реклама

Свежие записи

Здравствуй, Мастер! Часть 6 : Эротический рассказ

Особая благодарность Нефертити Митаннийской за бесценные советы.

Надеюсь, что правильно ими воспользовался.

Через день после прогулки Ми получила еще одно письмо от Мастера.

«Выполняя задание с юбкой, ты семь раз забыла приподнять ее. В качестве взыскания сделаешь следующее. Мастер описал, что она должна сделать. Затем шло описание фотографий, которые он хотел видеть».

Лена поделилась проблемой с мамой. Ирина встретила Сергея у ворот.

— Сегодня нам предстоит кое что. Лене надо отработать взыскание, семь раз, за не приподнятую юбку, — она вкратце рассказала, что Сергею предстоит сделать.

— И ты согласна, на это?

— А куда деваться, куда деваться, если дочке надо, — ханжеским тоном произнесла сестра, не сильно скрывая свой интерес к предстоящему взысканию.

Как было условлено с Ириной, Сергей сидел в своей комнате за компьютером и ждал сестру с дочкой. Ожидание немного затянулось, и он запустил пасьянс. Даже успел увлечься, когда стукнула дверь его комнаты.

— Сергей я привела тебе игрушку. Ее зовут Ми.

Таково было наказание, назначенное Мастером. Дядя дает семь небольших заданий, она выполняет их, в его присутствии, и в присутствии матери. Но дядя не должен ее видеть.

— Хорошо. Опиши ее, во что она одета.

— На ней ошейник, босоножки, и все, — голос Ирины немного дрогнул.

— Мне надо подумать. Ми, сядь на колени и жди. Это первое. А ты, Ирина, подойди ко мне.

— Я то тебе зачем? — вполголоса спросила сестра, подходя к нему. Он отодвинулся от стола и поставил ее перед собой. Спустив из под юбки ее трусики, с удовольствием погладил ее по лобку.

— Мне требуется вдохновение, — он несколько раз погладил ее щелку. Его фигура заслоняла Ирину, поэтому Лена не могла ничего видеть.

— Ми, — Сергей продолжал неспешно ласкать Ирину, — наверняка у тебя соски набухли, так?

— Да, — еле слышно ответили Лена, — торчат немного, Ма… — она оборвала себя на полуслове.

— Нет, я не Мастер. Встань и подойди к шкафу, — продолжая ласкать Ирину, его палец проник во влажную дырочку. — Подойди к шкафу, и проведи по дверце рукой. Что ты чувствуешь?

— Он гладкий и прохладный.

— Коснись его своими сосками, нарисуй своими грудками на нем восьмерку, не отрывая соски от полировки. Несколько раз.

Ирина смотрела на голую извивающуюся у шкафа дочку, а в это время Сергей ласкал ее внутри, медленно шевеля пальцем.

В комнате стояло тишина, слышалось только дыхание двух возбужденных женщин.

— Достаточно, — голос Сергей прозвучал неожиданно, даже Ирина вздрогнула. — Теперь, Ми, подойди и закрой дверь в комнату. Перед твоим приходом я протер ручку двери спиртом. Она чистая. Оближи ее со всех сторон. Снаружи, внутри, очень очень тщательно. Левой рукой придерживайся за дверь, а пальчик правой руки положишь на клитор. Он должен только лежать, не двигаться. Поняла? Приступай!

Он вытащил палец из Ирины. Взял шариковую ручку со стола и потихоньку засунул в ее дырочку. Она, с глубоким вздохом, немного откинулась назад, упираясь руками в стол.

— Что сейчас делает Ми? — Сергей постарался, чтобы его голос звучал как можно спокойнее.

— Она теперь извивается у двери, облизывая ручку. — приглушенно ответила она постанывая, и прикрывая рот рукой.

— Это очень развратно? — Сергей задавал вопросы, не снижая голоса, специально, чтобы Лена слышала их.

— Да! Да! Очень! — воскликнула Ирина, закрыв глаза от наслаждения.

— Ты сфотографировала ее. Мастеру потребуются фотографии, — Сергей ласкал ее ручкой, водя ее верх, вниз.

— Да! Да! Да! — в изнеможении стонала Ирина.

— Ми, хватит, — скомандовал он. Лена остановилась и застыла у двери, спиной к ним.

Сергей взял со стола вторую ручку, и засунул ее рядом с первой. Медленно провернул их внутри Ирины. Та изнемогала от похоти!

— Ми, — Сергей окликнул племянницу, продолжая медленно вращать ручки в дырочке Ирины, — теперь приоткрой дверь и встань за нее. Встала? — услышав утвердительный ответ, он продолжил. — Выгляни из-за нее, так, чтобы высунулась одна нога, одна грудь и лицо. Выставь ногу, немного вперед, и пусть твоя щелочка тоже выглядывает из-за двери. Ирина тебе сфотографирует.

Сестра, нехотя, взяла в руки фотоаппарат, отвлекаясь от своего удовольствия. Чуть не уронила. Щелкнула. Ярко блеснула вспышка. Сергей, вытащил ручки из Ирины.

— В шкафу, на дверце висит темный, шелковый платок. Возьми его и завяжи ей глаза, — он посторонился, пропуская ее. — И возвращайся быстрее. Я буду скучать.

Завязав глаза дочке, она вернулась на свое место. Сергей, не торопясь, потянул вверх футболку, снимая ее с Ирины.

— Ми, ты сейчас вела себя очень развратно, согласна со мной?

— Да, — девушка отвечала с придыханием.

— Тебе должно быть стыдно, — Сергей закончил снимать футболку и сложил ее на столе. Расстегнул пуговицу на юбке Ирины. — Сейчас ты покажешь нам, что тебе стыдно. Закроешь одной рукой грудь, второй свою щелку. Для достоверности немного наклонись вперед. Совсем чуть-чуть.

С Ирины упала юбка. Она стояла голой перед братом. Он медленно погладил ее грудь, нарочно цепляя торчащие соски.

— Она правильно стоит? — обратился Сергей к Ирине.

— Да! — только и смогла произнести сестра, на секунду приоткрывая глаза.

— Ми, ты убедительно изображаешь, что тебе стыдно, но ты не можешь удержаться, желание кипит в тебе. И один пальчик начинает ласкать твою пуговку. Тебе стыдно, ты пытаешься прикрыть свое тело, но все равно продолжаешь потихоньку ласкать себя. Поняла, что от тебя требуется? — Сергей говорил с Леной, а сам продолжал ласкать Ирину.

Зажав ее соски пальцами, он покручивал их, потягивал в разные стороны. Иногда отпускал, чтобы поцеловать и пососать торчащие столбики. Ирина как могла, сдерживала стон, но время от времени звуки прорывались наружу. Сзади потихоньку охала Лена.

— Да! Поняла, — девчонка задыхалась от возбуждения.

Руки Сергея скользнули вниз, обе одновременно, и занялись двумя ее дырочками, поглаживая вокруг и на короткое время, проникая в нее, дразня. Вскоре, пальцы обосновались в ее дырочках постоянно. Вдруг Сергей остановился.

— Щелкни ее, — Ирина не поняла, что он требует. — Щелкни ее, — повторил Сергей, не вытаскивая пальцы. Только спустя минуту фотоаппарат в ее дрожащих руках блеснул вспышкой.

Оставив Ирину на время в покое, Сергей дал ей в руки карандаш с резинкой на конце, в виде шарика, и тюбик с гелевой смазкой.

— Отнеси ей это.

Когда Ирина вернулась, Сергей расстегнул шорты, достав член. Она опустилась на колени и попыталась взять его в рот, но Сергей не разрешил ей это сделать, задержав ее голову в сантиметре от члена. Тогда она высунула язык и коснулась головки, слизывая каплю смазки выступившую на конце.

— Ми, стань на четвереньки, — язык Ирины опять коснулся его члена, от удовольствия Сергея как током стукнуло. — Твоя щелочка мокрая?

Кончик языка сестры продолжал ласкать член, двигаясь между ее пухлых губ. Удовольствие, которое он испытывал от такой утонченной ласки, заставляло перехватывать дыхание.

— Да, — пролепетала Лена.

— Мне кажется, что попка недостаточно скользкая. Для последних двух заданий тебе потребуется очень скользкая попка и очень скользкая щелка. Возьми хорошенько смажь ее гелем. Внутри тоже, — он выговаривал слова через паузу.

Ирина порхала языком по головке, стремясь приблизиться к ней. Он с трудом сдерживал ее, растягивая наслаждение. — Ты же уже игралась с попкой?

— Дааааа! — девчонка перестала стесняться, стонала в полный голос.

— Молодец! Смазала? Проверь пальчиком внутри!

— О! О! Даа!

— Теперь раздвинь ножки, стоять ты должна попой к нам. Берешь карандаш и гладишь себя от попки до клитора. Останавливаясь на всех дырочках. Начинай!

Сергей отпустил Ирину, и мягкие теплые губы сомкнулись на его члене. Быстрый язычок пробежался по все головке, тщательно лаская уздечку. Сергей расслабленно откинулся назад. Ирина с причмокиванием сосала у него. А в середине комнаты стонала от удовольствия племянница.

— Ми, замри! Где сейчас находится карандаш?

— Он… пауза… Касается моей… пауза… дырочки! А-а-а-а!

— Хорошо, продолжай! — Сергей приподнял Ирину, — сфотографируй ее.

— А ты сам не хочешь, — она поднялась на ноги, взяв фотоаппарат со стола, уселась к нему на колени и раскинув ноги по бокам. Он приподнял и вошел в нее. Сидя на его члене, Ирина два раза щелкнула дочку. Наклонившись к уху брата, прошептала:

— Признайся, ты же хочешь обернуться, посмотреть на эту бесстыжую девчонку. — Ирина поднималась и опускалась верх вниз, скользя по его члену. — Она же сейчас кончит! О! О! О! О! И я вместе с ней! — она закричала, задрожала в мощном оргазме.

Крепко обхватив плечи Сергея, она прижимала его к себе, царапая ему кожу до крови. Ее тело содрогалось, ходило ходуном. Она что-то мычала, уткнувшись в его плечо. Потом замерла, всхлипывая. Казалось, прошла вечность. Наконец она пошевелилась, сползая с Сергея. Уселась у его ног, положив голову на колени. Наступила тишина. Теперь Сергей слышал приглушенные всхлипывания Лены. Со стуком карандаш выпал из ее руки.

«Мы не смогли дожить до седьмого желания», — усмехнулся Сергей.

Ирина тяжело поднялась с пола. Трясущимися руками накинула футболку. Долго не могла застегнуть юбку. Так и пошла с расстегнутой молнией. Помогла подняться дочке и увела ее.

Сергей сам с трудом поднялся со стула. Сиденье под ним было мокрым. Похоже, он кончил, когда Ирина билась в конвульсиях на нем. Он не помнил. Помнил только, что на один короткий миг они стали единым целым! Все трое! Такого он даже себе представить не мог!

* * *

На следующий день все чувствовали себя несколько смущенно. Сказывался переизбыток эмоций, испытанных накануне.

«Завтра я хочу, чтобы ты вечер провела в трусиках. Сверху наденешь что-нибудь короткое, оставляя трусики открытыми для всеобщего обозрения. Трусики — прозрачные черные, без труда купишь везде».

В субботу утром Лена пришла на завтрак в короткой футболке и прозрачных черных трусиках. Стеснялась страшно, стараясь повернуться к Сергею боком.

Вид был соблазнительнее некуда. Сергей только крякнул. Ирина, хотя и знала суть задания Мастера, не осталась равнодушной к реакции брата.

— Тебе не кажется, что стиль не соблюден? — Ирина посмотрела на Сергея выразительным взглядом, приглашая присоединиться. — К таким трусикам, больше подошла бы та прозрачная водолазка, как ты думаешь?

— Сходи, переоденься, — обратилась она к дочери.

— Как я должен реагировать, когда она вернется? — Сергей посмотрел на сестру.

Ее соски набухли и натянули тонкую ткань футболки. Он встал и подошел к ней. Погладил через футболку по груди. Ирина приоткрыла губы, ожидая поцелуя. Он не заставил себя ждать. Поцелуй затянулся. Когда они оторвались друг от друга, оба задыхались. Ее губы пахли кофе. Сергей почувствовал сильную эрекцию.

— Так как я должен реагировать? — повторил он свой вопрос, забираясь рукой под футболку.

— А сам как думаешь? — от возбуждения голос у Ирины стал низким.

— Я думаю, что стоит отметить, что она вся на виду, — Сергей поднял футболку сестры, обнажая ее грудь, и, зажав пальцами соски, стал перекатывать их. — Может, стоит, даже, сказать ей как сидеть или стоять, чтобы было интереснее.

— Да! — Ирина задыхалась, — Да! Сделай так!

Сергей наклонился и взял один из сосков в рот, пососал его. Хотел прейти ко второму, но заметил в дверях Лену. Она молча стояла и смотрела на них, не отрывая глаз. Сергей не торопясь, выпрямился, и поправил футболку Ирины.

Лена, под двумя внимательными взглядами прошла и села между ними. Водолазка ничего не скрывала. Рассмотреть ее грудки можно было во всех подробностях, до последней родинки. Только заклеенные лейкопластырем соски, вносили небольшой диссонанс.

— У тебя красивая грудь, теперь понятно, почему на улице все впадали в ступор. Маленькая грудь, чем хороша, тем, что не висит без лифчика. И форма груди красивая, видно в маму. В этом вы очень похожи.

Лена, покраснела от похвалы. Поерзала на стуле, слегка повернувшись к Сергею, слегка раздвинула ножки. Сергей сделал вид, что не видит, как просвечиваются через тонкую ткань ее губки, как поблескивает влага, проступившая через трусики. Но его член выдал его, оттопыривая шорты. Он поднял глаза и обомлел. Лена пристально рассматривала бугор у него между ног. Желая отвлечься, он взглянул на Ирину.

— Ты не хочешь после завтрака пройти ко мне. Я бы показал тебе японские гравюры. Чувствую, нам обоим это необходимо, — Ирина грустно улыбнулась, кивнула в ответ. От нее не укрылось направление взгляда дочери.

Оставшаяся часть завтрака прошла в гробовом молчании. На все попытки Сергея завязать разговор, Ирина отделывалась междометиями. Лена, та, вообще, голову от тарелки не поднимала, не ела ничего, только ковырялась в тарелке.

Позавтракав, Сергей увел Ирину к себе. Лена осталась на кухне убираться.

— Ты что такая? Что случилось? — он взял ее за плечи, и повернул к себе, заглядывая в глаза.

— Ты бы видел, какой радостью полыхнули ее глаза, когда она представила, что сейчас пойдет переодеваться, чтобы появиться перед тобой почти голой! Ты думаешь, я не поняла, куда она смотрит? На твой вставший член в ее честь! Скромницей прикинулась, глазки опустила! Она давно уже на тебя переносит образ Мастера. Понимаешь, что-то все сложно стало. Неправильно! — она истерично засмеялась. Видно, ее давно беспокоит все происходящее.

— Нет, это кошмар какой-то! Я сама не знаю, что со мной творится! Просто сумасшедшая стала. Вся это игра с Мастером! Завожусь, все время как не знаю кто! Голову теряю! — она ходила по комнате и почти выкрикивала слова в лицо брату.

— Посмотри, до чего мы втроем дошли! Я же ее сама тебе в постель укладываю! Почти! Вот и сейчас! Ведь я хотела, чтобы она надела эту проклятую водолазку! Сама хотела! Надо все прекращать, и в первую очередь, эту дурацкую переписку. Все!

Посмотри, что в стране творится! Все вокруг борются против извращенцев! Очень активно борются, до истерик! А у этого мужика столько всего накопилось! Может в любой момент вывалить все перед нами. И дело можно заводить, не напрягаясь! О чем я думала? Разрешала все ей! Сегодня же скажу, чтобы завязала! И ты туда же, все нормально, все нормально. Все, хватит! Побаловались и будет!

— На счет дела можно поспорить, Лене — восемнадцать! А ты ее спросила, чего она хочет?

— Что там спрашивать? Не видишь, что ли? Сияет вся, счастливая! Летает прямо! Но все равно, хватит и все! Не дай бог, мужик захочет, что-то с этим сделать. Он же будет держать нас за это самое… А если просто в Интернет выложит, и кто-то узнает? Угадает? Все, я пошла. Поплачет немного… Пускай, потом успокоится, — Ирина решительно пошла к двери. Сергей еле успел поймать ее за руку. Затащил обратно к себе.

— Подожди, никто не узнает, даю сто процентов. Можешь мне верить.

— С чего у тебя такая уверенность? — Ирина отмахнулась от брата. — Откуда?

— Оттуда! Это я! — он попытался обнять ее.

— Ты?! Ты?! — закричала Ирина, в гневе, отталкивая его. — Ты? Как ты мог? Как ты посмел? Ты все это придумывал? А мы две дуры плясали под твою дудку! И ты мне еще о любви говорил! Подлец! — она размахнулась, пытаясь дать ему пощечину.

Сергей перехватил ее руку. Еле удерживая вырывающуюся сестру, буквально в двух словах он рассказал, как было дело.

— А потом, прости, увлекся, немного.

— Оставь меня! — она тряслась от гнева, — Оставь нас в покое! — Сорвалась на крик. Сергей отпустил сестру.

Она выбежала из его комнаты. — Лена! Ленка! Немедленно собирайся! Мы уезжаем!

Он сделал попытку остановить ее. Из своей комнаты выглянула перепуганная племянница. Ирина втолкнула ее назад.

— Собирайся! Я тебе сказала. Быстро! — она обернулась к Сергею, который поднимался к ней по лестнице. В руке у нее блеснули ножницы, взятые со стола у дочки.

— Не подходи, не подходи, сволочь! А то я не знаю, что с тобой сделаю! Оставь нас в покое! Еще один шаг и я сама тебя посажу!

Он плюнул и ушел на кухню. В этом состоянии с ней невозможно было разговаривать. Наверху раздавались звуки лихорадочных сборов. Ирина прикрикивала на дочь: «Быстрее… быстрее… что ты копаешься! Замолчи! Заткнись, я тебе сказала!» — ее голос срывался на крик.

Один раз, Лена закричала: «Я никуда не поеду, что случилось?» В ответ Ирина отвесила ей пощечину. Лена замолчала. Вскоре хлопнула входная дверь.

Сергей сидел на кухне. В доме стояла оглушающая тишина, которая усиливала чувство огромной потери. Он почувствовал такую тоску, что хотелось взвыть! На ватных ногах он прошел к себе в комнату и рухнул на кровать. Жить не хотелось!

* * *

Около месяца он пытался дозвониться до Ирины и племянницы. Но телефоны молчали. Он караулил ее у больницы. Но на работе тоже ничего о ней не знали. Ирина исчезла. Первого сентября Лена не появилась в школе, в которую была записана. Отчаявшись, он махнул рукой. Все было без толку.

Пятого сентября, он поздно возвращался домой. Уже было темно. В последнее время, пустой дом нагонял тоску, и Сергей задерживался на работе как можно дольше.

Вдруг, у калитки он увидел худенькую фигурку. Не веря своим глазам, выскочил из машины. К нему навстречу шагнула похудевшая Лена. В руке она держала большую сумку.

— Лена! Какими судьбами, где вы, что с вами? Где Ирина? — в порыве чувств он обнял и прижал девушку к себе.

— Мамы не будет, — дрожа от холода, произнесла она. — Она уехала. Сергей, пошли быстрее домой, я очень замерзла. Я тут три часа стою, а больше идти мне некуда. Там письмо от мамы, в конверте.

Дома он развел бурную деятельность. Загнал Лену в горячую ванную — греться. Поставил чайник. Взялся за письмо.

Ирина не извинялась. Писала, что злится на него до сих пор, считает, что он обманул ее. Но честно признается, что не может сама себе объяснить, в чем заключается обман.

Рассказывала, что они три дня жили в гостинице, потом она сняла квартиру. Сразу выкинула обе симки, свою и дочкину. Все рассказала дочке. Лена плакала постоянно, обвиняя мать. Об этом Ирина писала вскользь и очень туманно. Потом, когда она была в магазине, Лена пыталась покончить с собой. Как Ирина не писала. Писала, что десять дней Лена пролежала в больнице. Ее удалось спасти. В больнице, и потом дома они о многом с дочкой говорили. Она постаралась понять ее.

Одним словом, писала она в заключении, я уезжаю в столицу. За это время подруга нашла мне работу. Она едет туда, и просит приютить дочь. На всякий случай она оформила на него доверенность на дочку. Мало ли, что надо будет.

Сергей помотал головой, не понимая ничего. Надо было спокойно перечитать еще. Подумать. Осмыслить.

Из ванны появилась Лена, замотанная в его махровый халат. На голове чалма из полотенца.

— Ты иди на кухню, там чайник. А мне надо еще раз все прочитать. Я с первого раза как-то не очень все понял, — он ушел в свою комнату. Закрыл дверь.

Он читал, думал. И как ему теперь себя везти? Тут раздался робкий стук в дверь. Он крикнул «Да!». Дверь оставалась закрытой. Опять стук. Чертыхнулся, встал, открыл дверь сам.

На пороге, на коленях, стояла голая Лена, в ошейнике и босоножках. В руках она держала черный, дешевенький поводок и протягивала ему.

— Здравствуйте, Мастер!

Он бросился поднимать ее с колен, приговаривая:

— Вставай! Немедленно встань! Хватит, поиграли…

Тянул и тянул ее вверх, обхватив худенькое тело руками. Ладони чувствовали горячую кожу девушки, ее ребра под кожей. Его глаза, не отрываясь, смотрели на обнаженную попку, на щель, разделяющую две половинки…

Автор рассказа:

Дмитрий

Вы можете написать автору данного рассказа, для этого нажмите на картинку с изображением конверта.