реклама

Свежие записи

Вытяжной шкаф. : Эротический рассказ

Сюжет для данной истории прислала одна из читательниц моих рассказов. По её словам, основана история на реальных событиях в одном из московских ВУЗов.

Все, кто учился в ВУЗе по специальности «Химия» или просто бывал в химических лабораториях, знают, что такое вытяжной шкаф. Для остальных я поясню – это встроенная внутрь стены массивная полка с покрытием из негорючей керамической плитки, доступ к которой перекрывается тяжёлой поднимающейся и опускающейся заслонкой из толстого освинцованного стекла. На дальней стенке имеется вытяжка, которая должна по идее выводить наружу всякие ядовитые или просто омерзительно пахнущие запахи во время химических опытов.

Для чего я описываю все эти подробности? Просто в моей лаборатории такая вытяжка сломалась. Перед этим я поставила для своих студентов в вытяжной шкаф ряды колбочек с фенолом и анилином для предстоящего через две пары (пара это два урока по сорок пять минут с пятиминутным перерывом между ними) лабораторного практикума по органической химии. Сама же села за стол проверять сданные ребятами задачи.

Однако мне мешал работать резкий неприятный запах фенола, который почему-то ощущался в лаборатории. Такого не должно было быть, поэтому я подошла к вытяжному шкафу. Так и есть! Вытяжка почему-то не работала, не слышно было характерного гудения воздуха в уходящей вверх трубе. Я попробовала отрегулировать заслонку на дальней стенке, чтобы усилить тягу, но всё было бесполезно. Чёрт! От этого резкого тяжёлого запаха у меня начала болеть голова. Я решила закрыть вытяжной шкаф, опустив стеклянную перегородку.

Эта тяжёлая фрамуга с толстым стеклом и раньше, бывало, застревала в пазах. Вот и сейчас, как назло, опять заслонка намертво застряла. Прежде в таких случаях я вызывала рабочего из технической службы, и усатый мастер-ремонтник каждый раз буквально за пару секунд исправлял проблему. Я видела, как мастер устраняет неполадку – он брал в руки какой-либо длинный предмет вроде указки или чертёжной линейки, наполовину залезал в вытяжной шкаф, и этой длинной палкой поправлял перекосившийся противовес, предназначенный компенсировать тяжесть стеклянной освинцованной перегородки. В теории, всё было очень просто, и поэтому на этот раз я решила не вызывать техника, а выполнить ремонт сама.

Я взяла указку, подошла к вытяжному шкафу и заглянула внутрь. Вон он, противовес. Был он расположен высоковато, мне пришлось встать на цыпочки и тянуться к нему рукой с указкой. Эх, не вышла я ростом… Мои сто пятьдесят пять сантиметров всегда делали меня самой низкорослой в старших классах школы и потом в институте. Хотя был в этом и определённый плюс – парням, как я давно заметила, весьма нравятся миниатюрные хрупкие девушки, по сравнению с которыми парни кажутся более сильными. Ну, ещё чуть-чуть! Не хватало буквально сантиметра-двух, чтобы дотронуться кончиком указки до круглого металлического противовеса. Я слегка подпрыгнула и ткнула указкой, словно рыцарь копьём, металлический противовес, поправляя его.

Сработало, широкая стеклянная заслонка поехала вниз. Но не успела я порадоваться своей маленькой победе, как эта чёртова фрамуга ударила меня по спине. Слишком поздно я вспомнила, что мастер перед началом работы фиксировал стопор на углу шкафа, как раз для того, чтобы перегородка не упала на него в процессе ремонта. Было больно! Я едва не взвыла от боли и попыталась высунуться из вытяжного шкафа. Но не тут то было – тяжеленная сорока- или даже пятидесяти килограммовая заслонка придавила моё тело в районе поясницы. Я подёргалась в этой ловушке ещё несколько раз, впрочем, также безрезультатно. Разве что мои туфли на высоких каблуках упали с ног на пол. Похоже, я застряла в вытяжном шкафу…

***

Прошло несколько минут. Я по-прежнему не представляла, как мне выбираться из этой дурацкой и нелепой ситуации. Мои ноги не доставали до пола, так что надёжной опоры не было. Впрочем, я сомневалась, что даже упираясь ногами смогла бы спиной поднять пятидесяти килограммовую фрамугу. Похоже, без посторонней помощи мне было не выбраться. Я понимала, что коллеги надо мной будут смеяться, но другого выхода не было. Я громко позвала на помощь. А потом через минуту ещё раз. И ещё. Безрезультатно. Толстые стены, толстая входная дверь, да ещё и этот чёртов шкаф… Всё это глушило мой голос. Что же мне, три с половиной часа теперь так висеть, пока не придут студенты на практикум по органике??? Да я же тут от вони быстрее задохнусь!

И тут, словно услышав мои мольбы, небеса послали мне спасителя – я услышала, как во входную дверь постучали. Затем кто-то потянул ручку вниз и вошёл в мой кабинет.

— Ирина Владимировна, можно войти? Я принёс из учебной части подписанный допуск к занятиям, – услышала я робкий голос и с досады заскрипела зубами, узнав вошедшего.

Только не это! Роман Васильев, студент третьего курса, прогульщик и лентяй. Высокий почти двухметрового роста парень, который непонятно где шатался две последние недели, прогуляв без уважительной причины четыре моих занятия. Неудивительно, что я не допустила его к сегодняшней самостоятельной работе, послав за допуском в учебную часть.

— Ирина Владимировна, с вами всё в порядке? – неуверенные шаги приблизились.

— Как видишь не всё. Не мог бы ты, Роман, помочь мне приподнять эту фрамугу? – попросила я, упёршись руками и попытавшись отжаться.

Шаги приблизились. Парень остановился буквально в полутора метрах позади меня. Роман молчал и почему-то не спешил мне помогать. Я попросила ещё раз, на что парень усмехнулся басом:

— Ирина Владимировна, после того, так вы поступили со мной так несправедливо сегодня, вы ещё хотите, чтобы я просто так взял и выпустил вас?

Я подавила раздражение и постаралась говорить спокойно:

— Хорошо, Роман, что ты хочешь? Чтобы я извинилась перед тобой?

— И это тоже. Но сперва я хочу, чтобы вы мне поставили хорошие оценки за сегодняшнюю работу и за последний коллоквиум. И сразу расписались за эти оценки в ведомости, чтобы потом не случилось, что вы передумали.

Вот ведь наглец… Если я ему поставлю хорошие оценки, он может набрать достаточно балов для получения зачёта по моему предмету. Хотя… с его успеваемостью зачёт Ромке не грозит, так что успею отыграться на нём за его наглость. И я дала согласие.

— Только у меня нет с собой ведомости, выпусти меня и я схожу в учебную часть и попишу бумаги.

— Лучше я сам схожу! – воодушевился парень и пулей побежал к выходу.

По дороге, как я слышала, Ромка остановился у входной двери и вынул связку ключей. Я услышала, что он запер дверь снаружи. Боится, зараза, что меня кто-то другой освободит, и тогда не видать ему сдачи последнего коллоквиума, как своих ушей!

***

Ромка вернулся минут через пять. Зашёл внутрь лаборатории и со всей тщательностью запер входную дверь. Подошёл ко мне и просунул под створкой лист бумаги и ручку, положив передо мной.

— Сколько тебе поставить за коллоквиум? Четырнадцати баллов хватит? – поинтересовалась я.

— Нет, ставьте все двадцать из двадцати! – потребовал Ромка.

— Не могу, в максимальную оценку в учебной части не поверят, могут потребовать решённые тобой задачи и лабораторную тетрадь для перепроверки. Я тебе поставлю восемнадцать с половиной баллов из двадцати, это очень высокий результат, — я поставила оценку и расписалась в ведомости.

Ромка взял у меня лист бумаги и стал вслух считать. Потом заявил:

— Нет, так не пойдёт! – мне для получения зачёта по вашему курсу не хватает ещё пятнадцати баллов. – Поставьте мне тогда сразу и хорошую оценку за сегодняшнюю работу, которую я пропустил по вашей вине, и за предыдущие тоже. Но только так, чтобы мне хватило для зачёта.

— Да ты что, Роман, совсем сдурел! – возмутилась я. – Хорошие оценки нужно заслужить, а не получить всё просто так.

— Ну как знаете, — проговорил парень и подошёл ближе.

Сперва я услышала скрип рычажка, фиксирующего фрамугу вытяжного шкафа в таком положении, затем почувствовала руки парня у себя на ягодицах.

— Что ты делаешь, остановись! – закричала я в непритворном ужасе, на что парень спокойно объяснил:

— Исправляю ваш характер, Ирина Владимировна. Мы тут с ребятами обсуждали, почему вдруг вы такая вредная. Вроде бы молодая симпатичная девушка, сами только-только институт окончили, едва ли не наша ровесница, а вдруг придираетесь ко всем студентам по поводу и без повода. Особенно к парням придираетесь. И кто-то предположил, что это потому, что вас парень бросил. Я сегодня, когда ведомость получал, спросил в учебной части, и всё подтвердилось — в прошлом году от вас муж ушёл, Ирина Владимировна. До развода, говорят, у вас был совсем другой характер. А после развода вы стали такой озлобленной на всех мужиков…

Это было неправдой. Точнее, я действительно развелась с мужем в прошлом году, но никакой злобы на мужской пол у меня не было и в помине. Но я не успела это сказать парню, как вдруг почувствовала, что этот наглец потянул за молнию на моей юбке и сейчас пытался расстегнуть пуговичку на поясе юбки.

— Ромка, остановись! Я поставлю тебе недостающие оценки! – закричала я в испуге, но пуговица в этот момент поддалась, и юбка упала на пол.

Парень поднял упавшую одежду и отшвырнул в сторону моего стола. Вскоре туда же полетели и туфли. А я с ужасом почувствовала его руки на моих трусиках.

— Ромка, что ты делаешь?! Прекрати немедленно! Я же уже согласилась поставить тебе оценки! – возмутилась я.

— Ирина Владимировна, вы весь семестр надо мной издевались – занижали оценки, придирались ко мне, выгоняли с уроков… Так что это небольшая моральная компенсация! – с этими словами парень нарочито медленно потянул вниз с меня трусы.

Я попыталась сопротивляться, но парень быстро снял с меня трусики и кинул их к юбке.

— Какой великолепный вид! – довольно прокомментировал парень, слегка похлопав меня по ягодицам, после чего весело рассмеялся: — Я-то думал, что сегодня мне, крупному крепкому парню, придётся унижаться и извиняться перед такой крохотной девчонкой. Что вы будете мозги мне насиловать после моих прогулов. Насколько же справедливо, что всё вышло наоборот!

— Ромочка, ну пожалуйста, ну не надо! – взмолилась я, и парень вроде послушался, отпустил меня и отошёл.

Но не успела я обрадоваться, как парень вернулся вместе с шариковой ручкой и ведомостью.

— Ирина Владимировна, мне не хватает для зачёта пятнадцати балов. За каждую из пяти пропущенных мной самостоятельных работ можно получить до пяти балов. Поэтому, Ирина Владимировна, я предлагаю вам интересную игру – я буду вас трахать, а вы будете оценивать качество секса. Одна оценка за каждый раз. Максимум можно получить двадцать пять баллов, этого вполне хватает. Вы сами говорили, что хорошие оценки просто так не ставятся, а нужно стараться. Вот я и буду стараться получить зачёт. И большая просьба – не нужно пытаться кричать или звать на помощь, иначе мне придётся сделать вам кляп, Ирина Владимировна.

Я услышала, как расстегнулась молния на ширинке джинсов парня. Почувствовала, как горячий и твёрдый член упёрся мне промеж ног.

— Ну, поехали! – весело проговорил мой ученик, навалившись всем телом.

И меня стали насиловать.

***

Конечно, девочкой в свои двадцать пять лет я не была, да и замужем пришлось побыть почти три года. Но меня никогда ранее не насиловали. А то, что Ромка вытворял со мной, иначе никак и не назвать было. Огромный член этого крупного жеребца нанизывал меня на себя, с каждым разом погружаясь всё глубже. Господи, лишь бы он меня не покалечил! Всё-таки я была просто миниатюрной беспомощной куклой по сравнению с двухметровым парнем. Вдруг я ощутила горячий поток внутри своего влагалища. Этот идиот кончил внутрь меня!!! От досады и бессилия я едва не разревелась.

— Ставьте вашу оценку, Ирина Владимировна! – выдохнул парень, выводя член из моего влагалища.

Я взяла ручку и, чтобы показать своё отношение к парню, поставила «ноль» в графе «Самост.Раб. №1» в пустой клеточке напротив фамилии Васильев Р. И тут же расписалась рядом, показав парню. Мол, на тебе, злодей, ничего у тебя не получится!

Ромка на оценку отреагировал совершенно странно, не так как я рассчитывала. Он весело рассмеялся, сказав, что весьма рад, что я решила не ограничиваться тремя разами. Я тут же мысленно обругала себя. Какая же я дура! Теперь ведь этому насильнику действительно нужно будет четвёртый раз трахать меня, чтобы получить пятнадцать баллов для зачёта.

— Ничего, не волнуйтесь, Ирина Владимировна. Это я просто в первый раз не сдержался и сразу же кончил, так как у меня уже неделю не было девушки. Обычно же я гораздо лучше в плане секса! – пообещал мне парень, снова с усилием впихивая свой шланг мне промеж ног.

В этот раз всё было гораздо хуже. Ромка, на словах радующийся и веселящийся от моей оценки, явно был сильно раздосадован произошедшим. На этот раз парень не сдерживался и насиловал меня со всей яростью, зло и грубо. Его член явно не помещался во влагалище и проникал мне в матку, погружаясь всё глубже с каждым толчком. Я не смогла сдержать болезненного вскрика, но это не остановило парня. Когда же я вскрикнула ещё раз, Ромка остановил пытку и проговорил:

— Я вас предупреждал, Ирина Владимировна, никакого шума. Вы же не хотите, чтобы со всего факультета сбежались зрители? Открывайте рот, я сделаю вам кляп.

В ответ я сжала зубы, не собираясь сдаваться. Но парень снова намеренно натянул меня на всю длину своего шланга, и я не сдержалась от боли, задохнувшись от крика. Парень словно этого и ждал, тут же глубоко затолкав мне в рот какую-то тряпку. Он использовал в качестве кляпа мои трусики! – догадалась я и попыталась пальцами выковырять затычку. Но не тут-то было, Ромка схватил своими железными клешнями меня за запястья, зажав мои руки словно в тиски. И уже не опасаясь моих криков, продолжил свою работу. Я ревела и орала от боли, а парень явно наслаждался моими приглушенными никому не слышимыми криками и лишь раззадоривался от них. Когда он кончил в меня, я восприняла это едва ли не с облегчением. Ромка выпустил мои руки и поинтересовался:

— А теперь какая оценка?

Я вынула скомканные и мокрые от слюны трусики и, чтобы не повторять предыдущей ошибки, поставила в ведомость оценку «пять». А потом всё же поинтересовалась у Ромки, какой длины у него член?

— Двадцать четыре сантиметра! – с гордостью выпалил этот огромный самец. — Все мои партнёрши визжат от страсти, когда я трахаю их на всю длину члена. Вижу и вам понравилось, Ирина Владимировна, раз «отлично» мне поставили.

— Да не от страсти они визжали, — устало проговорила я. – Совсем не возбуждает такой большой орган. Просто болезненно это очень, поэтому я и поставила тебе «пять», чтобы отвязаться поскорее.

— Я это знаю, — признался парень, со спущенными штанами отойдя к своей сумке и достав из неё банку «Кока-Колы». – Обычно девушки, попробовав жёсткого секса, уже на второй раз просят меня одевать на член специальное ограничительное резиновое кольцо. Я просто нарочно это сделал на этот раз так грубо, хотел наказать вас за высокомерие, Ирина Владимировна. Но в третий раз я постараюсь быть помягче, вам должно понравиться. Готовы?

— Дай «колы» отхлебнуть, пить что-то очень хочется, — попросила я парня, и он послушно отдал мне почти полную банку газировки.

Я жадно отхлебнула несколько глотков и вернула банку «колы» Ромке. Тот поставил банку рядом со мной на керамические плитки полки и поинтересовался:

— А вас этот запах органики не раздражает, Ирина Владимировна?

— Издеваешься?! Да я и полезла в вытяжной шкаф закрыть его, так как голова разболелась от запаха фенола!

— Ну, так за чем же дело стало? Я сейчас же переставлю все эти колбы под другую вытяжку, так как меня уже самого едва не мутит от этой вони.

После этих слов Ромка стал сразу по нескольку штук за раз переносить колбы с заданиями для студентов в другой угол лаборатории, где имелся ещё один вытяжной шкаф. Пока он этим занимался, я не спеша допила «колу» и вообще несколько успокоилась.

— Ну вот и всё, — обрадовал меня студент, убрав последние сосуды с ароматикой. – Можем продолжать. Готовы, Ирина Владимировна?

— Да куда я денусь… Считай, что готова, — согласилась я терпеть неизбежное насилие.

На этот раз парень действительно был не так резок и старался щадить меня. Да, его гигант был чрезмерным для моего миниатюрного тела, но в этот раз настолько уж резкой боли не было. Терпеть можно. Наверное, даже в какой-то мере это было приятно.

Я постаралась тут же отогнуть такие предательские мысли и думать о чём-то плохом. О том, что меня насилует собственный студент. О том, что я стала послушной секс-куклой в руках Ромки. О том, что несмотря на все мои уступки, совершенно не было никакой уверенности, что парень меня потом просто отпустит. О том, что он может затем позвать других студентов, чтобы похвалиться своей добычей и ещё сильнее унизить меня. О том, что Ромка вполне может наделать на свой телефон фотографий меня в таком беспомощном положении и затем шантажировать меня этими фотографиями, заставляя выполнять свои прихоти. О том, что не исключено, что парень уже наделал множество таких фоток, просто я не заметила…

Как ни странно, но такие мысли лишь сильнее возбуждали меня. Никогда не подозревала в себе мазохистских наклонностей, но мне похоже, хотелось быть слабой и зависимой! Лишь бы Ромка не догадался о моих мыслях!

— Что, Ирина Владимировна, начинает нравиться? – довольно проговорил парень.

Я промолчала, боясь дрожащим голосом подтвердить парню своё состояние. Но интересно, чем я себя выдала? Вроде не стонала от страсти, не дрожала и вообще делала вид, что мне полностью индифферентно, чем там парень занимается позади меня.

— Точно нравится, — прокомментировал Ромка. – Да вы же потекли, словно кошка, Ирина Владимировна!

Вот чёрт! Этого нельзя было допускать, но что я могла поделать со своим организмом? Да, я и сама уже чувствовала, как потекла. Мне уже с трудом удавалось сдерживать себя, чтобы не кончить. И тут парень, не прекращая насиловать меня, стал одну за другой медленно расстёгивать пуговички у меня на блузке. Затем запустил свои огромные шершавые и горячие лапы внутрь мне под блузку и нащупал мои груди. Отодвинул чашечки лифчика и взял ладонями мои груди. Да откуда он догадался, что у меня соски едва ли не более чувствительная эрогенная зона, чем половые губы и клитор???

Я не смогла больше сдерживаться и шумно и бурно кончила. А затем ещё раз. И ещё раз.

— Нравится? – то ли спросил, то ли утвердительно проговорил Ромка и я призналась:

— Очень!

После этих слов парень наконец-то кончил, и я прижалась к нему своим телом, желая впустить член парня как можно глубже себе во влагалище. Боже мой! Какой это был секс! У меня никогда такого не было в жизни!

Не колеблясь ни секунды, я взяла шариковую ручку и поставила в ведомости пятёрку. Сразу после этого прозвенел звонок, оповещающий об окончании очередной учебной пары.

— Через пятнадцать минут сюда придут студенты на практикум, — забеспокоилась я.

— Но мы же ещё не закончили с моим зачётом? – шутливо удивился Ромка, но видя моё серьёзное настроение предложил. – Хорошо, да мне и самому нужна бы передышка. Давайте тогда потом продолжим после практикума? Согласны, Ирина Васильевна?

Что мне оставалось делать, я была вынуждена дать согласие. Сразу после этого Ромка снял предохранитель и приподнял, наконец-то удерживавшую меня фрамугу

(продолжение следует)

Автор рассказа:

Н.Кемер

Вы можете написать автору данного рассказа, для этого нажмите на картинку с изображением конверта.