реклама

Свежие записи

Осознание неизбежности. Глава 1 : Эротический рассказ

Осознание неизбежности.

Часть 1: Размышления.

Да что она пристала как банный лист. Совсем прохода не дает. Да и язычок у нее остер, хотя с другой стороны вроде бы нормальная баба. Так думал я, идя домой из института. Настроение было паршивое. Мысли опять завертелись вокруг Кристины. Эти ее намеки, разговоры про подружек. Вчера вон вообще, как сиськами привалилась и потерлась, так я чуть в трусы не кончил.

Кто то решит, что я про подружку так думаю! А вот и нет. Лучше начать с начала.

Живем мы с мамой вдвоем, в двушке. Она работает линейным инженером, я учусь на 2 курсе института. И вот неделю назад к моей маме приехала в гости подруга. Чуть ли не детства, хотя вряд ли, она мамки лет на 5 младше. Оказалось чуть ли не на две недели. Ну меня потеснили. Я переехал в комнату матери, а тетю Кристину поместили в моей. Дня через три, она нашла мой тайник. Ну там пара журналов «Плейбой» и карты с порнухой. И началось! Она вроде как мне ликбез по половому воспитанию проводить стала. О вредности онанизма рассказывает. А куда деваться, коли девки в группе сволочные, как в кино или погулять, так пожалуйста, а под юбку, так ни — ни. Тут еще мать, как она не отнекивалась, в командировку отправили. Вернется, хорошо если через неделю. А меня на тетю Кристину оставили. Будто я без не пропал бы. А так мог бы разгуляться, и проблем с онанизмом не было бы!

Первым делом тетя Кристина сказала звать ее просто Кристиной или Кристой. Начала свои порядки устанавливать, но так исподволь. Мыться вечером под душем надо каждый день. Сама каждый вечер и моется, по пол часа наверное. Дверь в ванную не закрывает на крючок. У нас на пол стены в ванной зеркало, почти от пола до потолка. Так в приоткрытую дверь все видно, что в ней делается, и заглядывать не надо! Я тут вчера «случайно»у подсмотрел, как она моется. Так что пришлось в туалет срочно бежать, чтобы «облегчиться». Вечером кушать, только вместе, да еще при параде. Брюки, носки, рубашка. Хотя в остальное время ходи хоть «голый»! Она и ходит! Я первый раз увидел, так чуть дар речи не потерял. Халатик, в обтяжку. Декольте, чуть ли не до пояса. Сам короткий, если нагнется, то плавки наружу торчат! Хотя надо сказать, что не смотря на возраст выглядит она ого го как! Рост около 170 см, Большие груди, у мамки третий номер лифчика, так они у нее много меньше. Ярко выраженная талия и хорошая задница. Можно сказать 90-60-90, хотя наверное больше. Но пропорция соблюдена. Постоянно, когда я дома, около меня крутится.

И тут меня озарило! Да ведь она меня «клеит»! Но как проверить? Что просто подойти к ней, обнять, залезть под халатик, поцеловать и в постель. Но ведь если это не так, то мне пипец придет, особенно когда мать вернется. Вот так вот, почти по Лермонтову: «И скучно, и грустно… И не кому морду набить!» В общем грустно.

Часть 2: Желания.

Когда Криста меня вечером позвала к ужину, я с неохотой переоделся. Лень было снимать спортивный костюм и залезать в брюки. Хоть галстук не заставляла надевать! Выйдя на кухню я остолбенел. На Кристине было одето обалденное платье. Что то такое не весомое, и почти прозрачное. Нежно василькового цвета. Оно было чуть выше колен. Руки голые, ноги затянуты в чулки, телесного цвета, с узорами. Почему я решил, что это чулки, а не колготки, не знаю. Наверное так хотелось. Туфли на высоком каблуке и дополнялось это умело наложенным макияжем. Не намалеванным и несшим тонны пудры и крема, а слегка оттеняющим и подчеркивающим природную красоту ЖЕНЩИНЫ, причем с большой буквы! Она, как бы это сказать, вся «светилась» изнутри. Выглядела лет на 30, но все равно была ЖЕНЩИНОЙ! Смотрелась она классно! Под платьем, как бы в дымке, без четких очертаний, просматривались стринги и не большой бюстгальтер. Он приподнимал ее груди и подавал их вперед. И они очень аппетитно выглядывали из выреза платья. Довольная произведенным эффектом, Криста пригласила меня к столу. Стол то же выглядел не обычно. Ну допустим столового серебра у нас нет, но мельхиор и хрусталь бросались в глаза. Посреди стола стояла бутылка шампанского. И тут я вспомнил, у нее день рождения. Разговор об этом был, несколько дней назад, но как то в текучке дней и забот, вылетел из памяти. Подарка конечно, у меня не было. Пришлось извиняться, и поздравлять устно. Весь стол был уставлен маленькими тарелочками с разнообразной снедью.

Первым делом я открыл шампанское. Как и положено с хлопком и пробкой в потолок. Налил фужеры и провозгласил тост: «За именинницу», которая наконец то стала «совершеннолетней, и ей исполнилось 18 лет». Он был благосклонно выслушан, принят как должное и запит бокалом шампанского, с последующим поцелуем именинницы в щечки и губки. Затем я стал налегать на угощение, не забывая произносить тосты и наливать шампанское. Не знаю, от шампанского или еще от чего, но меня «понесло». Сейчас я был внимательным, и надеюсь обворожительным кавалером. То и дело Кристина смеялась над моими шутками, в разговорах я был, ну прямо «Душа общества». (Если бы за столом сейчас находились девчонки из группы, то думаю, что я, произвел бы на них, неизгладимое впечатление, а возможно и закончил вечер с одной из них в постели!) Потом мы вышли на балкон покурить. И в разговоре я предложил устроить танцы. Кристина с удовольствием приняла предложение, добавив, что очень любит танцевать, хотя толком и не умеет, и ей очень приятно провести день рождения с таким «ПАРНЕМ»! Пока она ходила на кухню и в «куда и цари пешком ходили», я подобрал несколько песен на магнитофоне. И когда она вернулась, галантно пригласил ее на танец. Причем сделал это как в кино, про белогвардейцев, щелкнув каблуками и кивнув головой. Она с улыбкой приняла мою руку. Танцевала она много лучше меня. По крайней мере вальс я не провалил. Когда то очень давно, в детстве, мама водила меня в танцевальный кружок. Правда там я успел выучить только один танец — вальс. Вот сейчас это и пригодилось. Похоже я произвел на нее впечатление. А ты умеешь танцевать вальс, только и сказала она, но то каким тоном это было сказано, не оставляло сомнения, что ей понравилось.

Пришлось признаться, что этим и заканчивается мое образование в классическом танце. Она рассмеялась предложила еще выпить. Так как шампанское закончилось, я принес бутылку коньяка, отложенную мною в запас. Достал из серванта рюмочки, нарезал лимон, принес и открыл плитку шоколада. Мы сели в зале (комната матери). Там был диван и журнальный столик, который я и поставил перед диваном. На нем расставил закуску, рюмки и коньяк. Мы чокнулись и выпили, и я опять произнес какой то удобоваримый тост. После танцев и выпитого коньяка, в комнате было жарко. Приглушенный свет торшера и тихая медленная музыка создавали уют. Сладко пахло женщиной. И я, честно говоря. потерял голову. Я взял ее не большую руку в свои ладони, поднес к лицу, словно рассматривая, и вдруг… Даже не зная почему стал покрывать ее поцелуями. Сначала ладошку. Потом всю кисть. От нее пахло как то по особенному, домашнему, но женщиной! Она вся застыла, а затем взяв меня за голову и притянув к себе поцеловала в губы. Сколько мы целовались, я не знаю. Время остановилось. Губы у нее были мягкими и податливыми. Наши языки вытворяли что то не вообразимое…

И вдруг мне отчетливо, пришло понимание, что эта женщина будет моей, ей этого хочется, и мне то же. Но нельзя торопиться. Этот вечер, а затем и ночь, они наши! Они не окончатся без нашего согласия. Если надо, они будут длится вечно! Но ей, Кристине, надо дать время что бы почувствовать, нет осознать, что она желанна, ее хотят, и не просто хотят, а искренне желают, как ЖЕНЩИНУ! Она должна осознать это, насладиться вниманием партнера, его ласками… И в ответ отдать всю себя, без оглядки, без сожаления. Воплотить в жизнь все свои грезы и фантазии и сделать то же самое для меня.

И пусть будет, что будет завтра. Завтра это завтра. А сейчас это сейчас!

С трудом оторвавшись от ее губ и посмотрев в ее глаза, которые лучились даже в полумраке комнаты, я понял, что она тоже все знает! Да мы мужчина и женщина! Да мы хотим друг друга! И мы будем вместе, здесь, сейчас, ночью… И где то еще во времени и пространстве! У нас впереди целый вечер и ночь, и еще непреодолимая бездна времени. Я потянулся вперед и стал покрывать ее лицо, ушки, шею поцелуями. Она бессвязно что то говорила и прижимала меня к себе, как будто я мог куда то деться от нее! Потом мы сидели крепко обнявшись и молчали. Зачем слова, когда ты и так все знаешь? Я даже не пытался воздействовать на нее. Я знал, что секс будет, будет потом, когда придет время. Сейчас мы наслаждались молчанием, пониманием друг друга без слов. Единственное что я делал, это гладил ее руки. Каким то образом мне пришло понимание того, что это приятно ей, как и мне…

Мы были одни в этом большом мире. Ни что не могло нарушить наше уединение. Нам было наплевать на разницу в возрасте, на суету творящуюся в мире здесь и сейчас. Квартира стала тихой гаванью, нашим пристанищем, на пути в неизвестное будущее. Мы выпили еще по одной рюмке коньяка, постояли, обнявшись на балконе, пока я курил и… пошли в мою комнату, которую она сейчас занимала.

Часть 3: Действие.

Кровать оказалась расстелена. Как будто она еще вначале вечера знала, что так будет. Может быть и знала, но это было не важно. Важны были мы! Здесь и сейчас. Она повернулась ко мне спиной, и я помог ей снять платье. И залюбовался стройным силуэтом, четко видным в свете уличных фонарей. На ней и правда были чулки, без пояса. Чуть полноватые бедра, округлая попка. Руки мои, предательски задрожали. Их словно бы обжигали прикосновения к гладкой и нежной коже. Не удержавшись я стал покрывать поцелуями ее спину. Всю. Не осталось ни одного кусочка не поцелованного мною с дрожью и нежностью. Тишина нарушалась только нашими восклицаниями и тяжелым дыханием. Даже магнитофон, как будто выключился, что бы не мешать нам наслаждаться друг другом. Я притянул ее к себе, и она без ропотно прижалась спиной. Целуя за ушком, я провел руками снизу вверх по ее животу и накрыл ими груди. Она только крепче прижалась ко мне. Они, даже стянутые лифчиком, были мягкими и желанными. Я начал массировать их постепенно стаскивая чашечки бюстгальтера вниз, в попытке добраться до сосков. Бретелек на нем не было, и поэтому я скоро уже сжимал их своими пальцами. От моих прикосновений они уже твердые, увеличились и стали как каменные. Криста застонала и полу обернув голову впилась в мои губы. Я целовал ее, а мои руки, живя своей жизнью, изучали ее тело, такое доступное, и в то же время неизвестное. Они скользили вниз: от грудей к животу, и ниже. Вот под руками оказалась тонкая ткань трусиков.

Сквозь нее четко ощущались и волосики на подбритом лобке, и небольшой бугорок клитора, прикосновение к которому вызвало дрожь у Кристины и желание обладать ее у меня. Проведя пальцами дальше я почувствовал валики половых губ и уже влажную ткань, прикрывающую вход во влагалище. Она уже вся текла. Она хотела меня а я ее. Мое мужское естество уже давно, с силой, упиралось в ее мягкую попку. Только сейчас я понял, что ее руки ласкают мой, вставший на дыбы, орган через ткань брюк. Я нежно повернул ее лицом к себе. И расстегнув лифчик стал целовать ее полные, мягкие груди. Чуть прикусывая и вылизывая соски. Каждое мое движение вызывало стоны и дрожь ее тела. Ее руки в это время разобрались с брюками и трусами и добрались до моего члена. Они нежно обхватили ствол и начали его ласкать. Оголив головку члена, она провела по ней, чуть касаясь ноготками. Меня словно током ударило. Я содрогнулся от желания и удовольствия. Я застонал. В это время она низким, грудным, с придыханием голосом, как будто ей не хватало воздуха, сказала: «Я хочу тебя, всего! Я хочу его. Весь расцеловать, проглотить!» И оторвавшись от меня встала на колени. Зажатый до этого, между нашими телами лифчик, с тихим шорохом упал на пол. И я почувствовал как мой орган начинает засасывать ее рот. Она действовала и языком и губами, и даже чуть придавливая ствол члена зубами. Он то появлялся наружу, то пропадал у ее нежном ротике. Когда он выходил из ее рта, она нежно лизала головку языком. Я взялся за ее голову и стал задавать темп ласки. И мы отдались ощущениям соития и близости. Скора я почувствовал, что еще маленько и я кончу. Я убыстрил движения тазом одновременно придерживая голову Кристины, не давая члену полностью выйти изо рта. Меня затрясло, и я выплеснул все в ее рот. Она с трудом проглатывала заполняющую ее рот сперму. Часть ее вытекала изо рта. Я с трудом оторвал Кристину от ее увлекательного занятия, и рывком подняв с колен на ноги, она слизывала остатки спермы с губ. Взгляд ее был отрешенным, глаза затуманены. Похоже она плохо понимал что происходит и почему ее оторвали от от такого увлекательного занятия. Я стал снова целовать ее в лицо, лаская груди и промежность. Когда она пришла в себя и громко начала стонать от наслаждения, я одним движением стащил с нее плавки и заставил лечь спиной на кровать.

Согнул ее ноги в коленках и развел в стороны. Передо мною открылось не вероятное зрелище. Все женские прелести, обычно скрытые от посторонних глаз, были у меня на виду. Я не мог отвести глаз от них. Рукой я погладил треугольник темных волосиков на лобке, провел пальцем по горошине клитора. Тут же почувствовал, как отзывается на прикосновение тело Кристы. Оно задрожала и выгнулось вперед, как бы не желая, что бы палец не переставал ласкать клитор. Разведя в стороны наружные половые губы, я увидел небольшие складочки внутренних губ. Чуть ниже, блестящий от выделяемых соков, находился вход во влагалище. Вся поверхность между внешними половыми губками была гладко розовой. Этот цвет резко контрастировал с остальным цветом вульвы. (Я читал, что это место розово глянцевое у всех женщин, не зависимо от цвета кожи!?…) Еще ниже виднелась «звездочка» ануса. Я знал, что его мне сегодня тоже придется потревожить! Я еще раз погладил клитор пальцем, и не прекращая движения вниз ввел его в вагину. С чмокающем звуком мой палец весь утонул в ней. Да-а-а, то ли закричала, то ли простонала Кристина. Я сделал несколько возвратно поступательных движений пальцами, и тело опять выгнулось дугой. Влагалище сочилось, исходило соками. По… поцелуй меня там, вдруг осипшим голосом попросила моя пассия.

Не думая я приник к ее соблазнительной пещерке, с удовольствием вдыхая запах, готовой к совокуплению, женщины. Мой язык прошелся по всей вульве. Я облизал клитор, малые губы, мой язык, свернутый в трубочку, скользнул во влагалище и начал там все вылизывать. Терпкая жидкость заполнила рот. Вся промежность была влажной от соков. Я вылизывал ее всю, пока язык был во влагалище, я пальцем ласкал клитор. И наоборот. Если палец тонул во влагалище, то язык ласкал все остальное. Все тело, находившееся перед моим лицом трепетало, раздавались сладострастные стоны. Когда я отрывался от вульвы что бы вздохнуть воздуха, оно подавалась за мной, не желая расставаться. В очередной раз выведя пальчик из влагалища, я аккуратно вставил его в анус, благо он весь был в смазке. Зубами, в это же время я тихонько прикусил клитор. И внутри Кристины будто что то взорвалось. Это был сильнейший оргазм. Тело трясло, ноги и руки бессистемно двигались, затем ноги сжались. Не ожидая такой реакция, я еле успел убрать палец. (А то перелом и производственная травма, мне бы была обеспечена!) Тело выгибалось дугой и падало обратно, чтобы в следующее мгновение все повторить. Кристина кричало во все горло, от переживаемых эмоций. Затем она опустилось на постель и чуть подрагивая, от последствий оргазма, и стала успокаиваться. Я привстал и лег рядом с Кристиной, обняв ее. Она с трудом потянулась ко мне и жарко поцеловала.

Часть 4: Противодействие.

Первый раунд закончился. Мы лежали рядышком на постели, опустошенные и обессиленные….

Настроение было выше высшего. Надо пойти помыться, прошептала с хрипотцой Кристина. Мы все потные и измазаны черт знает чем. Но я не ощущал себя грязным. Я ощущал себя победителем, и знал что это еще не конец, а отдых перед решающим «Боем»! Но подумав, согласился. Мы с трудом встали, и пошли в ванну. Там залезли под душ и мыли друг друга, смывая грязь и усталость. Я с большим удовольствием помыл ее промежность, не забывая поласкать клитор, она то же самое сделала с моим «другом». Под ее нежными пальчиками, он даже стал пробуждаться. Нежно поцеловав головку, она шутливо оттолкнула его, и приказала отдыхай. Скоро ты опять будешь работать. Ни он, ни я, не были против. Я снова полюбовался ее большими грудями, не забыв поцеловать их. Мы вытерлись и не одеваясь вернулись в большую комнату. Оказывается магнитофон еще играл, просто мы отключились и ни чего кроме себя и партнера не воспринимали. Я налил по рюмке коньяка и мы не чокаясь выпили «За взаимопонимание»… Затем я выпил еще одну, надо было взбодриться. Через некоторое время вышли на балкон, закурили. Одеваться не стали, было тепло и в комнате горел только приглушенный торшер. Нас не было видно. А если честно, мне было все равно. Я ведь был рядом с ней, с ЖЕНЩИНОЙ! Мы молча стояли рядом с ней, и молчали. Вдруг выпустив дым изо рта, она сказала: «Ты первый, кто довел меня до такого оргазма, таким образом. « Ни чего не ответив, я провел пальцем по ее груди, слегка сдавив сосок. Она охнула. Я почувствовал как сосок мгновенно затвердел.

И в то же мгновение мой член встал колом. Я бросил сигарету, положил ей руку на промежность и стал гладить клитор. Она выбросив сигарету, вцепилась в перила, голова откинулась назад и тяжело задышала. Я зашел за ее спину, продолжая ласкать ее грудь и клитор. И стал тереться вставшим членом, у нее между ног. Она навалились грудью на свои руки, отвела попку назад и раздвинула ноги. Я продолжал ласкать ее. Она тяжело дышала, ели сдерживая стоны. Не выдержав она приподнялась на цыпочки, и неуловимо подавшись вперед, а затем резко назад, загнала моего скакуна в стойло. Я остановился и замер, она то же. Надо было привыкнуть к новому состоянию. Потихоньку я начал двигаться. Вагина плотно обжимала член. Со все нарастающей скоростью мой поршень стал ходить туда и обратно, временами, с тихим хлюпаньем выскальзывая наружу. Но тут же возвращался обратно. Минут пять — десять мы занимались любовью, на балконе девятого этажа. Она предложила перейти в комнату, и мы вернулись в зал. До кровати мы не добрались, кстати до дивана тоже.

Он завалила меня прямо на ковер, заставила лечь на спину, а сама расположилась в позе наездницы, сверху, лицом ко мне. Я просто лежал. Она сама задавала темп и скакала на моем члене. Груди ее приятно колыхались перед моим лицом. Я поднял руки, поймал их и стал массировать. Она приподнимаясь и снова насаживаясь на член, заглушая магнитофон, громко стонала: да-а, ещё-ё, да-а-а. Затем не вставая она повернулась ко мне попкой. Теперь мои руки ласкали попку, а пальчик временами проскакивал в анус. Вот я завел его глубже, и через стенку почувствовал как мой «боевой друг» скользит в во влагалище. Я прижал его к этой стенке, и чуть не кончил от полученных ощущений. Кристина издав громкий стон еще ускорилась. Ей это явно понравилось. Устав лежать на спине, я предложил сменить позу и попробовать анальный секс. Она согласилась, легла на живот, я взял с дивана подушку и подложил ей под таз. Затем пару раз вошел в вагину, что бы смочить член. Приставил член к анальному отверстию, и надавил. Он легко скользнул внутрь. Конечно тут было теснее, кольцо ануса сильнее сдавливало член, но это же придавало дополнительные ощущения. Я сделал пару фрикций, и она кончила. Но я был сверху и в ней, поэтому она только кричала и извивалась подо мной. Не останавливаясь, я продолжал свое дело: туда — сюда, вперед — назад… Через некоторое время я кончил, в попу. Еще минут пять я не мог выйти из нее, лежа сверху. Не было сил.

Потом мы лежали на полу, отдыхали. Опять помылись, покурил, выпили и пошли спать. Спал я в своей комнате, под бочком у Кристы. Заснул мгновенно, а вот как проснулся, расскажу в следующий раз.