реклама

Свежие записи

Палата 51 : Эротический рассказ

Очередное утро. 7:30. Пятница. Так, что у нас сегодня? До 8:00 сдать анализы. Блин, чуть ли не каждые две недели в банку ссать! Мне, конечно, не сложно, но поднадоело уже. Что, они в лаборатории эту мочу пьют, что ли? Хотя если учитывать, сколько пациентов находится на трёх этажах, то в ней можно даже купаться.

Я нахожусь в больнице уже семь месяцев, благо уже не ночую, а приезжаю каждое утро на процедуры и за таблетками. Пока сходил на уколы, на посту появились таблетки. Рифампицин, изониазид, пиразинамид, этамбутол — это наше всё. А знаете, что это такое? Противотуберкулёзные препараты. Да, кровь тоже часто берут, чтобы видеть, когда печень начнёт накрываться от химиотерапии или когда аллергия проявится на клеточном уровне. Короче, весело.

Как-то у нас в народе считается, что туберкулёз — болезнь алкоголиков, зеков, наркоманов и бомжей, но это не так. Раньше чахотка вообще считалась болезнью интеллигенции, а сейчас мнение кардинально поменялось. Правда, контингент тут действительно разный. Вот, например, увидел в столовой нового мужика, уже немолодого, в очках. Думал, махровый интеллигент, а через неделю понял, что действительно махровый, только не интеллигент, а алкоголик… И такое бывает, но в большинстве своём народ всё-таки нормальный, адекватный: бухгалтеры, учителя, студенты, стилисты, медики, программисты, водители… Да кого тут только нет! Но это всё присказка.

Уже пару недель я хожу на лазер. И вот на днях, после обхода, захожу я в кабинет физиотерапии, а там не Ира, наша медсестра, а врач-фтизиатр со второго этажа, Алексей… отчества не знаю.

— Скажите, а физио сегодня нет? — спрашиваю я, переминаясь с ноги на ногу у двери.

— Ещё как есть. Ирочка отгул взяла, у дочки день рождения. Так что сегодня я за неё. Проходи в любой номер, всё свободно.

Ок. Я юркнул за вторую от двери ширму, где помещалась одна кушетка и аппарат для электрофореза. Быстро постелив простыню и раздевшись до пояса, я лёг на спину. Через пару минут зашёл врач и поставил мне на грудь хрень типа компьютерной мышки, которая тикала и время от времени противно попискивала.

Я смотрел в белый высокий потолок и сам не заметил, как все мои мысли переключились на врача. Ещё молодой, лет тридцать, среднего роста и приятной наружности.

Секса у меня не было уже очень давно, и естественно, что воображение заработало на полную мощь. Интересно, как он выглядит без одежды? И я представил — конечно же, идеализируя. Бля… член, гадёныш, встал, а сейчас придёт врач грызуна переставлять. Как-то неудобно… Я согнул ноги в коленях, чтобы хоть немного скрыть эрекцию. Не особо, конечно, помогло, но хоть что-то.

Раздался последний писк, и вошёл Алексей.

— Давай на бок поворачивайся, — казалось, он ничего не заметил или сделал вид, что это так.

Я быстро повернулся к нему спиной и расслабился. На рёбра опять опустился компьютерный грызун, но на этот раз врач уходить не спешил.

— Как лечение переносишь, нормально? — он присел на край кушетки.

— В общем-то, нормально, только протионамид на прошлой неделе отменили. Мне от него плохо стало. После двух таблеток на ночь я ложился и только лапками вяло сучил время от времени, спать не мог, голова тяжёлая; а потом судороги по левой стороне начались, и я сознание потерял. Утром думаю: нафиг такой расклад! На следующий день пил все таблетки, кроме этих — полегчало. В понедельник поговорил с врачом, и он мне их отменил.

— Неудивительно, это очень тяжёлый препарат.

— И ещё кое-что было… — я замялся, думая, говорить или нет. — Понимаете, когда я мастурбировал, я начал терять сознание во время оргазма. Думаю, это было от таблеток. Вряд ли я достиг такого мастерства в свои двадцать пять.

— Часто практикуешь?

— Приходится… — я смутился.

— Постоянного партнёра сейчас нет?

— Да вообще никого нет! — и тут меня буквально понесло. — Если говоришь человеку, что у тебя туберкулез, почти все шарахаться начинают; им ведь не объяснишь, что у тебя закрытая форма и ты не заразен! С таким отношением можно уже крест на себе ставить! Мои друзья остались со мной. Мы встречаемся, общаемся, но новых знакомств, а тем более отношений, я завязать не могу!

У меня уже чуть слезы не текли. Молодец, довёл себя.

— А что, у нас теперь при знакомстве с человеком требуют справку из туб. диспансера, что он там не числится? — усмехнулся фтизиатр.

— На обмане и неискренности отношения не строятся.

— Ага… Миш, а ты знаешь о том, что терпеть не полезно?

— Это вы о чём?

Ничего не говоря, мужчина снял грызуна и одним движением перевернул меня на спину.

— Вот об этом, — и врач положил руку на скрытый синими штанами стоящий член.

Вконец смутившись и окончательно перестав соображать, я накрыл его руку своей и замер. Переклинило меня в тот момент конкретно, и я никак не мог решить, сбросить ладонь мужчины или толкнуться в неё.

— Я надеюсь, ты жалобу на меня не накатаешь за сексуальные домогательства? — с любопытством спросил фтизиатр, массируя мою эрекцию через ткань.

— Нет, — я так и не убрал ладонь с его руки.

— Тогда признавайся, о чём ты сейчас думал. Просто так, лёжа под лазером на холодной жёсткой кушетке, не возбуждаются.

— Ну… Вы очень сексуально выглядите в этой белой форме. Особенно мне нравится, что у вас короткая блуза, а не халат.

— Вот как! — он улыбнулся. — И давно у тебя на мужиков встаёт?

— Лет пять точно.

Мужчина кивнул и, взявшись за широкую резинку, стянул с меня штаны с трусами почти до колен. В тот же момент он наклонился и начал ласкать мой напряжённый ствол губами и языком, уделяя особое внимание уздечке. Как же давно у меня никого не было… Эмоции захлестывали, и я, схватив его за голову, стал с силой загонять член в податливый рот.

— Полегче, кролик! — доктор высвободился из моего захвата. — Такой энтузиазм, конечно, достоин похвалы, но ты мне больно делаешь, а я не мазохист. Твою энергию нужно перенаправить в нужное русло.

С этими словами он приспустил свои белые штаны и лёг ко мне на кушетку таким образом, что получился валет. Как только его красивый возбуждённый орган оказался перед моим лицом, слюна начала выделяться в огромном количестве, и я начал сосать, схватив врача за задницу. Его хуй, бравший начало в коротко стриженных волосах лобка, был большой, сочный и вкусный. Я не смог отказать себе в удовольствии и пару раз несильно прикусил его зубами, тут же целуя и зализывая место укуса.

Наконец, я не утерпел и кончил, а через пару секунд почувствовал, как мой собственный рот наполняется спермой.

— Ты актив, пассив или без разницы? — спросил он, облизывая губы и приводя себя в порядок.

— Не знаю. Наверное, без разницы. У меня мало опыта. Два года назад я встречался с мужчиной около месяца, и за это время анальный секс у нас был три раза. Я только снизу тогда был.

— Понравилось хоть?

— Не особо.

— А сам не хотел его трахнуть?

— Он не позволял даже трогать его там.

— Тяжёлый случай, — подвёл итог Алексей. — Выебешь меня?

— Здесь? — удивился я.

— Конечно нет, — он посмотрел на меня, как на идиота. — Я хочу пригласить тебя в гости. У тебя сегодня ещё есть тут дела?

— Нет, сейчас домой уже пойду.

— Подождёшь меня минут двадцать?

— Хорошо.

— Таблетки не забудь на выходные взять.

— Я уже не помню, как жить без ежедневных уколов и горсти таблеток.

Я вышел из кабинета физиотерапии и направился в родную 51-ю палату, где опять в двух местах тёк потолок. Но сейчас срать мне было на дырявую крышу — все мои мысли занимал неожиданный любовник. Алексей нравился мне уже давно, но всё, что я мог, — это изредка на него смотреть и пускать слюни. Внутренний голос занудно твердил, что не надо бы начинать отношения с секса, но что сделано, то сделано, и против желаний молодого тела не попрёшь. Кроме того, выбор у меня сейчас был невелик, а трахаться и целоваться ох как хотелось каждый день.

Дождавшись нужного времени, я переоделся в линялые голубые джинсы и зелёную футболку с белёсыми неровными разводами и выскочил на улицу, где меня уже ждал врач.

— Слушай, а что у тебя за стиль такой? Что-то среднее между хиппи и милитари. Новая молодёжная мода, что ли?

— Нет, это мать с перепугу замочила всю мою одежду не то в хлорке, не то в доместосе, когда я только заболел. То, что после этого осталось… — тут я сделал многозначительную паузу, — вы и видите. Несколько новых вещей я, конечно, подкупил, а в больницу мне пофиг в чём ходить.

— Миш, когда мы наедине, называй меня на «ты».

Лёшка жил недалеко от больницы, и уже минут через пятнадцать мы дошли до его дома, где на восьмом этаже располагалась довольно уютная однушка.

— Можешь помыть руки на кухне и располагайся, а я пока схожу в ванну.

Комната оказалась на удивление большой. Здесь помещалась двуспальная кровать, шкаф-купе, маленький диванчик, напротив которого висел огромный плоский экран, и столик с лежащим на нём ноутбуком. Да, медикам, судя по обстановке, зарплату хорошо прибавили…

— Что же ты ещё не разделся? — прервал мои корыстные мысли лукавый голос Лёшки.

На нём самом было лишь синее махровое полотенце.

— Я думал, мы ещё чай попьём… — не подумав, брякнул я.

— Чаем я тебя потом напою.

Врач подошёл ко мне и начал целовать, подталкивая к кровати. Раздевшись, мы опустились на прохладные простыни.

— Белоснежные… — я с удовольствием провёл по ним рукой.

— У меня всё постельное бельё белое. Это я на прежнем месте работы спёр, когда уходил, — засмеявшись, сообщил мне Алексей.

Мы стояли на коленях лицом к лицу и медленно друг другу мастурбировали.

— В какой позе ты меня хочешь? — спросил он, дроча мой член.

— Сзади, — и я положил руки ему на попку.

— Миш, я чист во всех смыслах. Давай без резинки? Очень люблю, когда кончают мне в задницу и накачивают её спермой, — он повернулся ко мне задом. — Я себя подготовил, можешь сразу входить, только смажь себе член — тюбик возле подушки.

Но я не спешил, мне хотелось растянуть удовольствие.

Разведя ягодицы партнёра, я увидел блестящую от смазки тёмную дырочку. Она показалась мне такой маленькой, что я сначала не поверил, что в неё может поместиться член. Дрожа от возбуждения, я надавил на анус пальцем, и он легко вошёл внутрь. Ощущения были классные — горячо, мягко и одновременно плотно. Добавив второй палец, я продолжал ощупывать проход изнутри. Потом я попробовал их развести, но у меня не особо это получилось.

— Мишка, — вздохнул Алексей, — хватит уже дразнить. Вставляй.

Я обильно смазал член и, приставив головку к анусу, начал несильно в него толкаться, имитируя движения полового акта.

— Садист! — прошептал мой любовник, подаваясь назад и пытаясь насадиться на член изнывающей от желания дырочкой.

Наконец, я решился и, надавив на вход, сильнее вошёл в его тело. Лешка сладко застонал, и я начал трахать моего доктора, постепенно набирая темп движения. Одновременно с толчками бёдер я пытался ласкать его член рукой, но ничего хорошего из этого не получалось. Мозг почему-то отказывался воспринимать эти два действия сразу. Дело осложнялось ещё и тем, что у меня болели и плохо слушались суставы на ногах (побочный эффект препаратов), и мне приходилось опираться на любовника двумя руками, чтобы сохранять равновесие.

Вскоре он меня остановил, и мы сменили позу. Лёшка лёг на левый бок, а я, пристроившись сзади, опять вошёл в партнёра. Сначала это положение показалось мне неудобным, но я быстро приспособился к нему. Кроме того, так доктору было намного удобнее себе дрочить.

Напряжение нарастало, и Алексей, яростно работая рукой, кончил на белые простыни. При этом он так сильно сжал мой член внутри себя, что я, стиснув его за талию, начал заливать спермой его горячую задницу.

— Да, кончай в меня больше! — прошептал мужчина, положив руку мне на бедро. — Чувствую, потекло…

Я обнял его и полностью расслабился, отдаваясь долгожданному наслаждению. С мастурбацией не сравнить.

Дождавшись, когда сердце успокоится и перестанет вырываться из груди, я начал отодвигаться, но Лёшка удержал меня за попу.

— Нет, не вынимай пока. Давай так полежим, если ты не против.

— Совсем не против, — я поцеловал доктора в шею и взял его кисть, которая при ближайшем рассмотрении оказалась исчерчена тонкими царапинами. — Это ты с кем воевал?

— С котом.

— У тебя есть кот?

— Угу. Белый и пушистый полуперс.

— А где он?

— А хер его знает. Где-то дрыхнет. Жрать захочет, вылезет… Придёшь ко мне ещё?

— Уже выгоняешь?

— Нет. Я же тебе ещё чай обещал. Так придёшь? — он повернул голову и посмотрел на меня.

— Конечно. Мне с тобой хорошо, — я улыбнулся и обнял его.

P. S. Вся любовная линия, естественно, вымышлена.