реклама

Свежие записи

Такого я не ожидала : Эротический рассказ

( из письма в редакцию одного журнала)

Меня зовут Света, мне тридцать шесть лет. Моему мужу Илье сорок один. Мы прожили в счастливом браке целых двадцать лет, и у нас есть 18 дочь Настя. Мы были счастливой семьей, жили в достатке, и ничто не предвещало беды. Конечно, за такой большой промежуток времени наши чувства слегка охладились, но это никак не влияло на наш счастливый брак. Муж много проводил времени с дочкой, водил нас по ресторанам, дарил шикарные подарки на праздники. […]

[…] Я заметила перемены совсем неожиданно. Илья вдруг начал как-то особенно относиться к своей внешности. Сменил одеколон, стал одеваться более молодежно. Сначала мне просто казалось, что он пытается молодиться перед другими. Зачем это ему? Он выглядел гораздо моложе своих сверстников – крепкое телосложение, закаленное физическими тренировками, отменное здоровье. Он был очень красив – сероглазый брюнет. В постели он просто вытворял чудеса, и некоторое время я даже злилась на него, потому что не могла выспаться толком. Два, а то и три раза за ночь было для него нормой. Конечно, со временем страсть поутихла, но вдруг я ему просто-напросто надоела? Естественно, я не могла и подумать, что он кому-то изменяет. Он нашел общий язык с Настей, вместе они проводили настолько много времени, что я даже начала завидовать. Но потом меня осенило – Настя могла знать причину его нового поведения.

К сожалению, осторожные расспросы ни к чему не привели. Настя ничего не знала, а я продолжала циклиться на мысли, что у него появилась любовница. Это не укладывалось в голове. За все годы он ни разу не посмотрел на другую женщину, хотя они оборачивались ему в след. Особо наглые пытались флиртовать и заманивать, но даже у них не получалось. А теперь? Что мне делать? Может, проблема во мне? Я выглядела очень неплохо. Вполне стройная фигура, полная грудь, большие голубые глаза, золотистые волосы. Я могла поспорить в красоте даже с двадцатилетними. Тогда почему?

Я решилась еще раз поговорить с дочкой. Настя – достаточно сложный ребенок, с ней часто бывает трудно совладать. В шестнадцать лет все дети трудны в понимании, но Илья с ней ладил великолепно.

Я пришла в самый неподходящий момент – Настя стояла абсолютно голая перед зеркалом. Сначала она разозлилась, но потом ее гнев стих.

— Мама, смотри какое белье купил мне папа,- сказала она, одевая обновки.

Его вкус был весьма будоражащим, подумала я, наблюдая за дочерью. Шестнадцать лет… еще не девушка, но уже и не девочка. Насте позавидует любая модель – худенькая и стройная, она была невероятно соблазнительной. Крохотные тоненькие трусики обтягивали аппетитную круглую попку. Ровный живот, стройные ножки. Изящный лифчик едва не впивался в худенькие лопатки, поддерживая, впрочем, совсем небольшую грудь. У нее были серые глаза, а так же темные волосы до плеч, но лицом она походила на меня.

— Совсем не давит,- похвалилась Настя, крутанув попкой из стороны в сторону. Да, у Ильи определенно был вкус к выбору белья. Это комплект был даже красивее, чем тот, что он подарил мне недавно.

Илья и Настя часто шутили, что на улице их принимают за влюбленную пару. В самом деле, если бы не родство, они могли стать хорошей парой.

Я одарила дочку неискренней улыбкой, поддакивая ее восторгу, и потом ушла. Я так и не решилась спросить ее. Боже мой, и что я просила? «Настя, будь добра, последи за своим отцом. Мне кажется, он стал шляться по бабам».

Дни шли, и все очевиднее ощущались перемены. Муж совсем похолодел ко мне. По ночам он отворачивался спиной, отговариваясь усталостью, а днем выглядел сухим и сдержанным. И только дочь продолжала общаться с ним, как ни в чем не бывало, а порой переходила все рамки приличия. За ужином она села Илье на колени, обнимая его за шею и прижимаясь к нему.

— Я, чтобы меня покормил папа,- сказала она.

Я сказала, что она уже не ребенок, и пусть оставит отца в покое.

Илья только отмахнулся:

— Да ладно! Мне не сложно.

И он принялся кормить ее! Потом он вытер ей губы, и она поцеловала его:

— Спасибо, папочка! Я тебя очень люблю!

— Я тоже люблю тебя,- ответил он.

Я сидела, словно в параличе. Они говорили так, словно были не отцом и дочерью, а мужем и женой. Они словно не замечали меня, продолжая смотреть друг другу в глаза с такой нежностью и любовью, что меня посетила ужасная мысль! Настя, наша дочь… и есть его любовница!!!

Мне было дурно, но я не показала виду. Этого не может быть. Илья ведь не такой! Он не мог заниматься сексом с нашей дочерью. Это просто дико, это невозможно осознать!

Ночью я долго не могла уснуть. Настя спит с Ильей… это просто бред какой-то. У нее на-верняка есть мальчики, зачем ей отец? Конечно, они любят друг друга, но это не более чем любовь родителя к родному ребенку. Я перебирала в уме различные воспоминания, и ни разу не могла вспомнить, когда еще Настя могла себе такое позволить.

Измотанная, я заснула только под утро. Через пару часов я собралась и ушла на работу. Обычно я работаю до пяти-шести вечера, Илья и Настя приходят домой много раньше. Так получилось, что домой я сегодня вернулась намного раньше.

Илья и Настя уже были дома. Рядом с ботинками мужа я увидела женские, невероятно красивые туфли. Новый подарок для дочки, сразу поняла я, тяжело вздыхая. Он баловал ее подарками много чаще, чем меня.

Я собралась переодеться. Дверь в спальню была закрыта. Стоило мне подойти к ней, как я услышала судорожные женские стоны. Сердце вдруг заколотилось к груди. Я чуть приоткрыла дверь, едва заглянула.

То, что я увидела, повергло меня в шок. На нашей кровати, широко раздвинув ноги, лежала абсолютно голая Настя. Сверху над ней навис Илья, врываясь в нее быстрыми толчками. Настя сдавленно стонала, громко вскрикивая при очередном толчке. Он схватил ее за руки, прижимая их к постели, сам прижимаясь к ней. Их губы слились в страстном поцелуе. Илья ускорился, и Настя едва не кричала – ей было тяжело принимать в себя такой большой член, как у мужа. Ее тело продолжало извиваться, подобно гибкой змее. Внезапно они сменили позу. Теперь Илья лежал на спине, а наша доченька гордо восседала на нем. Она сдавленно пискнула, когда полностью села на него, а потом принялась осторожно двигаться вперед-назад.

Она нагнулась, чтобы поцеловать его в губы; а потом резко откинулась назад, демонстрируя торчащие розовые соски и ровный живот, плавно переходящий в гладко выбритый мысок с тонкой полоской волос посередине. Его сильные руки гладили ее тело, пальцы теребили упрямо торчащие соски. Потом он погладил большим пальцем ее мысок, ныряя в его глубь, и едва потянул на себя; девочка застонала еще сильнее. Точно так же он ласкал меня…

Потом он вытащил скользкий, весь в смазке, палец и провел им по лобку Насти, словно вытирая его об мягкие волоски. Палец пополз выше, пока не достиг ее маленьких грудей. Муж схватил соски и ущипнул их, а потом принялся по очереди целовать. Настя взвизгнула, когда Илья укусил один из них – в этот момент ее пронзила невероятно сладкая боль. Он ласкал дочку точно так же, как меня…

Настя прижимала его голову к груди, продолжая все быстрее двигаться на нем. Ее соски уже покраснели.

— Давай на боку,- предложил он. Настя протестовала.

— Дочка, не спорь.

Он легко поднялся на ноги, все еще находясь в ней. Потом резко приподнял и бросил легкую девчонку на кровать.

Настя радостно взвизгнула. Она перевернулась на бок, выгибая попку своему отцу. Он лег позади, поглаживая большой, блестевший от выделений девушки фаллос. Настя гостеприимно подняла ногу, обнажая покрасневшие половые губы… мгновением позже обнаженная головка члена моего мужа коснулась влажных губ дочки. Небольшое усилие, и его член плавно скользнул внутрь, до самых яиц.

Настя снова сомкнула ноги, прижимаясь к отцу спиной. Сильными толчками он долбил ее, а девочка старалась прижаться к нему при каждом толчке. Так они двигались буквально пару минут, все быстрее и быстрее!

— Да, да!- стонала Настя.- Трахай свою кошечку! Трахай меня, трахай!!

Внезапно «кошечка» остановилась и протяжно застонала. Ее тело судорожно билось, и муж осторожно удерживал ее в объятиях. Настя обмякла, слабо постанывая – Илья не прекратил движение.

— Доченька хочет попробовать теплой папиной спермы?- сдавленно проговорил он.

Настя кивнула. Он вышел из нее, и дочка придвинулась вплотную к его большому блестевшему члену. Илья принялся онанировать, но никак не мог кончить.

— Позволь мне, папочка!- ласково проговорила Настя и взяла его член в свои ручки. А по-том принялась очень быстро мастурбировать ему! Ее ручки двигались с невероятной скоростью, и даже муж не сдержался.

— Дочка, ты сильно сжимаешь, мне больно.

Настя принялась двигать чуть медленнее, целуя и дразня языком обнаженную головку.

— Лови!- успел проговорить Илья и сдавленно простонал.

Из головки густыми толчками брызнуло семя мужа. Настя широко открыла рот, но капли семени блестели у нее на носу, на щеке. Она продолжала мастурбировать, а сперма отца продолжала извергаться в ее ротик. Наконец, Илья облегченно вздохнул. Настя обтерла с лица все капли, а потом слегка надавила ноготками в нижнюю часть пениса, собирая последние остатки из глубин. Вся эта приличная капля шлепнулась дочке на язык, и она громко сглотнула, а потом поцеловала красную головку.

— Как на вкус?- весело поинтересовался муж.

— Как всегда вкусно, папочка,- ответила Настя и хихикнула.- Теплая, терпкая и очень густая. То, что я люблю.

— Моя шалунья,- прошептал он и поцеловал ее в губы.

Он лег на спину. Настя легла рядом, прижимаясь к нему.

— Мне нравится папина сперма, потому что она очень вкусная,- проговорила она.- Мне хочется еще твоей спермы.

— Не все сразу, дочка,- ответил он.- Надо немного приберечь для мамы.

Настя презрительно скривилась.

— Ты говорил, что мама не пробовала твою сперму на вкус. Она старомодная. Тебе приходится надевать презерватив, что бы кончить внутри нее. Почему ты в меня ни разу так не кончил?

— Малышка, я говорил тебе, почему. Во-первых, ты можешь забеременеть. Во-вторых, если я кончу в тебя, ты не сможешь поглотать ее.

— Я устала таскать ваши презервативы. Больше не хочу пить твою сперму из резинки. Она совсем холодная и не такая вкусная. Зато мне нравятся облизывать с него соки мамы. Она тоже очень вкусная. Но ведь она не разрешает тебе пить свой сок, да?

— Да, милая. Маме не нравится, когда папа ласкает ее языком. Зато мне очень нравится твой сок, ты очень вкусная.

— Может, тебе стоить бросить ее и остаться со мной?

— Нет, детка,- мягко ответил он.- Я люблю маму так же сильно, как и тебя. Вы обе дороги для меня, и не проси меня выбирать.

— А в попу она тебе дает?

Настя, видимо, никак не могла угомониться.

— Но ведь и мы с тобой этого еще не пробовали. Я надеюсь, я ты и мама когда-нибудь по-пробуем все это вместе.

[К сожалению, остальную часть письма мы не можем опубликовать.]

Автор рассказа:

Генриетта Кунис

Вы можете написать автору данного рассказа, для этого нажмите на картинку с изображением конверта.