реклама

Свежие записи

Подставил маму. Часть 2 : Эротический рассказ

В следующую пятницу очередь выставлять свою маму дошла до Юры. Ребята надеялись решить эту проблему так же, как и с бабушкой Рудика. Юрину маму, Анну Фёдоровну планировали тоже взять силой. Но, не грубой силой, а решили сначала довести тётю Аню, как и ранее Елену Семёновну, до оргазма, нежно лаская её эрогенные зоны, и уж затем вволю с ней потрахаться.

Однако далее всё пошло совсем не так, как хотелось бы. Сексуальность Анны Фёдоровны оказалась заниженной. Её поразительная красота привлекала многих мужчин, но с рождения сына она вела тихую и спокойную жизнь домохозяйки и даже склонялась к вере, хотя Церковь не посещала. Насилие над собой она восприняла буквально, а участие в этом собственного сына вообще привело её в ужас и никакие ласки на неё уже не действовали. Напрасно Серёга страстно вылизывал её клитор, а другие парни нежно ласкали грудь. Тётя Аня будто этого вовсе не замечала и её сопротивление не ослабевало. Спасало лишь то, что ребята крепко держали её за руки и ноги.

Наконец, Андрею это всё надоело и он, ухватив Анну за волосы, развернул её голову лицом к своему члену. Анна никогда не брала член в рот даже у собственного мужа, ей это было просто противно, но Андрей был настойчив и через несколько минут неравной борьбы его член всё же проник в заветную пещерку. Раскачивая женскую голову, Андрей периодически насаживал её на свой член. Анна сначала несколько раз поперхнулась, а потом тихо заплакала от безысходности. Её сопротивление было сломлено и Юра, решив, что пришло его время, резко оттолкнул Сергея и занял место между ног матери. Анна обомлела, ощутив член сына в своём влагалище, но для борьбы сил уже не было и её тело безвольно поникло. Её сильно тошнило, а когда её рот стал заполняться спермой Андрея, она вырвала и будто впала в обморок.

Ребята с трудом привели тётю Аню в чувство, убрали с её тела и ковра остатки рвоты и вновь принялись её трахать, но свои члены в её рот они уже не совали. Зато активно использовали женские гениталии, как спереди, так и сзади. Анус у женщины, как и рот, тоже оказался девственным, ибо ранее Анна даже не представляла, как можно использовать анальное отверстие для сексуальных утех. Но и тут её сопротивление было быстро сломлено.

Накачав до предела оба отверстия спермой и обильно полив ею лицо, грудь, живот и спину тёти Ани, ребята разошлись по домам, а Юра прибрался в маминой спальне и заперся в своей комнате. Анна лежала без движения, даже когда сын натягивал на неё трусики. После пережитого у неё не раз возникала мысль о суициде, но претворить её в реальность она не успела, ибо с работы вернулся муж. Он не очень баловал жену своим вниманием и теперь не заметил в ней особых перемен, посчитав, что ей просто нездоровится.

Пролетели выходные дни, приближалась следующая пятница, а Анна так и не разговаривала с сыном. Юру это тревожило. Насторожило это и остальных ребят, и они уже не решились насиловать следующую по очереди маму Владимира, Ольгу Николаевну. Накачивать женщину алкоголем или просто усыплять было опасно, ибо тётя Оля была беременна. Поэтому, как склонить Вовкину маму к групповому сексу, они не знали.

Когда же наступила пятница, ребята решили вновь посетить бабушку Рудика. Ведь она без проблем перенесла насилие над собой и даже получила от этого удовольствие. В школе, при встрече с ней, ребята делали вид, что вроде ничего между ними не было. И Елена Семёновна к своим насильникам относилась спокойно и даже как-то по-матерински, а дома уже не раз спрашивала о них у своего внука.

***

В пятницу ещё в школе Рудик предупредил бабушку о том, что вечером у них будут гости и Елена Семёновна после работы летела домой, как на крыльях. Правда, она старалась притушить свой восторг, которого даже будто стеснялась, но яркие воспоминания двухнедельной давности просто понуждали её к следующему разврату со своими школьниками.

Конечно же, в эту пятницу ребят больше устроила бы тётя Оля, но и Елена была настолько хороша, что через несколько часов восхитительной оргии все шестеро парней уже лежали вокруг её обнажённого тела без сил. Не хотелось даже разговаривать, но Рудик всё же спросил:

— Бабуля, вот мы тебя две недели назад изнасиловали, а ты нисколько на нас не обиделась. Наоборот, мы все стали любовниками, — Рудик замялся на некоторое время, не зная говорить ли бабушке о других любовницах ребят.

— Рудик, тут сразу не ответишь, — отозвалась после некоторого раздумья Елена, — вы насиловали меня так нежно и ласково, что я получала от этого больше удовольствия, чем страдания.

— Почему же, тогда мама Юры, которую мы насиловали неделю назад так же, как и тебя нежно и ласково, на нас обиделась? — не удержавшись, разоткровенничался Рудик.

— Значит, не так нежно и не так ласково, — сразу отреагировала Елена и через некоторое время с ухмылкой добавила, — так вы насиловали не только меня. Смотрите, насильники, не влипните в историю.

— Мы добиваемся секса подобным образом только с близкими нам женщинами, с нашими мамами, а это безопасно, — уверенно парировал Андрей и тут же спросил, — что значит, не так нежно и не так ласково?

— Нет, подождите. Что значит безопасно? — резко переспросила Елена, — а вдруг женщина больна? Ведь у женщины бывают боли именно там, куда вы собираетесь её насиловать.

— И что же нам прикажете тогда делать? — игриво спросил Андрей и уже серьёзно добавил, — ведь не спрашивать же нам у женщины, не больна ли она и можно ли её изнасиловать.

— Спрашивать такое бессмысленно, — так же серьёзно ответила Елена и назидательно добавила, — прежде, чем насиловать женщину, её нужно сначала довести до оргазма, по которому можно понять, склонна она к сексу или у неё есть проблемы.

— Так, мы именно с этого и начинали, — тут же заявил Серёжа, — так было и с вами, и с мамой Юры.

— Экие вы молодцы. Со мной именно так и было. Прежде, чем вы начали совать в меня свои члены, я успела кончить и, кстати, не один раз. Именно поэтому у вас дальше всё и получилось. Но, это со мной. А теперь скажи мне Юра, твоя мама тоже ощутила оргазм до того, как вы начали её трахать.

— Она вроде вообще не испытывала оргазм, — задумчиво ответил Юра, — она, прекратив сопротивляться, вообще казалась бесчувственной куклой, но мы тогда не очень то обращали на это внимание.

— И зря. Вы нанесли женщине огромную душевную травму, — подвела итог Елена и о чём то задумалась.

Ребята тоже притихли. Через некоторое время тишину нарушил Миша:

— И что же нам теперь делать?

— Оставьте её ещё на пару недель в покое, — задумчиво ответила Елена и, словно очнувшись, добавила, — потом снова, хоть и силой, но возбудите её. И только лаской (у вас это получается) заставьте её кончать. Причём, кончать несколько раз до блаженного стона или крика. Но волю своим членам не давайте, а просто после этого оставьте её одну. Это изменит её отношение к вам.

— И что же, бабуля, дальше? — простодушно спросил Рудик.

— А дальше, — Елена на несколько секунд умолкла, а затем лукаво продолжила, — через некоторое время повторите процедуру и если женщина и в этот раз получит блаженство, то она ваша. Трахайте её так же, как и меня.

— А, если она не дойдёт до блаженства, — выразил сомнение Сергей.

— Тогда вообще оставьте её в покое, — резко предложила Елена и пояснила, — дальнейшие ваши сексуальные притязания будут приносить ей только страдания.

— Спасибо. Мы это учтём, — деловито высказался Андрей. Затем, вновь проявляя интерес, продолжил, — но у нас есть проблема ещё и с мамой Вовы.

— Вова, твою маму, Ольгу я знаю. Она член родительского комитета нашей школы, — удивлённо заметила Елена и уже лукаво спросила, — вы и её хотите насиловать?

— Дело в том, что она беременна, — уточнил Вова.

— Вот именно. Насилие над беременной делать нельзя, — категорически сказала, как отрезала, Елена.

— Значит с тётей Олей в половую связь нам вступать нельзя? — спросил Миша.

— Почему нельзя. Можно, если осторожно, — полушутя ответила Елена и пояснила, — беременные женщины тоже нуждаются в мужском внимании и ласке. Ведь, они тоже люди.

— И как нам принудить Ольгу Николаевну к групповому сексу? — нетерпеливо спросил Андрей.

— Принуждать не надо, — резко отпарировала Елена, — нужно подвести женщину к неизбежности этой процедуры и дать ей понять, что она при этом не пострадает.

— И как же это сделать? — вновь спросил Андрей, выражая нетерпение.

— У каждой женщины есть свои слабости, — начала издалека Елена, — у разных женщин и слабости разные, но одна объединяет нас всех, мы мастурбируем.

— Интересно. И вы тоже это делаете? — несдержанно выпалил Юра.

— У бабушки это хорошо получается, — ответил за Елену внук и достал из прикроватной тумбочки муляж мужского члена.

***

Поступок внука сначала слегка смутил Елену, но возможность засунуть муляж в свою киску при парнях сразу же её возбудила. Она отобрала муляж у внука, развела ноги и медленно вставила его в уже пылающую пещерку. Ребята тут же сгрудились у её ног. Рудик взялся помочь бабушке и она, хоть и не сразу, уступила ему прибор, раздвинув ноги как можно шире.

Рудик ритмично вгонял в бабушкино влагалище мужской член по самые яйца. Елену это заметно заводило. Сначала она постанывала, потом послышались выкрики и, наконец, Елена завыла. Оргазм был бурный. Пришли в движение и женские ноги, и ягодицы, и половые губы и даже анус. Некоторые из наблюдателей начали дрочить, но быстро поняли, что сил для этого ещё не достаточно, а когда они восстановятся, то и предмет применения им лежит прямо здесь во всей красе.

— Вы думаете, что и моя мама мастурбирует? — спросил Вова, когда Елена пришла в себя от оглушительного оргазма.

— Все мамы мастурбируют, — игриво ответила Елена.

— И что это нам даёт? — вновь нетерпеливо спросил Андрей.

— Не спеши родной, — осадила Андрея женщина, — сначала ты, Вова должен установить скрытые камеры в маминой спальне и у телевизора в зале. Мужики женщин в таком положении пользуют не часто и твоя мама, мой мальчик, скорее всего сама вынуждена себя утешать. Делает она это, когда в квартире никого, кроме неё нет. Вот ты и постарайся заснять это, как можно, качественнее. Желательно, чтобы в кадре было всё: нервное движение рук и проникающего в половой орган муляжа, дрожь в теле, стонущий или кричащий рот, чумные глаза и, конечно же, апогей всего этого — долгожданная кончина.

— И что я с этим потом буду делать? — неуверенно спросил Вова.

— Твоя роль на этом пока исчерпана. Далее действовать лучше Андрею, — Елена на минуту задумалась и далее пояснила, — ты Андрюша должен выбрать момент и показать это Ольге с целью склонить её на секс, или чтобы она хотя бы отсосала у тебя член. При этом пригрозить, что в противном случае это кино увидит вся наша школа, в том числе и её сын.

— Я всё понял, — восторженно заявил Андрей.

— Не спеши. Учти, что ваш с Ольгой трах для неё будет вынужденным. Поэтому забудь о себе и старайся всё делать для неё, — охладила пыл паренька Елена и игриво добавила, — можешь потренироваться на мне. А если серьёзно, то общение с тобой ей обязательно должно понравиться.

— Я всё понял, — уже по-деловому заверил Андрей.

— Вот и хорошо. Однако, не забудь свои игры с Ольгой записать на камеру. Это очень пригодится, — подвела итог Елена и вновь обратилась к Владимиру, — а ты, малыш, запись Андрея покажешь маме с угрозой выложить её отцу. Твоё требование простое: раз твоему другу мама не отказала, то можно и тебе.

— Я тоже всё понял, — заверил всех Вова.

— Молодец, — похвалила парня Елена и добавила, — но и ты постарайся, чтобы первое общение с тобой маме тоже понравилось. Тогда вы сможете трахать Ольгу вдвоём с Андреем. Так сказать, одна на двоих, потом на троих и постепенно будете сношать Олю все шестеро. Но, не забывайте, что сношать беременную женщину нужно осторожно. Ты уж, Вовочка проследи за этим, не забывай, что она твоя мама и должна принести тебе здоровенького братика или сестричку.

Парни, не сговариваясь, представили каждый себе, как они трахают беременную тётю Олю. Их члены наконец зашевелились и вновь стали обретать былую силу. Но, ненадолго, ибо парни эту силу тут же истратили, пустив ещё раз по кругу пожилую, но ещё довольно прекрасную Елену, которая действительно пожила уже не мало, но женский лоск и сексуальность не утратила.

***

Уже в субботу ребята приобрели в складчину две «шпионские» видеокамеры, одна из которых даже позволяла регулировать расстояние до снимаемого объекта. Ту, что попроще Вове удалось пристроить в тот же день в гостиной под телевизором. Блок питания для камеры тут можно было включить прямо в электросеть и теперь видеосъёмка действовала бесперебойно. Качество картинки Вова проверил на себе, расположившись с ноутбуком на диване перед телевизором.

Камеру в заветной спальне Володе удалось установить только в воскресение, когда родители отправились в гости к соседям. И здесь он расположил камеру под телевизором, стоящим на полочке прямо перед огромной кроватью. И эта камера была подключена к бесперебойному питанию. Казалось, всё было готово. Но мастурбирует ли мама? В доказательство этому Вова попытался найти муляж мужского члена, но ни в одной из тумбочек, ни в шкафу и вообще нигде в спальне он так и не нашёл ничего подобного. Это его расстроило, но видеокамеры он оставил в рабочем состоянии.

В этот вечер Вова не ложился спать до поздна и, когда родители отправились в спальню, он с трепетом приник к монитору своего ноутбука, но ничего интересного так и не увидел. Мама легла спать в длинной сорочке и сразу скрылась под одеялом. Вскоре был выключен свет и на экране можно было видеть только смутные тени.

Рыбка попалась в сеть уже в понедельник. Просматривая после школы записи с видеокамер, Вова вдруг заметил лежащую в гостиной на диване маму, ласкающую свою обнажённую грудь и одновременно сующую себе между ног предмет, похожий на колбасу. Вот и ответ, почему у мамы нет муляжа мужского члена — сразу подумал Вова и стал с вожделением всматриваться в экран ноутбука. Однако, хоть ноги у мамы и были широко раздвинуты, но лежала она вдоль дивана боком к камере, и увидеть с такого ракурса можно было немногое.

Выбрав подходящий момент, Вова перенёс находящуюся в гостиной камеру на шкаф и теперь был уверен, что увидит всё самое сокровенное. Для этого он даже решил остаться во вторник дома. Утром, как всегда, он вроде отправился в школу, а сам затаился за домом у гаражей.

Дождавшись, когда мама отправилась в магазин за продуктами, Вова проник в квартиру и заперся в своей комнате, где так и просидел без всякой пользы у монитора, ибо в этот день мама не мастурбировала. Однако парень уже был непреклонен и повторил всё в среду. Теперь за своё терпение и настойчивость он был щедро вознаграждён. События в этот раз разворачивались в спальне, где мама появилась ближе к обеду.

Положив на тумбочку похожий на колбасу предмет, Ольга медленно расстегнула халат, сняла трусики и легла на кровать, как обычно, ногами к телевизору. Член у парня сразу встал колом и он, не удержавшись, стал его дрочить, а мама продолжала своё сексуальное таинство. Освободив внушительные груди из бюстгальтера, она начала мять их одной рукой, а вторая рука поглаживала клитор. Её ноги постепенно расходились в стороны. Наконец, во всей красе раскрылась мамина киска и Вова судорожно послал камере команду «наехать» на неё. Разведённые ноги согнулись в коленях и теперь между ними было видно всё в мельчайших подробностях. Виден был даже каждый волосок на больших губах маминого влагалища.

Лаская себя, Ольга явно не торопилась. Никуда не спешил и её сын. Он восторженно рассматривал каждую деталь обнажённого женского тела, выделяя крупным планом то мамино лицо, то её пальчики, разминающие клитор, то трепещущие складки ануса, то грудь в целом и соски на каждой в отдельности. Вова рассмотрел даже каждую извилинку пупка на уже достаточно большом мамином животе. Он уже дважды успел кончить, забрызгав спермой письменный стол и даже уголок монитора.

Наконец, Ольга перешла к главному и колбаса с тумбочки перекочевала в её влагалище. Вова затаил дыхание. Палка колбасы была гибкой и достаточно упругой. Она прикольно двигалась вместе с прилипшими к ней волосиками в маминой пещерке. Насладившись, как следует крупным планом, Вова навёл камеру на всё женское тело. Теперь он мог одновременно видеть и мамины гениталии, и её глаза.

Неожиданно мама повернулась на бок и затем встала на колени, продолжая одной рукой гонять колбасу в своём влагалище. Вид был шикарный. Во всей красе смотрелся розовый бутон маминого ануса, а чуть ниже — её срамные губы, но глаз уже не было видно. Однако продолжалось это не долго. Мама вновь опрокинулась на спину и почти сразу её рот открылся в крике, глаза закатились, по телу прошла дрожь, оно изогнулось и забилось в неистовом оргазме.