реклама

Свежие записи

Не всем групповой секс одинаково полезен. Часть 1 : Эротический рассказ

За окном поезда быстро исчезали голые деревья, сменяя друг друга. Ноябрьское серое небо угрюмо опускалось всё ниже. Настроение моё соответствовало в полной мере этому холодному и неприветливому пейзажу.

Не люблю такую унылую осеннюю погоду, но ничего не поделаешь: придется еще целых два часа «любоваться» этими «живописными» видами. Читать не хотелось. Слушать музыку надоело. Соседи в электричке попались не самые интересные и дружелюбные. Поэтому приходилось старательно отводить взгляд от их неулыбчивых физиономий и пристально смотреть в окно, развлекая себя мыслями о предстоящей встрече с моей подружкой Аней.

Мы дружим с ней 6 лет. Так получилось, что когда я перешла в 11 класс, моя семья переехала из большого города в поселок городского типа. Аня училась в параллельном классе и жила в доме по соседству. Незаметно мы сблизились, и к концу учебного года уже были неразлучными подружками. Но длилось это недолго: после школы мы разъехались учиться по разным городам. Через два года мои родители, устав переживать, что «их девочка живет одна в чужом городе, вдали от них», купили квартиру и переехали ко мне.

Так что, вот уже пять лет как Аня живет в соседней области, и мы видимся с ней в среднем раз в два месяца. Это был именно такой день — я ехала в гости к Анюте на все выходные.

Неожиданно я почувствовала, как сильно соскучилась по своей подруге. Когда мы виделись в последний раз? По-моему, в середине августа, после того, как я приехала с моря. Хорошо помню, как я тогда, сгорая от желания, поскорее увидеть мою Энн и рассказать ей о своих курортных приключениях, отправилась в гости к ней в посёлок. В тайне я надеялась, что в этот раз мои истории (рассказ «В погоне за курортным сексом») ничем не уступят её обычно красочным волнующим повествованиям о морских приключениях, ведь она тоже недавно вернулась с юга.

Аня жила с мамой и отчимом в довольно просторном частном доме. Огромным плюсом, на мой взгляд, было то, что её комната была отделена десятками квадратных метров и несколькими толстыми стенами от спальни родителей. Так что, наши откровения не могли шокировать слух её строгой и консервативной матери. Поэтому после совместного ужина на кухне и общего обмена привычными любезностями, мы по обыкновению удалились в комнату подружки.

Видя моё нетерпение, Аня уступила право первой рассказать о своей поездке. Меня не нужно было просить дважды, и подруга с удовольствием приготовилась к моему очередному представлению. Я не люблю и, наверное, не умею излагать всё чётко, кратко, придерживаясь лишь сухих фактов. Точно не могу сказать почему, но многие люди смеются, когда я что-то рассказываю, причём это могут быть и, казалось бы, грустные истории. Когда же я, как говорится, «в ударе», мои зрители частенько смеются до слёз. Мне это нравится: обожаю смешить людей, особенно близких. Скорее всего, дело не только и несколько в том, что я при этом говорю, а в моих интонациях, активной мимике, жестах, экспрессивных позах и постоянно меняющемся голосе. Это похоже на импровизированные пародийные шоу.

В общем, как обычно я, крайне эмоционально изображала всё «в лицах» и, конечно же, немного преувеличивала для большей эффектности. Аня со смехом смотрела мой трагикомический спектакль о том, как тяжело было красивой девушке найти на курорте «приличный и качественный секс». Но когда я рассказала ей про свой новый печальный рекордный размер, длиной в пять сантиметров, ей стало не до смеха. Она ужаснулась и даже обвинила меня в жестокости по отношению к этому несчастному парню.

— Бедненький!

— Да уж… Ты его жалеешь, а представь моё состояние тогда! — в моем голосе звучала легкая обида.

— Ира, ты подумала, каково ему жить с таким?! — Аня смотрела на меня таким пронзительным взглядом, что я даже отвела глаза.

— Не пытайся заставить меня сочувствовать ему: он меня разозлил, — я упрямо стояла на своём.

— Понимаю, он ведь тебя совсем не удовлетворил, — сочувственно произнесла подруга.

— Да, это так, но даже не это самое обидное. Меня больше всего задело то, каким этот тип был высокомерным и неприступным. Будто он мне великое одолжение сделал, снизошел до меня! — я возмущенно фыркнула, презрительно скривив губы.

— Ира, успокойся, а что ему еще остается делать? Высокомерие — это его защитная реакция. Неприступность вызвана тем, что он сам знал свою проблему, поэтому и не стремился ни с кем знакомиться. Но тебя такая холодность, насколько я знаю, только распаляет: ты же упертая, как баран, и всегда добиваешься своего… — после небольшой паузы Аня добавила, звонко смеясь, — Тебе, как в анекдоте, «проще дать, чем объяснить, почему не хочешь». Вот бедняга и был вынужден сдаться под твоим жёстким напором, после многочасового штурма его неприступной, так сказать, крепости. А ты, жестокая, после того, как увидела его маленького «дружочка», пулей выскочила из машины, хлопнув дверью, ещё и оскорбила его, нанеся этому страдальцу очередную психологическую травму…

— Спасибо, подружка, за «добрые» слова. Умеешь ты все-таки поддержать человека! — сказала я язвительно. — По твоим словам выходит, что он — несчастная жертва в этой истории, а я чуть ли не монстр какой-то, который ни перед чем не остановится.

— Ирка, не обижайся, но ты и вправду привыкла получать то, что хочешь, причем, не слишком задумываясь в этих ситуациях о желаниях и чувствах других людей. Для тебя слово «нет» не существует… Кстати, кто сказал, что напористость — это плохо?! На мой взгляд, это ценное качество. Просто тебе надо научиться не так остро реагировать, когда ты не получаешь желаемого или полученное отличается от твоих ожиданий. Это ведь жизнь, подружка. Не всё происходит только так, как мы хотим. Думаю, ты и сама это прекрасно знаешь.

— Ну, ладно. Я не обижаюсь… Ты, наверное, права. Но мне сложно это признать. Видимо, мне приятнее думать, что я милая добрая девушка, белая и пушистая, а не то напористое нетерпящее отказов эгоистичное существо, каким ты меня изобразила.

— Иришка, в тебе чудесным образом сочетается всё это и ещё многое другое, как и во мне, во всех нас. Мы же девушки — натуры в крайней степени противоречивые! — Аня, широко улыбаясь, протянула ко мне руки, — Ну, иди ко мне, мой белый и пушистый барашек!

Я, смеясь, подошла к Ане, мы обнялись. Сравнение с этим животным меня ни сколько не покоробило: по знаку Зодиака я Овен.

И всё-таки Аня бывает такая умная и рассудительная. Правда, в основном, только когда это касается меня или кого-то другого. Со стороны, как известно, всегда виднее. В своих проблемах ей уже не так очевидны причины и следствия. Так что, наступает моя очередь «умничать», изображая из себя знатока психологии. Забавно, мы часто шутим, что, учитывая нашу общую любовь всё анализировать и «раскладывать по полочкам», со временем нам можно совместно открыть психологическую консультацию или написать книгу об отношениях мужчины и женщины, после того как наберем достаточно жизненного опыта. Я усмехнулась: вот мы и стараемся, набираем материал…

— Ира, не могу поверить, что никто так и не осчастливил тебя на море! — недоумевала Аня, отвлекая меня от своих мыслей.

— Представь себе, совсем никто. Уму не постижимо: за три недели активного поиска мне удалось наспех заняться сексом один с половиной раз! И это не где-нибудь, а НА КУРОРТЕ! — воскликнула я в глубоком недоумении.

— А почему один с половиной? — смеясь, спросила Аня.

— Ну, а как мне расценить свою попытку интимного сближения с обладателем пяти сантиметрового… э… писюна?! Я затрудняюсь назвать это членом. И, соответственно, это не может считаться полноценным половым актом. Так что, видишь, только полтора раза, да и тот секс «на скорую руку» ночью в холодной воде, тоже не принес мне никакого удовольствия.

— Ладно, убедила! — причём Аня во всю хохотала, глядя на моё расстроенное лицо, омрачённое воспоминаниями о сплошных курортных разочарованиях.

— Подруга еще называется!

Молодец, смейся над моими телесными страданиями! — с притворной обидой сказала я.

— Ирка, да я тебе сочувствую, но не могу не смеяться над тем, КАК ты это рассказываешь, с каким видом! — и она опять засмеялась, глядя на то, как я скорчила очередную гримасу.

— В общем, Аня, моя жизнь наладилась только на обратном пути — в поезде, — решила я, наконец, перейти к главному, о чем мне не терпелось поведать подруге.

Я рассказала ей о своей приятной во всех смыслах поездке домой с прекрасным сексуальным попутчиком, который сжалился над несчастной жертвой курортных разочарований.

Выслушав с улыбкой мой подробный и крайне восторженный рассказ о моём альтруистическом спасителе, Аня начала делиться со мной своими впечатлениями от очередной поездки в Евпаторию. Как обычно, она поехала одна. Дело в том, что Аня крайне щепетильно относится к своей репутации порядочной и неприступной девушки в родном поселке, в этом похвальном стремлении ей очень помогают регулярные нотации строгих и уважаемых всеми мамы-начальницы и бабушки-учительницы, к которым она ездит из города почти каждые выходные. Но стоит ей оказаться вдали от дома, среди незнакомых людей, с которыми вряд ли когда-либо встретится, она превращается в раскрепощенную девицу, жаждущую максимально расширить свой сексуальный опыт. Кроме меня Аня никому больше не рассказывает про свои развратные приключения. Я же ее не только не осуждаю, но и прекрасно понимаю — сама далеко не ангел.

Но у нас есть важное различие, и в былые времена оно было основной причиной для многочисленных разногласий. Я, в отличие от Ани, выросла в огромном городе, где меня никто не знал, и, естественно, не слишком переживаю о том, что обо мне подумают и скажут люди. Главное для меня то, что я сама хочу. Хотя если узнаю, что обо мне плохо говорят, конечно, не очень приятно становится. Но я пытаюсь забыть об этом как можно быстрее, впредь стараясь держаться подальше от таких любителей позлословить и осудить.

Аня, как я понимаю, с одной стороны, осуждала моё безрассудство и отсутствие постоянного неусыпного контроля над любой ситуацией и своими желаниями, ведь моя подруга старалась «просчитать всё и всех на семь ходов вперед», не расслабляясь и всегда находясь в напряжении. Кстати, по этой же причине она никогда не пила ничего больше пол бокала легкого вина, опять же в отличие от меня. С другой стороны, она ужасно завидовала моей легкости, беззаботности, внутренней свободе и раскрепощенности в общении с людьми, не обремененной постоянными заботами о людской молве. Ведь ей хотелось делать всё то же самое, что и мне, отдавшись полностью своим желаниям. Но страх быть осужденной пресловутым общественным мнением, а особенно суровой матерью, сковывал её и отравлял жизнь.

Выход из этого ада Аня нашла следующий: раз в год уезжать летом на море одной (почему-то в одно и то же место) и периодически приезжать в гости ко мне — в город, где её никто не знал. Только там она могла расслабиться и самозабвенно отдаться выполнению своих самых заветных похотливых желаний. Ни город, где она училась (там всегда был шанс встретить в самый неподходящий момент кого-то из знакомых), ни, тем более, родной поселок, где её «знала каждая собака», для этих целей не подходили. Туда она снова возвращалась хорошей девочкой, образцовой дочерью, отличницей и старостой группы.

Короче говоря, это была очередная её курортная поездка — третья или четвертая. По словам Ани, в первые дни не было ничего выдающегося, кроме незначительной мимолётной интрижки с местным барменом. В общем, ничего особенного.

Самое интересное случилось на шестой день отдыха. Устав от пассивного лежания на пляже, Аня отправилась после обеда на прогулку по городу. Осмотрев в который раз достопримечательности, девушка купила клубничное мороженое и села на скамеечку в парке.

Я не могла не улыбнуться, слушая ее рассказ. У меня перед глазами возник образ высокой стройной загорелой красотки в откровенном наряде с натуральными рыжими кудрями и голубыми глазами, соблазнительно поедающей свое любимое лакомство. При виде такого зрелища у мужчин практически не было шансов пройти мимо.

Естественно, сразу же к ней подсели два парня. Судя по ее горящим глазам и восторженным описаниям, это были очень привлекательные молодые мужчины.

Между ними завязался стандартный разговор. Им обоим было по 27 лет. Максим, высокий кареглазый брюнет со спортивной фигурой, по специальности был хирургом. Виктор, немного коренастый светловолосый парень с серо-голубыми глазами, работал инженером-строителем. Выяснилось, что они бывшие одноклассники и живут во Владимире. По их словам, оба были холостыми.

Обменявшись основной информацией, молодые люди пригласили Аню в кафе. Она с радостью согласилась — ей понравилось с ними общаться. Там они провели несколько часов, дегустируя какое-то местное вино с шашлыками. В ходе непринужденной беседы парни позвали её к себе домой для приятного продолжения вечера. Девушка решила, что им можно доверять, и, отбросив последние сомнения, отправилась осматривать их апартаменты.

Там они снова пили красное вино, ели фрукты и разговаривали. Оба парня производили впечатление умных и образованных людей, с ними ей было очень интересно беседовать.

Слушая подругу, я с нетерпением ждала, когда же она перейдет к самому главному и интересному для меня описанию. Честно говоря, я ожидала, что Аня выберет одного из них. И даже недоумевала, что же будет делать отвергнутый, куда ему, бедному деваться?

Но, как выяснилось, подруга не стала утруждать себя выбором, посчитав это прекрасной возможностью реализовать свою давнюю мечту — попробовать с двумя мужчинами.

Первым сделал шаг в правильном направлении Максим. Он был красив и знал об этом. Так что, парень вёл себя довольно самоуверенно: видимо, не привык к отказам со стороны женского пола. Этот обольстительный брюнет включил какую-то медленную романтическую музыку и без лишних слов повёл девушку танцевать. Тесно прижав партнёршу к себе, Максим стал гладить сначала спину, а затем её упругие ягодицы, приподнимая короткую юбочку всё выше. Аню эта напористость красавца очень завела, и она прижалась ещё теснее, чувствуя животом его твердую горячую плоть.

Витя пил вино, смотрел, не отрываясь, на длинные ноги, оголенную попку в красных стрингах и потирал свой выпуклый бугор на джинсах. Видя страдания приятеля, Максим подал ему знак, приглашая присоединиться.

Торопливо отставив в сторону бокал, Витя подошел к Ане, обнял её сзади и начал целовать в шею.

Максим, расстегнув пуговицы на блузке, снял с плеч шелковую ткань и откинул её в сторону. Затем он принялся высвобождать пышную грудь 3-го размера из красного ажурного плена. Витя решил помочь другу, сняв с девушки юбку и успевшие стать влажными тонкие трусики.

Аня, закрыв глаза и запрокинув голову, полностью отдалась новым волнительным ощущениям. Максим поочередно целовал, слегка покусывая, затвердевшие розовые соски и нежно мял опытными руками белые полушария, ярко выделяющиеся на фоне загорелого тела. Витя в это время массировал её гладкие ягодицы, исследуя их языком. Девушка шире расставила ноги и начала негромко стонать, чувствуя, как пальцы Виктора проникли в неё и всё настойчивее углублялись в жаркую гладко выбритую промежность.

Мужчинам становилось всё сложнее сдерживаться. Первым не выдержал Максим. Торопливо скинув всю одежду, он повёл Аню в спальню и уложил её на кровати. Широко раздвинув колени девушки, он жадно впился в сочные розовые губки. Через минуту к ним присоединился обнаженный Витя, получив возможность впервые насладиться соблазнительными выпуклостями с аппетитными сосками.

Слушая подругу, я почувствовала, что возбуждаюсь. Мне безумно захотелось оказаться на её месте, ощутить всё это самой… Перед моим внутренним взором возникали яркие откровенные сцены. Я представила себе, как выглядела Аня. Рыжие блестящие волны разлились по подушке, закрытые глаза, приоткрытый в порыве страсти рот, частое дыхание вперемежку с громкими стонами. Да, я думаю: парни были безумно рады столь удачному знакомству в парке с такой горячей красавицей…

Максим оказался большим любителем кунилингуса. Делал он его мастерски, видимо, получая сам удовольствие от процесса. Парень самозабвенно вылизывал клитор и старательно орудовал двумя пальцами, умело массируя самую чувствительную зону верхней стенки влагалища.

Свой первый за этот вечер бурный оргазм не заставил себя долго ждать. Аня кричала, отчаянно извиваясь, в руках новых любовников. Её тело накрывали мучительно-сладкие волны экстаза.

С последним всплеском девушка почувствовала резкий толчок, проникший до самой глубины. Максим поднял длинные стройные ноги к себе на плечи, яростно вгоняя свой крупный член по самые яйца. Витя, приподняв Ане голову, стал входить ей в рот. Его орган был толстым и таким же, как он, коренастым. Девушка сложила губы колечком, спрятав зубы, и отдалась этому двойному ритму.

Мужчины были сильно перевозбуждены, поэтому через пару минут Аня услышала, как сначала с рычанием кончил Максим, изливаясь ей на живот, а затем ей в горло выстрелили терпкие обжигающие струи, которые она старательно проглотила.

Придя в себя, парни посмотрели друг на друга, а потом на Аню, и предложили ей сходить в душ первой.

Поочередно освежившись, все трое снова разместились в гостиной. Судя по всему, им всем не терпелось продолжить.

Аня сидела обнаженная на диване. Витя встал на колени, наклонился и начал нежно целовать её раскрасневшиеся губки. Манера исполнения отличалась от той, что раннее продемонстрировал его друг: ласки были медленнее, чувственнее, но столь же приятными.

Максим в это время решил испробовать Анины оральные умения. Внушительные размеры его достоинства широко растянули девичий рот. Парень не был разочарован. Сосать она умела и, очевидно, любила. Так что, довольный мужчина расслабился, отдал полностью всю инициативу опытной любовнице, стараясь не подмахивать бедрами, и просто гладил огненные волосы.

Витя, оторвавшись от сочных вкусных прелестей, крепко обхватил женственные бедра и с нетерпением пристроил своего «крепыша» в подготовленное лоно. Сладострастные поступательные движения тазом заботливый партнер сопровождал стимуляцией клитора, «рисуя» круги большим пальцем.

Приглушенные стоны девушки чередовались с характерными чмокающими звуками.

Максим решил сменить позу и предложил двойное проникновение. Аня согласилась, в ванной она даже предварительно подготовилась к анальному сексу. Раньше она уже занималась этим, но не слишком часто. Как она уже успела понять, всё зависело от собственного умения расслабиться, терпения партнера и обилия смазки. О последнем пришлось задуматься. Никаких кремов, тем более специальных лубрикантов у парней не было. В итоге, Максим отправился на кухню за подсолнечным маслом.

Решили, что сначала опробует анус самый прыткий из них. Максим обильно смазал член и, стоя на коленях перед девушкой, принялся разрабатывать тугое колечко скользкими пальцами: сначала одним, затем двумя. Аня лежала на диване, свесив попу на край, и наслаждалась руками Вити: одна ладонь поочередно ласкала чувствительные груди, другая — набухший клитор.

Максим приставил головку члена к разработанному им отверстию, медленно стал входить, замирая и делая нужные паузы, постепенно преодолевал сопротивление сфинктера. Первоначальные болезненные ощущения девушки стали сменяться наслаждением. Движения партнера ускорились и стали размашистей.

Можно было пробовать двойное проникновение. Решили, что Витя ляжет на диван, Аня — сверху, лицом к нему, а Максим, пристроится сзади. Так и сделали. Аня оседлала Витю, легла ему на грудь и почувствовала, как её анус стал медленно заполнять большой член Макса, преодолевая сопротивление толстого соседа за тонкой перегородкой.

Когда все разместились, Максим стал ожесточенно долбить, приводя в движение весь «бутерброд». Ощущения были такими сильными! Аня кричала: ей казалось, что еще чуть-чуть и её разорвут изнутри. Но это была такая приятная пытка! Хотелось, чтобы это продолжалось, как можно дольше. Неожиданно её накрыл сильнейший оргазм, сотрясая всё тело.

Почти сразу после неё Максим бурно кончил в прямую кишку и ушел на кухню, оставив их с Витей вдвоём.

Нежный партнер потянулся и впервые сладостно поцеловал Аню в губы. Затем он начал стремительные движения бедрами, лаская её спину и попку. Почувствовав, что он на грани, девушка торопливо соскочила и принялась страстно сосать кисленький член, жадно принимая всю сперму. Затем обессиленная она легла рядом.

Позже Максим вернулся с подносом, на котором были три чашки кофе, тарелка с темным хлебом, сыром и колбасой. Усмехнувшись, Аня решила отведать сегодня, несмотря на обычный отказ от мучного, и другой бутерброд, настоящий.

Была уже глубокая ночь. Аня, видимо, почувствовав сильную усталость, предложила искупаться и лечь спать. Мне пришлось согласиться, несмотря на жгучее любопытство узнать, чем же всё закончилось.

Уже лежа рядом с ней в кровати, я попросила хотя бы вкратце сказать, чем завершилась эта увлекательная история. Полусонная Аня ответила, что не помнит, сколько еще раз они втроём занимались сексом, меняя различные позы. Но, по её словам, всё было очень здорово. На утро парни попросили номер телефона, намекая на возможность повторения подобной встречи, тепло поблагодарили за доставленное удовольствие и вызвали ей такси. До конца отдыха ничего интересного больше не произошло. Единственным потрясением стало то, что её обокрали в поезде: кто-то незаметно вытащил деньги и телефон, пока Аня спала.

Пожелав мне спокойной ночи, подружка вскоре уснула. А я лежала возбужденная и думала, как же Аньке повезло стать участницей такого великолепного группового секса! Мне ужасно захотелось испытать нечто подобное. Возник вопрос: с кем?

Всё-таки слишком еще сильны в обществе предрассудки, связанные даже с обычным сексом. Несмотря на сексуальную революцию и эмансипацию, у нас еще наблюдается неравенство полов. Всем известно, что мужчина, ведущий богатую половую жизнь с различными женщинами, одобрительно оценивается, как мачо, самец, герой-любовник, ну, или, в крайнем случае, женщины назовут его бабником, что, на мой взгляд, не наносит его репутации никакого урона (если, конечно, это не президент США). В большинстве случаев такая слава наоборот придаёт такому индивиду лишь дополнительную прелесть в глазах общественности и лиц обоих полов.

Что же ждет женщину, любящую секс и меняющую по каким-то причинам половых партнеров, если её увлечения станут известны широким массам? Какими словами и нелестными эпитетами назовут эту несчастную особу? Это даже не принято произносить в приличном обществе. Самое безобидное, что могут сказать: «она слаба на передок», слишком доступна и так далее. И, скорее всего, ей грозит всеобщее осуждение.

Ну, и где справедливость? Как быть нам, одиноким молодым девушкам, у которых нет ни мужа, ни парня, ни постоянного любовника? Конечно, это риторические вопросы, и каждая женщина сама ищет свой ответ на них.

Я, например, пришла к выводу, что даю себе право заниматься сексом с понравившимся мне партнером. И жду от него взаимовыгодного сотрудничества. Одностороннее удовлетворение эгоистичных парней меня не интересует. Более того, ужасно раздражают столь многочисленные, к сожалению, мужчины с низкой сексуальной культурой, считающие нормальным следующий небезызвестный сценарий: «сунул, вынул и пошел». В идеале я, конечно, мечтаю, чтобы было больше таких, как легендарный любовник-альтруист Казанова, который удовлетворял всех своих партнерш, заботясь об их удовольствии не меньше, чем о своём.

В общем, если мне представляется довольно сложным встретить одного адекватного партнера, что говорить о двоих, тем более для группового секса?!

Это явно должны быть незнакомые мне люди, с которыми больше не встречусь. Лучше если это будут два приятеля, которые не станут стесняться друг друга.

Я какое-то еще время думала об этом, но, так ничего и не решив, потом уснула.