реклама

Свежие записи

Яма. Глава 2 : Эротический рассказ

Звонок шефа разбудил Фрэнка Рокстона в десятом часу утра. Он с трудом поднялся и так же тяжело смог сфокусировать взгляд на ближайших предметах. Вчерашняя гулянка в баре не прошла даром. Башка трещала немилосердно. Сотовый надрывался и Фрэнк поспешил ответить на вызов. Не то, чтобы ему так уж хотелось поговорить с шефом, просто противный, пронзительный звук его уже достал.

— Привет Фрэнк, — послышался басовитый голос Сэма Макклейна. — Я не оторвал тебя от важных дел?

— Вообще-то я в отпуске, — недовольно произнёс Фрэнк. — Что может быть важнее?

— Боюсь, такие дела найдутся. Нужна твоя помощь.

— Ты отзываешь меня из отпуска?

— На пару-тройку дней, как я думаю. Потом догуляешь.

— Пара-тройка дней? — хмыкнул Фрэнк. — Дело видать не серьёзное. Неужели меня из-за этого нужно дергать?

— Я бы не стал тебя дергать, но у нас тут, просто горячий сезон. Людей катастрофически не хватает. И ещё, этих практикантов мне тут навязали…

— Что?

— Об этом потом. Приезжай, Фрэнк. И давай, побыстрее шевели задницей.

Для сборов много времени не понадобилось. Ночь он проспал в брюках и рубашке, снял только ботинки и пиджак, который бросил прямо на пол возле дивана. Видок сейчас был аховый. Костюм, как у коровы из жопы. Ну да ладно, лейтенант Маккклейн, хотя и тот ещё говнюк, но понятливый, а насчёт внешнего вида докапывается только до тех, кто носит форму. Это обычно парни из патрулей. Фрэнк, работая детективом одевался всегда в гражданское.

Через час, он подогнал свой черный слегка обшарпанный понтиак на стоянку возле Департамента полиции Хьюстона. Ещё через пятнадцать минут был в кабинете шефа. Лейтенант Макклейн был крепкий широкоплечий мужик с грубоватыми чертами лица и цепким взглядом. Улыбался он крайне редко, а всё больше прибывал с хмурым выражением на лице, вот как сейчас. Скользнув неодобрительным взглядом по измятому костюму Фрэнка, шеф на этот счёт ничего не сказал и жестом пригласил устроится на стуле по другую сторону стола. Когда подчиненный сел, Макклейн протянул ему стандартный формуляр-заявление. Фрэнк, разумеется знал что это, но спросил:

— Это что?

— Заявление. От миссис Эрики Марш о пропаже мужа.

Фрэнк, не зацикливаясь пока на деталях пробежал заявление глазами.

— Когда пропал?

— Больше двух суток назад. Раскрыть по горячим следам не удалось, поэтому по закону штата это дело передано нам — в отдел детективов. Займись этим Фрэнк. Дня за два-три ты управишься, я уверен.

— Надо было с самого начала отпуска валить куда-нибудь на Гавайи, — вздохнул Фрэнк. — Или в Калифорнию.

— Надо было, — усмехнулся шеф. — Ну раз уж я вытащил твою ленивую задницу сюда, займись делом, а девочки с пляжей Калифорнии подождут.

— О кей, лейтенант. Что ещё есть по делу кроме заявления?

— Нет ни черта. Крутим всё с начала. Известно только, что пропавший Брайан Марш работает в компании SCEN, что-то там с электрикой связано. В тот день, когда он пропал было два вызова. После второго он, в общем-то, и исчез. Съезди в эту компанию, узнай там все подробности насчёт тех вызовов. Поговори с его женой. В общем, ты знаешь, как действовать, не мне тебя учить.

— Ладно, шеф, тогда я пошёл, — Фрэнк поднялся.

— Задержись, — Сэм Макклейн кивнул на освобожденное подчиненным место. Когда Фрэнк снова сел, лейтенант нажал на своём столе кнопку вызова, после чего сказал: — Мне тут курсантов из Полицейской Академии Ньюберта прислали на практику. Приходится распределять кого куда. К тебе, тоже приставлю.

— Шеф, я не… — попробовал было возразить Фрэнк, но лейтенант прервал его решительным жестом руки.

— Я знаю, Фрэнк, ты привык работать один и всё такое, но пойми и ты меня. В конце концов, разве мы не должны помогать молодым? Это ведь наша смена. Кто ещё поделиться с ними своим опытом, если не мы, Фрэнк?

— Хорошо, — кивнул подчиненный. — Надеюсь только, курсант окажется не распоследним тупицей. И не гомиком. Терпеть не могу гомиков.

— Не волнуйся, это точно не гомик, — усмехнулся Сэм Макклейн.

Едва он это произнёс, как дверь открылась и на пороге появилась очень миловидная девушка в темно-синей униформе курсанта Полицейской Академии. На вид ей было немногим больше двадцати лет. Каштановые пышные волосы до плеч, темно-карие глаза, длиннющие ресницы, чуть раскосые глаза и совершенно умопомрачительные полные губки. Последние две детали в сочетании со смугловатой кожей указывали на большую примесь мексиканских кровей. Фигурка очень ладная, ножки стройные. Фрэнк мгновенно поменял своё мнение: чёрт возьми, совсем даже не плохой напарник в предстоящем деле.

Девушка вскинула руку и выпалила:

— Курсант Кристи Лопес по вашему приказу прибыла!

— Отлично, курсант, вольно, — с чуть ироничной улыбкой произнёс лейтенант. После этого он кивнул в сторону Фрэнка.

— Это детектив Фрэнк Рокстон. Ему поручено расследовать одно дело и вы курсант Лопес поступаете в его распоряжение.

— Слушаюсь, — ответила она, скользнув любопытным взглядом по лицу и фигуре Фрэнка.

Он чертыхнулся про себя. Надо было, хотя бы рожу побрить. Про свой костюм жуткого вида, он даже вспоминать не хотел.

— Вопросы есть курсант? — спросил шеф.

— Вопросов нет, — ответила она.

— У меня вопрос, — чуть прищурившись подал голос Фрэнк.

Кристи снова к нему обернулась.

— Вы, как я понимаю начали проходить практику в патруле?

— Да, сэр, — не моргнув ответила она.

— Что ж, отлично, все мы через это проходили. Но сейчас нам предстоит работа иного рода. Смените форму на гражданскую, оставьте только жетон и удостоверение.

— Есть, сэр.

— Будьте готовы через два часа, мы начнём прямо сегодня.

— Торопишься в Калифорнию Фрэнк? — хохотнул Макклейн.

— Точно, шеф, калифорнийские пляжи — это нечто, — кивнул детектив Рокстон. — А калифорнийские…

Но тут, поймав любопытный взгляд Кристи Лопес, про девочек он умолчал.

* * *

Последние два дня Линн прибывала в сильнейшей депрессии. Хорошо ещё, что Джефф уехал по делам в Сан-Антонио и вернётся не раньше следующего понедельника. По крайней мере она была избавлена от его раздражающего участливого внимания и сочувствия и ничего не нужно объяснять по поводу своего состояния.

В подвал она больше не спускалась, хотя раз десять, если не больше подходила к двери и прижавшись к ней ухом прислушивалась к тому, что делается внизу. Но ничего особенного не услышала. Из подвала не доносилось никаких звуков.

Где сейчас подземники? Увидит ли она их снова? Воздержание становилось уже невыносимым. Линн много мастурбировала, доводила себя руками и вибраторами до оргазма, но ощущения при этом, даже близко не могли сравниться с теми, что она получала, когда подземники совокуплялись с ней. Порой, в раздражении отбрасывая вибратор в сторону, она начинала плакать навзрыд и кататься по постели в муках неудовлетворённого желания. Её сны наполнялись образами зверей, выбирающимися из ямы и трахающими её во все дырки большущими, гибкими членами, пользующими её совершенно грязными и бесстыжими способами и она зачастую просыпалась, оглашая спальню криками, вся мокрая от пота и обильной течки между ног.

Чем дольше это продолжалось, тем становилось невыносимей. Что-то нужно было предпринять. Что-то нужно сделать. Но требования подземельников были невыполнимы. Даже, если бы не моральная сторона вопроса, Линн просто физически не смогла бы удовлетворить запросы чудовищ в человечине. Ну что ей, в самом деле выходить на улицу и убивать там людей? А потом тащить трупы и сбрасывать их в подвал? Бред какой-то! Конечно, подземники этого не понимали. Их представления обо всём были проще и они руководствовались, лишь своим желаниям и инстинктам. Хочешь секса — дай нам мяса, корми нас тем, что мы хотим и любим. Логика тварей была проста до примитивизма и одновременна ужасна полным отсутствием альтернативы.

Сперва, решив покончить со всем одним махом, Линн собралась вызвать бригаду ремонтников, человек так в пять-шесть. Пусть закатают проклятую яму бетоном! Вряд ли Струйщик и Брызгун рискнут показаться, если в подвале будет куча народу. Да, надо заделать яму и забыть обо всём. Забыть, как страшный сон.

Но чем больше Линн думала, о том, что не увидит более своих монстров, тем решимость её становилась всё меньше и меньше. Она не могла без них. Её тело жаждало проникновения этих чудовищ. Их звериный запах, оставшийся в памяти, не отпускал её. При одном воспоминании о гибких, упругих членах, вонзающихся в её лоно, соски Линн твердели и между ног становилось мокро. Молодая женщина умом конечно же понимала, что всё это ненормально. Связь с этими существами противоестественна — это извращение похуже инцеста, отвратительнее педофилии и даже, вероятно зоофилии. Но ничего поделать она не могла. Линн не исключала, что у неё выработалась какая-то зависимость и на психическом и физиологическом уровне. Скорее всего из-за спермы подземников. Что-то в ней наверняка содержалось и они пометили её, как свою самку.

Самку… Интересно, а Струйщик и Брызгун одни или есть ещё такие же существа? Скорее всего есть. И самки в том числе, иначе, как ещё они размножаются? Наличие у подземников отлично развитых половых органов исключает почкование. Ревность закралась в душу Линн: черная, жгучая, злая. Пока она страдает здесь, пока дрочит себя пальцами, пока трёт, как одержима свой вспухший клитор, Брызгун и Струйщик, наверняка дерут где-то там в туннелях своих самок, а про неё наверное и думать забыли! Уроды проклятые! Твари! Ну ничего, она всем покажет… Она любому глотку порвёт, кто прикоснется к её Струйщику и Брызгуну!

На третий день воздержания, Линн решилась. Она позвонила специалисту по ремонту техники, отыскав номер телефона в газете в рубрике «объявления и платные услуги». На этот раз выбрала не компанию, а частное лицо. Когда ей ответили, Линн сообщила, что у неё в подвале неисправен генератор. Ремонтник прибыл спустя два часа после вызова. Это был крепкий смуглый мексиканец лет тридцати пяти по имени Альберто. Веселый и улыбчивый человек. Линн проводила его в подвал и показала генератор. Тот осмотрел его, потом запустил. Раздался громкий, но вполне равномерный гул.

— Мэм, он работает, — сообщил Альберто. — Более того, он в отличном состоянии.

— Правда? — молодая женщина изобразила удивление. — А что же так мигает лампочка в соседней кладовке?

— Это, что-то с проводкой и генератор тут не при чём, — мексиканец улыбнулся. — Вам нужно вызвать электрика.

— Да, наверное… , — пробормотала Линн. Вела она себя странно и это не укрылось от Альберто. Женщина сильно нервничала, хотя непонятно из-за чего и всё время к чему-то прислушивалась, да ещё, часто бросала тревожные взгляды в сторону здоровенной ямы, что была в полу. Яма эта, надо сказать, тоже беспокоила Альберто. Он не мог объяснить, что не так, но этот провал нагонял на него изрядный страх, хотелось поскорее уйти отсюда. И он, уже было собрался сделать это, как из темноты появились две руки с черными кривоватыми ногтями. Мексиканец заметил их и предостерегающе вскрикнул. Затем, он бросился к выходу из кладовки.

— Мэм, бежим! Там что-то есть в яме!

К удивлению и ужасу Альберто молодая домохозяйка вцепилась в рукав его рубашки и расхохоталась.

— Не спеши так! Ты им нужен! Очень нужен!

Из ямы выпрыгнул Брызгун. Крик застрял в горле Альберто, вместо него вырвалось какое-то невнятное хриплое сипение. Подземник ударил мексиканца по голове с такой силой и быстротой, что Линн и глазом моргнуть не успела, она лишь услышала приглушенный хруст. Альберто мгновенно весь обвис и вероятно упал бы, но Брызгун подхватил его и поволок к яме.

— Эй! — крикнула Линн.

Подземник обернулся. Их глаза встретились и во взгляде чудовища молодая женщина увидела благодарность. Через мгновение Брызгун и его жертва исчезли в яме.

Линн ждала больше часа, даже притащила в подвал матрас и бросила его неподалеку от ямы. Но время шло, и молодая женщина совсем уже было потеряла надежду, как до слуха её донёсся заветный топот, скрежет ногтей по камню. Неужели?! Сердце Линн учащенно и взволнованно забилось, душу переполнила радость, а внизу живота возникло сладостное томление.

Из ямы вылез Брызгун. Шумно, возбужденно дыша он смотрел на Линн. Его член был в полной готовности и молодая женщина начала раздеваться. Сняв с себя всё, она улеглась спиной на матрас и раздвинула ноги.

— Иди сюда. Ну же! Чего же ты ждёшь? — Линн издала томный, полный сладострастия стон. — Я так хочу тебя. Возьми меня, наполни меня собою.

Полусогнув ноги в коленях, Брызгун приблизился. Его пенис, налитый мощью, внушительно покачивался из стороны в сторону, да при этом ещё и слегка извивался. Линн едва дышала, охваченная восторгом, желанием и немного страхом. Пися её была мокрой и готовой к принятию желанного гостя. Головка пениса почти вплотную приблизилась ко входу во влагалище. На свет выбрался вертлявый язычок и принялся вылизывать срамные губки Линн, потом взялся за её возбужденный клитор. Молодая женщина застонала от удовольствия. Маленький шустрый озорник отлично справился, заставив сладко ноющий бугорок стать тугим и вспухшим от желания. Ну, а потом орудие Брызгуна вошло внутрь в горячую, липкую, жадно всасывающую мякоть вагины.

Подземник начал двигаться не спеша, размеренно. Он, словно бы смаковал каждое движение. Линн обхватила монстра за шею. Ноги её были широко раздвинуты и чуть вскинуты вверх. Она начала подмахивать низом живота, желая более глубокого и сильного проникновения. И ей не пришлось долго ждать. Брызгун двигался всё быстрее и быстрее. Линн стонала, взвизгивала и вертелась под его мощным напором. Её срамные губки были растянуты до предела и между ними, с мокрым чавканьем сновал вверх-вниз скользкий и липкий от смазки пенис монстра.

В пизденке Линн с каждой минутой росло и набирало силу удовольствие, нарастало сладостное томление, требующее разрядки. Она уже ничего не соображала, полностью отдавшись чувствам, эмоциям и ощущениям. Огромный член монстра сладко терзал ее дырочку, вонзаясь туда глубоко, заполняя её всю до предела.

Линн кончила с громким пронзительным криком. Сумасшедший оргазм сильный и продолжительный сотрясал всё её тело. Стенки влагалища била такая пульсация, они так сжимали и стискивали член подземника, что Брызгун не выдержал и тоже кончил. Его сперма выбрасывалась в женское лоно сильными толчками. Монстр приглушенно рычал от удовольствия, опорожняя яйца в человеческую самку. Линн охала, стонала и вскрикивала, чувствуя мощный и горячий поток животворного эякулята.

Брызгун ткнулся носом женщине в шею, засопел, заурчал, а после, вытащив из неё член, скрылся в яме. Линн осталась лежать наматрасе с раздвинутыми ногами. Истома охватила её, приятная нега. Она провела рукой по своей мокрой писе. Пальцы стали липкими от спермы подземника, которая медленно вытекала наружу и тянулась вниз густой вязкой нитью. Линн облизала пальцы, потом приподнялась и села. В общем-то, она получила что хотела, но желание у неё ещё осталось. Молодая женщина была не прочь ещё позаниматься сексом. Но зверь скрылся, тоже получив своё и появится ли снова было не известно. Может, придёт второй подземник, Струйщик? Можно ли рассчитывать на это? Линн не спешила покидать подвал. Она ждала и надеялась минут десять, но затем её всё больше начали охватывать скепсис и сомнения. Нет, видимо на сегодня это всё. Что ж, и то не плохо. Но едва молодая женщина собралась уходить, как послышался приглушенный топот и после шуршание и скрежет по камню. Сердце Линн забилось сильнее от охватившей её радости. Неужели? Кто же это? Брызгун вернулся или из ямы появится Струйщик?

Появился Струйщик и Линн расценила это, как добрый знак и удачу. Собственно говоря, Брызгуну тут, больше делать было нечего. Вряд ли после недавнего оргазма он смог бы так быстро восстановиться и заново трахнуть её. Другое дело Струйщик — он был полон сил и желания.

— Привет, — прошептала Линн. — Я знала… верила, что ты придёшь.

Она раздвинула ноги пошире и начала поглаживать пальцами правой руки свою возбужденную «киску». На подземника Линн смотрела из полуопущенных ресниц. Щеки её заливал яркий румянец, на губах была томно-блядская улыбка. Всё это действовало на мужчин всегда безотказно. Также это подействовало и на монстра из подземного мира. Сексуально-агрессивно рыча, он бросился к Линн и без всяких прелюдий сразу начал овладевать ею. Молодая женщина рассмеялась:

— Тише, тише. Какой ты горячий. Соскучился, да?

Его здоровенный пенис сновал туда-сюда в её распёртой мокрой дырке, погружаясь туда едва ли не по самые яйца. Выходя обратно, гладкий, постоянно меняющий форму ствол блестел от обильной вагинальнй смазки возбужденной женщины. Вскоре течка стала столь обильной, что начала взбиваться в пену и пузыриться вокруг елдака монстра. Помещение наполнилось теперь не только громкими стонами Линн, но и смачным чавканьем с которым член подземника двигался во влагалище женщины.

— Да, ещё! — вскрикивала она. — Быстрее… О господи, я вот-вот… уже…

Пока, она билась в сладких конвульсиях оргазма, оглашая подвал воплями, подземник мял руками её груди и прижав Линн к полу продолжал наяривать членом, так что летели брызги. От сильнейшего оргазма Линн впала в полубессознательное состояние. Струйщик кончил в неё, заполнив до предела своей спермой её лоно. Когда он, с обвисшим членом и скукожившимися яйцами скрылся в яме, молодая женщина ещё долго приходила в себя. Удовольствие, казалось, пропитало каждую частичку её тела. Настроение было на невероятном подъёме и Линн не могла даже вспомнить, когда она была так счастлива в последний раз. Может в детстве, когда получала от родителей восхитительные подарки?

Ну, а сейчас подарками для неё — взрослой зрелой женщины стали два великолепных члена, доставивших ей сногсшибательное удовольствие.

Но, как оказалось время для получения удовольствия ещё не закончилось. Пока Линн отдыхала и прикидывала, что минут через пять нужно подняться и идти в ванную, из ямы неожиданно выбрался Брызгун. Его член прибывал в полной готовности. Подземник заставил Линн встать на четвереньки, после чего зашёл сзади и загнав свой пенис ей под выпяченные вверх ягодицы, начал совокупляться с женщиной. Линн считала, что в полной мере получила удовольствие и о продолжении не думала, однако появление Брызгуна стало приятным сюрпризом и она почти сразу, вновь разогрелась. Быстро двигаясь, образовав на стволе своего члена несколько утолщений, да ещё вылизывая стенки женского влагалища язычком из залупы, Брыгун довёл Линн до оргазма и повторно кончил сам. Спермы он исторг не меньше, чем в предыдущий раз. Пока Линн приходила в себя, так и оставшись стоять на четвереньках, семя подземника, точнее его излишки медленно вытекали наружу и капали вниз, или же образовывали на ляжках молодой женщины скользкие и блестящие дорожки.

Брызгун скрылся в яме, но появился Струйщик и Линн приняла его с не меньшей радостью. Второй подземник овладел ею в той же позе и через пару минут достиг финала. Опорожнив яйца, довольно урча, он погладил Линн по щеке и скрылся в тёмном холодном провале. Линн была переполнена спермой чудовищ, просто до предела. Она присела отдохнуть возле стенки, ноги чуть раздвинула. Чуть светящийся опаловый эякулят все вытекал и вытекал из неё, пока под ягодицами и ляжками не образовалась большая липкая лужа.

— Я люблю вас, — прошептала Линн. — Вы оба мои. Только мои.

И она тихонько засмеялась, переполняемая счастьем и совершенно не слыша в своём смехе ноток безумия.

* * *

Линн дождалась когда стемнеет, затем, одевшись во все серое и малоприметное вышла из дома. Машина Альберто — старенький, видавший виды пикап был припаркован неподалёку. Молодая женщина забралась в кабину. Ключи у неё были: Альберто обронил свою барсетку, когда Брызгун напал на него, и после Линн подобрала её.

Она отогнала пикап за три квартала от своего дома и оставила на обочине дороги возле въезда на территорию какой-то заброшенной промзоны. После, вызвав такси вернулась домой. Точнее, попросила водителя высадить её за полкилометра от дома. Оставшийся путь она преодолела пешком.

* * *

Звонок в дверь застал Линн врасплох. Кто бы это мог быть? Она накинула халат и бегом кинулась открывать.

На пороге стоял высокий, широкоплечий, крепкого телосложения мужчина лет 35-ти или около того. Внешность весьма приятная, взгляд, может быть несколько тяжеловат, но во всём остальном, очень даже интересный мужик.

В свою очередь незнакомец смотрел на Линн. То, что он высоко оценил её внешность не могло ускользнуть от внимания женщины. На её ногах, открытых выше колен, он задержал взгляд чуть дольше чем того требовали приличия. Одет посетитель был в темно-серый костюм. Позади него стояла красивая, очень эффектная девушка-мексиканка.

— Детектив Фрэнк Рокстон, — представился мужчина и сунул под нос оторопевшей Линн удостоверение. — Полицейский департамент Хьюстона. Отдел тяжких преступлений. Это мой помощник Кристи Лопес. Мы можем войти?

— Да-да, — пробормотала Линн, растеряно отступая назад.

Они вошли, при этом Фрэнк тут же пробежался цепким взглядом по холлу.

— Вы, Линн Стоквелл, так?

— Совершенно верно.

— Мне нужно задать вам пару вопросов. Вы не против?

— Нет.

— Речь идёт о пропаже Брайана Марша. Он работал в компании SCEN и три дня назад был направлен к вам по вызову. Вы подтверждаете это?

— Да конечно.

Линн начала успокаиваться. Но Фрэнк, всё же уловил некую нервозность, которую она отчаянно пыталась скрыть.

— То есть, вы не отрицаете, что Брайан Марш 21 сентября приезжал к вам?

— Не отрицаю.

— Он, что-то делал у вас по профессиональной деятельности?

— Проверял проводку.

— У вас были проблемы с проводкой?

— Да небольшие. Но сейчас всё в порядке.

— Сколько он у вас пробыл?

— Около часа.

— А потом?

— Потом он ушёл.

— Вы в этом уверены?

— Абсолютно! — она, даже возмутилась. — Или вы полагаете, что этот Марш остался и прячется где-то здесь?

— Вы очень нервничаете, — вдруг сказал Фрэнк. — По вам хорошо заметно.

— Правда? — растерянно и даже чуть расстроено произнесла она, видимо считала, что вполне держит себя в руках. — Просто, не каждый день меня посещают работники полиции. Прошу прощения, я действительно немного растерялась… Присаживайтесь, — она указала на кресла в гостиной. — Хотите чего-нибудь выпить?

— Кофе, пожалуй, если вас не затруднит.

— Нисколько, мистер Рокстон.

— Вам? — обернулась хозяйка к Кристи.

— Мне не нужно, спасибо, — ответила она.

Пока Линн готовила на кухне кофе, Фрэнк шепнул своей юной спутнице:

— Она явно нервничает. И ещё… Ты не обратила внимание? От неё какой-то странный запах идёт.

— Да, словно животными пахнет, — кивнула Кристи. — Самцами.

— Самцами? — озадачился Фрэнк.

— Ну да.

— А как ты определила?

— Не знаю, — теперь озадаченной выглядела, уже напарница. — Резкий такой, мускусный… интересный… , чёрт, даже возбуждает немного. В общем, так пахнуть могут только самцы.

Обсудить эту тему они не успели, пришла Линн, принесла Фрэнку чашку кофе горячего, источающего обалденный аромат.

— Скажите, пока Брайан Марш работал у вас ничего не случилось? Я имею ввиду вел ли он себя нормально?

— Да всё, было нормально, — ответила Линн с несколько удивленным видом.

— Может, он угрожал, пытался применить насилие?

— Что вы. Ничего такого. Я бы, тотчас вызвала полицию.

— Далеко не все жертвы преступников, особенно женщины делают это если затрагивается их честь, — заметил Фрэнк.

— Нет, нет. Марш ничего такого не делал. Он выполнил свою работу и ушёл.

— В котором часу это произошло, не помните?

— В конце полудня. Точно я не помню.

— Перед тем как уйти, он ничего не говорил или раньше до этого? Может, обмолвился, так между делом о каких-то планах?

— Нет ничего такого, — Линн покачала головой. — А в чём дело?

— Как я уже говорил — он пропал. Бесследно исчез. Его жена написала заявление.

— О боже!

— Мне поручили расследование этого дела.

Наступило довольно тягостное молчание во время которого Фрэнк пил кофе, да поглядывал на Линн Стоквелл. Она была бледна, теребила края халата, не знала куда ей направить взгляд, поэтому он у неё испуганно метался туда-сюда. При этом она упорно старалась не встречаться со взглядом Фрэнка. Наконец, чтобы несколько разрядить обстановку он спросил:

— А вы давно владеете этим домом?

— Совсем недавно.

— Купили?

— Да.

— Вы ведь замужем?

— Да.

— А где сейчас ваш муж?

— В командировке. Сан-Антонио.

Снова молчание. Фрэнк не торопясь допил кофе и поставил чашку на блюдце, в свою очередь стоявшее на столике возле кресла.

— Скажите, миссис Стоквелл, а в тот момент, когда Брайан Марш уезжал, мог это видеть кто-то из соседей?

Линн нервно пожала плечами.

— Насколько я помню на улице в тот момент никого поблизости не было.

— На чём уехал Брайн Марш?

— Он уехал… Погодите-ка, насколько я помню он отправился пешком вниз по улице в сторону 18-ой авеню.

— То есть машины у него не было?

— Была, только служебная. Но она сразу уехала, как только Марш прибыл.

— Потом приезжала?

— Да. Они спрашивали, где Марш. Я сказала, что он сделал работу и ушёл.

— Это не удивило их? Он должен был позвонить, сообщить, что работа выполнена и дождаться приезда служебной.

— Нет, он просто ушёл.

— И даже не пытался позвонить?

— Я не видела, — Линн мотнула головой. — Почти сразу закрыла дверь. Может он и звонил им откуда-нибудь с улицы.

— Ясно.

Фрэнк поднялся. И тут же прытко вскочила его напарница.

— Благодарю за кофе и информацию, — детектив направился к входной двери.

— Всегда пожалуйста, мистер Рокстон, — Линн последовала за ними. — Вряд ли, конечно я сообщила вам, что-то полезное.

— Ну что вы, ваша информация важна, — сказал Фрэнк. — Возможно, у меня возникнут ещё вопросы. Вы не будите против, если я приеду ещё чтобы их задать?

— Нет, мистер Рокстон. — Всегда пожалуйста. Я буду рада помочь.

Перед тем как выйти, он вдруг обернулся и спросил:

— Скажите, миссис Стоквелл, в вашем доме есть какие-нибудь животные?

— Животные? — она от удивления, аж открыла рот.

— Ну да, собаки, например.

— Нет, я не держу собаку. А какое это имеет отношение к делу?

— Да, собственно говоря, никакого, — он улыбнулся. — Просто мне показалось, что у вас есть собака. Я люблю их очень, думал познакомится.

— Нет, мистер Рокстон, уверяю вас, собак я не держу.

— Что ж, до свидания, миссис Стоквелл. Хорошего вам дня.

Когда Фрэнк и Кристи вернулись к понтиаку, припаркованному за углом, девушка спросила:

— Почему вы решили, что у неё собака?

— Ну а кто ещё? — рассмеялся Фрэнк. — Не ишака же и не осла она держит в доме.

— Осла? — не поняла Кристи.

— Я думаю, наша славная домохозяйка зоофилка, — начал объяснять Фрэнк. — Вот почему от неё так несло. Женщины подобного рода обычно для своих целей держат собак. Догов там, мастиффов. Ослы и прочие парнокопытные — это для извращенок из сельской местности.

— Боже, какая мерзость, — Кристи всю, аж передёрнуло. — И нервничала она, и дергалась тоже по этому поводу? Боялась, что её грешки с псами откроются?

— Вот тут, не знаю, — Фрэнк покачал головой. — Что-то она не договаривает — это точно. Думаю дождаться её мужа и переговорить с ним. Ладно, поехали, нужно ещё пару мест проверить.

* * *

После визита полицейских Линн совершенно потеряла покой. Она спустилась в подвал и всё там тщательнейшим образом осмотрела. Не должно остаться ни малейших следов от тех, кто был утащен в яму. Ничего! Она предвидела, что скоро в полиции будет заявление о пропаже мексиканца Альберто. Наверняка детектив каким-нибудь образом выйдет опять на неё, на её звонок и вызов. А значит нужно быть готовой к его повторному визиту, а возможно и к обыску. Не исключено, что полиция попытается спуститься в яму, когда обнаружит её, но Линн почем-то была уверена, что подземники сумеют остаться необнаруженными. Если же их всё-таки найдут, Линн всегда может сказать, что и не знала про этих существ внизу.

Ладно, теперь нужно успокоиться и подумать о главном. Линн направилась в ванную. Там она привела себя в порядок и после вернулась в спальню, где одела один из своих особенно любимых комплектов нижнего белья: бюстгальтер и трусики в чёрно-вишнёую расцветку. Далее была короткая юбка в обтяжечку с боковым вырезом и тонкая бежевая блузка. Понятное дело, Линн позаботилась и о вечернем макияже и теперь выглядела не просто обалденно красивой и эффектной, а прямо-таки сногсшибательной.

— Черт возьми, а я ведь ого-го! — воскликнула она, разглядывая себя в зеркале, поворачиваясь и так и сяк. Сиськи оттопыривают тонкую ткань блузки, прямо рвутся на свободу, стройные ножки сведут с ума кого угодно.

Ей предстоял поход по барам. Дело привычное, этим она часто занималась после развода с первым мужем. Сейчас, несколько отвыкла от мест подобного рода, но ничего, привычки быстро возвращаются. Нужно снять мужика, привести домой и заманить в подвал. У подземников должно быть пищи в изобилии. И она позаботиться об этом.

* * *

С долбанным навигатором, что-то случилось. Линн занесло черт знает куда. В конце концов, она остановила машину, чтобы успокоиться, осмотреться и сообразить, что делать дальше. Время около полуночи, и ей было желательно попасть на одну из центральных улиц, где всегда оживленно, светло, сверкают огни реклам, одним словом безопасно.

Желая срезать путь и попасть в один из хорошо знакомых ей баров, она решила проехать через квартал, считающийся неблагополучным. Хотела быстренько проскочить через него, ибо в объезд было бы долго. И надо же такому случиться, заблудилась среди чертовых улочек. Дороги здесь были узкие и извилистые, по сторонам нависали темные громады домов, улицы пустынны и плохо освещены. В этих кварталах в основном проживали чернокожие и латинос, чья репутация, мягко говоря не внушала доверия. Молодой одинокой белой женщине здесь не следовало появляться. У Линн был с собой пистолет, так что это несколько успокаивало.

Поскольку на навигатор больше не стоило полагаться, Линн вытащила из бардачка обычную карту города и попыталась разобраться, где она сейчас находится и как попасть на ближайшую большую улицу.

В этот то момент её и застали врасплох. Дверца слева открылась и в машину влез здоровенный бритоголовый негр в фиолетовой майке. В руке его сверкнул нож. Лезвие коснулось шеи Линн. За спиной раздался хлопок двух задних дверей. Ещё два незваных гостя. Тоже черные: оба в неприглядного вида футболках и бесформенных штанах, один с гавайскими косичками, другой в вязаной шапочке. Усевшийся рядом бандит усмехнулся:

— Ай, ай, ай, и что это здесь делает белая девочка? Как приличная белая леди попала в такое ужасное место?

От страха Линн потеряла дар речи, лишь учащенно дышала. Негр с интересом наблюдал, как поднимается и опускается её грудь, как натягивается, слегка опадает и вновь натягивается ткань блузки.

— Питон, сумочку её передай, — послышалось сзади.

Бритоголовый быстро огляделся.

— Нету.

Он чуть сильнее надавил ножом, заставив Линн ойкнуть.

— Где твоя сумка, сучка?

— Там, — выдавила Линн, указывая в сторону заднего сиденья.

— О, твою мать, я же сижу на ней! — заржал товарищ Питона. — Ну-ка, что тут есть?

Послышался шорох, звякнула выпавшая губная помада.

— О! Ни черта себе!

Линн поняла, что бандит нашёл её пистолет. И надо же было так оплошать! Сунула бы оружие в бардачок. Хотя, помогло бы ей это сейчас? До бардачка не дотянуться и нож у самого горла — это более чем серьёзно.

— Это тебе зачем? — спросил бандит в вязаной шапочке, вертя пистолет возле головы Линн. — Наверное, чтобы в черных братьев стрелять? Так?

— Отвечай, — прорычал бритоголовый.

— Нет, нет, — пискнула Линн, дрожа от ужаса. — Я не собиралась…

— Лживая маленькая сучка, — хмыкнул бандит, засовывая пистолет за резинку своих штанов.

— Аккуратнее с ним Кабан, а то яйца себе отстрелишь, — заржал черный с косичками.

В ответ Кабан что-то пробормотал неразборчивое и продолжил шарится в сумочке. Из бумажника Линн он деловито выгреб пять сотен долларов, да ещё остался недоволен.

— Чё как мало то?

Молодая женщина не ответила. Питон снова прижал острие ножа к её нежной шейке.

— Тебя спросили, сучёнка, чё как баксов мало?

— Мне на вечер должно было хватить, — ответила она.

— А, так ты стало быть вечер хотела хорошо провести, — заржал Кабан. — По барам по пивным значит? Белой девочке скучно стало?

— Это плохо разве? — чуть осмелев, спросила Линн. — Посидеть где-нибудь и отдохнуть?

— Плохо тебе будет, если будешь дерзить, — угрожающим тоном произнёс Питон.

Кабан между тем, больше не найдя в сумочке ничего ценного швырнул её прямо на пол салона и ещё раз пересчитав деньги припрятал их в карман штанов.

— Это налог, детка, — ухмыльнулся он. — Никому без разрешения нельзя появляться в нашем квартале, даже прехорошеньким белым леди. Ну, а если уж заехала к нам без спроса — плати. — Он быстро взглянул на товарищей. — Ну чё, валим?

— Подожди, Кабан, ты кое-что забыл, — сказал Питон, не сводя с Линн пристального масляного взгляда.

— Чё я забыл, братан?

— Про ещё один налог.

— Чё, в самом деле? Напомни-ка мне?

— Белым девочкам, чтобы спокойно уехать домой нужно доставить черным братьям немного удовольствия. Налог натурой.

— Ах да! И как я забыл? — картинно начал сокрушаться Кабан. Он, даже демонстративно схватился за голову. — Ну надо же! Что с моей памятью сегодня?

Бритоголовый, видя, что Линн прибывает в некой прострации и не смотрит на него, ощутимо толкнул её в плечо.

— Ты что там, уснула? Слышала про налог?

— Я не могу… — Линн в ужасе отшатнулась. — Вы что, в самом деле… Я замужем.

— А я женат и что с того?! — заржал Кабан, похоже идея Питона с налогом натурой ему понравилась.

— Но так нельзя! — в отчаянии воскликнула Линн. — Я не могу… Берите деньги, берите что хотите и отпустите меня!

— Ага, сейчас, цыпочка! — Питон ухватил молодую женщину за волосы и прижал остриё ножа к её левой щеке. — Ты, белая сучёнка будешь делать что тебе скажут. Ясно? И только попробуй трепыхаться, кровь тебе пущу. Давай, вылезай из тачки!

Дрожа и всхлипывая, Линн выбралась из машины. Тут же вылезли Кабан и Гаваец. Последний восхищенно присвистнул, полностью разглядев пленницу в ярком лунном.

— А цыпочка то, хороша!

— А то! — хохотнул Питон. — Пальчики оближешь, какая вкусняшка.

Негры пожирали её жадными взглядами. Затем Кабан бесцеремонно ухватил Линн за попку. Она взвизгнула и отвесила ему пощёчину.

— Чувствую, горяча ты штучка! — заржал бандит. — Люблю таких сучек! Ладно, братва, двигаем копытами!

И они вчетвером устремились куда-то по грязной улице мимо бачков для мусора, мимо темных проулков откуда несло мочой и дерьмом, мимо покосившихся домов гетто. Кабан шёл впереди, а Линн была вверена заботам Питона и Гавайцы, которые, тащили её, иногда подгоняя ругательствами и тычками. Шли недолго. Уже минут через десять свернули в один из малоприметных переулков, тут были сотни таких, и вскоре остановились перед здоровенным трейлером без колес, взгроможденным на массивные металлические опоры. Дверь была приоткрыта, оттуда и из двух боковых окон падал свет.

— Ну, шевелись! — прикрикнул Питон и подтолкнул пленницу в спину.

— Господи… Прошу вас, отпустите меня, — Линн заплакала. — Что плохого я вам сделала? Пожалуйста, отпустите.

— Хватит тут сырость разводить, — зарычал бритоголовый. — И пасть захлопни.

— Ты бы повежливее с леди, — рассмеялся Кабан. — Она всё-таки наша гостья.

Трудно было ожидать от такого бабуина галантности, однако негр продемонстрировал её, приоткрыв дверь трейлера пошире и вежливым жестом, с поклоном пригласил Линн войти. Понятное дело, вся его учтивость была лишь фальшью, но лучше уж так, чем грязные ругательства в самое ухо и постоянные грубые тычки.

Внутри трейлера было всё чтобы проводить время с комфортом: кожаный диван, кровать, пара кресел, телевизор-плазма, столик и мини-бар. Широкая цветастая занавеска закрывала вход в соседнее отделение, где скорее всего располагалась кухонька. В одном из кресел развалился негр-здоровяк лет сорока в майке и шортах. Его курчавые волосы были очень коротко подстрижены, на левой щеке от подбородка до уха красовалась татуировка — скорпион в кольце змеиного тела.

Увидев Линн, вошедшую самой первой, негр подскочил с обалдевшим видом. Затем, он заметил Кабана, однако удивление с его физиономии не исчезло.

— Привет, Роб! — воскликнул Кабан.

— Привет, — откликнулся тот. Кивнув на замершую, испуганную Линн спросил: — А это кто такая?

— Белая цыпочка.

— Сам вижу. Зачем она здесь?

— Тебе не нравится?

— Да ты что, чувак, обалденная девка. Но за каким чертом вы её притащили?

— Она желает доставить братьям удовольствие, — рассмеялся, появившийся в трейлере Питон. — Это такой налог за проезд по нашей территории.

— А, понятно, — усмехнулся Роб.

— Я вовсе не желаю! — вскричала Линн. — Меня притащили сюда силой! Отпустите меня немедленно!

— Да ладно тебе, не трепыхайся, — Кабан заставил Линн сесть на диван. — Успокойся, детка, отдохни, расслабься. Он открыл дверку мини-бара, вытащил оттуда бутылку бренди, рюмку и налив в неё протянул молодой женщине.

— На-ка, держи. Нервишки успокой.

Линн поначалу отнекивалась, но потом всё же выпила. Не столько желая этого, сколько ради того, чтобы просто отвязаться. Но отвязаться оказалось не так-то легко.

— Вторую сразу за первой!

Кабан снова налил и сунул рюмку ей в руку.

— Я больше не буду.

— Да ладно тебе, ты замерзла, вон, как дрожишь.

Линн выпила и вторую. Внутри и правду стало тепло, щеки порозовели в глазах появился блеск.

— И третью сразу за второй!

Снова в рюмку полилось бренди.

— Да ты что? Я не буду!

— Давай, надо, отлично будет!

Она и в этот раз подчинилась.

— Ну как, правда ведь лучше?

Линн кивнула, потом, взглянув на столпившихся вокруг негров, сказала:

— Пожалуйста, отпустите меня. Мне нужно домой.

— Не торопись, детка, — Кабан улыбнулся, довольно кстати располагающе. — Ты ведь приключений искала, так? Мужик тебе был нужен. Ну так, в чём проблема? Вместо одного будет четверо. Плохо разве?

— Ну я… не знаю… Это как-то неправильно… Я замужем.

— Так чего же ты так поздно по городу моталась?

— Ну я…

— Вот-вот, гульнуть захотелось, — Кабан рассмеялся. — Дело понятное. Твой муж то, он где сейчас?

— В Сан-Антонио по делам.

— Ну вот! — Кабан присвистнул. — Мужа нет, а потрахаться хочется. Всё тут понятно. Женщине одиноко. Я вот, чем не подхожу, чтобы одиночество твоё скрасить?

— Да нет… вполне… , — растерянно пробормотала Линн.

— Может, проблема в том, что я чёрный?

Линн никогда не считала себя расисткой. Более того, негативное отношение к цветным и мексиканцам она всегда не понимала и осуждала. И сейчас, скорее по инерции воскликнула:

— Нет, что ты. Это вовсе не проблема. Я нормально ко всем людям отношусь.

— Так значит, никаких проблем нет? — заулыбался Кабан. — Давай-ка выпьем за это.

Не успела Линн и рта раскрыть, чтобы возразить, как в четвёртый раз в руке её оказалась полная рюмка.

— Я не…

— Давай, давай, за дружбу и знакомство, — подмигнул негр и сделал глоток прямо из горлышка бутылки.

Линн вздохнула и тоже выпила. В ушах уже приятно шумело. Молодая женщина понимала, что хитрый черномазый так расслабляет её. Вот, говнюк! Но чёрт возьми, она и сама уже не прочь была расслабиться. В самом деле, не этого ли она искала? Правда, планировалось заманить мужика в дом… Но может потом… потом это всё…

Питон уселся справа от неё и приобнял «гостью». Роб и Гаваец расположились в креслах, в руках у них оказались банки с пивом.

— Ну как, всё нормально? — спросил Кабан, ласково проводя рукой по голой коленке Линн.

Она кивнула, но ешё раз попыталась таки предотвратить то, против чего, кажется и сама уже не была против.

— Я всё равно не могу… У меня никогда так не было… сразу четверо мужчин. Ужас какой-то… Мне стыдно. Очень стыдно.

Щеки её и вправду горели, хотя скорее всего больше от выпитого, нежели от стыда.

— Не каждая женщина может похвастаться, что за раз заполучила четыре обалденных хуя, — сказал Кабан. Рука его уже вовсю гуляла по её коленкам и подбиралась к тому месту, где заканчивалась юбка, а заканчивалась она значительно выше коленок. Питон, беззастенчиво трогал её груди и время от времени целовал в шею, откидывая в сторону пряди золотистых волос.

— Обалденных? — хихикнула Линн. — В самом деле?

— А вот, посмотри.

Линн, вытаращив глаза наблюдала, как Кабан приспустив свои штаны и трусы извлёк на свет толстый, длинный член, стоящий колом. Эта его штука размерами почти не уступала причиндалам подземников, разве что яйца были поменьше.

— О боже! — вырвалось у Линн при виде черного, лоснящегося елдака.

— Ну чё, детка, нравится? — заржал негр и встряхнул «хозяйством». — У моих братанов не меньше. И все они будут твоими.

— Я потрогаю? — Линн так и манил черный, глянцево блестящий ствол. Сильное желание, вкупе с алкоголем начали затмевать остатки её благоразумия.

— Да можешь и в ротик взять, я не буду против, — загоготал Кабан, а остальные негры заухмылялись.

Линн наклонилась и приоткрыв губы втянула большую темно-вишневую головку члена в рот. Пока она сосала, остальные негры повскакивали со своих мест и гомоня наперебой начали раздеваться. Не прошло и минуты, как они были готовы и со стоячими елдаками обступили гостью.

Её неудержимо тянуло к этим черным блестящим штуковинам, болтающимся со всех сторон. Чёрт возьми… Какие же они здоровенные, толстые, возбуждённые!

Линн снова ухватила губами елдак Кабана и втянула его в рот. Отсос сопровождался смачным чмоканьем, да ещё молодая женщина приглушённо мычала.

Старательно обработав ртом член Кабана от залупы до яиц, Линн немного повернула голову в другую сторону и втянула в рот упругий, горячий член Роба.

Питон в это время избавил её от блузки и бюстгалтера и принялся тискать её сиськи. Похоже, они ему особенно нравились. Пальцами, негр, то тёр, то оттягивал соски женщины, ставшими от возбуждения твердо-упругими.

— Мой! Теперь мой пососи! — вскричал Гаваец, протискиваясь между Питоном и Робом.

Линн не заставила себя упрашивать и член Гавайца тут же нырнул ей за щеку. Она вылизала его полностью, а потом её язык запутешествовал по яйцам негра. Гаваец охал и стонал от удовольствия.

После наступила очередь Питона. Он ухватил Линн за голову руками с двух сторон и принялся вгонять елдак ей прямо в глотку. Молодая женщина хрипела, кашляла и жадно боролась за каждый глоток воздуха. Но, как ни странно такой грубый хардкорный минет чрезвычайно возбудил её.

Далее, началась просто какая-то карусель. Негры обступили возбуждённую шлюху со всех сторон. Линн только и успевала вертеть головой туда-сюда. То сосала у Кабана, то втягивала губами кувалду Роба, то жадно, издавая нечленораздельные звуки облизывала языком вздутые яйца Питона, а он, ещё и шлепал ими её по лицу, а потом мыча и истекая слюной обрабатывала ртом пенис Гавайца. Этот отсос длился весьма долго, но Линн, забыв обо всём, с упоением придавалась процессу. Её рот жадно ловит черные елдаки, порой по два сразу. Лицо молодой женщины раскраснелось, и было сплошь мокрым от слюны и выделений мужских пенисов. Её полные блядские губы распухли от долгого отсоса.

Линн, уже изнемогала от желания. Между ног было так мокро, что вагинальная смазка начала просачиваться через трусики и стекать по её ляжкам.

— Подождите, я всё сниму, — сказала она.

Ей помогли встать с коленок, после чего Линн избавилась от юбки и стянула с себя трусики. Кабан влепил ладонью по ягодицам Линн звучный шлепок.

— Давай-ка, повернись задом.

Молодая женщина наклонилась и уперлась руками в диван. Ноги раздвинула пошире. При этом её круглая упругая попа соблазнительно приподнялась вверх, а выпуклые ягодицы немного разошлись в стороны. Теперь в полной мере негры могли полюбоваться коричневатой дырочкой её ануса и нежно-розовой, блестящей от мокроты щелкой, расположенной ниже.

— Ну всё, я втыкаю! — вскричал Кабан, который больше не мог ждать ни секунды.

Ухватив Линн руками за бёдра, он вошёл в неё одним мощным движением. Влагалище Линн приняло упругий тугой пенис, жадно раскрывшись и тут же, плотно сомкнулось вокруг желанного гостя. Рыча от возбуждения негр начал совокупляться с молодой женщиной агрессивно и напористо. Он вгонял своего жеребца в её текучую соком плоть по самые яйца. Срамные губки Линн жадно втягивали здоровенную черную колбасину пениса. В промежутках между громкими стонами шлюхи слышались чавкающее — чмокающие звуки.

Питон и Роб уселись рядышком на диван и откинувшись на его спинку, раздвинули ноги. Их члены торчали вверх. Линн принялась дрочить их и отсасывать. Гаваец же стоял сбоку и глядя на всё происходящее энергично мастурбировал.

Кабан весь вспотел, но темп ебли не снижал. Шумно дыша и сопя, он продолжал вгонять елдак в распёртую мокрую писю Линн. Она стонала и вскрикивала, а когда тот или другой член входил в её рот, издавала протяжное мычание. Всё это сопровождалось звонкими шлепками, которые Кабан щедро раздавал по заднице гостьи.

Через несколько минут Линн кончила. Оргазм был сильный, сводящий с ума. Молодая женщина хрипло вскрикнула, а затем её бедра задергались, сотрясаемые сладостными спазмами плотского наслаждения. Член Кабана был резко вытолкнут, но негр тут же впихнул его обратно. Влагалище Линн бешено сокращалось и орошало черный елдак липким соком. Вот, ноги молодой женщины подогнулись и она упала прямо на Питона. Тот, был вовсе не против. Молодая женщин всё ещё извивалась и дергалась всем телом в оргазменных судоргах, а он уже втиснул ей в вагину свой елдак. Теперь, сидя на Питоне сверху Линн начала двигаться вверх-вниз сама.

— Ну как тебе детка? — смеясь спросил негр, тиская её болтающиеся туда-сюда сиськи.

— Да… Хорошо…

Глаза Линн блестели от восторга, щёки пылали, влажные волосы метались из стороны в сторону. Черный елдак, блестя от вагинальной смазки входил в горячую дырочку молодой женщины по самые яйца.

— Горячая девчонка, — сказал довольный донельзя Кабан, похлопывая Линн ладонью по правой ягодице. Роб шлепал её по левой и одобрительно похмыкивал, видимо упругость попки Линн пришлась ему по душе.

Упершись в спинку дивана обеими руками Линн начала скакать на члене Питона всё быстрее и насаживаться на него резче.

— Да! Бля! Мать твою, да! — вскрикивала она. — Давай… давай…

Ягодицы Линн громко шлепали по ляжкам Питона, а его член, то выходил наружу, то проваливался в горячую обволакивающую глубину женского лона, жадно заглатывающего его.

Так они потрахались ещё пару минут, после чего, Роб, сидевший рядом сказал:

— Ну всё, сучка, теперь ко мне перебирайся.

Постанывая, Линн слезла с члена Питона и одной ногой, вытянув её перешагнула через Роба. Ей осталось перенести вторю ногу, но в тот момент, когда она, поддерживаемая Питоном делала это, Роб, ухватил молодую женщину за бёдра и потащил к себе. Линн думала, что на очередного ебыря она усядется также сверху лицом к нему, но Роб развернул её к себе спиной, после чего, придерживая шлюшку всё также за бёдра сказал:

— Теперь садись.

Линн начала опускаться, сгибая ноги в коленях и разведя их немного в стороны. Толстая головка члена после секундного сопротивления раздвинула складочки срамных губок и молодая женщина, издав стон удовольствия ощутила, как горячий, крепкий ствол проникает в её лоно дальше. Линн начала двигаться вверх-вниз, при этом такая поза позволяла ей наблюдать за тремя другими неграми. Они стояли перед диваном и дрочли свои здоровенные шланги. Зрелище, просто завораживало, дико возбуждало. Линн и не подозревала раньше, как она склонна к блядству. Могла ли она подумать, когда только-только начинала свою сексуальную жизнь в законном первом браке, что изменит мужу? Это случилось, но всё можно было списать на его скотское поведение и неуважительное отношение к ней. Выходя второй раз замуж за Джеффа, она считала, что это всё — вершина, достигнутый идеал супружеского счастья, когда ей уже никто не будет нужен и всё что она хочет от секса всё будет ею получено от любимого человека. Но потом появились подземники. И хотя они овладели ею изначально силой, можно сказать изнасиловали, Линн это понравилось. Она всё больше и больше желала такой вот грязной и развратной ебли со зверьми из ямы. А теперь ещё и вот до чего скатилась — трахается в трейлере с неграми! По принуждению? Да! Но ведь ведь, черт возьми, ей это нравится! Нравится, сколько бы она не убеждала себя в обратном.

Член негра продолжал нырять в податливую, горячую мокроту влагалища Линн. Молодая женщина откинулась назад, ноги задрала вверх и раскинула их в стороны. Роб поддерживал их руками под коленки. Со смачным чавканьем черная дубина, покрытая липкой смазкой ходила туда-сюда, вызывая сладостные ощущения от которых Линн стонала, вскрикивала, охала и ахала.

Гаваец терпеливо ждал своей очереди, а пока, чтобы разогреть шлюху ещё посильнее, забрался с ногами на диван и пристроившись слева от трахающейся парочки всунул в рот Линн свой член. Она, с удовольствием, причмокивая принялась сосать и облизывать его.

— Детка, а в попочку не желаешь? — спросил Роб через пару минут.

Линн, что-то невнятно промычала: рот её как раз был занят членом Гавайца. Расценив изданный женщиной звук, как согласие, Роб вытащил елдак из её влагалища и начал втискивать его Линн в анус. Дело шло туго. Задний проход Линн, куда началось бесцеремонное вторжение болезненно сжался. Молодая женщина разразилась целой серией нечленораздельных вскрикиваний, в которых правда ясно слышались возмущенные нотки. Наконец, освободив рот от елдака Гавайца, она взвизгнула:

— Твою мать… Я не разрешала!

— Да ладно тебе, всё нормально будет, — Роб продолжал вдавливать свою кувалду в крохотное отверстие.

— Больно… черт! Ты порвешь меня!

Нельзя сказать, что Линн была новичком в таком виде траха. Они с Джеффом иногда практиковали анал. Но муж всегда действовал крайне осторожно, да и член его был умеренных размеров. Сейчас же в неё пытался пролезть шланг, явно превосходящий своими размерами пропускную способность её задней дырки.

— Потерпи, сейчас будет все как надо.

Усилия, таки дали результат. Потихоньку член Роба начал проникать всё глубже и глубже. Линн стонала, стиснув зубы: ей казалось, что в зад ей впихивают никак не меньше, чем черенок от лопаты. Вместе с тем, боль сопровождалась и удовольствием, очень странным, извращенным, но всё же удовольствием. Линн по-прежнему обильно текла, что в немалой степени поспособствовало тому, что елдак Роба в конце концов проник в её анус почти по самые яйца. Придерживая молодую женщину руками под ягодицы, негр сказал:

— Ну, вот видишь, всё получилось. Теперь, двигайся потихоньку.

— Господи, какой он огромный, — Линн начала чуть приподниматься, коленки её при этом тряслись от напряжения, а внизу живота щекотало от страха и возбуждения. Елдак был освобождён примерно наполовину, когда она снова опустилась, позволив ему проскользнуть внутрь на всю его длину. Так, раз за разом, она насаживалась на мощное орудие Роба и с каждой минутой оно скользило в её плоти всё лучше и быстрее.

— Ну как, отлично идёт, как по маслецу? — загоготал Кабан, наблюдая за тем, как член Роба, то ныряет в распёртое до предела заднее отверстие Линн, то выскакивает оттуда.

— А ей, вроде нравится, — заметил Питон.

Линн, отчего то пробило на «ха-ха», при виде уморительных рож негров, пялившихся на совокупление, буквально с разинутыми ртами, да и хуями своими они размахивали так весело и задорно…

— Ты чё ржешь, то? — спросил Гаваец. — Как травки накурилась.

Ответом негру был её громкий, смешанный со стонами смех. Сквозь спутанные волосы глаза Линн восторженно сверкали и была в них ещё, какая-то сумасшедшинка. Она уже резче и сильнее опускалась на член Роба и по всему было видно, что процесс начал доставлять ей изрядное удовольствие.

— Давай-ка я тебе присуну, — сказал Гаваец, пожирая глазами ярко розовую, мокрую, растянутую писю гостьи.

Не дожидаясь её согласия, он забрался на диван, немного присел и ловко вогнал член во влагалище Линн. Руками Гаваец ухватил ноги молодой женщины под коленки, а потом так и вовсе забросил их к себе на плечи.

От всех этих манипуляций Линн просто обалдела. Ощущения были такие, что не описать никакими словами. Теперь, её перли в обе дырки разом два негра!

Трение горячих упруго-твёрдых елдаков, разделенных, лишь тонкой перегородкой вызывало невероятно сладостную пульсацию, как во влагалище, так и в анусе. В дырках её громко и смачно чавкало, Линн кричала, хрипло дышала, стонала, время от времени она не могла сдержать и смеха, вызванного восторгом и всем всплеском, охвативших её эмоций.

— Да, ещё! Сильнее! Ещё! Давай ещё! — рвалось из неё.

Черные елдаки двигались в её отверстиях мощно, напористо, входили глубоко и выходили обратно сплошь в белой пузырящейся пене.

Три или четыре минуты такой ебли закончились для Линн невообразимо мощным и продолжительным оргазмом. Она вопила, не помня себя, а негры, ухая, рыча продолжали драть её, зажав между своих потных, глянцево блестящих тел.

— Будь я проклят, если не засажу этой сучке прямо сейчас! — вскричал Кабан, потрясенный, тем, как Линн бьётся и извивается всем телом от наслаждения, как дергает задранными вверх ногами.

— Ну-ка, отдохни, братан!

Кабан оттащил Гавайца в сторону и занял его место. Член его нырнул в пульсирующее отверстьице. Негр рыкнул от удовольствия, ощутив, как вокруг его елдака, то сжимается, то разжимается липкая, горячая, всасывающая мякоть женской плоти.

— О да, детка! Как у тебя тут хорошо!

Он принялся наяривать членом, придерживая ноги Линн руками за щиколотки.

Гаваец же нашёл куда пристроить член — в разинутый рот молодой женщины. Её вопли опять перешли в мычание и глухие стоны

— Я следующий! Я следующий! — заголосил Питон, пристраиваясь за спиной Кабана.

Линн, все также продолжала дергаться от удовольствия, насаженная со всех сторон на три черных елдака. Она была совершенно ошарашена таким диким и развратным совокуплением. Сейчас это было похлеще, чем трах с подземниками, хотя казалось ничего круче, уже невозможно. Сношение с чудовищами из ямы — это последний предел. Но нет, четыре черных негритянских елдака, дерущих её, явно за этим пределом. Хотя, может всё дело в количестве? А если бы её оттрахали двадцать человек? Или же всё дело в эмоциях и насколько силён их накал?

— О чёрт, я сейчас кончу! — взвыл из-под низу Роб. — Сейчас… Уже!

И тут же Линн ощутила, как сильная, тугая струя спермы оросила её прямую кишку. Потом последовали второй и третий выбросы семени, которые можно было бы назвать сильными и ощутимыми. Опорожнив яйца ей в анус, Роб протяжно застонал. Его елдак довольно быстро начал терять твердость и вскоре просто вывалился из задней дырочки. Оттуда же густой жирной нитью потянулась сперма.

— Давай, ко мне садись! — вскричал Кабан, извлекая из влагалища Линн член. Он стащил её с блаженно стонущего Роба и упав спиной на диван, перевалил женщину на себя. Порывисто и учащенно дыша Линн широко раздвинула ноги и, нащупав рукой торчащий член негра направила его в свой липкий, заполненный спермой анус. Елдак Кабана вошел без труда, хотя нисколько не уступал по размерам инструменту Роба. Что ж, отлично проебанная дырка — как раз то, что надо. С хлюпаньем и чавканьем черный член начал вонзаться в заднее отверстие Линн. Руками Кабан тискал и мял её сиськи, не упуская возможности, время от времени покручивать и оттягивать пальцами соски женщины.

Уставшая, обконавшаяся, вся взмокшая от пота, Линн откинулась назад, её раздвинутые и согнутые в коленях ноги болтались из стороны в сторону. Питон, тут же пристроился спереди и вогнал елдак молодой женщине во влагалище. И вновь два негритянских члена драли её. В целом было приятно, но Линн, уже хотелось отдохнуть, похоже её ресурс выносливости подходил к концу.

Питон кончил через пару минут. Он захрипел и дергая задом начал спускать во влагалище Линн. Она отлично чувствовала пульсацию его пениса, раз за разом исторгающего горячее липкое семя в её лоно.

— О да, — прошептала она, обнимая Питона руками за шею. — Так… Хорошо…

Сейчас, она напрочь забыла о его ноже, ругательствах и грубости. Линн любила, когда мужчина изливался в неё. В этот момент, она ощущала некое особое блаженство, логичность и полную завершенность встречи. Правда сейчас завершенности ещё не было: оставались ещё Кабан и Гаваец. Первый впрочем, продержался недолго. Не прошло и пары минут, после того, как сошёл с дистанции Питон, как Кабан, вытаращив глаза вскричал:

— Твою мать! Я сейчас кончу!

— Давай, — простонала Линн.

— Нет, нет, чёрт… Я хочу тебе в ротик!

И не спрашивая, хочет того же Линн, он сдернул её со своего члена, опрокинул на диван, навис над нею сверху и издавая рычание и стоны, принялся выплёскивать сперму молодой женщине на лицо. Густой, жирный эякулят залил ей губы и подбородок, много попало на правую щеку, да ещё сперма залепила правый глаз. Запах семени был насыщенный, специфический, вполне приятный, как и вкус. Солоноватый, с каким-то сырным оттенком. Линн облизнула запачканные спермой губы. Чёрт возьми, очень неплохо!

Дроча и дергая член, негр разбрызгал последние капли куда придётся: на лицо, на сиськи, волосы молодой женщины.

Получив своё, Кабан убрался восвояси, а на неё взгромоздился Гаваец. Линн лежала под ним на спине, раздвинув ноги. Проникнув членом ей в вагину, негр принялся ритмично и размашисто двигаться. Он загонял ей глубоко и сильно, придерживая своё тело на вытянутых руках. Его мускулы бугрились под блестящей эбеновой кожей. Морлодая женщина совсем обессилела, но по-прежнему проникновения мужчины доставляли ей удовольствия. Но на оргазм она больше не рассчитывала. Скорее бы, уж он кончил.

Линн лежала закрыв глаза, волосы её совершенно растрепались, все тело было в поту, а промежность, лобок и ляжки, да и живот местами в мужском эякуляте. И сперма по-прежнему оставалась на её лице. Интересно, Гавайца не коробит от того, что он трахет бабу последним, да ещё всю обконченную? Нет, похоже. Вон, как наяривает.

Губы Линн были особенно залиты, семя на них, аж пузырилось, из уголков рта текло. Правый глаз, куда спермы попало больше начало изрядно щипать и Линн поспешно начала оттирать его. Эх и видок у неё будет! Сейчас вся косметика потечёт, вокруг глаз образуются тёмно-фиолетовые круги, и такого же цвета потеки проложат извилистые дорожки на её щеках.

Гаваец продолжал мощно и быстро, издавая стоны удовольствия трахать её. Черный негритянский пенис упруго ходил туда-сюда, в разгоряченной дырке влагалища. Течка у Линн и не думала прекращаться, более того, она с удивлением обнаружила, что опять возбуждается и пожалуй готова снова кончить. Минута шла за минутой. Распёртая дырка Линн жадно и сочно чавкала, заглатывая чёрного «жеребца». Сама Линн начала стонать и охать, да подмахивать партнёру низом живота в предчувствии скорой разрядки.

— Давай, ну же! Ещё! Давай!

Тяжело дыша, обливаясь потом Гаваец трудился над телом Линн. Он сам уже измучился, мышцы ныли от усталости и напряжения, но он всё никак не мог кончить. Остальные негры подбадривали его свистом и возгласами.

— Давай, мужик! Сделай её! Доведи уже, белую сучку!

Чтобы, наконец, прийти к финалу Линн решила помочь Гавайцу. Она, чуть выгнула тело в особо развратной и сладострастной позе, одной рукой обхватила негра за шею, другой принялась дрочить свою распухшую, зудящую пипку клитора. И глядя чернокожему прямо в глаза, горячо зашептала измазанными спермой губами:

— Давай, еби меня сильнее! Вгоняй, засаживай. Нравится трахать белую сучку? Чувствуешь, как я вся теку? Вся мокрая. Давай, пользуй меня, пользуй белую шлюшку!

Гаваец таращился на неё совершенно дикими, бешеными глазами. Прошло меньше минуты и, взвыв, он начал кончать.

Линн от собственных грязных слов так завелась, что одновременно с партнёром пришла к финалу. Она взвизгивала от восторга, кричала от острого наслаждения чувствуя, как толстая колбасина черного пениса продолжает вонзается в её лоно и одновременно исторгать долгожданные фонтаны спермы.

— Да, да, да, ещё… , — рвались из неё хриплые стоны. — В меня да… Так! Ещё…

Освободившись от давящего груза в яйцах, Гаваец издал торжествующий вопль, более подходящий самцу бабуина, нежели человеку. Потом, он отковылял в сторону и с шумным выдохом рухнул в кресло. Кабан сунул ему банку с пивом. Линн, тоже дали пива, при этом негры выражали молодой женщине свой восторг, наперебой засыпали её комплементами. Она, уж и не знала, как к этому относиться. Сейчас, когда пришло успокоение плоти, родились смешанные чувства о того, что в этом трейлере она очутилась не по своей воле, но и здесь же получила такое удовольствие, которого пожалуй ещё не получала никогда. И оставался ещё один спорный момент: что собственно дальше?

— Можно мне домой? — спросила Линн весьма жалобным тоном и с умоляющим видом.

— О да! Конечно, детка! — воскликнули разом Кабан и Гаваец.

— Налог ты уплатила, так что топай себе, — кивнул Питон.

Молодая женщина облегченно вздохнула. Теперь бы только себя немного в порядок привести.

— Здесь у вас есть вода?

Роб отодвинул занавеску, разделявшую трейлер. В кухоньке кроме плиты, стола и полок была ещё и раковина с умывальником. Вода и горячая и холодная. Отлично!

Молодая женщина умылась, более менее привела себя в нормальный вид, потом вернулась в жилое помещение и собрала свою одежду.

— Пока, киска, — Кабан подмигнул ей.

— Ещё увидимся, — оскалился Питон.

— Не забывай нас, — хохотнул Роб.

— Удачи! — бросил Гаваец.

Чуть пошатываясь, Линн вышла из трейлера. Всё мышцы ныли, в заднице немного зудело и жгло, но вместе с тем всё её тело было наполнено потрясающим удовлетворением, предельной сытостью. Была глубокая ночь. Она взглянула на наручные часы. Без четверти три ночи! И ведь ни один из негров не предложил проводить её. Засранцы и говнюки!

В принципе дорогу к машине она помнила. Ну а дальше выберется как-нибудь из этих трущоб. Лишь бы не случилось ещё каких приключений.

* * *

Линн вернулась домой, лишь под утро. Всё сняла с себя, но не приняв душ упала на кровать. Проспала она до обеда. Голова не то чтобы болела, но была какая-то мутная, а то что случилось между нею и неграми в трейлере, казалось ей сейчас чем-то нереальным, каким-то диким, невообразимым сном. Однако, не смотря на усталость, тело её прибывало в состоянии полного удовлетворения и сытости. Запустив пальцы между ног, она обнаружила там остатки сгустившейся спермы. Всё-таки, душ следовало бы принять.

Линн прошла в ванную и с наслаждением встала под горячие струи воды. После, она быстренько позавтракала. Спускаться в подвал не спешила, да и не решалась, если уж быть честной с самою собой. Её жгло чувство стыда. Получается, она изменила своим подземникам. Сама по себе эта идея была абсурдна. В конце концов она изменила мужу с этими чудовищами и это было самым главным. В принципе подземникам никакой клятвы верности не давалось. Она могла поводить время с кем хочет и сколько хочет и в ответе может быть только перед Джеффом. Но тем не менее, позволив неграм трахнуть себя, да ещё получив невероятное удовольствие, она никак не могла отвязаться от мысли, что изменила она вовсе не мужу, а именно Струйщику и Брызгуну. Помеченная самка изменила своим самцам. Именно такая мысль терзала Линн, не давала ей покоя весь остаток дня.

Вечером, ощутив прилив желания, молодая женщина рискнула, таки спуститься в подвал. Приблизившись к яме, она склонилась над ней и позвала:

— Эй, ребятки, вы там?

Несколько минут ответом ей была, лишь тишина. Затем до слуха Линн донёсся торопливый топот и завораживающее поскуливание. Скрежет ногтей по камню, громкое тяжелое дыхание. Из ямы выбрался Брызгун.

— Привет, милый, — Линн прикоснулась ладонью к его ноздрям. Подземник с шумом потянул воздух, обнюхал запястье Линн с подозрительным видом. Затем, нос его ткнулся молодой женщине в шею. Раздалось глухое, явно недовольное урчание.

— В чём дело милый? — Линн вся напряглась. Она не могла понять, что так рассердило Брызгуна.

Подземник зацепил ногтями шортики Линн и потянул на себя.

— Ты хочешь, чтобы я сняла их? Хорошо, только не рви, — молодая женщина рассмеялась. — С вашим темпераментом одежды не напасешься. Может, мне сразу голой сюда приходить?

Она стащила с себя шорты, а заодно и трусики после чего избавилась от футболки.

— Ну, иди сюда, — Линн вытянулась на матрасе. — Давай же, я хочу тебя.

Опустившись на четвереньки, подземник пополз к ней. Вот, его ладони легли на коленки молодой домохозяйки. Он рывком раздвинул ей ноги и ткнулся мордой в промежность Линн.

— Да, полижи меня там, мне так нравится твой язык, — застонала она, томно наблюдая за зверем из под полуопущенных век.

Он старательно обнюхивал её и сердито при этом фыркал. Один раз лизнул половые губки, потом всунул язык между ними и тут же, зарычав выдернул.

— Да в чём дело?! — вскричала Линн.

И тут до неё дошло. Брызгун уловил запах чужих самцов, запах негров, оттрахавших её прошлой ночью. Как это у него получилось, было непонятно. Она ведь приняла душ! Но видимо, какие-то запаховые следы всё-таки остаются и звериное обоняние Брызгуна, намного превосходящее человеческое уловило их.

Подземник отодвинулся от Линн и глухо угрожающе зарычал. Глаза его злобно сверкали. Член монстра, торчавший до этого в боевой готовности начал скукоживаться на глазах.

— Ты не смеешь ревновать! — с обидой в голосе закричала Линн. — Я тебе не жена, ясно?

В ответ Брызгун зарычал громче и начал потихоньку отползать к яме. Линн вскочила.

— Не нравится?! Других мужиков учуял? Я трахаюсь с кем хочу! Я не твоя собственность! Ты не имеешь право ревновать! Только мой муж имеет такое право!

Брызгун стремительно исчез в яме, но оттуда по-прежнему слышались его недовольные, разгневанные рыки.

— Я не ваша самка! — в ярости закричала Линн, наклоняясь над самым провалом. — Я свободный человек! Я сама распоряжаюсь своим телом! Мне плевать, что ты и твой дружок чувствуете! Мне плевать на вас, твари проклятые! Убегаешь?! Ну беги, беги. Можешь не показываться больше. Обиделся он… Подумаешь! И дружку своем передай, что мне плевать!

Рычание внизу стихло. Последнее, что услышала Линн, это быстро удаляющийся топот.

— Ну и ладно! — заорала женщина пронзительно. — Обойдусь без вас! Идите вы к чертям со своей ревностью!

А потом, Линн начала плакать. Рыдания её были долгие и безудержные.

Erixx

2013