реклама

Свежие записи

Тайный клуб трэша и разврата. Часть 2 : Эротический рассказ

Сергей почувствовал, как у него перехватило дыхание. Вновь вошедший на сцену Николай сжимал в правой руке два поводка. Один был присоединен к широкому ошейнику, сидящему на тонкой шее стройной симпатичной девушки изящных пропорций на вид лет 20-25-ти с длинными эпатажно ярко-рыжими волосами. На другом поводке тянулась женщина с неестественно белыми кудрявыми волосами, подстриженными в форме шара, чуть пониже ростом своей спутницы, и вероятно раза в два старше — навскидку ей было лет 40-45.

Обе были бы полностью обнажены, если бы не туфли на высоком каблуке, кожаные ошейники, и полумаски, напоминавшие карнавальные, прикрывавшие слегка лица, оставляя открытыми нос, щеки, рот. Губы каждой были ярко накрашены красной помадой. Их бедра маняще покачивались при ходьбе, голые груди с торчащими сосками подрагивали, приподнимались и опускались с каждым шагом. Треугольники бритых голых лобков и видимые щели между ног влекли. Опустив головы, спрятав руки за спину, ведомые на поводках девушка и женщина, осторожно шли на высоченных каблуках за Николаем, гулко и дробно цокая на деревянном старом полу стараясь не угодить шпилькой, в какую ни будь щель между досками.

Ни одна, ни вторая женщина к великому облегчению Сергея совершенно определенно не была Таней, тем не менее, мужчина с вытаращенными глазами как завороженный следил за странной процессией. Его охватило изумление, к которому примешивалось и смущение. У него было такое впечатление, словно он оказался внутри какого-то порнофильма. Для любителей садо-мазо. Ему что все это мерещиться?

Тому, же что все это кино было на самом деле в реальности — просто не возможно было поверить. Всё вокруг как будто она из другого мира. Ему было ясно, что он столкнулся с чем-то новым и неизведанным. Ни разу за время всей своей 31-лнтней жизни он не встречал ничего подобного и был смущен отзывом своего тела. Ненамеренно реагируя на сексуальную женскую плоть, он почувствовал себя подобно Павловской собаки, вырабатывающей слюну при свете лампочки — внизу в штанах у Сергея самопроизвольно затопорщилось.

Дойдя до центра освещенной сцены, троица остановилась. Женщины встали напротив аудитории и широко развели ноги, по-прежнему не разжимая руки за спинами, выпятили вперед груди, губы полуоткрыли, словно в ожидании… члена? При этом старались сосредоточенно смотреть лишь себе под ноги, насколько это можно было понять по прорезям в масках для глаз. К тому же по всему было ясно видно, что они обе явно нервничали.

Хозяин сцены спокойно отстегнул поводки и убрал их в большой карман своей кожанки.

— Ну, зал? Мои сучки привлекательны, разве не так? — не без гордости спросил аудиторию мужчина.

Реакция публики на вопрос Николая стала весьма бурной. Некоторые в зале радостно закричали. Кто-то присвистнул, кто-то выбросил руку с поднятым большим пальцем. Было ясно, что все сорок пар глаз пожирают две выставленные фигуры глазами. Оправившись от первоначального шока Сергей к своему стыду был в числе глазеющих. Он изумленно переводил взгляд с одной присутствующей на сцене сексапильной красотки на другую. В отличие от рыжей тело женщины с белыми волосами было более сбитым, что называется в соку — грудь у неё была больше и значительно, было немного лишнего веса, но благодаря сохранившейся талии и широким бедрам фигура напоминала песочные часы. Эти формы действительно привлекали взгляд, вызывали желание, и ужас… Сергей заметил, что в некоторых местах тело старшей женщины было покрыто различными следами — синяками, царапинами, длинными широкими вздувшимися полосками, рубцами. Как новыми, так и явно старыми. На фоне её гладкой белой кожи эти свидетельства экзекуций казались ещё более дикими.

Сердце Сергея ушло вниз. Он почувствовал, как по спине у него побежали мурашки. Неожиданно он стал догадываться, что его ожидает на этом запретном шоу. В этом его убедили эти две участницы и слова Николая, обращенные ему по интернету. Ярость, унижение, отвращение и неожиданный прилив вожделения — всё, нахлынуло на него сразу. Но Таня… как это возможно? В какую такую историю она ввязалась? Вопросы не уходили. Потрясенный всем этим Сергей порывался немедленно уйти. Но как он может уйти, так и не дознавшись всего? И он остался. Мобилизуя все свое мужество, вновь обратил внимание на происходящее впереди.

— Этим двум сучкам, я присвоил номера. Эту старую… — По сигналу Главного старшая женщина сделала шаг вперёд. — … Зовут 111. Ей 43, но как видите она ещё совсем ничего. Титьки хорошие, не так ли? Когда то я просто целовал, облизывал и обсасывал эти груди… На самом деле она была первая. Она служит мне уже около семи лет ночью и днем. Короче живет у меня дома. И естественно исполняет любые мои даже самые причудливые прихоти. Почему номера и поему тройные спросите? Просто мне нравится, к тому же слишком много чести присваивать ей номер один, правда? Позвольте для начала нечто вроде обзора эпизодов из её жизни. Что называется как она дошла до жизни такой интересной.

Наши отношения начинались как совершенно обычные. Я познакомился с ней ещё тогда в 90-е, она была одной из моих немногочисленных актрис. Для неё это было просто развлечение, возможность похвастаться своими новыми побрякушками и нарядами, она могла себе это позволить, будучи удачно замужем за богачом, за одним из моих творческих компаньонов, который одновременно был спонсором наших мероприятий. Хоть актриса она была так себе, да и вообще сукой той ещё, сами понимаете, я терпел её. И трахал. Естественно втайне от мужа. Когда однажды в очередной раз натягивая её, я сказал, что как-то неудобно так жестко с ним поступать и вообще нам обоим будет очень плохо, если он обо всем узнает — в 90-е знаете ли не разберёшь где бизнесмен, где откровенный бандит. Она же только рассмеялась. Я тогда понял. Играть статусную замужнюю даму у неё получалось лучше всего. Настоящей же она была когда бесстыдно загнувшись раком наслаждалась каждому точку моего хуя бешено ебущего её в пизду или жопу где ни будь в этом самом здании в подсобке… В какую дырку ей было уже тогда пофиг, везде она приветствовала член одинаково хорошо, умоляя меня не останавливаться и не прерываться ни на секунду.

Когда денег не стало — один экономический коллапс и её муж и наш спонсор в раз разорился, всё разбежались, кто куда как крысы с тонущего корабля… выживать, кто как может. Наша связь была потеряна. Ни сотовых, ни соцсетей не было, адрес, телефон сменился и ищи, потом свищи. Десятью годами позже мы списались уже по интернету и продолжили встречаться. Просто два взрослых разведенных человека регулярно встречающиеся на нейтральных территориях. Совершенно обыденная банальная жизненная история. Однако однажды моя новая старая любовница отчебучила, что хочет, что бы во время секса я шлепал её. Причинил боль. Это была новость!

Николай хмыкнул.

— Вероятно, через десять лет в ней проснулось чувство вины, за все измены и за всё своё беспредельное блядство. Что ж, я покладистый, и я завсегда, пожалуйста, готов уступить просьбе дамы. После того как я сделал это, боялся, что она потеряет сознание. Таким сильным был оргазм. И должен признать, что он меня совершенно поразил. С этого первого опыта все и началось. Нас понесло в эту неведомую, но влекущую обеих сторону заставляя преодолевать привычные рамки морали. Конечно, понадобилось время, чтобы понять приблизительно, что к чему. Но теперь я редко был нежен. Я вошел во вкус мучать её. А она — страдать. Слишком далеко всё зашло.

Ну, достаточно разговоров. Мы все понимаем, с какими целями вы решили заглянуть в этот странный мир, да и вообще оказались в клубе. Я продемонстрирую вам на примере её больших сексуальных буферов.

Мужчина вплотную подошел к женщине, и по языку её тела Сергей понял, как она к чему-то приготовилась. Все её тело напряглось, губы сжались. Николай после некоторой паузы без церемоний с оттяжкой шлепнул ладонью по её правой груди, таким образом, очевидно решив наглядным примером проиллюстрировать свои слова о боли и наслаждении. Женщина издала глухой заглушенный крик. Затем левую. Снова правую. Блондинка при каждом ударе стонала, дергалась, дрожала от боли, но продолжила выпячивать полные белые груди вперед своему мучителю. Звонкие удары посыпались градом и наносились, словно по болтающимся мешкам плоти. Ее груди болтались и стукались одна о другую. Десять… двенадцать… пятнадцать ударов. Мужчина, наконец, перестал истязать и протянул свою только что бьющую руку к дрожащим губам женщины. Тяжело дыша, та поклонилась и преданно поцеловала её.

Он поднял ее подбородок и поцеловал в губы. Они целовались глубоко и неистово, лаская языки друг друга. После чего Николай отпрянул и отошел. Ещё какое-то время вместе с залом оглядывал плоды проделанной работы — большие груди стали совершенно красными, а розовые соски безмерно набухшими и затвердевшими.

Затем Николай продолжил рассказ:

— Конечно, ей больно, но она и торчит от этого всего. Что называется ей приятно до боли. Мы прошли долгий путь, ей было сначала даже сложно принять себя такую — мы несколько раз расставались, представляете, однажды, когда она была ещё иногда наглой и немного строптивой, она заикнулась о браке. Я очень долго смеялся. Хорошенькая женушка, которая лижет грязную подошву моей уличной обуви, пьёт мою мочу и лижет жопу. О да! Она шикарно облизывает задницы. Столько-то лет тренировок. Многие из вас мои подруги посчитают, что это отвратительно. Но она любит это делать и не может жить без этого. Каждый раз вновь прибегала ко мне и становилась на колени, ставя мою ногу себе на голову моля о прощении, с просьбами вернуться назад. Она возвращалась каждый раз с всё новыми и новыми сдвинутыми границами, нарушая все мыслимые табу которые есть в обществе. И чем ниже она опускалась, тем более мокрой становилась её пизда. Я хлестал ее задницу своим ремнём, и каждый раз она говорила, лишь одно: «Спасибо». Само собой, с какого-то момента она сама назвала меня «Хозяин».

В общем, если предельно кратко — так мы оба, открыли для себя свой собственный мир бдсм и обнаружили свои таланты в этом. Ну а уж потом был интернет — поиск единомышленников и мои остальные сучки. Кстати в интернете я обнаружил кое-какие фотографии, которые мне понравились и я сделал моей повседневной рабыни небольшой тюнинг. Итак, украшение номер один: вы можете заметить, что моя сучка 111 имеет пирсинг в вагине. Эти кольца можно использовать в качестве петель для замка а-ля пояс верности, пристегивать поводок, но самое главное предназначение подвешивать грузики — они так неприлично оттягивают ей губы и так заставляют её пизду промокать от боли и наслаждения…

Сергей посмотрел между ног женщины и заметил болтающиеся в проколотых половых губах кольца. Раньше он видел подобное только случайно, в какой ни будь затейливой немецкой фетиш — порнухе.

— Раздвинь губы. Покажи зрителям, какая ты шлюха, — потребовал Николай. Та, чей номер, по словам Николая, был 111, казалось, секунду поколебалась, после чего тяжело задышав от стыда, взялась за своё лысое влагалище, зацепила пальцами и обеими руками держала сгибы её половых губ, демонстрируя сердцевину её щели. Капелька её соков текла от её разреза и грозилась упасть на пол.

— Вуаля! — Николай сказал со смехом. — Сучка вся мокрая от унижения! Её чувства двояки — ей настолько стыдно от того что она стоя голой перед толпой незнакомцев демонстрирует себя, что ей хочется провалиться сквозь пол. Но вместе с тем это все настолько экстремально и сводит её с ума, что заставляет её мазохистскую пизду течь подобно водопаду, и ей уже становиться все равно, что о ней подумают!

— Класс! — неопределенно восторженно воскликнул кто-то.

— Какая блядь, — конкретно сказал другой.

На Сергея же нашло какое-то отупение, все происходящее просто не укладывалось в его голове. Но ощущения были отвратительными.

— Тюнинг номер два. Рабыня сними этот карнавальный парик.

Потупив взор, женщина безропотно подняла руку, схватила себя за волосы и подняла их с головы, обнажив лысую голову, подстриженную под абсолютный ноль. По залу прошла волна изумления. Аккуратно положив парик на пол, женщина, быстро вернув руку за спину, вновь встала на изготовку.

— Ей хорошо знакома эта сцена. Правда в таком образе она тогда здесь не выступала… Теперь спустя много лет ей настало время показать себя как следует. Рабыня повернись.

Лысая женщина не смела, отказываться, и принялась становиться перед всеми сидящими на удобных стульях, так как ей велел Хозяин. Она повернулась на каблуках, показывая себя сзади — красивую округлую аппетитную задницу, особенно выигрышно смотревшуюся вкупе с узкой талией. На заднице была татуировка. Одна небольшая черная буква. S, стилизованная в виде хлыста лежащего на попке.

— И тюнинг номер три: вытатуированная на её заду S, начальная буква английского слова slave — раб.

Женщина задержалась в этом положении, что бы все смогли рассмотреть татушку.

— Хорошо. Теперь наклонись. Встань в свою блядскую позицию, представь Господам из зала и их дамам жопу и пизду. Дабы они смогли бы насладиться картиной в полной мере.

Поставив ноги широко, женщина наклонилась и грациозно прогнулась, после чего открыла задницу и влагалище, представляя их в выгодном ракурсе, для более легкого доступа разведя руками в стороны ягодицы. Вид на самом деле был потрясающий, но Сергей, почему-то представил эту лысую женщину нормальной — с волосами на голове в брючном строгом корпоративном костюме, державшую себя спокойно и достойно. Шикарная зрелая красотка, о сексе с которой можно пофантазировать. Но никак не представить такой как она была сейчас — нагая марионетка, которую тянут за поводок, открытая всем любопытным глазам и любым сексуальным извращениям.

— Она ощущает себя такой слабой… покорной. Делает, что говорят. Стоит в нужной позе, по команде. Не знает, какого приказа ждать следующим… и течет от этого факта беспрерывно…

Мужчина сунул руку ей между ног. Ощупал пальцами. Он играл с её киской, зажимал половые губы, грубо и неприлично оттягивал их за металлические кольца.

— Прямо сейчас, она может закрыть ноги и все унижение закончиться, — сказал он. — Ну, тварь? Стоит ли всё это терпеть? Когда тебе это уже надоест мириться с грубым презрением? А тебе что, все мало? — с откровенной издевкой осведомился Николай. — Как такое может нравится?

Но женщина только вздрагивала и стонала, не на секунду не отстраняясь. Его пальцы вошли в неё. Три или четыре. Послышались влажные хлюпающие звуки. Она тихонько заскулила. Судороги прошли по всему её телу.

— О да! Да! — застонала она, с каждым новым толчком вертясь на руке. — Да, хозяин…

— Вот что она слышит. Голос её пульсирующей воспаленной киски, убеждающий её отринуть условности и обыденность и бросить себя в водоворот влекущей её страсти, навстречу любым унижениям. Её дырка просто изнемогает от желания, и это так откровенно очевидно всем.

Он стал толкать все сильнее и сильнее, ритмично погружая в её плоть пальцы, сложенные в одно остриё. Она стала бешено извиваться всем телом.

— Нравится тебе, когда вот так жестко трахают рукой? Ответь-ка нашим гостям, что ты сама об этом думаешь дрянь?

— Я ваша рабыня и не имею никаких прав Хозяин, вы вольны унижать меня как угодно Хозяин!

При этих словах у неё перехватило дыхание. Она задрожала.

— Да, ты права рабыни, терпят боль и унижения. И они должна вытерпеть все, что бы доказать Господину, что они его достойные рабыни. Скажи-ка, мне как тебя называют обычно мужики, которым я отдаю тебя?

— Рабыня, телка, шлюха, дырка… Мм. Хуесоска, залупа, лысая башка… как им угодно…

— Ты сама знаешь кто ты? — Он спросил, продолжая медленно потрахивать несчастную женщину.

— Да…

— Говори, — потребовал он.

— Господин я никто, я ваша собственность, ваша вещь. Я ваше мясо, ваша шлюха, Вы мой Хозяин… — задыхающимся голосом ответила она.

— Для чего ты нужна?

Женщина стала сама встречать быстро движущие в ней пальцы и насаживаться на них.

— Для вашего удовольствия и удовольствия вашего божественного органа, — она шептала, но благодаря хорошей акустике в помещении её было прекрасно слышно всем и даже Сергею, сидящему в последнем ряду. — Бейте меня, трахните меня, используйте меня… пожалуйста Хозяин только не оставляйте… Я не могу жить без… я… я люблю вас!

Она задыхалась, произнеся последнее предложение на одном дыхании. По залу прошёл невнятный шёпот. Сергей резонно предположил, что эта женщина, вероятно, пребывала в каком-то измененном сознании, и в своем порыве безумия плохо отдавала себе отчет в том, что говорит. Иначе Сергей просто не мог понять подобного пренебрежения к самому себе и слепому поклонению другому человеку… даже во имя какой-то там декларируемой любви. Он считал себя терпимым человеком и старался никого никогда не осуждать, но от подобного голова шла кругом, становилось дурно. Как эти люди только додумались до такого…

Господин довольно глубоко углубился между её ног, после чего резко вынул мокрые пальцы из её влагалища и хлопнул ей по заднице. Мужчина поднес свои пальцы в слизи к чувственным губам рыжей девушки стоящей рядом, и её рот загодя послушно открылся шире прежнего. Когда Николай ввел пальцы, девушка сомкнула губы и с чувством начала обсасывать.

Очистив свои пальцы, таким образом, он вновь повернулся к согнувшейся лысой женщине и позволил ей распрямиться.

— Лицом ко мне.

Повернувшись, она немедленно заняла прежнюю позу. По её ляжкам стекала влага. Все ее тело сотрясала мелкая дрожь. Николай отхаркнул сочный плевок, который приземлился на её лицо и частично на маску.

— Спасибо Хозяин.

— Ты просто свинья.

— Да Хозяин.

Среди собравшихся раздался тихий смешок. Мужчина оставил женщину и обратил внимание аудитории на молодую девушку, стоявшую все это время словно замерев в одной позе — ноги на ширине плеч, руки за спиной, рот полуоткрыт. У девушки были небольшие крепкие, круглые грудки со светлыми набухшими сосками, длинные ноги, крутые стройные бедра. Её легко можно было представить в качестве эротической модели для мужского журнала. Все у нее было в совершенстве.

Николай подрулил к девушке вплотную.

— Черёд соски. Имя и номер 116. Моя шестая рабынька. Ей 23. С ней все получилось совсем просто. Немного её сексуальной биографии. Её откупорили в 15. Легко расставшись со своей невинностью, теперь она ебалась как дышала. Имела очень много кратковременных связей. Два аборта говорят о многом. И каждый раз она даже не знала от кого… При том что она не бичевка подзаборная, к 18-ти годам ей купили квартиру, машину и запихали до кучи в институт, где наша девочка естественно учиться не стала. Иными словами, грузиться, тем паче рефлексировать, думать о смысле жизни это не её… быть верной одному парню это тоже слишком скучно. Это для тихонь по её мнению. Её же ведут два инстинкта: инстинкт хорошо броско выглядеть — шмотки и украшения, и похотливая жажда крепкого большого хуя. Этакая гипертрофированная последовательница идеям Пэрис Хилтон. Что ж. Закономерно, что рано или поздно такая шлюха становится чьей — то вещью. И она моя вещь. С какого-то момента она осознала, что заслуживает хорошую взбучку. И более того стала хотеть этого. Сама на меня вышла. Я разместил на одном сайте пачку фотографий своих сессий, один из отзывов гласил примерно следующее: «Круто! Хочу также! До чего надоело думать и принимать решения. Хочу, что бы вы все решали за меня. И что бы наказывали за мои желания бурного секса без границ… Меня можно и нужно выдрессировать» И она сделала, как хотела. Так все было? — Когда Николая обратился к девушке, голос его смягчился и стал почти ласковым.

— Да Хозяин! Я с волнением думала о нашей предстоящей встрече, если я пошла бы на неё, то действительно перешла бы все границы! Мне не терпелось узнать измениться ли моя жизнь после этой встречи, я волновалась о том, что может произойти и почти целый день перед ней провела за… за мастурбацией…

Даже маска не помешала всем разглядеть, что лицо её при этих словах покраснело.

— Но так как вы запретили иметь оргазм, то была так заведена что позабыла обо всем на свете и была готова сделать все что угодно в первую, же минуту нашего знакомства! Выходит все дело в том, как себя настроишь. Конечно, я понимала, что дело может выйти боком, в животе неприятно ныло и внутренний голос, слабо твердил: «Не нужно этого делать, иди домой, дура!» Но я, ни секунды, ни о чем не пожалела! После встречи с вами жизнь наполнилась смыслом. Наконец я смогла осуществить все свои фантазии! Я так благодарна вам!

— Кажется, в какой-то случайной забегаловке, подвернувшейся чисто территориально, в первый раз мы встретились. Фигурка у нее отличная как видите. Подсел к ней, посмотрел на нее с выражением приятного удивления, надел ошейник. Заставил по очереди поцеловать мне руки. Ничего лучше не мог придумать. Также сразу проверил, отсутствуют ли под её мини юбкой трусы согласно моему распоряжению. Их конечно не было. После чего поболтали о том, о сём. Я спросил не будет ли ей лучше встречаться с симпатичным, нормальным и порядочным парнем, ведь у неё есть выбор и все данные для привлечения любых мужчин — так расслабься, радуйся жизни. На что ответила мне, что с ними ей скучно, у них всё предсказуемо…

Уже через десять минут знакомства сучка с необыкновенной легкостью заперлась со мной практически полным незнакомцем в туалете этого тошнотного заведения. Я стоял спиной к двери, был без штанов, а эта гламурная фифа, встав на колени, прямо на тот зассанный пол мастерски исполняла, мне минет. Жадно и жарко. До того момента как я не намотал на кулак её тогда ещё обесцвеченные волосы и не зафиксировав подобным образом, не стал долбить во всю свою длину и толщину в горло буквально насаживая на себя. И её глотка сидела на нем отлично! Девчонка старалась мне понравиться до самого конца и я оценил это. Она даже пару раз проглотила собственную рвоту. Уверен, это доставило ей огромное удовольствие. Я также прекрасно развлекся.

Там я и оставил её тогда, распахнув дверь пошире, раскоряченную у вонючего толчка с красным изможденным от напряжения лицом, забрызганную моей спермой… Блузка её была расстегнута, лифчика не было изначально, и над правой грудью маркером с трудно смываемой краской мной была аккуратно выведена огромная буква Б. Ей оставалось ещё четыре буквы для сбора слова целиком, знаменовавшего окончание всех испытаний и посвящение в мои рабыни. Юбка была по-прежнему на ней, но была высоко задрана показывая абсолютно всё… Эта сучка лежала у унитаза в прострации легонько протирая свою голую пизду, с осознанием того что я так и не разрешил ей кончить. К слову она получила право, на оргазм только после пары встреч, в то время когда её ебал в жопу один мой чернокожий приятель, прибывший из Эфиопии учиться да оставшийся в Союзе, разрывая её пополам своим огромным хуем — настоящее удовольствие через боль. Мы договорились встретиться на следующий день.

Было несколько испытаний, которые я должен был дать ей, и она прошла их просто на одном вздохе. Она преодолела все четыре в один мах. На автобусной остановке я приказал расстегнуть ей блузку и показать мне сиськи. В торговом центре я потребовал у неё снять трусики и отдать их мне. И крошечные трусики упали в мою руку гораздо раньше, чем я даже мог себе представить. Прилюдно я заставил её встать на колени перед собой и облизать мою обувь. А потом я отвез её на одну квартиру, где её одновременно поимели троё. Потом отвели в ванну и одновременно втроём помочились на неё. После чего над её грудью, была дописана последняя буква, и теперь надпись, словно вывеска красноречиво говорила: БЛЯДЬ. Да, эту девчонку воистину ничем не испугаешь! Она любит, когда её трахают во все дыры. Любит когда на неё ссут. Она удовольствием проглатывает сперму и обожает её вкус. И я придерживаюсь весьма высокого мнения о её оральных способностях, к тому же она испытывает крайнее наслаждение от этого процесса. Невозможно сосчитать, сколько членов пересосал ее сладкий рот, и сколько раз она глотала мужскую жидкость. Впрочем, вы сами сможете по достоинству оценить её компетентность, когда мы спустимся к вам после представлений. Кстати похожее испытание в разных вариациях, проходят все новые рабыни моего клуба. Без исключения.

При этих словах Николай многозначительно посмотрел в сторону угла, где расположился Сергей, своим особенным взглядом и мужчину всего передернуло. Сердце затрепыхалось в груди. Его охватило безумное волнение от одного лишь малейшего допущения, что Таня… его Таня была в числе этих полусумашедших фанаток этого безумного типа на сцене! Разве могла она пойти на такое? И ради чего? От одной только мысли о том, что руки каких-то незнакомых мужиков дотрагивались до неё, становилось не по себе, а уж от возможности чего-то большего Сергей был на грани истерики.

— Подытоживая историю 116-й, и к чему она пришла. Она оказалась действительно готова к новой жизни… очень быстро и легко нашла себя в мире бдсм практикуемого мной. В этом она нашла выход своим страстям, получив своеобразную отдушину, сублимацию, для всех своих наклонностей, своих импульсов. Правда её пугает сильная боль, но очень волнует унижения… 116-я, представь зрителям свои дыр…

Телефон зазвонил, и Николай, извинившись перед аудиторией, извлек свой сотовый и ответил на звонок. По характеру разговора всем стало понятно, что звонят, насчет каких-то неулаженных вопросов с противопожарной безопасностью. Николай давал разъяснения, одновременно водя рукой по выставленному обнаженному женскому телу перед собой. Его рука скатилась с живота к влагалищу рыженькой. Та задрожала и закрыла глаза. Он говорил с пожарником, одновременно играя с киской девушки, играя с её клитором. Зал был восхищен номером. Когда девушка уже была на краю оргазма, разговор закончился, мужчина убрал руку и спрятал телефон.

После чего порядочно заведенная девушка, следуя указаниям Николая, повторила номер, показанный её старшей подругой — поворачивалась, что бы дать, полное представления зрителям о своих интимных отверстиях. Она максимально прогнулась в спине, поставила ноги в стороны и как только возможно сильно выпятилась, раскрывая свои крайне аппетитные округлые ягодицы руками.

Сергей увидел, что её задняя часть тела была избита. Спина была буквально испещрена свежими рубцами, попка была крест-накрест исполосована, словно ее совсем недавно били хлыстом. Но если не обращать внимания на следы от экзекуции — зрелище, было таким красивым, что у Сергея перехватило дух.

Николай между тем пояснил, что это наказание было за то что, девушка без разрешения кончила, под языком собаки, которая этим утром трахала её.

— Я привел её сегодня к другу, у которого есть хороший кобель. Она стояла раком, я держал её на коротком поводке… а кобель уже нагло обнюхивал её пизду и слизывал течку… и тут моя сучка не выдержала и кончила. Можете представить себе какое скотство!

Послышался дружный смех. Девушка же густо покраснела и вся затрепетала.

— Мне было очень неудобно перед своим другом, получается я хуже дрессировщик, чем он?

Мужчина развернул девушку и потянул к своим ногам. Рыженькая тотчас опустилась вниз, согнувшись, наклонила голову. Длинные ярко рыжие волосы рассыпались ей на лицо, когда она опустила голову вниз и тянула губы, нацеливая на обувь мужчины. Едва дыша, она поцеловала носок каждой черной туфли.

— О хозяин, пожалуйста, простите… — Сорвалось с её губ, всё её тело лихорадочно трясло. — Вы всё для меня! Умоляю, умоляю, простите меня! Я буду послушной, клянусь вам… Это глупая ошибка… Я готова ползать у Ваших ног и целовать Вашу обувь всё время! Мне ужасно стыдно! Этого больше никогда не повториться…

Стараясь покрыть своими поцелуями как можно большую поверхность обуви, дрожащим голосом девушка бормотала:

— Умоляю вас, умоляю… Простите меня…

— Лижи, давай!

Рыженькая высунула язычок, стала лизать. Тщательно обмывая слюной всю поверхность, облизывая и сглатывая.

Сергей в ужасе наблюдал как на руках и коленях перед самодовольным ублюдком, с высоко задранной кверху в воздухе задницей и прижатой к полу головой унижается привлекательная сексуальная девушка. Это было просто немыслимо!

Мужчина же снисходительно улыбался и дал девушке возможность облизывать свою обувь на глазах у всех в течение, по меньшей мере, минуты.

После чего он отправил своих любовниц за каким-то креслом и женщины скрылись из виду. Мужчина заполнил образовавшуюся паузу, развлекая народ парочкой неприличных сальных анекдотов. Вскоре за кулисами послышался шум и грохот, и неразлучный дуэт вскоре вновь предстал перед публикой, при этом он чуть было не растянулся на полу пару раз, неуклюже с трудом таща волоком тяжелое кресло своего хозяина в центр сцены.

Взгромоздившись в кресло, мужчина небрежно откинулся на высокую спинку, забросил ногу на ногу и с довольным видом пригладил пальцами свои узкие усики. Какое-то время он просто обозревал стоящих на коленях перед его «троном» запыхавшихся женщин, затем приказал встать одной рядом с другой.

— Сейчас поиграем в Госпожу и рабыню, — сказал он, обращаясь к залу. — А вы друзья посмотрите…