реклама

Свежие записи

Яма. Глава 4 : Эротический рассказ

Она взглянула на часы. Шёл второй час ночи. Что ж, до рассвета ещё было время. Линн отправилась в ванную, приняла душ, затем подправила макияж, одела трусики, джинсы и футболку, обулась в красовки. С собой она взяла фонарик и моток крепкой веревки. Один её конец она привязала к генератору, а всё остальное сбросила в яму. Веревка с шуршанием начала разматываться. Её длинна превосходила глубину ямы, так что моток упал где-то внизу с приглушенным стуком.

Поколебавшись с минуту и преодолев все сомнения, приглушив страх Линн начала спускаться. Когда ноги её коснулись твердой каменной поверхности, она включила фонарик. Туннель в котором она оказалась тянулся в обе стороны на неведомую глубину. Здесь было холодно и сыро, слышно было, как где — то справа капает с потолка. Линн поежилась и начала водить фонариком из стороны в сторону. Очень скоро она обнаружила с дюжину входов в какие-то туннели. Возле одного молодая женщина разглядела полузастывшую лужицу крови. Стало быть ей туда? По правде говоря, Линн растерялась. Она и не думала, что боковых туннелей здесь будет так много. Но скорее всего ей нужно всё-таки в этот проход, ведь именно туда Струйщик и Брызгун уволокли тела негров. Тут, Линн задумалась: а точно ли чернокожих схватили её подземники? Не могли ли это сделать другие? Наверняка тут обитает немало представителей этой загадочной расы.

Как бы там ни было, Линн направилась в обозначенный следами крови туннель, поскольку ничего иного не оставалось. Войдя внутрь извилистой каменной кишки, она с удивлением отметила, что здесь довольно таки тепло, а вскоре ей не понадобился и фонарик. На полу, стенах и потолке всё чаще начали встречаться образования грибковой плесени синеватого цвета от которой исходило довольно яркое свечение.

Осторожно ступая, боясь нарушить тишину Линн прошла ярдовпятьсот и всё это время имел место плавный спуск, так что молодая женщина всё более углублялась под землю. Потом был ещё один поворот и впереди появился интенсивный синеватый свет, столь яркий, что исходить он мог только от очень большой колонии плесени. Молодая женщина оставила последний изгиб туннеля позади и вышла…

Перед ней открылась пещера столь невообразимых размеров, что охватить её взором всю не представлялось возможным. До потолка было никак не меньше сотни ядов и почти сплошь его покрывали колонии светящихся, фосфоресцирующих грибов. Пол пещеры представлял собою какой-то невообразимый рельеф: провалы и возвышенности, беспорядочное нагромождение скал, похожих, то на пики, то на перевернутые острой вершиной вниз пирамиды, то на причудливые кольца и вывернутые крутым серпантином спирали. Вдали, в чашеобразном углублении диаметром должно быть не менее полукилометра располагалось озеро.

— Ничего себе, — прошептала Линн. — Кто бы мог подумать, что под нашим домом такое.

Внезапно справа раздалось шипение. Молодая женщина быстро обернулась и оцепенела от страха. Из-за огромного валуна выполз подземник. Вот только, какой-то странный на вид. В первое мгновение Линн не поняла, что в нём не так, но потом до неё дошло. Это существо был раза в полтора меньше Струйщика и Брызгуна и двигалось с удивительным завораживающим изяществом, но кроме этого в этих плавных, перетекающих движениях было намного больше хищности. Перед ней была самка, на что указывали и две довольно таки крупные и тугие на вид груди. А вскоре показались ещё три таких же. Они начали брать Линн в кольцо. Намерения их были явно не дружеские. Взгляды исподлобья источали злобу, характерно было и шипение и тихое приглушенное рычание.

На Линн, словно бы пришло отрезвление. Словно пелена спала с глаз. И зачем, она только полезла сюда? Дура! Тупая, конченая дура! Сейчас эти подземницы разорвут её на части и сожрут.

Вслед за тремя молодыми самками показались ещё три, по виду постарше и вокруг них вилось с дюжину детёнышей разного возраста. Все они фыркали, повизгивали, толкались, прыгали, создавая вокруг суету и беспорядок.

Последней появилась старая, крупная самка со сморщенными обвислыми грудями. Агрессии она не проявляла, скорее смотрела на Линн задумчиво и оценивающе.

Молодая женщина не позволила себя окружить, но пятясь, упёрлась спиной в скалу, так что её положение в целом лучше не стало. Ужас подкашивал ноги, делая их ватными, в голове плавал какой-т о туман, мысли путались и не было ни одной дельной, как выбраться из этой ситуации. Четыре самки остановились от неё шагах в пяти. Их рычание стало громче и злее.

— Помогите, — закричала Линн. Хотя нет, какой там закричала. Вместо крика из горла её вырвалось лишь какое-то жалкое полупридушеное сипение.

Но, как ни странно этого оказалось достаточно. Откуда-то сверху метнулось мощное мускулистое тело и через секунду между самками и Линн приземлился Брызгун. Он поднялся в полный рост и угрожающе зарычал. Две из четырёх молодых самок зарычали в ответ, в то время, как две другие попятились. Брызгун прыгнул вперёд и его рык стал громче и злее. Самки начали пятиться, но отвечали столь же вызывающе и зло. Одна из них даже пыталась обойти Брызгуна, явно желая напасть на Линн, пока тот отвлечен на её подругу. В это мгновение из-за огромного валуна появился Струйщик. Он ударил хитрую самку и сбил её с ног. Она завизжала и покатилась по камням, а Струйщик огласил своды пещеры столь диким и свирепым воем, что уже все самки и детёныши в испуге бросились врассыпную. Лишь старая самка осталась на месте. Струйщик и Брызгун приблизились к ней, склонивши головы и спины. Они явно выражали ей тем самым почтение и уважение. Старуха, что-то тихо проворчала. Подземники заскулили в ответ. Она поочерёдно коснулась рукой их голов, после чего неспешно ковыляя, удалилась.

Струйщик, Брызгун и Линн остались втроём. Молодая женщина испытывала неловкость мялась в смущении, потом тихо сказала:

— Спасибо. Если бы не вы, ваши женщины убили бы меня.

Брызгун фыркнул, а Струйщик, глухо зарычав, указал в сторону туннеля, откуда Линн явилась.

— Вы хотите, чтобы я ушла?

Подземники угрюмо смотрели на неё и молчали. Молодую женщину охватила обида, на глазах выступили слёзы.

— Разве мой последний подарок не понравился вам? Двое крупных мужчин. Я заманила их специально для вас.

Брызгун сердито засопел, затем прикоснулся рукой к низу живота Линн и тут же демонстративно и брезгливо отдернул руку.

— Ах вот в чём дело? — Линн начала зло кусать губы. — Заревновали значит? Да, эти двое трахали меня! И что с того? — она повысила голос, почти закричала: — Почему я должна отказываться от мужчин моего вида ради вас? Вы же не отказываетесь от своих сучек! Вон их у вас сколько! Пока я там наверху одна, вы трахаете их здесь!

Струйщик приглушенно и злобно рыкнул. Похоже, упоминание о самках ему не понравилось. Но Линн так раззадорилась, так была охвачена гневом и обидой, что продолжала наседать.

— Да, да, а вы как думали? Я по-вашему не могу ревновать? Думаете, мне просто принять, что у вас здесь эти ваши сучки и ваш выводок от них! Вам так хорошо и удобно, мать вашу! Захотели — их потрахали, надоело — ко мне поднялись! А меня так не устраивает! И если вы себе позволяете крутить хуями в обе стороны, не смейте ревновать меня! Я тоже трахаюсь с кем хочу и когда хочу!

Линн потеряла контроль над собой, ярость охватила женщину с небывалой силой. Она даже вскинула руку с фонариком, намереваясь ударить им Струйщика. Но тот опередил её. Он перехватил руку Линн за запястье и стиснул так, что женщина вскрикнула от боли. Фонарик упал, ударился о валун и жалобно мигнув пару раз — погас. Струйщик навис над Линн и оглушительно взревел. Женщина побледнела и отшатнулась. Словно острое лезвие, глубоко и быстро её пронзило понимание того, насколько близко она сейчас подошла к опасной черте. Подземник оттолкнул её и Линн упала, довольно ощутимо ударившись о камни спиной. Из глаз её брызнули горькие слёзы.

— Зачем вы так со мной. Тех мужчин я заманила для вас. Вы получили что хотели, так почему теперь гоните меня? Разве я не заслужила хоть чуточку благодарности?

Подземники казались сейчас после этих её слов растерянными и смущенными. Вот, они наклонились над ней, их ноздри коснулись её ладоней. Брызгун ласково заурчал.

— Вы простите меня? — прошептала Линн. Горло неё сдавливали спазмы, щёки были мокрыми от слёз. — Вы нужны мне. Я не могу без вас.

Они обдавали её шею горячим дыханием, их руки начали блуждать по её телу.

— Я ваша. Только ваша. Возьмите меня.

Линн было сейчас всё равно, от того, что она выступает в роли просителя. Плевать на достоинство и гордость. Ей хотелось, чтобы монстры овладели ею, хоть здесь и хоть прямо сейчас. Она готова была умолять об этом если придётся, как угодно униженно, даже стоя на коленях. Да что там, готова была ползать и целовать ноги подземников, лишь бы они трахнули её. Недавний всплеск эмоций, возбудил Линн до предела, кровь её кипела, гормоны бушевали.

— Не ревнуйте. Ну что вы в самом деле, — ласково ворковала она. Руки женщины при этом потянулись к членам подземников. Она нежно ухватила их и начала неспешно подрачивать.

— Я вас больше люблю больше жизни. Без вас не могу.

Они тихо урчали и поскуливали от удовольствия. Ласки женщины быстро возбуждали монстров. Их члены начали крепнуть, наливаться силой и тугой упругостью.

— Ну вот, так хорошо, — шептала Линн. О её возбуждении свидетельствовали набрякшие соски и влажность в промежности.

Порывисто дыша, Линн обхватила губами головку пениса Струйщика и втянула её в рот. Отсосав немного отпустила и, повернувшись, провела языком по члену Брызгуна снизу вверх от самых яиц и до залупы. Та приоткрылась и выскользнувший из отверстия язычок начал нежно касаться языка Линн. Такая взаимная и необычная ласка мгновенно возбудила молодую женщину до предела. Струйщик принялся дергать её футболку и Линн поспешила раздеться, не только из-за опасения за целостность одежды, но и сгорая от нестерпимого желания. Освободившись от футболки и начав стягивать с себя джинсы она хихикнула:

— Что не терпится? Мне тоже, я вся уже мокренькая.

Возбужденные подземники обнимали её, поглаживали руками везде и всюду. Их языки начали скользить по её телу. Закрыв глаза, Линн тихонько постанывала от удовольствия. Влажные шершавые языки монстров скользили по её грудям и торчащим соскам, по ягодицам и бедрам, по животу и ляжкам. Подземники с наслаждением вдыхали запах её кожи и волос. Потом язык Струйщика забирался ей и в задний проход, а Брызгун, тихо урча начал вылизывать её писю. Он с удовольствием поласкал начисто выбритый лобок Линн, потом язык подземника протиснулся между плотными валиками половых губ и проник во влагалище. Линн застонала громче и протяжнее. Когда же Брызгун добрался до её клитора, молодая женщина начала тихонько повизгивать. Подземник уделил её сладко пульсирующему, набрякшему бугорку особое внимание. Вскоре его сменил Струйщик и вылизал клитор Линн с таким же усердием, в то время, как Брызгун занялся её анальной дырочкой.

— Я так хочу вас, — вздрагивая всем телом зашептала Линн. — Так соскучилась.

Она притянула к себе Брызгуна ближе, заглянула в его дикие звериные глаза.

— Давай, ты первый.

Она улеглась спиной на свою же одежду, наброшенную на плоский валун таких размеров, что он запросто сошёл бы за кровать. Было всё-таки жестковато, но Линн решила потерпеть. Мелкие неудобства ни в счёт, если она заполучит вожделенные члены подземников. Молодая женщина широко раздвинула ноги. Подземник вскочил на камень, опустился на колени, потом навис над Линн и начал втискивать член в мокрую щелку её писи. Линн застонала, чувствуя, как горячий упругий пенис проникает в неё. Поначалу он входил с трудом, не смотря на обильную течку, но Брызгун принялся давить сильнее и одновременно чуть-чуть двигал членом из стороны в сторону, растягивая влагалище. От этих движений в дырочке Линн стало очень приятно. Молодая женщина сама руками раздвинула свою «киску» и вот огромная тёмно-лиловая кувалда вдруг прошла сразу наполовину и быстро погрузилась дальше в мягкую обволакивающую плоть.

— О да, — зашептала Линн, почувствовав, как язычок, выбравшийся из его залупы, принялся нежно облизывать шейку её матки. — Ещё… так хорошо.

Не прекращая столь необычные и изысканные ласки, Брызгун начал одновременно и двигаться. Его гибкий, упруго-тугой орган заскользил взад-вперёд во влагалище Линн. Лоно её сладко заныло и отозвалось на желанное вторжение крайне приятной пульсацией.

В это же время Струйщик зашёл с другой стороны каменного ложа и взобравшись на него присел на корточки, так что голова Линн оказалась между его ног. Она поймала свисающий член подземника губами и принялась отсасывать, вбирая его, то в горло, то проталкивая за щеку. Иногда пускала в ход язык, не забывая облизывать и болтающиеся туда — сюда тугие мешки яиц. Струйщик шумно дышал и приглушенно постанывал от удовольствия. Он выпустил из члена язычок, который вздрагивал от наслаждения, когда Линн касалась его своим языком.

Брызгун тем временем наращивал скорость и темп ебли. Его елдак двигался в распёртой, взмокшей писе Линн с громким чавканьем. Женщина стонала и вскрикивала, пальцами обеих рук она вцепилась в маленькие упругие ягодицы монстра.

— Давай, я уже сейчас… Сейчас кончу…

Линн вся отдалась невероятным, сладостным ощущениям. Из её вагины текло, волосы растрепались, глаза восторженно блестели. За такой трах она была готова отдать всё! Даже душу!

Оргазм был сильный, яркий, сводящий с ума. Молодая женщина пронзительно завизжала и задёргала вскинутыми вверх ногами. Брызгун издал продолжительный рык и кончил в неё. Его пенис извивался и перекручивался внутри пульсирующего влагалища Линн и без того усиливая наслаждение. Раз за разом выбросы горячей липкой спермы орошали лоно женщины.

— О мой хороший! Мой любимый!

Она обвила шею зверя руками и приподнявшись впилась в его губы ртом. Разум Линн тонул в вихре эмоций и чувств. Целоваться Брызгун не умел, но ему, судя по всему процесс понравилось. Он стиснул Линн в объятиях и просунул ей язык в рот, где его ждал её жаждущий ласки язык.

— Ну, теперь ты, малыш, — женщина повернулась к Струйщику, когда его брат отпустил её и отступил от камня.

Подземник ухватил Линн за бедра и попытался перевернуть её на живот.

— Ты сзади хочешь? Ладно, давай.

Она встала на четвереньки и приподняла вверх попку. Тугие, гладкие полушария её ягодиц соблазнительно разошлись в стороны. Струйщик ухватил женщину за волосы и оттянул ей голову немного назад, демонстрируя таким образом свою самцовую доминантность. Другой рукой направил член во влагалище Линн. Проникновение произошло без проблем. Вагина молодой женщины была не только мокрая, но и уже отлично проёбанная. Шумно вбирая воздух носом и глухо рыча, подземник начал совокупляться с этой великолепной человеческой самкой. Его пенис скользил туда-сюда между растянутыми срамными губками Линн, как «по маслу». Во влагалище Линн хлюпало и чмокало, а сладостная пульсация, рождавшаяся там разбегалась по всему телу, вызывая дрожь восторга и удовольствия. И всё это усиливалось от осознания того, что её пользует не мужчина её вида, а чудовище, неведомый зверь из подземелья. Это было древнее всего сущего, это был первобытный ужас и восторг самки, овладеваемой чужим самцом. Чужим и оттого таким притягательным.

Довольно долго Струйщик загонял Линн, то замедляя, то ускоряя движения. Его тело блестело от пота, источая густой, возбуждающе-мускусный запах. Пальцы подземника оставили на бёдрах и ягодицах Линн синяки, но она не обращала внимания на такие пустяки. Плотское удовольствие от сношения полностью захватило молодую женщину. Её стоны разносились под сводом пещеры долгим и громким эхом.

Вот, еще несколько толчков и Струйщик кончил. Одна за другой во влагалище Линн начали бить тугие струи его спермы. Подземник зарычал и его когти прочертили на бёдрах женщины тонкие кровоточащие линии. Боль была незначительная и она тут же потонула в обрушившемся на Линн оргазме. Молодая женщина кричала и извивалась в объятиях монстра, а его выбрасывающий липкий эякулят пенис дергался, пульсировал и словно бы ходил волнами внутри вагины: то сжимался, то вздувался, то покрывался плотными кольцами плоти, которые интенсивным трением усиливали наслаждение.

Член Брызгуна, стоявшего рядом и наблюдавшего за соитием брата и человеческой самки, снова обрел боевую форму. Как только уставший Струйщик отступил в сторону, он зашёл сзади и принялся трахать Линн, ещё не совсем пришедшую в себя о оргазма. Член подземника врывался в дырочку женщины мощно и агрессивно. Она стонала и охала под напором монстра. Фиолетовый пенис зверя и его интенсивно раскачивающиеся яйца блестели от вагинального сока Линн.

— Да, давай, ещё… Боже… Как хорошо! Ещё!

С мокрым чавканьем здоровенный елдак зверя сладко терзал её «киску». Молодая женщина принялась отсасывала натруженный член Струйщика. Приглушенно мыча и причмокивая, мусолила головку пениса, чувствуя привкус и возбуждающий запах семени, дрочила елдак рукой, облизывала языком. Не прошло и трёх минут, как орудие Струйщика было готово к действию, а сморщившиеся было яйца, опять вздулись.

Когда взмокший от пота Брызгун отступил в сторону, уступая очередь брату, Линн вдруг вспомнила трейлер, негров и в голову ей пришла интересная мысль.

— Я хочу вас обоих. Двоих сразу.

Подземники удивленно переглянулись. Они не понимали о чём речь. Линн предложила Струйщику лечь на спину, после чего, повернувшись к нему спиной начала опускаться на его член, направляя его рукой себе в анус. Он втискивался туда с трудом. Линн кряхтела от натуги, но не сдавалась. Наклонив голову, Брызгун с интересом наблюдал за процессом. Наконец, ей удалось втиснуть елдак внутрь и потихоньку Линн начала двигаться. Было немного больно, анус требовалось хорошенько растянуть. Молодая женщина действовала осторожно, позволяя члену подземника входить неглубоко и не резко. Через несколько минут пришло, наконец и удовольствие. Линн постанывала, двигалась уже побыстрее и насаживалась задней дыркой на пенис так, что внутрь он погружался, уже больше чем на половину. Она откинулась назад, где уперлась руками в поверхность валуна, а ноги широко раздвинула. Течка у молодой женщины была обильной и с каждой минутой проникновение в её анус, где всё уже было мокрым от вагинального сока, становилось легче и приятнее. Когда её анус, как следует разогрелся и член Струйщика заскользил там, как по маслу, Линн поманила к себе Брызгуна и показала пальцем на свою писю.

— Ты, давай сюда.

Он что-то пробурчал с удивленной и заинтересованной интонацией и вскочил на валун. Ему пришлось присесть и полусогнуть ноги в коленях, после чего его пошевеливающийся член скользнул в дырочку влагалища.

— Да, вот так, теперь трахай меня, — простонала Линн, в нетерпении подергивая бёдрами.

И Брызгун принялся вгонять своё орудие в чавкающую, истекающую липким соком писю Линн. Ниже, в анус по-прежнему нырял елдак Струйщика.

Молодая женщина стонала и вскрикивала от наслаждения, дыхание её было шумным и порывистым, вскинутые вверх ноги судорожно подергивались. Два здоровенных пениса одновременно и почти синхронно двигались в её растянутых до предела дырочках. С каждой минутой подземники трахали её всё резче и ожесточеннее, войдя в бешеный звериный раж. Свои язычки из залуп, они тоже пустили в дело, многократно усиливая наслаждение Линн. Три… пять… десять минут продолжалась эта невероятная, потрясающая ебля с чудовищами. И вот, оглушительно взвизгнув, Линн забилась в очередном оргазме. Её влагалище конвульсивно сжималось и разжималось, взбитая смазка текла пузырящейся пеной. Брызгун хрипло задышал, издал какой-то невообразимый стон на высокой ноте. Он был готов вот-вот кончить.

— Дай мне в ротик! — закричала Линн.

Он начал подниматься, его член выскользнул из влагалища и тут же брызнула сперма. Первый залп пришёлся на бритый лобок и живот Линн. Следующий фонтанчик горячего эякулята окатил её сиськи и ложбинку между ними. Третий выброс семени залил шею и подбородок Линн. Четвертый и пятый выстрелы, уже послабее, но вполне ещё насыщенные заляпали губы молодой женщины. Она восторженно захохотала. С полуобвисшим членом и скукожившимися яйцами Брызгун сполз с валуна. Линн, перемазанная его спермой всё скакала и скакала на члене Струйщика, насаживаясь на него с силой и почти до самых яиц. Семя подземника медленно, вязкими струями стекало вниз. Приняв более-менее вертикальное положение и продолжая двигаться вверх-вниз, Линн обеими руками принялась размазывать сперму по всему телу.

Через несколько минут, совершенно вымотавшаяся, она слезла с члена Струйщика. Улеглась на спину и подземник, нависая сверху, продолжил трахать её, вгоняя член женщине во влагалище. Линн протяжно стонала и пристально глядя в глаза Стрелка с похотливо-блаженной улыбкой размазывала сперму его брата по своему лицу.

Очередной оргазм оказался слабенький, но он поставил необходимую точку, привёл молодую женщину к полному и завершённому удовлетворению. Всё тело сразу обмякло, пришла вялость и приятная нега плотского насыщения. Струйщик ещё несколько раз скользнул членом туда-обратно и быстро вытащив его, начал кончать на лицо Линн. Тёплая густая сперма с резким специфическим запахом, похожим на запах красной икры вырвалась тугой струей и обдала левую щеку Линн, да ещё заляпала ей глаз. Вторая и третья струи не менее мощные совершенно залили ей лицо. Молодая женщина начала смеяться.

— Ничего себе! Да сколько же её у тебя?

Она с удовольствием приняла очередную порцию семени в открытый рот и липкая, пузырящееся жидкость, мгновенно заполнила его. Линн, охваченная эмоциями, ошеломляющим восторгом опять захохотала. Жирной белой нитью сперма потекла по её подбородку вниз. Издавая глухие стоны, Струйщик болтал обвисшим пенисом перед лицом женщины, стряхивая остатки спермы куда придётся.

Вскоре, удовлетворенно ухая, поскуливая подземники отступили от валуна, оставив на нём Линн довольную, насытившуюся всю перепачканную их спермой.

* * *

Роб прибывал в таком бешенстве, что метался по трейлеру, словно тигр в клетке.

— Ну и где они?! — орал он, потрясая кулаками. — Где эти говнюки?!

— Успокойся, появятся, — сказал Гаваец, сидевший в кресле и неторопливо потягивающий из банки пиво. В отличии от товарища, он демонстрировал, прямо таки удивительные спокойствие и выдержку.

— Появятся?! — Роб ткнул пальцем в свои наручные часы. — Они должны были приехать час назад! На звонки не отвечают! Говорил я им не ездить к той белой шлюхе! Как чувствовал, что ничем хорошим это не кончится!

— Так может они у неё и зависают? — предположил Гаваец. — Трахают и трахают, а времени отвечать на твои звонки нет, да и желания тоже. Вспомни, какая роскошная бабенка та блондиночка. Ты бы стал отвечать на звонок, трахая такую тёлку?

— Где?! — заорал Роб, начав шарить руками по столу, разбрасывая в стороны газеты и порножурналы. — Где она?!

— Кто? — не понял Гаваец.

— Визитка той суки, мать её!

— На черта тебе её визитка? Ты что звонить этой шлюхе собрался?

— Хрен звонить! А, вот она! — Роб подхватил упавшую на пол пластиковую карточку и обрадовано потряс ею. — Я поеду туда. И если эти уроды там, я найду и вытащу их сраные жопы!

— Да ты что?! — изумился Гаваец. — Прямо к этой белой цыпочке поедешь?

— Конечно, а ты как думал? Собирайся!

— И я тоже?

— А почему нет? Ты вообще-то в группе. Или как? — Роб нехорошо так прищурился. — Отколоться решил?

— Да нет, ты что, не психуй, — с испуганным видом Гаваец отставил в сторону пиво. — Я готов.

— Пушка при тебе? — спросил Роб, вытащив свой пистолет и проверив его: стоит ли на предохранителе.

— Да, с собой.

— Ну всё, тогда погнали!

При выходе из трейлера сотовый телефон Роба издал характерный писк, означающий приход смс-сообщения. Роб торопливо просмотрел его. Оно было от Кабана и очень коротким: «помоги… нас заперли в подвале».

— Поехали быстрее! — заорал Роб.

* * *

Кристи Лопес, как ей и было велено начала дежурить неподалеку от дома Линн Стоквелл с самого утра. Дежурство занятие тоскливое и утомительное, особенно если ты молодая девушка, полная энергии. Но приказ есть приказ. Ей очень не хотелось подвести Фрэнка отличного мужика, надо сказать, к которому она прониклась уважением, да и его рекомендации, отзывы о её действиях потом будут очень важны для становления карьеры.

Поэтому Кристи сидела в машине с затемненными окнами и терпеливо наблюдала за домом, потягивая кофе. Она припасла целый термос и ещё несколько бутербродов. Ох, скорее бы уж Фрэнк решил вопрос с разрешением на обыск и приехал.

В одиннадцатом часу к дому подкатил серебристый CHRYSLER и из него выбрались два негра весьма подозрительного вида. По стилю одежды и поведению похожи на членов типичной бандитской группировки, коих в Хьюстоне и его пригородах до чёрта. Какие интересно дела привели этих типов в этот благополучный, населенный в основном белыми район?

Немного походив туда-сюда и видимо сориентировавшись, негры, к огромному удивлению Кристи направились прямиком к дому Стоквеллов. Девушка наблюдала за происходящим с открытым ртом. Про кофе и думать забыла. Один из негров в белой майке, весь какой-то на взводе позвонил в дверной звонок. В это время второй — с копной гавайских косичек нервно оглядывался по сторонам. Миссис Стоквелл открыла через пару минут. Выглядела она при этом ошеломленной. Визита таких гостей молодая домохозяйка явно не ожидала. Одета она была так, как если бы собралась куда-то прогуляться ненадолго. Возможно до соседнего магазина. На ней были черные элегантные брючки и фиолетовая блузка с короткими рукавами. Негр в майке, тут же принялся ей что-то говорить, при этом явно в агрессивной манере и энергично жестикулируя. Миссис Стоквелл, что-то ответила ему. Чернокожего ответ не устроил и он начал опять нападать. Поскольку с первой же секунды разговор перешёл в перепалку, Кристи схватилась за рацию и начала вызывать Фрэнка.

Негр, между тем схватил женщину за плечо и продолжая разговор в крайне недружественной манере пару раз сильно встряхнул её. Миссис Стоквелл на его грубость ответила резко, рывком высвободилась и попыталась закрыть дверь. Но негр ей не позволил. Он втолкнул женщину внутрь и вошёл сам. Следом в дом вбежал его напарник. Он дверь и прикрыл.

В рации зашуршало, потом раздался голос Фрэнка.

— Рокстон на связи. Что случилось, Кристи?

— В дом Стоквеллов только что вломились двое неизвестных, — быстро произнесла она. — Чёрные. По виду бандиты. Вели себя агрессивно.

— Что за… — Фрэнк запнулся, не закончив фразу, потом, после секундной заминки спросил: — Кристи, ты сейчас в машине возле дома?

— Да сэр.

— Эти двое выломали дверь? Как они проникли в дом?

— Миссис Стоквелл им открыла. И сразу между ними началась ругань. Мне показалось, что она знает этих двоих, хотя не ожидала их прихода.

— Так. Что дальше?

— Они втолкнули её в дом и вошли сами. Дверь закрыли.

— Так. Вот чёрт. Ладно, Кристи, слушай: оставайся на месте и продолжай наблюдение. Я скоро буду.

— Сэр, считаю своим долгом вмешаться! — выпалила юная практикантка. — Миссис Стоквелл угрожает опасность. Дорога каждая секунда и если мы промедлим…

— Что ты собираешься делать?

— У меня есть личное оружие сэр. Я собираюсь войти в дом, арестовать тех двоих и предъявить им для начала обвинение во вторжение в частную собственность.

— Не делай этого, Кристи. Бандиты тоже могут быть вооружены.

— Сэр, у меня на учебных стрельбах были отличные показатели!

— Ты с ума сошла, Лопес?! Устроить перестрелку решила? Да ты стреляла когда-нибудь в живого человека?

— Сэр, если гражданину нашей страны будет угрожать опасность, если на меня саму направят оружие, моя рука не дрогнет.

— Чёрт возьми, Лопес, не ввязывайся! Оставайся на месте!

— Сэр, нет времени! Вызывайте подмогу и приезжайте, а я пошла!

Прервав связь, Кристи вытащила из бардачка свой девятимиллиметровый Glock и выскочила из машины.

* * *

Втолкнув Линн в холл, Роб заорал ей в самое ухо:

— Ещё раз спрашиваю, гребаная сука, где Кабан и Питон?!

— Я не знаю! — взвизгнула Линн.

— Не знаешь?! Ты лжешь, блядь! Видишь это?

Негр сунул ей под нос свой сотовый. На экране там был какая-то надпись, но Линн не разобрала.

— Это сообщение от Кабана! Я прочитал его утром. Там написано: «помоги нас заперли в подвале». Или скажешь, что не знаешь Кабана? Говори, где мои люди?!

— Они были, но потом ушли! — вскричала Линн. — Я не знаю куда.

— Когда ушли?

— Часа в два ночи. Не помню точно!

— Ты врешь, мать твою! — Роб отвесил её крепкую оплеуху. Линн вскрикнула и упала на диван. — Сообщение было отправлено почти сразу послне полуночи, в 12.10! Где у тебя подвал! Показывай!

Молодая домохозяйка вся сжалась и попыталась забиться в уголок дивана, но разъяренный негр рывком выдернул её оттуда. В руке его появился пистолет. Дуло уперлось Линн в висок.

— Веди в подвал! И без фокусов всяких, а то мозги вышибу! Поняла?

Трясясь всем телом, Линн двинулась на ватных ногах в сторону коридора. Подземники наверняка придут ей на помощь, но в отличии от всех других мужчин, спускавшихся в подвал у этих было оружие и они были готовы к неприятностям.

Непослушными пальцами Линн кое-как открыла замок и распахнула дверь. Роб отпихнул женщину в сторону и остановился на пороге. Внизу, куда уводила широкая, добротная лестница было темно и тихо.

— Кабан! — позвал Роб. — Ты здесь? Питон!

Никто ему не ответил.

— Включи свет, — велел Роб и подтолкнул Линн к двери.

— Выключатель внизу, — попробовала она схитрить, как в прошлый раз. Линн рассчитывала, что бандиты не рискнут идти сами и отправят первой её. А она, пользуясь темнотой скроется в яме, благо верёвка спущенная ею вниз осталась на месте. Пусть потом черномазые рискнут отправится за ней следом. Но случилось то, чего она никак не ожидала. Гаваец вдруг сказал:

— Что за ерунда. Как может быть выключатель внизу?

Он спустился вниз на пару ступеней и начал шарить руками по боковым стенкам. Понятное дело, на выключатель он наткнулся почти тут же. Тусклый свет появился внизу и Роб, криво ухмыляясь сказал, пристально и очень так нехорошо глядя на Линн.

— Я смотрю, ты сучка врёшь и выкручиваешься на каждом шагу. Это неспроста. Ну-ка, давай топай.

И они втроём направились по лестнице вниз. Все следы бойни Линн устранила, от вещей Кабана и Питона, тоже избавилась, но вот яма и верёвка… Что подумают бандиты, когда обнаружат их?

Но до этого не дошло. Внезапно, со стороны лестницы, оставшейся сейчас за спинами негров и их пленницы послышалось:

— Всем оставаться на месте! Это полиция! Оружие на пол!

Голос принадлежал девушке. Она появилась через секунду и в руках её был пистолет, направленный в сторону чернокожих. Линн очень удивилась, увидев, что это молодая мексиканка, сопровождавшая того детектива, что приходил к ней. Кристи Лопес, кажется?

— Ты, ещё кто такая, мать твою? — Роб обалдело уставился на девушку.

— Я представитель полицейского департамента Хьюстона! Повторяю: оружие бросить, лечь на пол лицом вниз и руки за голову. Малейшее неповиновение и я стреляю!

— Успокойся, детка, — заулыбался Роб, однако глаза и напряжение в голосе выдавали его страх и нервозность. — Убери пушку, ладно?

— Брось пистолет! — взвизгнула Кристи. — Считаю до трёх! Раз, два…

Выстрелить в девушку Роб не мог, поскольку стоял сейчас к ней боком и любая его попытка едва ли привела бы к успеху. Полицейская сучка опередила бы его.

Поэтому, скрипя зубами от злости негр бросил пистолет на пол.

— Так, теперь лицом вниз и руки за голову.

— Ты ещё пожалеешь об этом, блядь, — пробормотал Роб, опускаясь на колени.

Кристи, удерживая пистолет одной рукой, другой начала отстёгивать от пояса наручники. Это стало её ошибкой. Мексиканке следовало дождаться, когда на пол улягутся оба негра. Она отвлеклась, лишь на мгновение и Гаваец набросился на неё. Кристи вскрикнула и попыталась вырваться, но бандит намертво вцепился одной рукой в запястье её руки, державшей пистолет, а другой в горло девушки. Тогда, она саданула его коленом в живот. Гаваец захрипел, но не отпустил мексиканку. Так, отчаянно борясь, они кружили по подвалу. Линн потихоньку начала отступать к лестнице. Роб вскочил и грязно ругаясь кинулся на помощь товарищу. И тут раздался выстрел. Кристи непроизвольно нажала на спусковой крючок. Пуля вдребезги разнесла потолочную лампу и подвал погрузился в кромешную тьму.

— Твою мать, сука! — завопил Роб.

— Держи её, она сейчас вырвется! — истерично заголосил Гаваец.

Грохнул ещё один выстрел и эхо, рождённое в закрытом помещении здорово долбануло по ушам. Линн кинулась к лестнице, благо отлично помнила её месторасположение, и темнота не стала для неё помехой. Она стремительно взбежала наверх и захлопнула дверь. С минуту или около того из подвала раздавались вопли, ругань, даже звуки ударов, а затем прорвался дикий душераздирающий крик. Шум яростной схватки стал громче, интенсивнее до слуха молодой домохозяйки доносилось:

— Боже, кто-то ударил меня!

— Это не девчонка!

— Роб, меня кто-то тащит! Отвали от меня! Отцепись!

— Господи… У меня кровь! Кровь!

Далее, голоса перешли в хрипы, стоны и после всё стихло.

Дрожа, как в лихорадке Линн добралась до бара, налила себе трясущимися руками виски в рюмку и выпила. Затем ещё раз. Ей нужно было успокоится, унять эту чертову трясучку, привести все мысли в голове в порядок.

Так, от чертовых негров удалось избавиться — это хорошо. Отличный подарок для подземников. Линн, даже улыбнулась: кровожадно и мстительно. Так и надо ублюдкам черномазым! А вот, что стало с Кристи? Откуда взялась эта мексиканка? Что сделали с ней подземники? Убили и тело уволокли в свою пещеру? Чёрт! Вот, дерьмо! Исчезновение полицейского, и опять в её доме — это уже совсем плохо. Интересно, она предупредила кого-нибудь, что вошла в дом, вызвала подмогу?

А если… Линн похолодела. Мексиканка очень хороша собою и такая свеженькая, молоденькая! Струйщик и Брызгун ведь могут соблазниться на неё.

— Сука! Маленькая грязная сучка! Они мои! Они только мои!

Схватив фонарик, потеряв всякую рассудительность и здравомыслие, трясясь от дикого приступа ревности, Линн бросилась в сторону подвала.

* * *

Фрэнк Рокстон застал возле дома Стоквеллов какого-то мужчину лет тридцати пяти или около того. Незнакомец стоял в проёме открытой двери и с удивленно-встревоженным видом осматривал замок. Мужчина был белый, одет в темно-серый деловой костюм.

— Мистер Джефф Стоквелл? — задал вопрос Фрэнк, подбегая к нему и уже заранее зная ответ.

— Да, это я, — ответил тот, растерянно глядя на детектива.

Фрэнк представился, показал удостоверение и полицейский значок.

— Вы, наверное по вызову, — сказал Джефф. — Похоже на взлом. Вас ведь моя жена вызвала? Только вот где она сама — не пойму. На звонки не отвечает.

— Всё не так просто, — покачал головой Фрэнк. И он вкратце рассказал Джеффу о расследуемом им деле, о вызовах его женой разных специалистов и их пропаже. В заключении он рассказал о последнем сообщении своей напарницы Кристи.

— Я только что приехал и дом ещё не успел проверить, — встревожено произнёс мистер Стоквелл. — Вы полагаете, бандиты взяли мою жену в заложники?

— Вероятность велика, — кивнул Фрэнк. — Нам необходимо осмотреть ваш дом прямо сейчас.

— Конечно, давайте проврем, — Джефф освободил проход и дал детективу пройти.

Фрэнк вбежал в холл и начал обшаривать его глазами, держа пистолет наготове. Мистер Стоквелл же прошёл в дальний угол помещения, открыл там малоприметную дверку и скрылся в небольшой подсобке. Вышел он оттуда держа в руках Remington 7600 synthetic furniture.

— У меня есть разрешение, — сообщил Джефф, предупреждая возможные вопросы детектива. — И эти подонки посягнули на мою частную собственность.

Фрэнк, так ни сказав ни слова, кивнул. Тут не поспоришь — право иметь оружие и право защищать свою собственность для граждан США священны.

Осмотр комнат занял некоторое время, после чего Джефф повёл детектива в сторону подвала.

— Это последнее место, где мы ещё не были.

Дверь оказалась, лишь прикрыта. Внизу темнота и ни звука. Джефф пару раз щёлкнул выключателем, но свет так и не появился.

— Похоже, нам понадобятся фонарики, — сказал Фрэнк.

Мистер Стоквелл кивнул, на минуту куда-то ушёл, после чего вернулся с фонариком и передал его детективу, поскольку обеими руками держал винтовку, а у его спутника был пистолет.

Двое мужчин начали спускаться. Уже на четвертой ступеньке их ботинки попали во что-то липкое.

— Кровь, — сказал Фрэнк. Луч света скользнул ниже. — Много, чёрт возьми.

— Боже, Линн… неужели… , — Джефф Стоквелл побледнел, его начало трясти. — Я убью этих ублюдков!

Они дошли до конца лестницы. Здесь была целая лужа крови. Фрэнк выглядел мрачным, кусал губы. Он всерьёз опасался за Кристи. Однако к его удивлению в подвале никого не оказалось. Он обшарил лучом фонарика все углы, но не обнаружил ни мёртвых ни живых. Вот в поле его зрения попала дна кладовка, затем другая дверь которой висела на одной петле.

— А что там?

— Да собственно ничего, — Джефф пожал плечами. — Ничего не понимаю. Есть кровь, но нет трупов. Похоже, в доме кроме нас никого нет. Куда же, чёрт возьми подевались бандиты, моя жена и ваша помощница?

— А что это там? — спросил Фрэнк, направляя свет в сторону дверного проема кладовки. — Похоже верёвка.

— Да, точно, — удивленный Джефф кивнул. — Привязана к генератору. А второй конец… Господи, он уходит в яму.

— В яму? — Фрэнк не понимающе уставился на спутника.

— В одном месте пол в кладовке обвалился и образовалась глубокая яма, — начал объяснять мистер Стоквелл. — Я собирался заделать её, да всё времени не находил.

Они вошли в кладовку и обнаружили кровь, как вокруг провала так и на верёвке.

— Я вниз, — сообщил Фрэнк после недолгого раздумья.

— И я с вами, — кивнул Джефф с самым решительным видом.

* * *

Довольно долго Линн бродила в лабиринте валунов, каменных пиков и арок. Иногда, наплевав на осторожность она громко звала Струйщика и Брызгуна, то умоляла их показаться, то проклинала их за скотское отношение к ней, то грозила убить, если узнает, что они оттрахали ту «мексиканскую суку», что оказалась вместе с бандитами запертой в подвале.

Затем, она наткнулась на тело Роба с разорванным животом и вывалившимися внутренностями. При виде столь ужасного зрелища Линн вывернуло наизнанку. Придя немного в себя, утершись платком, обнаруженном в кармане джинсов, она двинулась дальше, потихоньку, с ужасом понимая, что заплутала. Через несколько шагов Линн споткнулась о тело Гавайца. То, что это Гаваец, она поняла по одежде, а вот его головы с косичками не было. Едва удержавшись от очередных рвотных спазмов, Линн поспешила прочь. Несмотря на увиденный ею кошмар, вскоре её посетила мысль, что неплохо бы обнаружить и тело Кристи Лопес. Смерть мексиканки успокоила бы Линн. И пока она не увидит труп этой девки, нельзя быть уверенной, что подземники не соблазнились на новую человеческую самку, столь молоденькую и привлекательную.

Урчание, протяжные стоны и шумное порывистое дыхание, раздавшиеся где-то впереди, в отдалении насторожили Линн. Ориентируясь на эти звуки, она начала красться в том направлении, откуда они доносились.

Она подозревала самое худшее и её опасения оправдались.

Совершенно голая Кристи Лопес лежала животом на огромном плоском валуне. Ноги её были широко раздвинуты и пристроившись к девушке сзади, её трахал Брызгун. Руками он крепко удерживал девушку за крепкие тугие бёдра. Член его быстро и глубоко нырял под выпуклые ягодицы Кристи. Сама мексиканка прибывала в каком-то странном полусонном или полуобморочном состоянии. Взгляд её был не сфокусированным, плавающим, веки полуприкрыты. Она слабенько трепыхалась, иногда с губ её срывались тихие стоны, и никаких попыток освободиться она не предпринимала. Нельзя было сказать, что процесс совокупления доставлял ей осознанное удовольствие. Скорее всего, она не понимала, что происходит и её сознание заволакивал туман, как у человека перебравшего с алкоголем или чем-то шырнувшегося. Но на данное обстоятельство Линн было плевать.

— Грязная сука! — закричала она. — Потаскуха чёртова!

Взор её обратился на Брызгуна.

— Вонючий кобель! Слезь с неё! Ты слышал? Слезь с неё немедленно!

Подземник, что-то возмущённо прорычал в ответ и продолжил своё дело. Всё также член его, блестящий от вагинального сока скользил туда-сюда в растянутой до предела дырочке Кристи.

Выкрикивая проклятия и угрозы, Линн бросилась к парочке. Она была готова разорвать мексиканку голыми руками, задушить её, стиснуть этой бляди горло и сжимать, сжимать… Но пред ней словно бы ниоткуда вырос Струйщик. Он угрожающе зарычал.

— Пропусти меня!

Обогнуть его справа мешала длинная каменная стена. А если слева?

Подземник злобно взвыл и сильным толчком опрокинул Линн на спину. Она ощутимо приложилась копчиком о какой-то валун и зашипела от саднящей боли. Из её глаз хлынули слёзы от обиды, боли и осознания своего бессилия. Струйщик наклонился и прижал женщину к камням, не давая ей подняться. Линн только и оставалось наблюдать, как её Брызгун трахает юную красотку. Чужую сучку! На её же глазах он кончил и не вынимая члена, издавая урчание начал изливаться во влагалище Кристи. Она издавала тихие стоны, по её бедрам пробегали короткие спазмы. Но в себя девушка так и не пришла. Закончив своё дело, Брызгун подбежал к Линн и начал фыркать, явно выражая недовольство тем, что она здесь.

— Зачем?! — закричала она. — Почему вы так со мной! Вы мои! Только мои!

Брызгун ухватил Линн за плечо и ещё сильнее вжал её в груды камней. Рычание его было глухим и злобным. И он, готов был убить. Даже её! Молодая женщина поняла это вдруг очень отчётливо, и ужас охватил её с такой силой, что она затряслась всем телом.

Струйщик между тем пристроился к Кристи сзади и с удовольствием взялся за дело. Он совокуплялся с девушкой долго. Были отчетливо слышны её стоны, его хриплое учащенное дыхание, ласковое порыкивание и мокрые шлепки, когда он припечатывал низ своего живота к её ягодицам. Потом, ягодицы и ноги его затряслись быстро-быстро и зверь издал победоносный вой. Овладел самкой, наполнил её семенем. Триумф самца-победителя.

Невыносимая обида душила Линн, сердце разрывалось от боли и ярости.

— Вы уроды! Твари! Зверьё! — орала она, размазывая по лицу слёзы. — Свиньи не благодарные! Чтоб вы сдохли!

Подземники отвечали ей вялым рыканьем. Похоже, после сношения с Кристи Лопес их охватило ленивое и полусонное состояние. Брызгун рывком поднял Линн за руку и попытался увести её, явно в сторону выхода из пещеры и далее к выходу из их подземного мира, но молодая женщина вырвалась. Она была разъярена и ожесточена до предела.

— Куда это ты меня тащишь? Убери свои лапы, животное! Хотите, чтобы я так просто ушла? Черта с два! Не раньше, чем я разберусь с этой вашей сучкой!

Линн побежала вдоль каменной стены, намереваясь обогнуть её и в обход добраться до мексиканки. Внезапно нога её наткнулась на что-то, глухо звякнувшее о камни. Линн наклонилась и подобрала пистолет. Похоже, он принадлежал кому-т о из погибших бандитов. Отлично! Теперь, она не станет тратить время и душить мексиканку, а просто пристрелит её. И подземники не смогут это предотвратить, как бы сильны и быстры они не были.

Линн продолжила бежать вдоль стены, затем обогнула огромный валун и выскочила на открытое место. Теперь оставалось добежать вон до той арки и там до Кристи Лопес останется рукой подать. Подземники тревожно заголосили. Послышался их торопливый топот. Вот, Брызгун выпрыгнул справа и преградил Линн дорогу.

— Отойди! — взвизгнула она. — Прочь!

— Линн! — раздался громкий, испуганный и полный изумления голос за её спиной.

Молодая женщина резко обернулась и застыла. В десяти шагах от неё стоял Джефф, вооруженный винтовкой, а рядом с ним детектив Фрэнк Рокстон в одной руке которого был пистолет, а в другой фонарик.

— Линн, что ты здесь делаешь?

Её муж был бледен, руки его тряслись, пальцы дрожали. Он бросал дикие взгляды, то на супругу, то на замершего подземника.

У Линн бешено колотилось сердце, во рту пересохло. Она не могла говорить, охваченная каким-то парализующим страхом. Муж! Он здесь! Она совершенно забыла, что он приезжает сегодня!

— Линн, что происходит? Что это за тварь?

— Я… , — выдавила молодая женщина. — Я… здесь… Уходи. Лучше уходи, Джефф.

Брызгун вдруг злобно зарычал и быстро двинулся в сторону мужчин. Глаза его сверкали жаждой убийства. Чужие самцы здесь! В его мире! Рядом с его самками!

— Осторожно! — вскрикнул Фрэнк, направляя пистолет в сторону чудовища.

Подземник вдруг прижался к камням и сделал резкий прыжок в сторону детектива. Грохнул выстрел. Пуля навылет пробила горло монстра и он, нелепо взмахнув руками упал в паре шагов от Фрэнка.

— Нет! — завизжала Линн.

Кровь толчками выплескивалась из раны. Брызгун хрипел и подёргивался всем телом, глаза его, то ярко вспыхивали, то становились тусклыми. Это была пульсация угасания и приближающейся смерти. Фрэнк отскочил от раненного монстра и выстрелил ещё два раза метя ему в грудь и голову.

Издав нечеловеческий вопль и сжимая пистолет обеими руками, Линн выстрелила в детектива. Фрэнк выронил пистолет и с мучительным стоном повалился на камни. На его груди с правой стороны появилось и начало быстро расползаться тёмное пятно, а на губах выступила кровавя пена.

Линн бросилась к подземнику. Воя и рыдая, она уложила его окровавленную голову к себе на колени, обняла дрожащими, измазанными кровью руками.

— Милый, господи… не умирай. Пожалуйста, посмотри на меня. Нет! Нееееет!!! Только не это! Пожалуйста, только не это!

— Линн, я не понимаю… Что ты делаешь?

Джефф был потрясен и растерян. Его жена стреляла в полицейского, теперь рыдает и трясётся в отчаянии над телом неведомого чудовища. И всё это произошло так быстро, что осмыслить, понять за минуту ничего невозможно.

Линн подняла голову, взглянула на мужа. Глаза её сверкали такой яростью и ненавистью, в них было такое безумие, что Джефф похолодел, отступил на шаг и по спине его побежали мурашки.

— Убирайся! — закричала она пронзительно и кривя в злобе рот. — Ненавижу тебя! Жалкий, ничтожный… Ты не мужик! Тряпка! Слюнтяй! Импотент сраный! Тебе плевать на меня! Ты не понял моих желаний, ты думаешь только о своей чертовой работе! Иди к чёрту Джефф! Гори в аду, мать твою…

Её крики и проклятия оборвал резкий хлопок выстрела. На лбу Линн посередине, словно ударил крохотный тёмно-красный гейзер и меньше чем через секунду превратился в стремительно расплывающееся пятно. Линн повалилась на спину с раскрытым ртом и вытаращенными, застывшими глазами.

— Сука, чёртова, — прохрипел Фрэнк. Его рука, сжимавшая пистолет бессильно упала и сам он, последний раз дернувшись застыл на камнях лицом вниз.

Джефф с минуту стоял неподвижно и приходил в себя. В голове его всё перемешалось. Стрельба, чудовища, смерть, дикие обвинения Линн, брошенные ею ему в лицо явно по причине поврежденного рассудка. И как ещё иначе? Как ещё всё это можно объяснить? А потом, его начала терзать одна настойчивая и казавшаяся поначалу совершенно нелепая мысль: «неужели его жена трахалась с этой тварью?»

Нет, не может быть! Бред какой-то! Как такое в голову могло прийти? Может он сам сходит с ума?

Но мысль была настойчивая и всё указывало на истинность его ужасной догадки. Как ещё объяснить то отчаяние, охватившее Линн, когда она обнимала умирающее чудовище? Как объяснить её тоскливый, полный скорби вой? Это вой женщины потерявшей горячо любимого любовника, жизнь без которого становится невыносимой и лишенной смысла. А её злые, полные ненависти и презрения слова? Как их объяснить? Глаза защипало, по щекам Джеффа потекли слезы.

— Линн… Господи, как ты могла? Почему? За что?

Рычание, послышавшееся из-за соседнего валуна заставило Джеффа мгновенно насторожиться. Не время предаваться скорби. Тварь, убитая детективом Рокстоном, похоже, была здесь ни одна.

Монстр появился из-за валуна справа, хотя Джефф ждал его с другой стороны. Прыжок и выстрел произошли одновременно. Пуля разорвала левое плечо твари и это несколько сбило траекторию атаки и уменьшило её силу. Тем не менее Джефф получил ощутимый удар в грудь, заставивший его пошатнуться. Воя от боли подземник отпрыгнул в сторону, развернулся и хотел было снова наброситься на противника, но Джефф успел выстрелить. На этот раз пуля вонзилась в грудную клетку монстра. Обливаясь кровью и глухо рыча, он упал на колени. Джефф, не помня себя от ужаса побежал прочь. Крики раненного зверя преследовали его до самого горизонтального туннеля — выхода наверх.

Выбравшись из ямы, Джефф долго не мог прийти в себя. Он закрыл дверь подвала, подпёр её притащенным из кухни столом. Потом долго сидел на диване, стиснув голову обеими руками и вздрагивая всем телом от душивших его рыданий. Когда способность более-менее внятно говорить к нему вернулась, он вызвал полицию.

Вооруженные до зубов копы обследовали подвал и спустились в яму. Вернулись они оттуда через полтора часа. Они нашли останки двух чернокожих бандитов, тела Линн и детектива Фрэнка Рокстона.

— И всё?! — вскричал Джефф.

— Всё, — с недоумением глядя на него ответил прибывший с отрядом патрульных и группой SWAT лейтенант Рик Мерриган. — А что, должны быть ещё жертвы?

Джефф, хотел было рассказать о странных подземных тварях, о том что рядом с найденными телами людей должны были обнаружить и трупы чудовищ, но остановился, осёкся на первом же слове. Похоже, в пещерах живут и другие твари. Они утащили и спрятали тела своих. А его, заикнись он о монстрах, наверняка посчитают сумасшедшим.

— Так что, мистер Стоквелл, вы полагаете, есть ещё жертвы?

— Думаю, да, — осторожно подбирая слова заговорил Джефф. — Была ещё девушка. Кристи Лопес — помощник детектива Рокстона.

— Нет, её мы не нашли, — покачал головой Рик Мерриган. — Вообще странно это. По сообщению Рокстона она входила в дом и должна была первой противодействовать бандитам. А что вы думаете об этом и обо всём произошедшем?

— Я не знаю, — Джефф угрюмо смотрел прямо перед собой. Его всё больше втягивало в глубокую и тягостную депрессию. — Моя жена, похоже потеряла рассудок. Как она убила тех бандитов я не знаю, а вот детектива она застрелила прямо на моих глазах.

— Да, картина произошедшего выглядит именно так, — кивнул лейтенант. — Но будет проведено ещё тщательное расследование. Эксперты исследуют образцы крови. На месте перестрелки её было очень много, больше, чем обычно бывает при гибели двух человек. Возможно, что-то станет ясно насчёт Кристи Лопес. Вы, мистер Стоквелл не должны покидать город до соответствующего разрешения.

— Да, я понял, пока идёт расследование, — кивнул Джефф. — Но я ведь не обязан жить здесь?

— Конечно нет, мистер Стоквелл. Вы можете сменить место жительства, но в пределах Хьюстона и обязательно уведомить меня, где я могу найти вас.

— Хорошо, как только я перееду, сообщу вам.

Конечно же он не мог больше оставаться в этом доме. Здесь всё теперь осквернено кровью, смертью и изменой. И эта яма, там во тьме подвала отныне источает страшную угрозу. Прочь, прочь отсюда!

* * *

Племя ушло в глубь пещер так далеко, что возвращение на место прежнего обитания заняло бы теперь три полных цикла течки у зрелых самок. Старая Гурра сначала тосковала по погибшим сыновьям, но вскоре все её мысли обратились к молодой человеческой самке, которую сейчас охраняли и оберегали пуще всего. Во избежание всяких неприятностей её постоянно поили отваром из желтых подземных грибов, дабы она всё время прибывала в полубессознательном блаженстве и ни о чём не тревожилась. А всё потому, что случилось чудо: семя её сыновей удачно соединившись, породило в лоне человеческой самочки жизнь. Родиться должны были два детёныша мужского пола и это наполняло сердце старой Гурры безграничной радостью. Со временем они станут вождями, доминантными самцами. Племя не исчезнет, продолжит жить и нет ничего иного, что было бы важнее этого.

Erixx

2013