реклама

Свежие записи

Тайна за служебной дверью. Глава 2: Пробуждение или забвение : Эротический рассказ

Данный рассказ — это продолжение истории о тайне, которая возникла за служебной дверью. Что ждёт героев после их первой ночи? Нам ещё предстоит это узнать, да и им тоже. Но давайте обо всём по порядку и без описания того, как эта парочка проснулась, упоминаний про их смущение, неловкость движений и фраз, горящие щёки и про осознание того, что ночью между ними произошло что-то неописуемо прекрасное и в то же время нестерпимо ужасное. Да, это был восторг с примесью страха, но кто из них боялся и чего?

Павел — жертва или сволочь, а точнее, конченный эгоист?!

Прошло несколько дней, а от него ни слова, даже полслова. И что теперь? Завтра мне на работу. Может, сразу начать паковать вещи и написать заявление об уходе? Если бы Андрей и хотел чего-нибудь, то он непременно уже дал бы мне знать об этом или предложил бы встретиться, а так мне остаются лишь мысли о том, как он использовал меня. Да, именно использовал: получил, что хотел, член в брюки и всё! Тоже мне, герой-любовник… Да таких, как ты, у меня вагон и маленькая тележка!

Хотя что я несу? Ночь была прекрасна, и он не может так поступить со мной! По правде говоря, я думаю, что может и даже очень. На что я рассчитывал, а? Что на следующий день он подхватит меня на руки, зайдёт к себе домой и скажет жене: «Милая, собирай вещи! Павлик дома!»? Я так скажу тебе, Павлуша-фигуша — это полный бред, и мечтать о таком может только конченный идиот!

Пойду покурю, может, время как-то быстрее побежит… Нет, что-то оно ни фига не бежит, а скорее ползёт, как чёртова черепаха!

И что так убиваться? В первый раз, что ли? Сколько их было, и все клялись и божились, а некоторые просто снисходительно улыбались… Да и хрен с ними, всё равно я уже давно решил, что мне суждено остаться одному!

Друзья часто меня спрашивают: «Павел, ну что людям нужно? Ты ведь красивый, сообразительный, сексуальный. Так что же не так?». Я и сам бы хотел знать, что не так, наверное, это потому, что я такой! Многие даже боятся заговорить со мной, можно подумать, я их покусаю… Помнится, однажды на пляже одному парню понадобилось целых полдня и много алкоголя, чтобы со мной познакомиться. Он так меня рассмешил этим, как сейчас помню:

— Ты извини, только громко не кричи, — полушёпотом сказал тогда этот парень, — можно с тобой познакомиться? — и он виновато улыбнулся.

— А что раньше не подошёл, пока ещё был, так сказать, в трезвом виде, ведь весь день на меня смотришь, — насмешливо сказал я и улыбнулся ему открытой улыбкой без тени сарказма или издёвки.

— Да всё никак решиться не мог, ведь ты такой красивый, — краснея, промямлил парнишка.

— Не обижайся, ты парень симпатичный, но с тобой я познакомлюсь в следующий раз, и прошу об одном: чтобы со мной поговорить, не надо так набираться храбрости, просто подойди, ок? — ободряюще улыбнулся я.

— Хорошо…

Воскресенье тянулось бесконечно долго, раздражающе долго, но понедельник, как и вся последующая неделя ничего нового Павлу не принесли, а только усилили его тревогу. Теперь от чувства нежности и безудержного трепета, желания по отношению к мужчине, в объятиях которого он совсем недавно таял, у Павла не осталось и следа. Кто он, этот парень, переполненный негодованием, злобой и обидой? Всё тот же Павел? Не думаю! Парень изменился и уже давно. Да, когда-то он действительно был тем милым парнем с пляжа, который даже своего непутёвого поклонника не мог послать как следует, а лишь вежливо отвечал ему. Кем на самом деле был Павел?!

Из года в год всё было шаблонно и однообразно, имелась куча воздыхателей, причём многие из них были людьми очень состоятельными, и они баловали парня, восхищались его телом, его сексуальными возможностями, любили выставлять его напоказ, как экзотический предмет интерьера, но любил ли его кто-нибудь, видел ли в нём нечто больше, чем забаву?! Нет! В чём причина такого положения парня, почему всё так у него складывалось? Да всё очень просто. Знаете, иногда про женщин говорят: «На таких не женятся». Про Павла можно было сказать то же самое: «с такими жизнь не связывают», и не потому, что этот парень ветреный, глупый или неразборчив в связях — нет, всё наоборот, просто так сложилось, и с этим ничего не поделаешь.

Поначалу Павел, как дурачок (по-другому и не скажешь), бросался в омут с головой, влюбляясь в своего очередного партнёра, любил, жил каждым новым мужчиной, мечтательно смотрел в небо и думал, что вот оно, счастье, вот это его судьба, и они будут всегда вместе! (Сейчас бы Павел сказал: «Стоп! Что за бред!») Раз за разом его опускали с небес на землю, все кого-то себе находили, встречались, любили, а что оставалось ему? Холодная постель, и снова всё надо было начинать сначала!

Как-то раз во время очередного расставания мужчина сказал Павлу:

— Я ненавижу твоё лицо и тебя самого, ты просто сексуальная игрушка! Ты прочитанная книга! У меня есть другой, а если я захочу подзаборного секса, то сам тебя найду!

Парню в этот момент было очень больно, как будто из него вырвали всё хорошее, бросили это на пол и прошли по нему в солдатских сапогах, после чего плюнули ему в лицо и душу. Весь вечер и ночь он проплакал, но утром из его квартиры вышел совсем другой человек, у которого на лице не было ни тени эмоций, он не испытывал сожалений, страданий, страха, а только эгоизм, презрение и высокомерие. Каждое его движение было отточено, каждое эмоция продумана, всё его существо было направлено на получение выгоды. С этого дня началось оледенение его души, и до встречи с Андреем там, внутри, у него ничего уже не было, кроме вечной мерзлоты. Парень стал просто машиной, получающей всё, чего он хочет и кого хочет. Это и был истинный лик Павла-Павлика!

Однако существовала некоторая не стыковка обликов этого юноши. Вам не кажется, что для такого конченного циника и сволочи, каким он был, парень как-то уж очень странно вёл себя с того дня, как он встретил Андрея? Мне кажется, что это именно так. Слишком много Павел думал с каким-то уже давно несвойственным ему ожиданием о том, что Андрей — это тот самый! Поведение парня не было игрой, а его эмоции впервые за долгое время были настоящими, а не фальшивыми!

А, собственно, что такого особенного произошло? Павлу действительно было не привыкать к такому повороту дела, но то, что он чувствовал сейчас, было просто ураганом, который разрывал его на части, и он мечтал хотя бы ещё раз испытать то, что он уже испытал! Его мучила злость из-за того, что этот мужчина может оказаться повторением всё той же ошибки, уроки которой, как ему казалось, уже давно были им выучены, а экзамены сданы на «отлично».

Понедельник. Через неделю после той встречи Павел подписал у своей начальницы заявление об уходе, долго объясняя ей, что работать здесь он больше не будет ввиду того, что нашёл новую работу. Заявление появилось на столе Андрея, и он, увидев его, набрал номер своей секретарши:

— Анастасия, пригласи ко мне Павла — сейчас! — мужчина попытался произнести эту фразу как можно спокойнее, но на последнем слове сорвался…

Андрей — избавиться или любить?

Что вчера произошло? Как я мог допустить такое? Это просто ошибка! Как мне теперь смотреть в глаза жене? Нет, со мной определённо что-то не в порядке, ведь у меня даже мысли не было о таком! С парнем, да ещё и моим подчинённым! Но его тело, его голос, прикосновения, губы… а как горячо было там, внутри! Нет, я должен остановиться, забыть его, это всего лишь недоразумение, только вот как сделать, чтобы это больше не повторилось, как?! Всё, мне просто надо его уволить, и дело с концом. Чем дальше от меня будет Павел, тем проще будет моя жизнь! Да, в понедельник я так и поступлю…

Да, Андрей убедил себя в этом, и ему казалось, что вот он, свет в конце туннеля, но какой же ты всё-таки обманщик, думаешь, что так тебе будет проще? Посмотрим, как ты запоёшь через пару дней…

Наступил понедельник, началась работа, отчего же наш герой не торопится увольнять парня? Перед ним стояла очень серьёзная дилемма. С одной стороны, он легко может вернуться к прежней жизни, но разве он действительно может это сделать? Каждую ночь ему снится Павел, он видит обнажённое тело парня в своих крепких объятиях, ощущает на себе его жаркое дыхание, осязает его нежная, как шёлк, кожу, распаляющуюся под страстными губами мужчины, слышит, как с уст Павла при этом слетают непристойные слова… Днём Андрей мог корить себя за такие мысли и верить в то, что он сможет побороть в себе это чувство, но не ночью!

Я смогу это сделать, тогда зачем мне его увольнять? Можно подумать, что иначе я не смогу забыть его. Это всего лишь случайный трах. Наверное, мне захотелось чего-то остренького, вот я это и получил!

Случайный трах? Ты хоть сам в это веришь? Тогда почему же каждое утро ты, как школьник, ждал того момента, когда Павлик зайдёт в кабинет и нежно улыбнется тебе — да, тебе одному! И почему же твоё сердце в этот момент было готово выпрыгнуть из груди, а после ты ещё долго ощущал в кабинете лёгкий аромат его парфюма, смешанный с запахом его тела, таким сладким и свежим?! И разве ты не хотел вдыхать его как можно глубже?!

Ох уж эти врунишки… Каждый день в голове мужчины стучала одна и та же вредоносная мысль: а что если ещё раз — и всё?! Но каждый раз Андрей убеждал себя в том, что он сильнее этого! Не правда ли, это глупо, но Андрея можно понять. Этот мужчина всегда был женолюбом и даже из любопытства не заглядывался на парней, и уж тем более не мечтал о них как о сексуальных объектах. Его вселенная перевернулась, когда они с Павлом встретились глазами, и перед мужчиной, что называется, открылась дверь в другой мир с надписью: «Добро пожаловать! Ваша сладкая пытка только началась!». Сладко ли было Андрею? Не думаю, хотя в тот момент, когда мужчина вошёл в парня, ощутив жар такого желанного для него молодого тела, это было действительно очень вкусно.

Честно говоря, остатки воли покинули Андрея уже к концу недели, а выходные сильный мужчина стал безвольной куклой своего чувства, которое он ещё не до конца осознал, но при этом он точно знал, что должен снова увидеть и почувствовать Павла.

Понедельник. Андрей увидел лежащее на его столе лежит заявление Павла, и его тут же пронзила мысль: «Вот ведь гаденыш, уже всё решил! Ну, ничего, милый, сейчас я устрою тебе разговор, так сказать, по душам!»

Звонок прервал грустные мысли Павла. В тот момент ему почему-то думалось о том, что теперь его жизнь почти вернулась в прежнее русло, и ему осталось только затолкать всё, что произошло с ним недавно, как можно глубже в сундук своей памяти и закрыть его на замок. Глаза его снова стали стеклянными, он на автомате снял трубку и поднёс её к уху:

— Да, я Вас слушаю, — раздался монотонный голос парня.

— Павел, это Анастасия, зайдите к Андрею Витальевичу, — звонко прощебетала девушка.

Юноша молчал.

— Павел, Вы меня слушаете? — снова услышал он удивлённый голос секретаря.

— Да-да, я уже иду.

В голове у парня словно произошёл взрыв: «Что ещё ему от меня надо? Наверное, прочитал моё сочинение на тему «Как я провёл выходные!». Вот ведь сволочь, после этого он ещё что-то хочет мне сказать?! Может, спасибо за то, что я сам решил уйти и избавил его тем самым от мук совести? Не стоит, я сам всё тебе скажу!».

Павел шёл крайне бойко, со злостью, в глазах у него отчётливо читалась почти ненависть к Андрею. Даже секретарша была немного шокирована видом парня. Дверь, щелчок автоматического замка, ручка и снова:

— Здравствуйте!

Павел вспомнил все свои навыки, то, как он умел играть!

Андрей ожидал увидеть скорей раздавленного судьбой парня, чем эту холодную глыбу льда, которая надменно смерила его взглядом, в котором отчётливо читалось презрение. Спокойная, уверенная походка, одна бровь изогнута, в той же манере парень сел в кресло, взглянул сначала в окно, а затем размеренно повернул голову на такой соблазнительной шее, что Андрей снова подумал: «Хорош чертяга!». Взгляд у парня был испепеляющий, а улыбка приторная, натянутая и такая ледяная, что даже странно было, почему на губах иней не выступил?!

— Вы меня вызывали, Андрей Владимирович? — эти слова прозвучали так, словно парень сделал мужчине великое одолжение, что пришёл сюда.

Мужчина тут же вскипел от такой наглости. Кто, в конце концов, здесь главный?!

— Как я посмотрю, в Вас, Павел, пропадает недюжинный актерский талант! — наигранно-удивлённо проговорил Андрей.

— О, теперь мне всё ясно! Вы, многоуважаемый, наверное, вызвали меня к себе, чтобы я лично прочитал Вам текст захватывающего романа «Заявление об увольнении», — это было сказано с такой издёвкой, что мужчина невольно сжал кулаки, еле удерживая себя от того, чтобы не схватить парня и не дать ему промеж глаз, а затем сорвать с него брюки и…

В общем, понятно, что Андрей был уже на пределе.

— Ещё раз так позволишь себе со мной разговаривать… — прорычал этот разъярённый тигр.

— И что? — небрежно-скучающе проговорил Павел с усмешкой.

Чаша терпения Андрея переполнилась. Он резко встал, скомкал заявление Павла и кинул его со всего размаха в лицо наглецу, а это, скажу я вам, не так уж и приятно! Павел вскочил, развернулся и решил покинуть кабинет, но перед этим через плечо кинул:

— Хм, я не собираюсь участвовать в спектакле под названием «Запутавшийся натурал»! — и двинулся к двери.

— Стоять, сука! — пара быстрых движений, и вот уже Павел был повёрнут лицом к мужчине, крепкие руки которого до боли сжали плечи парня, лицо Андрея исказила гримаса неуправляемого гнева и вожделения, он не мог решить, чего он хочет больше: отмудохать нахала или трахнуть его. — Ох, какие мы смелые, гордые, за всех всё решили! Андрей, понимаешь ли, плохой, Андрей не позвонил! Какой же он мерзавец — отъебал и бросил! Да ты законченный эгоист, ты за всё это время хоть раз подумал о ком-нибудь, кроме себя самого? Обо мне ты подумал, дал мне возможность разобраться в себе? Да ты хоть знаешь, что я спать не могу, дышать не могу, все мои мысли только о тебе, каждый день в моей голове мелькают картинки нашей ночи! Мои руки, губы и… всё остальное до сих пор чувствует тебя, твой аромат! — руки мужчины при этой исповеди постепенно ослабляли свою хватку, а ресницы парня стали подрагивать. Павел не верил в то, что всё это он сейчас слышит от Андрея, но понимал, что он действительно мразь, которая даже на секунду не подумала о чувствах и страданиях Андрея.

— Дело твоё, можешь сейчас уйти, я подпишу твоё заявление, только не смей — слышишь! — не смей ни в чём меня обвинять! Это твой выбор и только твой! — голос у Андрея дрогнул, и его руки, наконец, отпустили парня.

Павел ошалевшими глазами смотрел на мужчину и ничего не понимал. Сейчас он смотрел на высокого сильного гордого мужчину, который не побоялся сказать ему всё это в лицо, и понимал, что всё, сказанное сейчас — это правда, что теперь этот мужчина стоит перед ним, опустив голову, и ждёт от парня вынесения ему приговора.

Павла изнутри стало просто разрывать от чувств, и парень с такой нежностью провёл ладонью по щеке Андрея, что тот рвано выдохнул и припал губами к его нежной горячей ладошке, а потом стал целовать парня в губы, притянув его к себе, руки его заскользили по спине, ягодицам, шее парня, словно Андрей до этого был в пустыне и теперь наконец-то нашёл источник живительной влаги. Эмоции у обоих были на грани сумасшествия, за пределами понимания, всё, что Андрей знал до Павла, стало столь незначительным, несущественным, здесь и сейчас были только он и Павел!

Руки Павлика стали плавно скользить по груди мужчины, всем телом парень ощущал силу, мощь такого желанного для него мужчины — того самого, которого он уже отчаялся найти многие годы назад. Именно теперь он понимал, насколько сильно разгорелась их страсть, любовь! Правда, ещё одна интересная мысль посетила его голову: если они не остановятся, то всё случится прямо здесь, в кабинете. Парень тем не менее страстно желал этого, и его рука обхватила сквозь брюки мощный поршень Андрея, тот тут же начал пульсировать, отчего со столь прекрасных губ мужчины сорвался стон. Дыхание любимого обожгло шею Павлику, и, собирая в кучу остатки сознания, возбуждённый до предела парнишка упёрся в грудь Андрею, глубоко вздохнул и прошептал:

— Андрей, остановись! Мы не можем здесь, не сейчас, я прошу тебя!

— Не могу, хочу тебя! Люблю тебя! — горячо прошептал в ответ мужчина.

— Что, прости? Любишь?! — удивлённо улыбнулся парень, не веря до конца в сказанное.

— Что-что, конечно, люблю! Разве ты этого не понимаешь, разве если всё было иначе, стояли бы мы сейчас здесь с тобой, а? — взяв лицо Павла в ладони, мужчина серьёзно посмотрел ему в глаза.

— Я люблю тебя! И это навсегда, — грустно и как-то обречённо проговорил Павел.

Всё его существо напряглось от сказанных слов.

— Отчего такая грусть, я сделал что-то не так? — встревоженно спросил Андрей.

— Нет, просто сейчас ты, может, этого и не поймёшь, но в скором времени тебе станет ясно, что вместе нам не быть, и ты уйдёшь от меня, вернёшься, как говорится в одном фильме, «в семью, в работу», — грустная улыбка появилась на лице юноши, — а я опять останусь опять на один с воспоминаниями о тебе! Но это неважно. Главное, что сейчас твои крепкие объятия греют меня, сейчас ты здесь, со мной, и я хочу, чтобы всё это длилось как можно дольше! — и Павел прижался щекой к плечу мужчины, вдохнул его аромат.

— Не переживай, я всегда буду рядом с тобой, и со временем мы что-нибудь придумаем, — сказал Андрей, поцеловав при этом Павлика в макушку, и уже весело добавил, — но ты прав: сейчас для радости не время и не место. Сегодня мы едем ко мне, и я не принимаю никаких возражений. После твоих театральных этюдов мне и так придётся тебя выпороть!

— Ах, так! Ничего у тебя не выйдет, тем более что мы не можем поехать к тебе, — наигранно надув губы, Павлик лукаво посмотрел Андрею в глаза.

— Ну, ты и чертёнок, специально провоцируешь меня! Так, марш к себе в кабинет и через пять минут с вещами на выход, скажешь в отделе, что едешь со мной на переговоры! А насчёт квартиры не переживай: она только моя, и о ней никто не знает! — как победитель, сказал мужчина.

— Ну, ты и хитрец! — парнишка показал Андрею кончик языка и тут же был захвачен в сильные объятия мужчины, а затем последовал не менее страстный и долгий поцелуй.

— Так, всё, марш собираться, а то мы точно не доедем до нужного места, — Андрей развернул парня и шлёпнул по его такой обалденно красивой, что яйца аж зазвенели, и такой наглой заднице.

— Эй! — Павел задорно подпрыгнул от неожиданности и улыбнулся.

Не будем задерживаться на описании того, как странно смотрели сотрудники на счастливых Павла и Андрея. Мужчина с парнем вышли из здания, как два кота, объевшихся сметаны…

Наконец, наши герои оказались в квартире.

Два обнажённых тела, губы мужчины, блуждающие по горячей коже парня, сильные руки, сжимающие его упругие ягодицы, страстные объятия Павла, его руки, обвившие шею Андрея… Твёрдый член мужчины, как скала, упирается в молодое тело парня, истекая соком желания… Губы влюблённых то и дело встречались и сливались то в нежном, чувственном, то в животном, неконтролируемом поцелуе, губы касались губ то легко, как крылья бабочки, то пытались захватить их как можно сильнее.

Мужчина с горящими глазами нежно спускался губами по изгибу шеи парня, проводя кончиком языка по его ключице, захватывая по очереди то один твёрдый сосок, то другой, проводя одной рукой по сильным ногам парня, а другой обхватив его мощный член, на котором выступила капля желания. И тут неожиданно для них обоих Андрей одним лёгким движением языка слизнул её и, обхватив головку губами, стал вбирать твёрдый член юноши в себя. Павел ничего не мог сказать, он только изогнулся, и с его губ слетел вздох неописуемого кайфа, поскольку делал с ним это не кто-то, а именно тот мужчина, которого он до одури полюбил!

Тем временем Андрей, раскинув ноги парня в стороны, на мгновение засмотрелся на открывшийся его взору вход, такой желанный и манящий, что мужчина не удержался и припал устами к нему и стал старательно играть с ним, постепенно вводя в эту игру и пальцы…

Сил держаться уже не было, член Андрея разрывало от желания войти в любимого, и слова Павла стали для него последней точкой:

— Хочу тебя!

Что ж, недолго думая, мужчина плавным и сильным движением вошёл в парня. Сдавленный стон Павла, его прикрытые от блаженства глаза, а как внутри всё сжало! Это было… даже не знаю как, но от этого у обоих сорвало крышу! Размашистые движения, руки Павла, обвившиеся вокруг шеи Андрея, губы, слившиеся в одном долгом поцелуе, стоны нереального ощущения близости вперемешку с наслаждением и животной страстью, выдыхаемые в уста друг другу… Волна, нарастающая изнутри, вылилась наружу и стёрла всё вокруг!

Постепенно приходя в себя, Андрей лежал на тяжело вздымающейся груди парня. Тело ещё не слушалось его, и им так не хотелось разъединяться! Наверное, если бы им было дано право выбора, то, скорей всего, эта неугомонная парочка так и осталась бы лежать как единое целое. Именно сейчас безумный мир с его вечными проблемами, позёрами, масками, играми и стенами непонимания исчез для них, были только мужчина и парень, и было чувство, которое захватило их целиком и теперь вряд ли когда-нибудь отпустит!