реклама

Свежие записи

Уроки английского : Эротический рассказ

Когда мне исполнилось 16 лет и я перешел в очередной класс, мои родители задумались о том, что мне было бы неплохо изучать иностранный язык. А так как в середине 90-х человек, знающий хотя бы английский, мог сделать только на одном этом знании языка приличную карьеру и заработать, то мне быстро подыскали преподавателя. Правда семья у нас была небогатая, так что и преподаватель был, а точнее была не самого высокого уровня знаний. Но выбирать в то время не приходилось. Звали ее Роза Альбертовна, было ей слегка за 40, жила она одна в однокомнатной квартире в районе метро Перово, там же и давала уроки.

Наши занятия проводились два раза в неделю, я старался заниматься изо всех сил, и уже через полгода достиг минимального уровня, достаточного для того, чтобы отвечать на самые простые вопросы. Мы занимались по цветному учебнику с картинками, где в конце каждой главы мне предлагался тест, пройдя который, мы переходили к следующей теме. Как раз к весне, подошел к концу и учебник, и мы логически подошли к тестированию. Однако Роза Альбертовна заявила, что проводиться будет большой тест по всему учебнику, и что он будет проходить на ее компьютере, правда в обычное время она не может его провести, так как у нее какие-то дела срочные и к ней кто-то там приезжает, и мы договорились на субботу на три часа дня.

В назначенный день я приехал на тест. Роза Альбертовна (порно рассказы), впуская меня в квартиру, предупредила, что она не одна и у нее гость, но гость скоро должен уйти, а она включит мне тест, а сама пойдет на кухню со своим гостем, чтобы закончить какие-то свои дела. Войдя в комнату я увидел немного полноватого мужчину лет пятидесяти с крючковатым коротким носом и кучерявыми бледно-рыжими волосами с начинающейся лысиной. Мужчина был одет необычно для меня: бежевые чуть широкие штаны и зеленая рубашка на выпуск. Я решил, что он иностранец и оказался прав. Роза Альбертовна сказала: «Знакомься Олег! Это Питер», и что-то быстро сказала Питеру. Я понял, что она сказала мое имя и услышал: «Hello Oleg!» и больше ничего не смог понять. Питер улыбался. После знакомства, учительница включила мне компьютер, открыла файл с тестом, и они ушли на кухню, откуда я услышал речь на английском, но опять не смог понять о чем они разговаривают, поэтому решил сосредоточиться на тесте. Тест давался легко и я довольно быстро продвигался, поэтому ближе к концу Роза Альбертовна и Питер вышли из кухни. Я услышал на ломанном русском «Пока Ольег!», и Питер ушел. Моя преподавательница мне сказала, что ей нужно еще посмотреть и заполнить кое-какие документы на кухне, и что она чуть позже подойдет чтобы проверить как у меня идут дела.

Я буркнул что-то вроде: «Угу», и углубился в тест. Вот тест пройден, о чем мне сообщила программа, однако Роза Альбертовна еще была на кухне, и я решил, что лучше не стану ее отвлекать. От скуки, я стал лазить по компьютеру. Тут моё внимание привлекла папка всего с одной буквой «Х». Открыв ее, я понял, что внутри находятся какие-то картинки, не задумываясь я кликнул мышкой по самой первой и тут… я просто обомлел: это была порно-картинка. На картинке темноволосая девушка с ярко накрашенными губами, прикрыв глаза, облизывала языком огромный темно-красный член с почти сиреневой головкой. Кровь ударила мне в лицо, я весь напрягся и застыл, а в низу, там где ширинка, стало очень тесно и горячо. В замешательстве от увиденного, я левой рукой нащупал свой член сквозь джинсы и стал его слегка сжимать. Вместо расслабления я стал еще больше напряженным и машинально засунул свою руку прямо в джинсы и стал уже просто мять свой член, совершенно не задумываясь о том, что в любой момент меня смогут застукать. Потом я стал открывать другие картинки по очереди. На них были девушки: сосущие, облизывающие и берущие в рот разные члены, облизывающие и проглатывающие яйца, а так же сцены, где из членов вырывались струйки спермы, которые попадали девушкам в рот, на лицо, в глаза, на подбородок, на щеки и просто сперма, только вылетевшая в сторону лица. При этом, почти все лица девушек были слегка улыбающимися или выражали блаженство и удовольствие. Я просто впал в экстаз и перестал дышать, сильно сжимая свой член. Потом, где-то начиная с середины списка, на картинках стали появляться молодые парни, делающие минет и принимающие сперму в рот и на лицо. Меня словно током ударило. Я почти уже кончил, только от одного созерцания увиденного и не думал больше ни о чем, когда меня легонько похлопали по плечу. Через секунду, я, вернувшись в реальность, спохватился, не зная, что делать: то ли убирать руку, то ли закрывать картинку. Но было поздно, я проклинал себя за любопытство и чувствовал как краснеет мое лицо и приближается вполне осмысленное значение слова позор.

— Я смотрю, что ты с тестом справился быстро, и даже слишком! — глухо произнесла Роза Альбертовна, — и уже лазаешь по чужому компьютеру!

— Извините пожалуйста. — пробурчал я, упираясь взглядом в пол.

— Это неприлично! Придется пожаловаться твоим родителям! Я перестану с тобой заниматься! — зазвучал мой приговор. Я просто не знал, что делать и что сказать, мне было страшно от того, какой скандал мне закатят родители, узнав, что я наделал.

— Тебе понравились все картинки? — внезапно услышал я. Я просто кивнул головой, продолжая смотреть вниз и соблюдая молчание.

— Хм! Интересно! Судя по тому, куда ты запустил руку, тебе стоило бы разрядиться. — внезапно произнесла она. Я не знал что делать и что говорить, поэтому ничего не сказал.

— Открой опять картинки! — почти приказным тоном сказала Роза Альбертовна и села рядом со мной так, чтобы видеть и меня, и экран монитора. Я уставился в монитор и открыл картинку с того файла, на котором все закончилось, потом стал открывать еще и еще картинки. Возбуждение опять стало расти.

— Достань его! — требовательно сказала она. Я почти замер на мгновенье от услышанного. Потом, поймав себя на мысли, что это возбуждает еще больше, расстегнул ширинку и вытащил свой член. Он стоял так твердо, как у меня еще никогда не стоял. — Ого! — засмеялась она. — давай помастурбируй его слегка, только не кончай! Я взял в ладонь свой член и стал мастурбировать. Казалось, что я могу кончить только от одной мысли того, что вот так, онанируя свой член, разглядывая в мониторе юношей, делающих минеты и принимающих чужую сперму, а на меня смотрит моя преподавательница английского языка.

— Что ж! Чтобы ничего не покинуло эту комнату, тебе придется сделать еще кое-что, правда тебе все разъяснит Питер. — учительским тоном произнесла Роза Альбертовна, — Он к тому же скоро придет.

Я не знал, что делать: такое количество информации с одной стороны пугало меня, с другой — перспектива скандала с родителями, а так же любопытство говорили мне идти дальше, и я вздохнул: «Хорошо.»

После этого, Роза Альбертовна попросила меня закрыть картинки и сказала, что мне нужно немного расслабиться и успокоится на время. Для этого она мне нальет чаю и даст немного коньяка «для храбрости». Коньяк я попробовал впервые, и он показался мне горьким, поэтому срочно пришлось запивать его чаем. Однако минут через пять мне стало как-то спокойней и, казалось, я могу настроиться на то, чтобы не думать вообще ни о чем. Как раз в это время раздался звонок в дверь и Роза Альбертовна поспешила открыть дверь. Пришел Питер. Они о чем-то на английском переговаривались в прихожей несколько минут. Я практически ничего не разбирал из того, что они обсуждали, лишь пару раз услышал свое имя и в конце разобрал слова Питера: «Great!». Потом на кухню вошла моя преподавательница с вещами в руке и сказала, что Питер только с улицы и ему надо в ванную, а потом она сделает нам всем чай и мы сядем в комнате, а мне пока надо одеть эту облегающую белую майку, а так же белые носки, при этом мне надо остаться в джинсах но уже без трусов. Она вышла, оставив мне новую одежду. Я разделся, снял трусы, надел майку — она сильно обтягивала мое тело, была немного маловата мне и заканчивалась прямо на пупке и совершенно не прикрывала мою задницу; потом надел джинсы на голое тело и, в конце, натянул носки — они тоже были чуть маловаты, плотно облегали и были чуть выше щиколотки. Потом я вышел в комнату и молча сел на свой стул и стал ждать.

Через минут десять-пятнадцать в ванной прекратился шум душа, и еще через три минуты вышел довольный Питер, причем был он одет в те же бежевые штаны и зеленую рубашку.

— Hi Oleg! — заулыбался он и взъерошил мои волосы на голове

— Hi Peter. — застенчиво ответил я.

Потом Питер стал еще что-то говорить и спрашивать, так же улыбаясь, но тут я столкнулся с тем, что называют языковым барьером и просто перестал понимать вообще, что он говорит. Затем Питер сел на стул, но уже как бы на углу стола от меня, при этом угол просто был маленькой границей, разделяющей нас. Роза Альбертовна принесла поднос с тремя кружками, вареньем и чайником и разлила нам чай. Возникла пауза. Питер снова что-то заговорил, а Роза Альбертовна начала бойко переводить деловым тоном:

— Ты хороший юноша, — перевела она, — ты мне очень понравился с самого начала!

— Не стоит пугаться того, что ты увидел на этом компьютере, это смотрят все взрослые, только у нас взрослых не принято это всем рассказывать. Ты это понимаешь? — услышал я свою переводчицу.

— Понимаю.

Питер снова стал быстро что-то говорить вкрадчивым тоном:

— Ты молод и еще не научился справляться со своими мыслями и желаниями. Поэтому я хочу тебе дать несколько уроков, открывающих тебе путь во взрослый мир. Если ты не против, открой картинки снова, но там, где с ними тебя увидела Роза, и начинай их листать вперед. — услышал я перевод его слов. Я открыл на том месте, где, как мне, показалось меня застукала преподавательница. На первой же картинке парень, примерно моего возраста, улыбаясь (насколько можно было понять, что он улыбается), держал во рту напряженный мужской член, да так, что было видно как его член внутри упирается в щеку, выдавая контур головки. Питер спросил нравится ли мне, и я утвердительно кивнул головой. Я стал открывать еще и еще картинки, и, где-то через минуту услышал как расстегивается молния, и понял, что это молния на штанах Питера. Я не смел повернуть голову чтобы посмотреть в его сторону. Потом Питер опять заговорил, но уже глухим шепотом:

— Расстегни свою молнию и достань его! — сказала Роза Альбертовна. Я выполнил и достал свой уже стоявший во всю член.

— Питер хочет потрогать его, чтобы убедиться, что он стоит как надо. Ок? — спросила она.

— Ок. — я кивнул, не отрывая глаз от монитора.

Я почувствовал легкое касание, и вот мой член уже охвачен теплой ладонью Питера. Он стал мне неспешно мастурбировать. Я опять стал впадать в тот сумасшедший электрический экстаз. Потом его ладонь стала прижимать мой член к животу и его пальцы нырнули туда вглубь, я почувствовал как его пальцы касаются моих яичек, осторожно сжимая их и перекатывая. Эрекция, казалось, возросла у меня в сто раз. Я думал, что сейчас кончу и просто лопну от возбуждения. Я тяжело задышал. Однако, он все это быстро почувствовал и убрал свою руку. Потом я услышал опять перевод:

— Встань, сними свои джинсы и положи их на стул. Не глядя ни на кого, я встал со своим торчавшим членом, расстегнул пуговицу на джинсах, положил их на свой стул и остался голым в майке и носках.

— Повернись медленно, — услышал я ее приказ. Когда я стал поворачиваться к Питеру спиной. Я услышал его фразу:»Stop!» — и остановился.

— Раздвинь пошире ноги и чуть наклонись вперед! Выпяти свою задницу! — так же по-деловому звучал перевод. Я выполнил все в точности, и почувствовал руку Питера на моей промежности

— Good! Very Good boy! — прошептал опять он. Спустя мгновенье я услышал как Питер стал отодвигаться на стуле, потом он опять заговорил, а моя преподавательница снова стала переводить:

— Питер просит, чтобы ты стал перед ним на колени и снял с него штаны. Я повернулся, увидел, что он тоже с расстегнутой ширинкой и торчащим членом. На секунду я уставился на его член — он был не таким большим как на картинках, однако немного пухлым, больше розовым и его головка к концу немного уменьшалась. Еще я заметил, что его пах и яйца выбриты. Потом, в точности как мне сказали, я стал перед ним на колени, он немного приподнял свой таз со стула и его член оказался очень близко от моего лица, но как бы на уровне моего лба. Я взялся с боков за края его брюк и потянул вниз. Питер снова сел, при это его член самым кончиком коснулся моего носа. Это было несколько забавно и я улыбнулся, Питер тоже. Он взял мою левую руку и положил себе на бедро, потом взял правую и положил себе на член. Его член пульсировал и был без крайней плоти (потом уже я узнал, что у американцев распространено обрезание). Он был гладким и никак не пах.

— Jerk please! — услышал я.

— Подрочи немного! — перевела Роза Альбертовна. Я стал онанировать его член, сначала едва касаясь, потом сжимая несколько сильнее. Тут Питер мою правую руку прижал к основанию члена и снова заговорил:

— Поцелуй головку его члена! — начала переводить Роза Альбертовна. Я закрыл глаза и чуть дотронулся губами до его головки. Внезапно я услышал стон Питера. Потом опять перевод:

— Питер просит чтобы ты облизал его член от основания до головки. Я высунул язык и самым кончиком провел как мне сказали.

— Больше высуни! Не стесняйся! Проведи еще раз! — перевела его слова она. Я высунул язык как высовывал его у врача и стал не спеша проводить им по члену Питера вверх и в них. Он застонал еще сильнее. Вновь я услышал его шепот, и вновь заговорил его и мой переводчик:

— Открой рот и осторожно губами обними его член. Это было потрясающе: такой крепкий, и вместе с тем гладкий член у меня во рту! Я чувствую его своими губами его крепкий ствол, а языком головку! Член занимает мой рот. Я стал причмокивать, получая удовольствие от процесса. Я никогда не думал, что это может быть так возбуждающе и приятно одновременно. В процессе обсасывания его члена, он положил свою ладонь мне на затылок, слегка нажав вниз. Член стал погружаться в мой рот, я начал давиться и у меня появились слёзы и брызнули наружу слюни. Я немного перепугался, думая, что это некрасиво со стороны, однако услышав глухое «Yeaah!», понял, что это вызывает еще большее удовольствие. Потом его ладонь стала поворачивать мое лицо наискосок и его член буквально упёрся в мою щеку. И снова его ладонь направляет мою голову, на этот раз задирая мой подбородок. Я быстро посмотрел на него, а он вновь заговорил:

— Smile!

— Улыбайся! — потребовала Роза Альбертовна. Я попробовал улыбаться и старался как мог. Питер оскалился и произнес:

— Yes! Goood boy!

Потом его ладонь схватила меня за подбородок, и его большой палец упёрся мне в уголок рта, давя во внутрь. Мне пришлось открыть рот пошире. Питер заговорил снова, а Роза Альбертовна начала переводить:

— Высунь язык! Я высунул и тут же он стал шлепать своим членом по моему языку, губам, носу, растирать им мои слюни по щекам. Я чувствовал себя на седьмом небе от возбуждения и счастья. Опять я услышал его команду, переведенную для меня:

— Высуни язык больше! Попроси его кончить тебе на лицо! Скажи: «Cum on my face please!»

— «Кам он май фэйс плиз» — как мог произнёс я. Он тут же вынул член из моего рта, положил мою ладонь себе на яйца и стал быстро дрочить перед моим носом.

— Смотри на него! Не закрывай рот! — почти криком потребовала Роза Альбертовна. Я подчинился. Питер снова положил свою ладонь мне на затылок, чуть запрокинул мою голову и совсем чуть-чуть повернул ее в сторону Розы Альбертовны. Я услышал щелчок фотоаппарата и успел заметить вспышку, потом еще и еще. Меня ни чуть не беспокоила мысль о том, что меня, с открытым ртом и высунутым языком, ожидающего момента, когда на мое лицо кончит взрослый мужчина, фотографируют прямо сейчас. Темп мастурбации Питера еще больше ускорился. И тут тёплые капли сначала ударили мне по лбу, потом попали в глаз, на нос, потом в нос, в рот, на язык и вокруг рта. Я понял он кончает. Вкус спермы меня не интересовал — мне не было неприятно. Просто мне казалось, что прошла уже вечность, а он никак не закончит кончать. Еще я услышал приказ Розы Альбертовны:

— Не глотай! Вот так! Высунь язык! Не закрывай рот! Молодец! Питер, наконец кончил. Я почувствовал как самые первые капли его спермы стали холодными и начали мне пощипывать лицо. Однако он снова засунул член мне в рот, на это раз только головку, потом сильно выдохнул, чуть вынул и что-то начал шептать:

— Выпусти сперму изо рта! — перевела моя преподавательница. Под вспышку камеры и щелчок объектива, я выпусти порцию спермы, попав ему на головку. Он снова засунул ее мне в рот.

— Улыбайся! Ну улыбайся же! Не бойся! — теперь веселым голосом защебетала Роза Альбертовна.

Питер отошел и еще раз вздохнул. Было видно, что он очень расслаблен. Я продолжал стоять на коленях, не зная, что делать дальше. Тут уже стала дирижировать Роза Альбертовна. Она дала мне салфетки вытереть лицо, потом дала журнал, где были такие же фотографии как и на ее компьютере и сказала чтобы я лег на пол, взял в одну руку журнал и стал смотреть на картинку, а другой стал сам себе онанировать.

Я лег на пол, взял в одну руку журнал, другой стал себе дрочить. Послышались знакомые щелчки камеры и пошли белые вспышки. Роза Альбертовна сказала мне смотреть поочередно то в журнал, то на камеру. Когда я стал кончать, она опять приказом закричала мне:

— Олег! Зажми нижнюю губу! Вот так! Давай дрочи! Не останавливайся! Вот молодец!

После этого всего, мне дали полотенце и отправили в ванную принять душ. После ванной, я уже нормально оделся и мне посыпались вопросы как от Питера, так и от Розы Альбертовны. Меня благодарили, сказали, что у меня подходящая внешность для таких фото. Спрашивали понравилось ли мне. Я стеснялся и согласно кивал головой. Так в разговоре они мне объяснили, что Питер что-то вроде продюсера и хочет меня познакомить со своими коллегами. Еще они спросили, не возражаю ли я, если в следующий раз Питер будет с другом. Его друг очень богатый и щедрый. И что, если ему понравятся мои фото, он даст мне за них денег, а если я ему сильно понравлюсь, то он меня пригласит в Америку и будет хорошо платить так, что я даже не знаю, что бывает столько денег. Но это уже совсем другая история…