реклама

Свежие записи

Page 312 of 750

Мой сосед Колька

Оценка порно рассказа: 9.62

Мне было 20, ему недавно исполнилось 15. Он мой сосед. Красивый, задорный мальчишка. Душа любой компании. Что-то в нём было такого, что привлекало людей. Мы с ним общались практически постоянно. То вместе смотрим фильмы по видику, то играем в компьютер. В какой-то момент я стал понимать, что Колька стал мне больше чем другом. Его детская наивность, его улыбка, его тело стало меня возбуждать. Я не был геем. У меня всё было хорошо с противоположным полом. Но очень часто, особенно по ночам меня преследовали фантазии относительно своего пола. Мне хотелось мужчину. Хотелось почувствовать это. Читать далее

В салоне мадам Флоры

Оценка порно рассказа: 9.62

Геи, накрасившись, одевшись или раздевшись, по вкусу, расселись в гостиной.

Первой заговорила Флора, хозяйка салона, которую считали за глаза уже стареющей в её сорок «с хвостиком». Дерзить ей никто и не помышлял, поскольку лучших условий, чем в её салоне, просто не было во всей Москве, а про жестокую мстительность Федора Абрамовича ходили легенды. Читать далее

Доник

Оценка порно рассказа: 9.63

——————————

— Ма-ла-ко! Наши дни.

——————————

— Ма-ла-ко!

Его разбудил истошный крик молочника, в комнату уже заглядывало утреннее солнце.

Доник открыл глаза, а потом опять закрыл их, но сон ушел. И тогда он вспомнил о кассете, которую вчера так и не смог досмотреть до конца. Читать далее

Проба пера.

Оценка порно рассказа: 9.63

Когда я начал взрослеть и интересоватся сексом я часто разглядывал порно журналы и дрочил на них. По мере изучения секс литературы и просмотра порно фильмов я заинтересовался анальным сексом и начал ласкать свои анус пальчиком а в дальнейшем и различными предметами которые хоть немного напоминали фаллос. Читать далее

С братом, стоя раком

Оценка порно рассказа: 9.64

Посвящается Гаррику.В первые сентябрьские дни в советских школах была славная и обременительная традиция писать сочинения на тему «Как я провел лето». Не вспомню уже, что я написал в том далеком 1983 году, глядя из школьного окна на порхающее золото листвы и пронзительную голубизну осеннего неба, но сегодня на клетчатые листы тетради за две копейки пролились бы совсем другие слова, чувства и образы, сплетаясь в яркий, солнечный узор последнего лета детства.Итак, мне стукнуло 14 лет и я с отцом ехал в деревню к бабушке. Ехал…Двое суток изнывал от духоты в вонючей плацкарте с полным набором фирменных прелестей — очередью в туалет, отсутствием воды, потными, крикливыми пассажирами и въедающимся в кожу и память специфическим запахом вагонной пыли. Но еще там был ОН — русоволосый, потерявший по пути из прошлого в настоящее имя, стройный мальчишка в грязноватой футболке, растянутых трекушках и стоптанных кедах на чумазых ногах. Сказочно красивый мальчишка. Мой ровесник, с умершей мамой и вечно пьяненьким отцом, несмотря на суровые обстоятельства, оказался светлым, общительным и смешливым пацаном, который с удовольствием поддержал мои диковатые беснования. Мы с воплями носились по вагонам, кидались черешней в подвернувшихся путейцев, обливались водой, а потом мокрые, визжащие и счастливые боролись на скомканных простынях вагонной полки. Вот тогда и наступали самые сладкие моменты путешествия. Когда его загорелые до темноты руки захватывали меня в плен, горячее дыхание борьбы обжигало кожу, сбитые коленки с силой раздвигали мне ноги и упругая плоть члена и яичек терлась о живот, когда в груди отдавался эхом стук его сердечка, а влажные, раскрытые губы оказывались в двух сантиметрах от моих, тогда все существо мое затоплялось сладкой тревогой и душу затягивала сверкающая паутина непередаваемого счастья. Затем мы лежали, тесно прижавшись на верхней полке, шепчась и радуясь не понятно чему, ветер и копоть из окна летели нам в лицо и я, облитый жаром его бедер и упругой попки, переворачивался на живот, чтобы скрыть однозначно выпирающее и стыдное волнение. После, когда мы с отцом сходили на ночной асфальт мокрого перрона, он сонный вышел проводить в подслеповатый тамбур и вдруг неожиданно обнял меня, и на бесконечно сладкое мгновение прижал к себе. И уже в самом конце, когда красные огоньки поезда растаяли в вечности, я порадовался тому, что провинциальный вокзал тонул в тумане предрассветной тьмы, и отец со встречающим нас дядей Витей не увидели душивших меня слез непереносимого горя утраты.С нашим приездом в дом бабушки подтянулась многочисленная родня. Я упоминаю только о бабушке, хотя дедушка в принципе тоже имелся в наличии. Но, как бы это сказать, дед был немного (а временами и много) не в себе. Случившийся год назад инсульт привел к частичной потере памяти и рассудка, и теперь маленький, лысенький старичок сидел на крыльце с улыбкой Моны Лизы и писался в штаны. Единственное на чем не отразилась болезнь — всепоглощающая любовь к самогону. Как раз по нашему приезду сухощавая, высокая бабушка корила деда за украденную и втихоря высосанную за ночь пятилитровую бутыль браги. Старик улыбался, сонно моргал и икал, крестя рот.Дом, небольшой бревенчатый сруб, стоял посередине огромного сада-огорода, в котором еще нашлось место амбару, сеновалу, сторожке, десятку ульев и скотному двору. Некогда большое, кипучее хозяйство с отъездом в город детей и болезнью хозяина пришло в упадок.Из близких мне по возрасту внуков в нашу компанию входили пятнадцатилетняя, очень красивая девчонка Тома с разорванной до пояса (для удобства) юбкой, ее младший брат третьеклассник Ваня и Саша — «Санчо», шестнадцатилетний сын дяди Коли от второго брака. Когда Санчо вышел мне на встречу с перемазанным малиной ртом и белозубой улыбкой, сердце мое остановилось, и я не сразу вспомнил, как надо дышать. За два прошедших с последней встречи года пухлогубый пацан расцвел в эльфоподобное существо с божественным телом, которое только и возможно в 16 лет. По большей части наша стайка отмокала на берегу неглубокой и мутноватой речушки, в которой местные пацаны, визжа, кувыркались, плавали на тракторных баллонах и, поднимая фонтаны брызг, ныряли с потемневшего и скользкого мосточка. Несмотря на обилие полуголых мальчишек, свет сошелся клином на Санчо. Когда он в мокрых, в облипших трусах, смеясь, выходил из воды, сознание мое плавилось от любви как мороженное на солнцепеке. Сана отходил за камыши отжимать мокрые семейники и соблазнительно сверкал оттуда белым пятном попы. Не все купальщики были столь стеснительны. Помню один деревенский пацан с белыми волосами и красной кожей, выходя на берег, демонстративно медленно снимал трусы и неспешно отжимал их. При этом член его в несколько толчков вставал и на пляжике воцарялась тишина — вся ребятня, разинув рты, пялилась на почти взрослый хуй, и краснокожий явно наслаждался этим вниманием. Сельская жизнь вообще отличалась непосредственностью и непривередливостью. Я своими глазами видел, как этот краснокожий вместе со своим отцом-трактористом мылись после работы в мелкой луже, куда коровы ходили на водопой и, простите, какали, задрав хвосты. При этом абориген сыпал себе на голову из картонной пачки стиральный порошок «Лотос» и обильно, с удовольствием намыливался им. Моя бабушка полоскала свои длинные волосы исключительно тошнотворным настоем золы и на полном серьезе советовала Томе, когда у той на лице вскочил прыщ, потереться о сосновую доску. Если вдруг у кого-то что-нибудь прихватывало, тогда наступал феерический момент — бабушка открывала верхний ящик комода, заполненный россыпью таблеток без упаковки, не глядя, вытягивала первую попавшуюся пилюлю и давала ее пациенту. Самое смешное — лекарство всегда помогало.Взрослые ночевали прямо в саду, расположившись под огромными, развесистыми яблонями, глуша самогон в промышленных количествах и закусывая, как завзятые японцы, сырой, только что пойманной рыбой. А детей укладывали на кровати в доме, амбаре и на сеновале. В первую же ночь, утопая с Ванькой в огромной перине, я был свидетелем занятной сцены, когда разменявший восьмой десяток дед, чье сознание жило отдельной от тела жизнью, вдруг поднялся со своей пропахшей лежанки и полез на кровать к бабушке.-Чего тебе надо?-Ну как че. Хе-хе-хе. Будто сама не знаешь.-Очумел что ли, старый. Иди спи ложись.-Ну ты че, мать?-Иди отсюда, старый дурак. Детей разбудишь.А дети тем временем, тесно прижавшись и зажав руками рты, давились смехом и с упоением рассказывали утром взрослым о проделках сексуального агрессора. Совместные ночевки с Ванькой сопровождались обычными для всех пацанов такого возраста хихиканьем, щипками, шлепками по попе, хватанием за член и яички, стягиванием трусов и прочими милыми детскими шалостями. Ваньку сильно расстраивало, что у него еще такой маленький, безволосый писюн, чем мы не упускали случая его подколоть. На что он, стянув свои шорты и выставив торчащий белый карандашик, кричал дрожащим от обиды голосом: «Смотрите, дураки, у меня уже волосы растут», и мы с Санькой наклонялись к самому Ванькиному лобку, где пробивался едва заметный белый пушок, и в один голос заявляли, что ничего не видим. Мальчишка, с криком негодования, кидался на нас с кулаками, а мы, корчась от хохота, безвольно отбивались. Ваньку мой уже приличных размеров член притягивал как магнит и он каждую ночь залезал ко мне в трусы, ощупывая мгновенно подскакивающий хуй, и иногда дрочил, каждый раз, когда я топил в подушке стон, брезгливо отдергивая руку. Однажды дело чуть не дошло до недетских забав. Забравшись под самую крышу сеновала, мы с Ванькой играли в карты на желания. Я с удовольствием проигрывал и, в который раз, гордо демонстрировал свой агрегат с пунцовой, истекающей головкой. Предохранители в голове от гиперсексуальности перегорели напрочь, и я предложил на следующий кон, что проигравшего выебут в попу. Ванька с сомнением посмотрел на существенную разницу в наших размерах и сказал, что так будет не честно.-Честно-честно. Скажи лучше сразу, что струсил.-Ничего я не струсил, — круглая кошачья Ванькина мордочка налилась от возмущения краской.Разумеется, я, ученик седьмого класса, в два счета обыграл третьеклашку. Ванька, обиженно сопя и с опаской оглядываясь, встал на четвереньки и выпятил попку. Я тут же опустился сзади на коленки. Но попка у мальчишки была такая маленькая, а дырочка так и совсем крошечная, что я, поводив членом по белому задику и слегка потыкав, не смог переступить возникшее внутри ощущение неправильности происходящего, и, вскочив на ноги и отвесив ему несильный пинок, скатился со стога и под аккомпанемент Ванькиного визга и брани убежал в глубь сада.Но все-таки осью мироздания оставался Санчо. Обдираясь в малиннике, ползая на пузе и срывая прямо губами луговую клубнику или просто валяясь на песке, я повсюду упивался красотой его тела, созданного, казалось, из солнечного света, летних ягод, парного молока и меда, который мы ели прямо из сот. С ним я не смел себе позволить ребяческих вольностей. К тому же Саня оказался очень стеснительным пареньком — он всегда отворачивался, когда переодевался и убегал подальше за кусты чтобы пописать, лишая, таким образом, меня возможности увидеть его член. И только в бане, сговорившись, что пойдем мыться только вдвоем и после всех, я смог увидеть объект своего вожделения. Ну, разумеется самый обычный член в обрамлении курчавых, русых волосиков. Но как мне хотелось смотреть на него не отрываясь, прикоснуться руками, ощутив мягкость и упругость одновременно, взять в рот и сосать, сосать, сосать до конца жизни. Увидев мой вставший колышек, Саня покраснел и отвел взгляд, а когда я предложил потереть ему спину — отказался. Зато потом я с наслаждением хлестал его березовым веником и упоительно подставлялся сам под удары, вздрагивая всем телом, ерзая неизменно стоящим членом по отполированным доскам полатей и воровато наблюдая сквозь ресницы за качающимся у моего лица Санькиным хозяйством. Затем мы лежали на соломенном матраце в амбаре, пропитанном терпким ароматом свеженакаченного меда, вокруг бочек с которым гудели сонные пчелы, и я не в силах сдержаться, как бы дурачась, прижался к Саньке и скользнул руками по попке. Но он быстро отстранился, отвел мои руки и молча укутался в простыню. Дождавшись, когда Санчо уснет и полыхая от желания, я засунул руку ему в трусы и тихонько погладил член. Саня тут же открыл глаза и вывернулся. Мы лежали молча, глядя сквозь тусклое оконце на мерцающие звезды.-Саня, ты мне очень нравишься.-Я знаю, — тихий ответ.Тишина, стрекот сверчка.-Саня, я…я очень хочу тебя.-Я знаю.Шуршание листвы о крышу.-Саня, можно мне…-Нет Слава, — и помолчав добавил:-Мне девчонки нравятся.-Ну, Саня, пожалуйста.-Все, Слава, спи.И отвернулся, оставив меня глотать горькие слезы обиды и разочарования.В остальном же дни пролетали легко и беззаботно, наполненные маленькими детскими приключениями. Как-то вечером, на спор, мы с Санчо поехали на велике на сельское кладбище и, отчаянно бравируя друг перед другом, бегали между могил, издавая страшные киношные звуки. Вандализм закончился тем, что Сана провалился в трухлявую могилу и с диким криком рванул за кладбищенскую ограду, да с такой скоростью, что нагнал я его только на велосипеде. Немного успокоившись он рассказывал как кто-то тянул его за ноги вниз и тихим голосом звал к себе. На фиолетовом небе сверкала огромная Луна, а я обнимал сидящего на раме Саньку и пьянел от сладкого запаха его волос. Другой раз, играя в Робин Гуда, кинутый в дерево перочинник, срикошетив, воткнулся мне в коленку и вся пацанва с любопытством смотрела на торчащий из ноги нож и стекающий в кеды ручеек крови. Запомнилось и то, как по указанию бабушки мы отправились топить образовавшихся на чердаке котят. Оставив самого красивого, остальных сложили в корзину и понесли к реке. Маленькие комочки жалобно пищали и ни у кого не хватило духу кинуть их в воду. Тогда, посовещавшись, мы проявили «гуманность» и закопали их. Живьем. Из-под маленького холмика раздавался душераздирающий писк, а мы сидели вокруг и заливались слезами пока звуки не стихли. После чего соорудили крест из веток, нарвали на могилку ромашек и отправились в лес рвать орехи. Жизнь оставленного котенка оказалась тоже не долгой — как-то мой отец спьяну наступил на него и кошка потом долга лежа на своем мертвом ребеночке и жалобно смотрела на людей.Надо заметить, что наши родители, неделями не просыхая, умудрялись в таком состоянии косить, колоть дрова на зиму, ремонтировать дом, качать мед и собирать грибы в огромные корыта. Но не все пьянки заканчивались по-братски. Услышав с улицы пронзительные женские крики, я выскочил из дома и успел увидеть как Ванькин отец, дядя Саша, вилами загнал своего старшего брата в сарай и в бешеном исступлении пытался заколоть его. К счастью подоспевшие братья сбили с ног безумца, отмутузили его и оттащили к поленнице. И совершенно напрасно. Обиженный на весь свет дядя Саша на удивление быстро пришел в себя, схватил топор и кинулся на моего отца. Дальнейшая сцена заламинировалась моей памятью кошмарным рапидом — мой отец лежит на земле, над ним нависает налитый яростью дядя Саша, с застывшим в замахе топором, и я, с пронзительным криком «папа» подбегающий и со всей силы бьющий свихнувшегося дядьку по башке поленом. Для изнеженного домашнего пацана это оказалось слишком сильным впечатлением и я еще долго бился в истерике, бережно успокаиваемый Санчо и бабушкой. В другой раз датый, одноногий дядя Коля, Санькин отец, вместо того чтобы по-человечески заколоть свинью, решил ее пристрелить из ружья. Мня себя крутым охотником, он время от времени выползал на крыльцо и палил по кружившим над цыплячьим выводком ястребам. На что гордые птицы победоносно срали ему на голову. И вот, взбодрившись еще одним граненым стаканом мутной жидкости, дядя Коля, поскрипывая протезом, отправился в свинарник. Дальше события развивались стремительно — бабахнул оглушительный выстрел, сразу следом пронзительный поросячий визг резанул воздух, переливаясь в вопли охотника и все это накрыло волной невероятного шума, грохота и мата, и вот уже дядя Коля выползает из свинарника весь в говне, с расхераченой рожей, без ружья и без ноги. Оказалось он с пьяных глаз попал поросю в сало, и разъяренный хряк дал ему как следует просраться.Но все эти домашние радости выездной сессии дурдома плавились в июльском мареве и отходили на второй план. Первый целиком и полностью поглощала страсть к Санчо. Говорят — вода камень точит. От себя добавлю — целенаправленная похоть сшибает любые моральные запреты. Люди, свершилось! Одной благословенной ночью Санчо сдался. Я в который раз робко лип к своему божеству, Санька привычно деликатно отбивался и вдруг, в какой-то момент замер и его член оказался у меня во рту раньше, чем я успел что-либо сообразить. Еще не веря своему счастью, я удивленно замер с писькой во рту, а Санька, покраснев, выгнулся и глубоко задышал. Его член, обвитый горячей мякотью моего рта, стремительно рос. Уж не знаю какие основы мироздания потряс Господь Бог, сколько планет сошли с орбит и какой водопад звезд обрушился на землю, чтобы исполнить мольбы четырнадцатилетнего пацана, но оно того стоило. Сосал я жадно, глубоко заглатывая головку и сильно обжимая ствол горящими губами, вдыхая одуряющий аромат его чистой, юной плоти и как одержимый шаря руками по изгибающемуся телу. Кончил он быстро и обильно, заполнив рот горячей, сладковатой спермой, которую я, не успевая глотать, затем тщательно собирал с пушистых яичек. Потом он лежал раскинувшись и тяжело дыша, а я не в силах совладать с бьющей лихорадкой покрывал каждый миллиметр любимого тела поцелуями. И вдруг, вместо привычного сопротивления, его руки обняли меня и обожгли ответной лаской. В этот момент душа моя покинула хрупкое тельце, вознеслась в небеса и коснулась престола Господня. Только так я могу описать свое состояние, когда Санчо ответил мне на чувства. Ласковые ладони скользили по моему телу, стоящий член упирался в живот и Санькино сердце бешено колотилось в моей грудной клетке, когда он шептал как заклинание: «Славка…Славка…Славка…». Читать далее

Банька детства

Оценка порно рассказа: 9.64

Мне пришлось почитать много эротических приключений, которые происходили в бане c другими ребятами. Особенно они мне интересны, когда происходили где-то в деревне. Вот и со мной такое было. Рассказ был написан мной еще давно, до интернета и только теперь я решил отдать его на суд читателей. Банька, действительно, является местом, где все равны, то-бишь все голые, как сама правда. Читать далее

Крутой Вован

Оценка порно рассказа: 9.64

Случилось это со мной летом. Я собирался в отпуск и надо было прошвырнуться по магазинам. Стояла жуткая жара. Я выпил бутылку кока-колы и через некоторое время захотел ссать. Я увидел общественный туалет и решил зайти облегчить свой мочевой пузырь. Я открыл дверь туалета, спустился по длинной тёмной лестнице и быстро прошел к писсуарам. Я расстегнул ширинку достал свой хуй и с наслаждением долго отливал. Я ссал как полковая лошадь. Мне казалось, что этот процесс будет длиться вечно. Читать далее

Ночь

Оценка порно рассказа: 9.65

На город, после дневной жары, опускался вечер. Солнце позолотило крыши домов, листва деревьев покрылась вечерней синевой. Я медленно прогуливался по бульвару, наслаждаясь вечерней прохладой. В голове роились мысли уходящего дня. Где-то играла легкая музыка, молодежь сидела на скамейках, вдоль сквера. Пожилые парочки прогуливаясь, шептались о чем-то рядом. Солнце закотилось за крыши домов, и на улицы опустился мягкий вечер. Зажглись бульварные фонари. Открыли свои двери уличные кафе. В воздухе запахло жаренным кофе, и ароматом коньяка. Я не мог не соблазниться этим ароматом. Через несколько минут я уже наслаждался прекрасным букетом старого коньяка, в прикуску с арабским кофе. В глубине кафе, а точнее летней веранды, я заметил молодого парня. С виду обыкновенный парень, но в его лице было что-то необыкновенное. Мужественные черты, извилистая линия губ, красивые выразительные глаза, и шевелюра темных волос ? прекрасно дополняли этот портет. Я не мог оторвать свой взгляд. Иногда наши взгляды пересекались. Мне становилось неловко и я отвдил свои глаза в сторону. А потом, машинально, переводил свой взгляд на этого парня. Читать далее

Неудачная тренировка

Оценка порно рассказа: 9.65

«На сегодня тренировка окончена «,-сказал тренер,-«выходите все из воды и идите в раздевалку. Дима подплыл к лестнице самый последний. Только он начал вылезать из воды, как тренер сказал ему : » Ну что, Дима. Плохо ты сегодня тренировался, ничего не делал, отдыхал. Так что теперь проплыви дополнительно 200 метров. Пошел. И работай хорошо «. Диме ничего не оставалось делать, тем более, что он действительно сегодня плохо тренировался. Читать далее

Ботаник (продолжение)

Оценка порно рассказа: 9.65

Часть четвертая.

Наконец-то он пригласил меня к себе в гости! Я шел как первый раз в первый класс! Не хватало только дежурного букета. В душе смешались страх неизведанного, предвкушение праздника и еще что-то, сейчас уже не помню. Читать далее

Page 312 of 750