реклама

Свежие записи

Перепутал этажи : Эротический рассказ

Наполовину опустевшее на выходные дни общежитие к часу ночи уже угомонилось.

Влад затушил последнюю сигарету. «Да, что-то я перебрал. Блин… ей подливал, а сам то зачем ни одной рюмки не пропустил?» — он с усилием двинулся к лифту, но, как назло, тот уже не работал. Пришлось спускаться пешком, спотыкаясь на полутемной лестнице. В голове шумело, ноги шли неуверенно. «Так, Витёк сказал, что Аллочкина комната на 6 этаже расположена точно над его Витькиной, 504-ой» — воспоминание об Аллочке придало ему сил. Он живо представил ее белокурые, волнистые волосы, пухленькие губки, стройные ножки — и желание проснулось с новой силой.

«Ну, уж сейчас она никуда не денется, будет моей!» — Влад присмотрелся, вроде бы уже 5-ый этаж, вот вторая дверь направо. Он легонько толкнул — оказалось незакрыто! Две кровати, одна пустая — это соседки, которая уехала на выходные к родителям. В полумраке с трудом различалась на второй кровати свернувшаяся калачиком под легким одеялом худенькая фигурка.

Влад, стараясь не шуметь и путаясь в штанинах, быстро разделся, с удовольствием ощущая, что его член стал, как каменный. Да, его дружок никогда не подводил — как 20-ти сантиметровая свеча с заостренной головкой он гордо воспрял к самому животу. Влад тихонько прилег на кровать, приподнял одеяло и начал действовать по испытанному сценарию — одной рукой прижал к себе кудрявую голову и, не давая опомниться, впился страстным поцелуем в уста, а второй нашел худенькую теплую ладошку и вложил в нее свой горячий напряженный член.

Еще ни одна девушка не оттолкнула его красавца. А сейчас пошло еще лучше. Как только Влад оторвался от сладких уст, Аллочка соскользнула вниз и принялась сама покрывать его тело горячими поцелуями. Упругие соски волосатой груди, живот и, о боги! — горячие губы коснулись напряженной головки члена! Влад застонал от удовольствия, широко раздвинул свои сильные ноги, устремившись нижней частью живота как можно выше.

Тем временем тонкие пальцы нежно коснулись его яичек, ласково промассажировали их и обхватили основание члена. Язык, как мороженное, облизал головку члена, среднюю утолщенную часть и вернулся к уздечке. Пухлые губы обхватили головку, продвинулись ниже и вдруг втянули член в себя на небывалую глубину. Владу периодически делали минет, но так умело, так классно — никогда! Он забыл о нетронутой еще женской груди, о желанной пещерке, полностью отдаваясь ласкам и предаваясь наслаждению. Ненасытный рот во все возрастающем темпе нанизывался на его член, пальчики одной руки нежно ласкали яички, а смоченный слюной указательный палец второй руки, промассажировав его анус, устремился вовнутрь. Влад дернулся, желая освободиться, но внезапно почувствовал прикосновение пальца к какой-то чувствительной точке внутри, зарычал от нахлынувшего дикого наслаждения, со всей силы двинул членом вглубь рта, проникая в гортань, и выплеснул туда струю горячей спермы…

Через несколько минут после острейшего оргазма Влад притянул к себе белокурую кудрявую голову Аллочки, но в свете вышедшей из-за туч луны с ужасом осознал свою ошибку — рядом с ним в его объятьях лежал его однокурсник и младший товарищ Виктор Родионов…

***

… Витя впервые увидел Влада в первый учебный день 3 курса. На вторую пару (практические занятия по аналитической химии) к ним в аудиторию зашел куратор Николай Петрович и представил высокого черноволосого парня:

— Это Владимир Листопод, восстановился после академического отпуска и службы в армии. Виктор, будет тебе теперь надежная поддержка в твоем женском взводе.

Худенький, светловолосый, кучерявый Витёк смущенно улыбнулся и несмело протянул свою тонкую белую руку:

— Виктор… Родионов.

— Да, Витёк, войско у тебя знатное, — Влад, ничуть не тушуясь, внимательно начал осматривать по очереди всех девушек.

До сего дня из 24-х человек в их группе Витя был единственным представителем сильной половины человечества — на их химическую специальность парни поступали неохотно. За 2 года девушки так привыкли к Витьке, что, не смущаясь, прямо при нем красились, подправляли прически, мерили колготки, обсуждали свои женские дела. Почти все поступили в ВУЗ сразу после школы, сейчас им было по 19, как Витьку, или 20 лет. Лишь Галина Прокопчик да Людмила Боровик были постарше. Галина — высокая, русоволосая, крепкая, ширококостная, член сборной института по баскетболу, еще прошлой зимой вышла замуж за старшекурсника, тоже спортсмена, Анатолия Прокопчика.

Галина всячески опекала Витю, защищала от нападок развязных одногруппниц, подкармливала его домашними пирожками. Витя отвечал ей взаимностью — помогал в учебе, т. к. Галке приходилось много занятий пропускать из-за постоянных соревнований и сборов.

Людмила — высокая черноволосая красавица была единственной дочерью хорошо обеспеченных родителей, тоже отставала в учебе, но уже по причине собственной лени и несобранности. Вите, как отличнику, приходилось и ее брать «на буксир».

Остальные девушки на Родионова почти не обращали внимания, вертя бесконечные романы с ребятами из механико-технологического факультета.

И вот, в тот сентябрьский, солнечный день в их собственной группе появился парень получше подавляющего большинства старшекурсников. Влад был высок (где-то под 185 см), строен, но в то же время крепок телом. Под светлой рубашкой явно вырисовывались развитые мускулы, вся грудь, скорее всего, была покрыта темными курчавыми волосками, которые виднелись из-под распахнутого ворота. Голова тоже была вся в черных, как смоль, кудрях. Черты лица — крупные, даже слегка резковатые, но удивительно мужественные и притягательные. Особенно выделялись бездонно черные блестящие глаза и чувствительные полные губы под стрелочками аккуратно подстриженных усиков. В общем — супер-мачо! Девушки в тот же миг притихли, попрятали свои пудреницы и на переменке почти все сбежали на коридор прихорашиваться…

Отношения между Витей и Владом сразу же сложились доброжелательные и откровенные. Старший на целых 5 лет, имеющий стаж работы на заводе и прошедший двухлетнюю службу в армии, Влад тут же взял под опеку Витька, как младшего братишку. На занятиях по физкультуре начал обучать его приемам рукопашного боя, на военной подготовке, став командиром взвода, вообще оградил слегка нескладного и абсолютно гражданского Витька от всех насмешек и подначек однокурсников.

Витя же с первых дней добровольно взялся помогать Владу с учебой, которому сложновато было после двухлетнего перерыва. Влад часто стал приходить к нему в гости в общежитие (сам жил в городе у родной тетки), а по субботам и воскресеньям, пользуясь отъездами Витькиного соседа по комнате Бори к родственникам в пригород, почти всегда оставался у него ночевать. Они, несмотря на разницу в возрасте, внешности и темпераментах все больше сближались и через пару месяцев стали неразлучными друзьями.

Все было хорошо, но только… Витёк влюбился, влюбился в первый раз в жизни, но влюбился в парня. И им, конечно же, оказался Влад.

… Витя и в школе был отличником учебы, он все свободное время просиживал за книгами и к моменту окончания школы оставался нецелованным девственником. Девушки его, конечно же, интересовали, богатое воображение рисовало ему самые умопомрачительные постельные сцены со своим участием, но природная робость мешала ему сделать хоть какой-то решительный шаг. Все изменилось в его жизни прошлой осенью.

Тогда их курс на 2 недели послали в подшефный колхоз на уборку картошки. Витька поселили на квартиру к бабке Вере вместе с Костиком Воронцовым из соседней группы. Костик, такой же, как Витя, щупленький белобрысый, но на 10 сантиметров выше ростом, паренек после вечеринки с распитием вина и самогона в первую же ночь (а спали они вместе вдвоем на широком стареньком скрипучем диване) тесно прижался к Витьку и начал его обнимать и целовать.

— Витя, давай попробуем это…

— Что — это? — дрожащим от волнения шепотом ответил Витя.

— Ну, подрочиться и все такое, — Костик взял своей рукой мгновенно вспотевшую руку товарища и вложил в нее свой стоящий, как колышек, 18-ти сантиметровый, слегка изогнутый член.

— Давай, давай же поласкай его, — а сам взялся за Витин член, который был чуть покороче, но зато более толстый и идеально прямой. У Витька перехватило дыхание, он выгнулся дугой и почти мгновенно спустил. Костик чуть разочарованно вздохнул, но не отпустил Витин член, пока сам не закончил. В момент экстаза Костик так захрипел, задрожал всем телом, что Витя вновь возбудился и начал себя ласкать сам.

Сосед неподвижно полежал какую-то минутку, а затем опустился под одеяло и, отодвинув в сторону руку товарища, обхватил член губами. Витя теоретически знал, что такое минет, но такого восторга не ожидал — волна небывалого насаждения охватила его, когда Костин язык круговыми движениями обласкал толстую головку его члена. Витя инстинктивно прижал к себе голову Костика двумя руками и излился густой горячей спермой прямо в глотку товарища…

На картошке сексом они занимались каждую ночь, а затем продолжили свои упражнения после возвращения в город, ловя любую возможность остаться вдвоем наедине. Мастурбация, оральный, а затем и анальный секс — за полгода они в совершенстве прошли все эти курсы, пока одно событие не разрушило их, правда, только на сексе основанные, отношения.

На Костика положил глаз 55-летний дядька, толстый уже почти лысый, но необычайно богатый. Банкир Григоришин не пожелал делить молодого любовника ни с кем, и увез его к себе в загородный коттедж. Пару месяцев Витя страдал, перебиваясь случайными знакомствами на местной плешке, а затем наступили каникулы, новый семестр и вот появился в его жизни, как ослепительный метеор, Влад…

С первых дней знакомства Витька охватило необычайное волнение. Влад оказался еще прекраснее и мужественнее. Для Вити сладкой пыткой были минуты, когда утром после ночевки друга у него в общежитии под тонкой материей трусов ясно вырисовывался внушительный член Влада. Витя категорически отказался ходить с другом в баню, смущенно ссылаясь на свою нестойкость к горячему пару.

Влад быстро начал оправдывать ожидания однокурсниц, да и других соседок Вити по общежитию.

Первой сдалась ему Людмила Боровик. Она жила на частной квартире в городе, но когда в первую субботу пришла в общежитие к Витьку на консультацию по гидравлике, Влад, который также был у него в гостях, бесцеремонно выставил хозяина за дверь и овладел Людмилой стоя, чуть не раздолбав своим сильным телом холодильник.

Потом пришла очередь почти всех девчонок их группы. Каждый раз, оставляя Влада в своей комнате с очередной девушкой, Витя испытывал необычайное чувство горечи. Сердце сжималось от тупой боли, кружилась голова, ноги становились ватными. Влад, видимо, заметил странности в поведении друга, перестал ему рассказывать подробности своих постельных подвигов, а затем перестал приводить подружек в его комнату, находя укромные местечки на каком-либо женском этаже. От этого Витьку было ничуть не легче. Он не мог сомкнуть глаз, пока где-нибудь под утро Влад, как шкодливый кот, не прокрадывался в кровать.

… В тот вечер их группа собралась на 10 этаже праздновать день рождения сестер-близняшек Вали и Гали. Влад сразу же подсел к белокурой зеленоглазой красавице Аллочке Приспехиной, старосте их группы. Она была одна из последних, которой еще не овладел Влад. От этого он, видимо, заводился еще сильнее и весь вечер шутками, анекдотами, удерживая всеобщее внимание, в то же время «клеился» к Приспехиной. Аллочка была неприступна, хотя Влад подпаивал ее вином и пытался под столом гладить ее коленки. Скоро Витя, не в силах больше терпеть муки ревности, под удивленными взглядами девушек, да и Влада, выпил чуть ли не полный стакан водки и, с трудом ориентируясь, ушел в свою комнату. Скоро, сославшись на головную боль, ушла к себе и Приспехина. Влад узнал, что сегодня Аллочка ночует в комнате одна, решил ей овладеть. Однако, слегка перебрав спиртного, запутался в полутемном общежитии и, перепутав этажи, оказался в постели Витька…

***

Витя проснулся мгновенно, как только сильные руки обняли его. Он узнал Влада, и от сильнейшего волнения сердце чуть не выскочило из груди. Это было лучше любых его фантазий — любимый человек сам ласкал его! Витёк взял инициативу в свои руки, вернее большей частью, уста, и, вложив всю силу своего чувства и умения, доставил другу необычайное удовольствие. Теперь он, как маленькая птичка, дрожал всем телом, опасаясь самого плохого…

Влад сначала оторопел и не знал, как себя вести. Привычная уверенность покинула его. Раньше он никогда в жизни не мог себя представить в постели с парнем. Он теоретически знал многое об однополом сексе, но, обладая прекрасными внешними данными, с юношеских лет пользовался повышенным вниманием девушек и зрелых женщин и в любой момент мог снять свое сексуальное напряжение. Теперь он, все еще прижимая к себе дрожащее тело друга, на минутку призадумался. Он вспомнил, каким радостным огоньком загораются при встрече с ним бездонные синие глаза Витька, и как они гаснут после известия об очередной его женской «победе»…

— Ну, и где это ты так научился работать… ртом?

— Я?

— Да, ты, ты, минетчик хренов.

— Я — не минетчик, я, я… — Витька задрожал еще сильнее и от обиды чуть не заплакал. Все рушилось, страшная катастрофа неотвратимо надвигалась, тупыми иглами вонзаясь в сердце.

— Ну, друг, ты чего это? Ты плачешь? Ты что — мужик?

— Я… , я тебе не м-мужик, я… , — и будто бросившись в ледяную воду, начал быстро, почти не сбиваясь, тараторить, — я тебя люблю, люблю больше жизни. Ты — самый сильный, самый добрый, самый красивый, самый, самый, самый… Ты сразил меня в первый миг, как только я тебя увидел. Я не смогу жить без тебя. Делай со мной, что хочешь. Я знаю — тебе на меня наплевать, тебя интересуют только сисястые телки. Мне так больно, когда ты их трахаешь без разбору. Я, я… — и Витя снова задрожал всем телом, покрывшись холодным потом.

— Витёк, малыш. Брось, успокойся, ради Бога. Я тебя,… я тебя тоже… ну, в общем, ты классный парень,… мне с тобой хорошо, — с трудом подбирая слова, начал успокаивать его Влад.

Десятки раз девушки признавались ему в любви, он и сам для достижения минутного удовольствия нередко произносил подобные слова, но с такой силой страсти, отчаяния и тоски столкнулся впервые. В полумраке блестели слезинки на огромных глазах, с отчаянием и мольбой стремящихся проникнуть, казалось, в глубины его души. Влад замер на мгновение, совершенно не зная, что предпринять. Замер и Витёк, но сердце его бешено заколотилось, лоб покрыла испарина. Наконец Влад что-то решил для себя, притянул к себе худенькое тело поближе, привлек к своей широкой волосатой груди:

— И все-таки, где у нас курсы по такому классному минету?

— Я… я сам… научился, — Витёк начал оживать, с каждой секундой чувствуя, как огромная тяжесть спадает с его груди.

— Да уж, знаю, что ты способный. А может, ты еще что-нибудь другое умеешь? — подначил его Влад.

— Ну, да, я умею, я такое умею, я сейчас тебе такое покажу, такое… , — и они мгновенно сплелись в один клубок, жадно и нежно обнимая и целуя друг друга.

… Из-за ушедшей в сторону тучи выглянула яркая полная луна. В ее бледном свете особо выделялся весь блестящий слегка подрагивающий мощный член Влада, свободно лежащего на спине и широко раскинувшего ноги в стороны.

Витёк полюбовался прекрасным эротическим зрелищем, еще раз смазал весь член и особенно головку припасенной в тумбочке специальной смазкой и плавно, очень осторожно стал нанизываться на член своим анусом. Заостренная головка довольно легко скользнула внутрь, а затем гораздо более толстое тело члена начало раздвигать упругие стенки ануса и медленно проникать все глубже и глубже. Сладкая ни с чем не сравнимая боль охватило нижнюю часть тела Витька. Он легонько качнулся из стороны в сторону и, почувствовав полное проникновение в себя члена и прикосновение к своим ягодицам тугих яичек Влада, принялся ритмично двигать своей попой вверх-вниз, вверх-вниз. Влад охнул от наслаждения, обхватил своими сильными руками худощавые, но тугие и почти безволосые бедра Витька и начал помогать его движениям.

— Блин, как здорово, ты — супер! Малыш, зашибись, давай, милый, давай, — он притянул к себе кучерявую голову друга, впился страстным поцелуем в его уста. От непередаваемого восторга Витёк вздрогнул всем телом. Его стоящий, как толстая короткая свеча, член выплеснул на свой и чужой живот целый поток спермы, а анус начал ритмично сжиматься и разжиматься. В ту же секунду на Влада накатил сильнейший оргазм, он содрогнулся и выплеснул в тело друга несколько тугих горячих струй спермы…

— Ах, как здорово, что я перепутал этажи! — прошептал Влад на ушко своему Малышу и вновь привлек к себе его сладкое и уже любимое тело…