реклама

Свежие записи

Тезка

Оценка порно рассказа: 8.9

1994 год был годом Собаки по китайскому календарю. Была весна, и я был влюблен в девушку, с которой вместе учился — назовем ее Мартой. Типичная ситуация, не так ли?

Однако в то время я заметил за собой странную привычку: идя по улице, я останавливался и разглядывал всех встреченных собак — просто стоял и глядел на собаку без всяких мыслей. Внезапно я обнаружил, что мне нравятся собаки, что я люблю собак, и не понимаю, почему. До этого я никогда не любил собак, я даже не замечал их — и вдруг мое к ним отношение так изменилось.

Однажды ночью мне приснилось, что я встретил собаку — маленькую черную собаку с белым пятном на голове. Мы гуляли вместе… Это был просто сон, однако этот сон почему-то произвел на меня сильное впечатление.

Прошло несколько месяцев, наступило лето. Людям, как животным стадным, свойственно кучковаться и тусоваться, и я, естественно, не являюсь исключением — в то лето я тусовался у одной знакомой, в миру известной как Змея, и жившей в деревне за три-четыре километра от нашего города. В конце весны Змее подбросили собаку, которая так и осталась жить у нее.

Однажды вечером, когда я вошел в ее двор, Змея с улыбкой сказала: «У меня уже есть одна, теперь твоя очередь», и показала мне собаку — маленькую черную собаку с белым пятном на голове. Щенка в возрасте трех месяцев, говоря точнее. Щенок подбежал ко мне, махая хвостом. «Ты ей понравился», — сказала Змея.

«Ее зовут Марта.»

Я был слегка шокирован. Мартой звали девушку, которую я любил — но Змея ничего не знала об этой девушке, а имя «Марта» прекрасно подходило для этой собаки — маленькой, черной и озорной.

— Где ты взяла ее? — спросил я.

— Да есть тут у нас один мальчик, — ответила Змея. — С месяц назад он взял домой эту собаку, однако его маму это быстро достало, и она велела ему пойти и выбросить собаку, оставить где-нибудь в деревне — может, кто-нибудь и возьмет. И этим «кто-нибудь» оказалась я.

— А что же ты не оставишь ее себе?

— Я бы с радостью, но моему семейству и одна собака не нравится, а две — это уже слишком. Так что подумай о том, чтобы взять ее себе.

— Мама никогда мне не позволит. Моя мама вообще не любит животных.

— А ты поставь ее перед фактом, что это твоя собака, и она ничего не сможет с этим поделать, — посоветовала Змея.

— Нет, я, пожалуй, не смогу. Предложи кому-нибудь еще, — сказал я.

Итак, собака пока что жила у Змеи, а я вместе с друзьями приходил к Змее почти каждый вечер, так что я мог видеть собаку достаточно часто — и она нравилась мне все больше и больше.

Марта, собака, имела странную (или не очень?) привычку: она любила «целовать» людей, то есть лизать их губы. И она целовала всех, кого встречала — но никогда не целовала меня. Однажды, когда Марта, как обычно, сидела у кого-то на коленях, пытаясь добраться языком до губ сидящего, я обиженно сказал: «Она целуется со всеми, кроме меня» — и вдруг Марта подбежала ко мне, запрыгнула мне на колени и лизнула меня в губы!

Да, мне очень нравилась эта собака, и в конце концов я все-таки решил забрать ее себе. Моя мама собиралась в июле уехать в отпуск, и я планировал взять собаку домой, пока мамы не будет, и «поставить ее перед фактом», когда она вернется. Однако была лишь середина июня, и мне нужно было ждать еще пару недель.

Каждый вечер, шагая по лесной тропинке к Змее, а также и в любое другое время дня, я мечтательно думал: «Вечером я снова встречу ее…» И спрашивал себя: «Слушай, ты думаешь об этом, словно о свидании со своей невестой! Уж не влюблен ли ты в собаку?..» — «Да нет, не думаю», — отвечал я себе. «Я влюблен в девушку. А что касается собаки… ну… она мне просто очень нравится.»

Наконец настал день, когда родители уехали в отпуск. Я попрощался с ними и пошел к Змее.

— Змея, — сказал я. — Сегодня я заберу собаку.

— Хорошо, — сказала она. — Думаю, ты знаешь, как с ней обращаться. Если чего-то не знаешь, спрашивай у меня. И еще одна вещь: никогда не позволяй ей спать у тебя на кровати. Если пустить ее один раз, она всегда будет там, и запретить это будет уже невозможно.

Вечером я привел собаку домой. «Итак, Марта», — сказал я, — «вот твой коврик. А теперь давай спать». Я выключил свет и лег в постель. Через несколько минут я услышал, что Марта скулит — может быть, ей было холодно, может, она боялась темноты, а может, она просто чувствовала себя одинокой — не знаю, но она скулила. Я включил свет и сказал: «Прекрати скулить, возвращайся на коврик и спи. Спокойной ночи». Но как только я выключил свет, она снова начала скулить. Долго выдерживать это я не смог — минуту спустя я опять включил свет, сказал «Ну ладно, иди сюда», и взял ее в кровать. И всю ночь собака спокойно спала под одеялом…

Я был счастлив. Однако через несколько дней я увидел, что собака, вероятно, больна — она была инертной, ее глаза начали гноиться… Немедленно я отвел ее к ветеринару. Ветеринар сказал, что у нее чумка, и что он попытается ее спасти, но обещать ничего не может.

Каждое утро я ходил в ветлечебницу, чтобы сделать собаке уколы. Марте становилось все хуже и хуже, она ничего не ела — но через неделю ей стало получше. «Все будет в порядке», — сказал ветеринар. «Но если бы ты принес ее днем позже, она была бы уже мертва.» Через неделю или две Марта выздоровела окончательно.

Июль прошел, и родители вернулись домой. «Что это?! Собака?!» * воскликнула мама. «Немедленно избавься от нее.» — «Нет, мама», — сказал я. — «Чтобы избавиться от нее, тебе придется избавиться и от меня. Это моя собака, и она живет здесь уже месяц.»

И собака осталась у меня.

Меня беспокоила еще одна мысль: как мне сказать Марте — девушке — что мою собаку тоже зовут Мартой? Я был уверен, что она обидится… Однако тогда я встречался с девушкой редко, не чаще раза в месяц — и с течением времени все реже и реже. Так что я просто не говорил ей, что у меня есть собака.

Время шло. Однажды я вернулся домой пьяным и внезапно решил позвонить Марте.

— Марта, — сказал я. Собака, лежавшая на полу, подняла голову и махнула хвостом. — Привет. Ты меня еще помнишь?

— Привет. Конечно, помню, — сказала девушка на другом конце телефонной линии.

— Я не видел тебя уже полгода. Мы можем встретиться?

— Да. Может быть, давай я к тебе приеду?

— Конечно! Приезжай! — завопил я.

— Только еще одна вещь… Я буду не одна, ладно? Есть один парень, мы… ну, мы просто вместе ходим на тусовки…

— Конечно, — сказал я упавшим голосом.

На тусовки, блин, они вместе ходят. Как же-с.

Через неделю Марта со своим приятелем приехала ко мне. Ее бойфренд был на несколько лет старше меня и отзывался на кличку Индеец.

Мы сидели на кухне и пили джин-тоник. Естественно, собака тоже была здесь. Марта и Индеец гладили ее, но не спрашивали меня, как ее зовут. Я сидел и думал о том, что говорить, когда они спросят у меня ее имя, и как объяснить этакое совпадение.

Однако я был буквально спасен своим братом, тоже присутствовашим здесь. Он стал гладить собаку, приговаривая: «Марта, Марта, хорошая собака, хорошая…»

— Как ты ее назвал? — удивленно спросила девушка.

— Марта, — ухмыляясь, ответил мой братец.

Девушка повернулась ко мне.

— Почему ты ее назвал так? — спросила она.

— Я… ну… Это не я, это Змея ее так назвала, помнишь, Змея, я тебе про нее рассказывал, это она дала мне эту собаку, ее уже так звали… — заверещал я.

— Ну ладно, ладно, успокойся, — сказала Марта и позвала собаку:

— Ну что же, тезка, иди сюда…

Это было год назад — в тот самый год, когда Microsoft выпустила Windows 95 С того момента я не видел девушки, и очень редко звонил ей. Прошла любовь, завяли помидоры… а может, и нет?

В ту осень я понял, что девушки не привлекают меня так, как должны бы — и что собак я люблю «странною любовью», то есть испытываю к ним некое сексуальное влечение. И я подумал: может быть, я зоофил? Слово «зоофилия» было мне знакомо. Я знал, что трахать коров/коз/лошадей/все, что движется — обычное дело на фермах и в местах заключения. Но собаки? Единственным, что я слышал об этом, была байка о человеке, который по пьяни попытался изнасиловать свою собаку — и собака откусила ему все принадлежности.

В конце осени 1995 бум Windows 95 прошел, и начальсь повальное ошизение на почве Internet и WWW. Я пошел к другу, у которого был доступ к Internet, чтобы посмотреть, «что это за Web такой». Из журналов я знал о поисковых системах, так что первым узлом, который я посетил, была AltaVista. Первым введенным ключевым словом было слово «zoophilia». Первая найденная страница оказалась страницей Stasya.

Это было великолепно. Естественно, я понимал, что я не один такой в мире — но я был не единственным в сети! Всю ночь напролет я сидел возле компьютера, читая Web-страницы, потом ASB… Через несколько дней я получил свой собственный адрес в Internet.

Так что я хочу поблагодарить Stasya и других зоофилов в Сети. Теперь я убедился в том, что я зоофил. Я считаю себя зоофилом. Я зоофил. И я люблю свою собаку.