реклама

Свежие записи

Недоступная секретарша. Часть четвертая : Эротический рассказ

Вечеринка была в самом разгаре. Подчиненные были в колоритных купальниках — один откровеннее другого, но сегодня меня это мало интересовало. С самого начала этого мероприятия я искал глазами Кэтрин. «Неужели она все-таки не пришла?» — подозрительная мысль пронеслась у меня в мозгу, — «надо пойти выпить».

Подойдя к бару я заметил девушку, одетую в очень соблазнительную белую кружевную тунику. Я не смог бы ничего рассмотреть, даже если бы она была голая. Эта недотрога умеет подогреть интерес.

— Кэтрин, добрый вечер, я уже думал вы не придете, — я оперся о стойку бара, лениво изучая ее тунику глазами.

Девушка подпрыгнула от неожиданности:

— Вам, я вижу, нравится подкрадываться неожиданно. Вы хотите, чтобы я осталась заикой?

Ее губы соблазнительно блестели. Я первый раз заметил, чтобы она пользовалась хоть какой-то косметикой. Я наклонился к ее уху.

— Я хочу увидеть ваш купальник.

— Вам недостаточно того, что я сюда пришла? — она густо покраснела.

— Я сгораю от нетерпения увидеть ваше тело и вы это знаете.

— Если я покажу полоску верха и низа, вы от меня отстанете?

— Возможно.

— Тогда довольствуйтесь тем, что видите. Бармен, налейте еще сока.

Я со злости ударил кулаком по барной стойке:

— Кэтрин, вам нравится выводить меня из себя? Вы не пьете спиртное?

От звука удара девушка замерла.

— Я-я даже не думала выводить вас. Кто же виноват, что вы такой избалованный? Да, я не пью спиртное. А теперь извините, мне нужно отойти.

Я мягко ее остановил.

— Ты никуда не пойдешь. Кошка может подождать.

— Т. е. если я хочу в туалет, мне можно садиться прям здесь?

Мне стало жутко неудобно:

— Извини, я не подумал. Туалет возле кухни.

Пока она ходила в туалет, я решил поговорить с барменом.

— Слушай, чувак, я заплачу тебе двойную сумму, если ты сможешь слегка ее напоить.

— А вдруг у нее аллергия на алкоголь? — бармен был слишком умный для обычного бармена.

— Твою мать, об этом я не подумал. А такое бывает?

— Не знаю, но на ваш страх и риск, можете попробовать. Я не обещаю, что она не почувствует вкус алкоголя в соке.

— Ты попробуй, а там разберемся.

Договорившись с барменом, я сел неподалеку и начал ждать. Кэтрин вернулась к бару через 5 минут. Бармен налил ей апельсинового сока. Может он добавил туда еще что-то, но с расстояния это смотрелось как обычный сок. Разницу в ее поведении я начал замечать уже через 15 минут. Она стала более раскованней. Начала даже слегка флиртовать с барменом. «Неужели у меня сегодня будет секс с ней?» — меня эта мысль очень завела. Я подошел к ней, она, прерываясь на смех, что-то говорила бармену.

— Кэтрин, я думаю, вам уже хватит.

Она, не прекращая смеяться, повернулась ко мне и положила руку мне на грудь:

— Интересно, чего это мне хватит? Я пью обычный апельсиновый сок — от него не пьянеют.

— Я надеюсь, что вы от него не пьянеете. — Он нагнулся и прошептал ей на ушко, — я не очень хочу заниматься с вами, пьяной, сексом. Вы не почувствуете, насколько я профи.

— Я думаю, я бы не почувствовала это и в трезвом состоянии. Уж очень я сомневаюсь в вашем таланте, — она засмеялась еще сильнее.

Для меня это был удар ниже пояса. Серая мышка сомневается в том, что я смогу довести ее до оглушительного оргазма. Выражение о том, что «пьяные, что думают, о том и говорят» я почувствовал на собственной шкуре.

Внезапно она замолкла и растянулась на барной стойке. Я потряс ее за плечо:

— Кэтрин, вы в порядке? Ответьте.

Меня накрыла волна холодного пота. Неужели аллергия? Тогда почему там долго? Она пьет этот сок уже минут 20, ей должно было стать хуже после первых глотков.

— Бармен, что она пила?

— Водку, я ей не давал, если вы об этом.

— Тогда что с ней?

Бармен с ледяным спокойствием молча протянул руку и пощупал пульс на шее.

— Вы знаете, я не врач, но по-моему она просто отключилась.

— В каком смысле отключилась?

— В том смысле, что спит.

— Аааа… вот в чем дело… , — у меня как гора с плеч упала. Теперь передо мной стояла еще более трудная задача. Оставить ее у себя в спальне и не смыкать глаз, дабы чего не натворить или отвести домой? Наверно, все-таки оставить у себя, вдруг ей станет плохо и придется «скорую» вызвать? Я поблагодарил бармена, взял на руки секретаря и пошел в свою комнату.

Зайдя в спальню, я аккуратно уложил ее на кровать и немножко накрыл покрывалом. Ну вот, как и я хотел, она у меня в спальне, но слегка не в форме. «Может снять с нее тунику и посмотреть, наконец, как она выглядит? Тут вопрос в другом, смогу ли я себя контролировать?» Не дав себе утвердительного ответа, я вернулся на вечеринку. Теперь мне было скучно тут находится. Мое «развлечение» спало. Я поднялся опять к себе в спальню и решил лечь с ней рядом. Просто лечь. Сделал границу из подушек, чтобы не дай бог не дотронутся к ней во сне. Мне хотелось сполна насладиться ее телом, и не просто насладиться, а слышать, что она от меня без ума. Пьяное изнасилование было не по мне. Едва коснувшись подушки, я отключился.

На следующий день меня разбудил телефонный звонок. Я посмотрел на телефон — бухгалтер:

— Я слушаю.

— Сэр, уже 11 утра, а Кэтрин все еще нет на работе, я думала, может я чего-то не знаю и она с вами?

— А ты ей звонила?

— Да, она не берет трубку, поэтому я и подумала, может у вас какое-то совещания за пределами офиса?

— Да, у нас должно было быть совещание. Я разберусь и тебе перезвоню.

«Е-мое, 11 утра»

Я приподнялся с кровати и посмотрел направо. Кровать была пуста. Ни записки — ничего. Я набрал домашний телефон Кэтрин. Мне ответил заспанный голос:

— Алло.

Я сразу же бросил трубку — мне просто надо было удостовериться, что она дома. Быстро приняв душ и одевшись, я поехал к ней домой. Я боялся, что на входе будет домофон или, еще хуже, назойливый дворецкий. Мне повезло — дворецкого в таких домах не бывает, а домофон был сломан. Я поднялся и позвонил в дверь. Минуты через 2 дверь открылась и показалась сонная Кэтрин. Глядя на нее, я не мог не возбудиться. Обычная белая майка без белья и короткие шорты намертво приковали к себе взгляд. Она почесала голову, слегка взъерошив волосы и спросила:

— Сэр, что-то случилось? Почему вы здесь?

Я не мог оторвать взгляда от ее красивых ног и очень аппетитной груди.

— Во-первых, я хотел узнать, почему ты не на работе, а во-вторых, как ты себя чувствуешь. Вчера ты, наверно, перепила своего апельсинового сока.

Девушка пару минут осмысливала сказанное, а потом, вдруг, осознав, что она почти голая сказала:

— Заходите, подождите меня минутку, я накину халат.

Я быстро зашел, прикрыл за собой дверь и перехватил ее по пути.

— Зачем тебе халат, у тебя же почти ничего не видно, — мои руки тянуло к ее груди, соски заманчиво выпирали.

— Сэр, вы видите мою грудь?

— Да, — я невольно улыбнулся, она была такая милая сонная.

— Если вы видите мою грудь — это значит, что мне нужен халат. — Она пыталась прорваться мимо меня в комнату.

— Ну, я вижу не много, только небольшие соски, которые смотрят на меня в упор. — Я снова и снова преграждал ей путь.

Она скрестила руки на груди и было видно, что она уже проснулась.

— Я буду на работе через час.

— Если ты меня поцелуешь, у тебя сегодня может быть выходной.

— Если бы я вас не впустила, у меня бы был выходной и без поцелуя. — она подобрала мимо проходящую кошку и стала и что-то ей говорить на ушко. Кошка мурчала от удовольствия.

В дверь позвонили. Девушка пошла смотреть кто пришел и через секунду вернулась уже окончательно проснувшись. Ее взгляд был умоляющим:

— Сэр, мне нужна ваша помощь.

— Что именно я могу для тебя сделать? — я облокотился на дверной косяк.

— За дверью стоит один из моих «ухажеров»

Вы можете открыть дверь и как-нибудь отшить его?

Это было уже интересно. Я вкрадчиво спросил:

— А что мне за это будет?

Кэтрин замялась.

— А что вы хотите?

Я подошел к ней впритык и прошептал ей на ушко:

— Я хочу поцелуй от тебя.

— Хорошо, идите и отшейте его.

Я удивился, что она так легко согласилась, но выполнил ее просьбу. Открыв дверь, я увидел типичного ботаника. «И почему я не удивлен?»

— Здравствуйте, молодой человек, а вы к кому?

— Я-я-я, а Кэтрин здесь живет?

— Да, она живет здесь, но ее сейчас нет.

— А когда она будет дома?

— Через неделю, — я чувствовал себя как строгий папочка.

— Хорошо, спасибо.

Я закрыл дверь, в предвкушении поцелуя. Подойдя к Кэтрин я игриво сказал:

— Ну, что, красота моя, я требую поцелуй.

Не устраивая показательных истерик, Кэтрин подошла ко мне, слегка поднялась на цыпочках и нежно поцеловала меня в щеку. Пару секунд я стоял оторопев, а потом взорвался:

— Это что было? У нас был уговор, ты должна мне поцелуй.

Она с невозмутимым видом села на кресло.

— А я вас сейчас, значит, не поцеловала?

— Поцелуй — это значит в губы.

— Поцелуй может быть и в щеку. Вы не уточняли, какой именно поцелуй вы хотите.

Тут она меня подловила. Я действительно был так рад, что она меня наконец сама поцелует, что не уточнял как она должна это сделать.

В дверь опять позвонили.

— У тебя сегодня день открытых дверей?

Она зло посмотрела на меня и пошла проверять. Я пошел за ней, что-то мне подсказывало, что судьба дает мне еще один шанс. Кэтрин посмотрела в глазок, а потом посмотрела на меня. По ее жалобному взгляду я понял, что это опять «ботаник». Я пальцем подозвал ее.

— Я его опять отошью, но на этот раз я уточняю. Я хочу страстный, взрослый, глубокий поцелуй в губы. С переплетением языков и легким постаныванием. Полного расслабления и отдачи.

Она снова посмотрела в глазок, потом на меня и прошептала:

— Хорошо.

Я снова открыла дверь и заинтересованно посмотрел на парня:

— Я тебя внимательно слушаю.

— В-вы сказали, что она будет через неделю, а вы случайно не знаете, почему так долго?

— Она улетела с директором на Багамы, — соврал я не моргнув.

Парень слегка побледнел.

— А вы не знаете, это просто деловая поездка или что-то личное?

Я наклонился к нему и почти прошептал:

— Я бы сказал, это не просто личное, это интимное.

Парень дрожащей рукой поправил очки, поблагодарил и направился к лестнице. Я проследил пока он спустился и закрыл дверь. Повернувшись к Кэтрин я наткнулся на ее сердитый взгляд:

— На Багамы значит?

— Ну да. Тебе не нравятся Багамы?

— Никогда не была и точно не хочу туда с вами.

— Ну, на данный момент я тоже туда не хочу, потому что одна девушка должна меня поцеловать. — я наклонился к ней, — и поцелуй обещает быть очень интересным.

Она шумно сглотнула и процедила сквозь зубы:

— Я обещала, я сделаю.

— Мне сесть или ты дотянешься?

— Если я не дотянусь, пострадает качество поцелуя.

Я азартно на нее посмотрел:

— Убедила. Я чуть присяду на стол, чтобы ты смогла дотянуться. Я все-таки на полголовы выше тебя.

— Пока вы там моститесь, расскажите мне в двух словах, почему я оказалась у вас в постели сегодня утром?

— Ох, если бы ты знала, какой восхитительный секс у нас был этой ночью. — я театрально закатил глаза.

Она сердито на меня посмотрела:

— Секс? Восхитительный? А сейчас вы почти умоляете по-взрослому вас поцеловать? Вам не кажется, что тут слегка не стыковка.

«Вот черт, она меня опять подловила».

— Ты слегка опьянела. Я не знаю, что тебе бармен дал, но через 15-20 минут ты просто отключилась. Я перенес тебя на кровать и пальцем не трогал.

— Что-то не очень на вас похоже.

Я рывком притянул ее к себе. Теперь мы были на одном уровне:

— Я хочу, чтобы ты сама захотела секса со мной. Я хочу, чтобы ты меня соблазняла. Мне не 20 лет и я знаю кого и чего я хочу. Прямо сейчас я хочу, чтобы ты отдала свой должок.

Она оказалась зажатой между моих бедер. Ложбинка ее груди возбуждала меня до невозможности. Она слегка прикоснулась губами к моим губам. Я слегка приоткрыл рот и она начала медленно целовать мою верхнюю губу. Я не мог больше терпеть. Положив руку ей на затылок, я взял инициативу в свои руки. Наши язычки соприкоснулись и я почувствовал как она нежно и аккуратно меня целует. Я хотел страсти, но она как будто растягивала удовольствие. Через пару секунд она осмелела и поцелуй стал глубже и откровеннее. Все еще целуя ее, я встал, поменял позу и аккуратно посадил ее на стол. Кэтрин была во власти поцелуя. Я слегка запрокинул ей голову и мой язычек исследовал ее рот, играл к ее язычком. Она начала слегка постанывать, а я терять контроль. Я очень нехотя отпустил ее и отошел. Она расслаблено сидела на столе и выглядела очень соблазнительно. Ее соски призывно торчали и я готов был поспорить, что ее киска была мокрая. Она понемножку стала приходить в себя.

— Жду тебя через час на работе.

Я взял ключи от машины и вышел.