реклама

Свежие записи

Поездка на юг. Часть 1 : Эротический рассказ

Здравствуйте, меня зовут Владимир. Честно говоря, я не знаю, что можно было бы рассказать обо мне. Мне сильно за сорок, в свое время я закончил ПТУ и всю жизнь проработал на заводах. Переводясь с предприятия на предприятие, я смог объехать полстраны и чего только не поведал, благо, редкая специальность, во все времена, позволяла жить в относительном достатке. Но, однажды и моим постоянным скитаниям пришел конец. Где-то на закате советской эпохи, я работал на одном из предприятий Подмосковья, там я и познакомился со своей будущей женой. Ее звали Алиса, она работала в бухгалтерии нашего завода. Я долго и безуспешно за ней ухаживал, но, в итоге, смог завоевать расположение. Когда мы поженились, нам едва исполнилось по 25. Через какое то время, у нас родилась дочь, мы назвали ее Аней, в честь нашей хорошей знакомой, слишком рано, покинувшей нас. Так мы и жили, вплоть до недавнего времени.

Стоял август, к концу подходило довольно трудное лето. Ане исполнилось 16, она только что закончила школу и сдала вступительные экзамены. И то, и другое удалось ей с отличием, золотая медаль и бюджетное место, были тому подтверждением. Посовещавшись, мы с женой решили, что наша дочь заслужила немного отдыха, а потому, мы отправимся куда-нибудь на море. Денег у нас было немного, но сбережений должно было хватить на что-нибудь не дорогое. Посовещавшись, мы решили отправиться в Крым. Там жил один мой армейский знакомый, который зарабатывал себе на жизнь, сдавая туристам квартиры в аренду. Пара звонков и мне удалось договориться о небольшом домике, по сходной цене. У нас была неделя на сборы, и мои девочки воспользовались ей на полную катушку. Жена, взяла две недели отпуска и одну из них потратила на то, чтобы бегать вместе с Алисой по магазинам. Купальники, шорты, майки, туфли, босоножки, казалось, что они полностью обновили свой гардероб, на те скромные средства, что я им дал. Дома я их почти не видел, они все время либо были в магазине, либо сидели за компьютером, обсуждая покупку следующей шмотки. Я решил, что спокойнее, будет не лезть в это и дать девочкам развлечься.

И вот, настал день икс. Мы, втроем, нагруженные чемоданами, отправились на вокзал. На улице стояла страшная жара и, казалось, асфальт плавиться под ногами. Думаю, сейчас самое время рассказать вам немного о моих девочках. Алисе было тогда 45. Ростом она была около метра семидесяти, темная шатенка. Конечно, она не могла похвастаться телом супермодели, но выглядела она прекрасно. Ее грудь, когда то шикарный третий размер, немного обвисла, но все еще выглядела очень соблазнительно. Ее широкие бедра, служили оправой для симпатичной попки, не утратившей еще остатки былой упругости. Картину довершал небольшой животик. Аня была настоящей копией своей мамы в молодости, с тем отличием, что она была ниже на пол головы и волосы у нее были на тон темнее. Аня никогда особенно не следила за собой, просто она всегда выглядела хорошо. У нее были стройные ноги, упругая попка и аккуратная грудь второго размера. Особую изящность ее образу предавали очки. В них, она имела вид невинного ангелочка, спустившегося на землю.

Так вот, мы втроем стояли на перроне, изнывая от жары. Алиса обмахивалась веером, найденным где-то на антресолях в процессе сборов, а Аня стоически терпела жару и заинтересованные взгляды парней. Еще бы, выглядела она уже совсем взрослой. Не говоря о том, что короткие белые шортики и маечка в цвет, оставляли довольно мало простора для фантазии. На Алисе был просторный длинный сарафан, который полностью лишал Аню конкуренции. Впереди нас ждала тяжелая ночь пути в плацкартном вагоне, и мы старались по максимуму надышаться свежего воздуха. За нашими спинами шумно суетилась пожилая проводница. Казалось, людей сегодня было особенно много, и она не справлялась. Время до отправления, мы коротали в разговорах о предстоящем отпуске.

И вот, проводница объявила о посадке. Поезд должен был вот-вот отойти, и нам пришлось погрузиться в густую духоту вагона. К счастью, места наши были в одном «купе», Аня и Алиса заняли нижние полки, а меня отправили на верхнюю. Соседи нам попались на редкость беспокойные. НА боковых полках, напротив нашего купе, расположилась молодая мать с ребенком. Обычно, я спокойно отношусь к детям, даже к очень шумным, что с них взять? Но эта парочка была просто невыносима. Мальчик носился по всему вагону с криками, легко перекрывавшими грохот колес и возмущённые комментарии пассажиров. Несчастная мать, пыталась утихомирить свое неугомонное чадо, но все что у нее получалось, это заставить его замолчать на пару минут. В итоге, весь день мы провели, поочередно слушая мальчика соседа, его мать или других пассажиров, решивших выразить свое неудовольствие незадачливой родительнице. Радовали две вещи. Во-первых, наш второй сосед залез на свою полку в первые полчаса пути и с тех пор не подавал никаких признаков жизни. Во-вторых, Алиса хорошо подготовилась к дороге и взяла с собой бутылку неплохого коньяка. Пара рюмок на тридцатиградусной жаре седлали меня абсолютно индифферентным к внешнему миру.

Так и прошел первый день. Алиса, переодевшись в домашний спортивный костюм, после пары рюмок принялась за чтение очередного детектива в мягкой обложке, Аня, забравшись с ногами на нижнюю полку весь день, рылась в своем телефоне, нацепив наушники. Я же, полностью отдался дреме. Весь день я просидел, облокотившись на стенку купе, иногда выходя в тамбур покурить. В тамбурах всегда было людно, это было единственное место, где можно было скрыться от криков несносного мальчишки из нашего «купе». Каждый раз, возвращаясь туда, я видел одну и туже картину. Несколько мужчин средних лет, обливаясь потом и нервно затягиваясь, на чем свет стоит ругали соседей по вагону. Но это была не единственная тема, которую они обсуждали. Выглядел я, надо думать, не лучшим образом, так что они решили, что я слишком пьян, чтобы понимать, что происходит. Я просто стоял, прислонившись к стене и слушая, о чем разговаривают курильщики. Так вот, стоило мне войти, они понижали тон и резко меняли тему. В центре внимания была моя дочь. Обрывки фраз заставляли меня улыбнуться «Вот повезло мужику, две такие бабы…», «А ноги видел? Мечта…», «Черт, да я бы ее… «. Как не странно, подобные комментарии нисколько не задевали меня, я скорее воспринимал их как комплимент и возвращался слушать их снова и снова. Хотя и не очень осознанно.

И вот, настал вечер, проводница потушила свет и все разбрелись по своим местам. Даже неугомонный ребенок по соседству замолчал. Честно говоря, я не помню, как оказался на своей полке. Просто в определенный момент, я открыл глаза и понял, что я уже наверху, а вокруг все спят. Затуманенный разум не сразу справлялся с новой информацией, так что мне пришлось немного осмотреться, чтобы полностью осознать происходящее. Наш молчаливый сосед по купе все еще лежал на своем месте и, казалось, даже не ворочался. Посмотрев вниз, я увидел Аню. Она лежала на полке расположенной наискосок от меня. Первое, что я увидел, это ее белые шортики, лежавшие в стальной корзинке, закрепленной на стене. В голове опять пронеслись голоса мужиков из тамбура, они бы наверняка обзавидовались, узнав, что от обнаженного тела моей дочери их отделяет лишь тонкая ткань покрывала. Мой взгляд пополз ниже. Аня лежала на боку, обхватив покрывало между ног. У меня перехватило дыхание. Ничем не прикрытая Анина попка, была выставлена на всеобщее обозрение. Ее прикрывала только тоненькая полоска белого хлопка, почти незаметно протянувшаяся между упругих ягодиц. Я смотрел и не мог отвести взгляд. Ее тело было идеально, ни грамма лишнего жира, идеально стройные ножки, переходили в миниатюрную попку, в форме сердечка. Дыхание учащалось, я ощутил, как помимо моей воли у меня в штанах начинается пожар. Думать было трудно, все мои силы отнимало идеальное женское тело, на расстоянии вытянутой руки. Забыв, что передо мной моя собственная дочь, я предался фантазиям. Рука соскочила под одеяло и крепко сжала возбужденный член.

В те десять минут, я полностью отдался своим желаниям и фантазиям. Я представлял, как я спрыгиваю, со своей полки, резким движением поднимаю обладательницу восхитительных бедер, ставлю ее лицом к столику и срываю с нее трусики. В своих фантазиях, я трахал ее, под завистливые взгляды всего вагона, а она молила меня не останавливаться. Ее шикарные бедра подмахивали моим размашистым движениям, и она кончала, не успев отойти от предыдущего оргазма. И так продолжалось, пока поток моей горячей спермы не вылился на ее разгоряченную попку. Я представлял, как теплая струйка белой жидкости, стекает по ее бедрам на стройные ножки, пока моя прекрасная незнакомка, стоит, вцепившись в столик и силиться отдышаться, после внезапного урагана удовольствия.

Оргазм, произвел на меня отрезвляющее воздействие. Я внезапно осознал, что только что фантазировал, не о какой-то абстрактной девушке, а о собственной дочери, моей девочке, которую я холил и лелеял вот уже шестнадцать лет. Мгновенно, меня обуяло чувство жгучего стыда. Мне показалось, что то о чем я только что думал отвратительно, не правильно и бог знает что еще. Тогда я все списал на алкоголь. Кое-как одевшись, я отправился в туалет, чтобы смыть следы своих фантазий.

После ледяного умывания я окончательно пришел в себя. Хмеля как не бывало. Я был абсолютно трезв, хотя и боялся себе в этом признаться. В горле засел какой-то жутко не приятный комок, избавиться от которого было решительно невозможно. Пару минут я занимался самобичеванием, смотря в зеркало. За это время я несколько раз пообещал себе бросить пить, закодироваться и начать ходить в церковь. Однако время шло, и стыд потихоньку отступал. Минут через десять я пришел в норму и уже готов был простить себя за свою маленькую шалость, благо о ней никто не мог узнать. Собравшись с силами, я вышел из туалета и отправился обратно в «купе». Чтобы убедить себя, что все это лишь трагическая случайность, вызванная жарой и коньяком, я решил, что накрою Аню, дабы не соблазнять наших попутчиков, а заодно и меня.

И вот, я стою напротив своей дочки и опять собираюсь с силами. Пока меня не было, она не шелохнулась, а вблизи ее тело выглядело еще более соблазнительно, чем сверху. Я протянул руку к покрывалу. Мои пальцы как бы невзначай, почти случайно, задели гладкую кожу ее стройных ног. Не в силах удержаться, я нежно провел по ее ножке, от коленки, по бедру, до стройной попки. Стоило моей ладони коснуться ее, как мой боец встал, как ни в чем не бывало. Секунду, моя рука лежала на ее попке, и я боролся с желанием заглянуть под ее тонкие хлопковые трусики. И ровно в ту секунду, когда я уже потянулся к резинке, прикрытой тканью, моя рука, на подсознательном уровне, без моего ведома, задернула одеяло на моей дочери, скрывая ее юное тело от моих глаз.

Это был провал, но думать об этом я не мог. Вновь все мои мысли заполнило безумное и безудержное желание, еще более сильное, чем в прошлый раз. Я огляделся. На соседней койке спала моя жена. Алиса легла, не снимая своего спортивного костюма. Выглядела она уже не так соблазнительно, как в лучшие года и сексуальная жизнь у нас в последнее время оставляла желать лучшего. Но, в тот момент, меня это не волновало. Мне необходимо было разрядиться. Я подсел к Алисе и начал нетерпеливо ее будить. Я резко тряс ее, готовый наброситься на нее прямо здесь. Алиса открыла глаза и вопросительно посмотрела на меня. Знаком, я показал ей, чтобы она не шумела. Взяв ее за руку, я повел ее в туалет. Стоило нам оказаться в тесной кабинке, я захлопнул дверь. На ее сонном лице читалось недоумение, перемешанное с возмущением. Она плохо понимала, что происходит. Мы смотрели друг другу в глаза всего секунду и, мне казалось, что если я не начну действовать не медленно, она устроит скандал.

Я набросился на нее. Впился в ее возмущенные губы страстным поцелуем. Мои руки обследовали так хорошо знакомое им тело. Сквозь рубашку я чувствовал ее грудь, я ощущал, как напрягаются ее соски, пока мы целуемся. Не давая ей возможности опомниться, я с силой повернул ее лицом к зеркалу и заставил облокотиться на раковину. Одним движением я снял с нее спортивные штаны. Под ними оказались черные кружевные трусики. Ее широкие бедра не вызывали во мне никаких эмоций, все о чем я мог думать, это белая ленточка между ягодиц Ани. Я думал о гладкой коже ее ног, пока спускал трусики со своей жены. Я представлял, какова ее киска на вкус, когда мой язык принялся ласкать лоно Алисы. Я чувствовал, как тело жены отвечает на мои ласки. Ее мышцы напрягались, она плотнее прижималась ко мне, я чувствовал терпкий вкус ее сока, она начала слегка постанывать. Я видел, как ее пальчики сжимали раковину, как удовольствие дрожью расходилось по ее телу. Напряжение в ее теле становилось все сильнее. Чтобы не стонать слишком громко, она закусила пальчик правой руки. А я мог думать только о том, как бы стонала Аня. Один стон, чуть громче и резче других вывел меня из транса. Я встал на ноги, спустил штаны и одним резким движением вошел в нее. Я начал входить в нее, плавно, не спеша, постепенно наращивая темп. Ее тело буквально изголодалось по удовольствиям, она подмахивала мне, буквально насаживаясь на мой член. Я смотрел в зеркало и видел ее лицо. На нем застыло выражение мольбы. Ее прекрасные карие глаза смотрели прямо на меня. Я слышал тихий шепот: «Пожалуйста… Сильнее… Не останавливайся… «. Ее умоляющее лицо было единственным, что отвлекло меня от мыслей об Ане. Я полностью отдался страсти. Я принялся долбить ее, что было сил. Я чувствовал, как мышцы ее лона сокращаются вокруг моего члена. Она опять схватилась за край раковины, ее спинка изогнулась, и ее тело начали быть судороги удовольствия. Алиса кончала, стоя в грязном туалете поезда дальнего следования. Я не прекращал долбить ее пока, она извивалась. Волна удовольствия подхватила и меня. Еще секунда и я уже вышел из нее. Мой член извергался, пачкая ее рубашку струями теплого семени…

Изможденные, мы сели на пол кабинки. Алиса тяжело дышала и пыталась прийти в себя, а я просто сидел и смотрел, как мой член постепенно опадает. Мы сидели так, довольно долго не произнося не звука. В какой-то момент, Алиса легла ко мне на колени и приобняла. Я чувствовал, как бьется ее сердце. Это был наш первый секс за долгие месяцы и наверно самый страстный за все время семейной жизни. Когда мы пришли в себя, пришло время объяснений. Алиса была на седьмом небе и игриво выпрашивала у меня, откуда у меня такие фантазии и такая страсть. Я также шутливо отнекивался, пытаясь собраться с силами. Ноги были ватными, а голова просто отказывалась работать. И тут мы почувствовали, что поезд начинает замедляться. Из-за своих девочек, я совсем забыл о таможне. Мы стали в спешке одеваться. Я выглядел вполне нормально, а вот Алисе повезло меньше. На ее синей футболке остались густые белые пятна от моей спермы.

Как ни в чем не бывало, мы вышли из кабинки и отправились на свои места. Тусклое ночное освещение сменилось яркой вечерней иллюминацией, которая слегка слепила глаза, после полумрака кабинки. Люди вокруг постепенно просыпались, готовясь к мучительной ночной процедуре досмотра. Алиса шла мимо полок, вымазанная в моей сперме и, похоже, нисколько не стеснялась своего вида. Когда мы дошли до нашего «купе», она взяла куртку от своего спортивного костюма и застегнула ее, прикрыв пятна на футболке. Я достал нашу сумку с документами и принялся искать наши паспорта.

Тем временем, Алиса принялась будить Аню. Она нежно поцеловала ее в лобик и шепнула что-то нежное на ушко. Аня умилительно потянулась, на мгновение ее стройные ножки показались из-под покрывала. Алиса протянула дочке очки и шортики и села ко мне на полку. Она положила голову ко мне на плечо, а рука ее, как бы невзначай, опустилась мне на ногу. Кончики ее пальчиков сквозь джинсы едва касались моего еще возбужденного члена. Аня, тем временем оделась и села на своей полке в ожидании пограничников. Через пару минут появились и они. Все формальности прошли быстро. Аня сонно улыбалась мужчинам в форме, а Алиса, казалось, не замечает происходящего вокруг. Она просто сидела рядом и обнимала меня, слегка поглаживая меня по ноге. Когда две границы были пересечены, свет опять потушили, и мы разошлись по своим местам. Алиса на прощание нежно поцеловала меня в щеку и слегка прикусила мочку моего уха. Забравшись на свою полку, я бросил беглый взгляд на полку Ани. Она уже разделась и плотно укуталась в покрывало. Долгая ночь, подходила к концу. Я закрыл глаза и провалился в черную бездну сна.