренными, уверенными. Вот уже его губы касаются губ Димки, и они чувствуют разгоряченное дыхание, их влажные языки проникают друг другу в рот, выплясывая какой-то одним только им известный танец. И вдруг вскрик, глубокий толчок внутрь, и сразу несколько быстрых коротких движений. Его толчки стали более резкими и беспощадными. Сперма кипятком разливается внутри.

И вот Димка с громким стоном начинает яростно дрочить свой стоячий член, густой поток спермы выплёскивается на грудь и Вадик не убирая ещё не опавший свой член из попки друга начинает медленно слизывать эту живительную жидкость с груди Дмитрия, доставляя этим неописуемое блаженство обоим.

А после был совместный душ. Они долго и жадно целовались под тёплыми струями воды, которая, как и руки друзей, ласкала их тела.

Лёжа на кровати и просто смотря в потолок, Димка прошептал:

— Я, наверное громко стонал. Вот соседей через стенку разбудили.

— Да, но ведь это не главное. Нам было очень хорошо. Правда?

Димка кивнул и положил свою голову на грудь Вадима. И слова здесь были не нужны, и так всё было ясно.

***

Моросил осенний мелкий дождик. Элегантная «Альфа-Ромео» подкатила на стоянку международного аэропорта Домодедово. В машине были двое — Димка за рулём, и Вадим. До окончания регистрации рейса, на котором нужно улетать Вадиму во Владивосток, оставался 1 час. Припарковавшись Дима посмотрел в глаза Вадиму. И Вадик заметил полные глаза слёз. Они сидели молча.

— Вадюш, я люблю тебя. Прости, что не сказал об этом раньше. Какой же я был дурак. Стоило так долго мучиться самому и мучить тебя. Прости. Ты сейчас улетишь на другую сторону земного шара, а я останусь здесь. Я буду очень сильно страдать без тебя.

Вадик взял ладонями его голову и осторожно потянулся губами к его лицу. Нежно, как самое дорогое, что у него есть, он поцеловал своего Друга. От захлестнувших чувств он ничего не соображал. Отстранившись, они посмотрели в глаза друг друга и слились в долгом поцелуе. Казалось, он длился бесконечность. Вадик ощущал на своих губах нежные губы друга. Его тепло и одновременно его дрожь передавались Вадиму. Да, только сейчас Вадим смог заметить, что Димка дрожал всем телом. Когда они наконец смогли оторваться друг от друга, он прошептал:

— Глупый, ну какой же ты глупый. Ты мой, а это главное. Мой, понимаешь, мой, и никому я тебя ни отдам. Никому. Любимый ты мой, дружище. Только прошу, никогда не бросай меня, никогда. Обещаешь?

— Ну что ты Димка, что ты такое говоришь. Как я могу забыть тебя, а тем более бросить. Я же тебя ЛЮБЛЮ, понимаешь, очень сильно Л Ю Б Л Ю!

Казалось, поцелуям не будет конца. Вадик что-то пытался шептать Димке на ухо, но слышать его он не мог. Странное, совершенно незнакомое и приятное чувство укрыло их как вата. Они видели глаза друг друга, чувствовали губы, ощущали тепло тел и ласку рук, но не могли понять, что это такое.

А дальше было сухое мужское прощание возле сектора досмотра, крепкое долгое рукопожатие и очень крепкое объятие. Вадим ничего не видел и не соображал, все мысли его перепутались. Он задумчиво шёл на посадку, глаза его были полны слёз и вдруг его разбудил звук мобильника, извещавшего о прилетевшей смс-ке. Открыв сообщение он увидел: «Не грусти, любимый. Так устроена жизнь. Для того и бывают расставания, что бы были радостные встречи. Мы обязательно встретимся».

Усевшись в кресло Боинга, Вадим достал плеер и вставил наушники. В наушниках запела Алла Пугачёва, а он просто сквозь слёзы смотрел на пробегающие мимо огоньки рулёжных дорожек.

Ты где-то там, а я где-то там —

Разбросало нас с тобой.

Но если тебе станет не по себе,

Телефон разрывается твой.

И катятся твои слезы по моим щекам,

И кажется несерьёзным — что ты там, а я там.

И катятся твои слезы по моим щекам,

И кажется несерьёзным — что ты там, а я там.

Не рады мы, что не рядом мы,

Но так решили мы вдвоем.

Но если в тебя целится беда,

То попадает сразу в сердце мое.

***

«Добрый вечер, уважаемые пассажиры. Командир корабля и экипаж приветствуют вас на борту самолёта Boeing 767, выполняющий рейс по маршруту Москва-Владивосток. Время в пути 8 часов 30 минут… « Димка закрыл глаза и больше ничего не слышал. Он знал только одно, что через 8 с половиной часов вновь встретится с самым любимым в его жизни человеком.